НОВОСТИ
Бывший начальник ангарской колонии арестован за взятку в 1 млн рублей
sovsekretnoru

Железный Канцлер

Автор: Владимир АБАРИНОВ
01.01.2001

 
Беседовала Елена СВЕТЛОВА,обозреватель «Совершенно секретно»
Гамбург – Москва

Князь Отто фон Бисмарк (1815–1898), как Наполеон, Линкольн, Черчилль и де Голль, при жизни стал легендой. Первый рейхсканцлер Германский империи, он осуществил объединение Германии. Один из главных организаторов Тройственного союза 1882 года, направленного против Франции и России, Бисмарк при этом всегда считал, что война с Россией была бы для Германии крайне опасной.

«В Фридрихсру? К Бисмаркам?» – улыбается гамбургская таксистка, включая счетчик. Имя Бисмарка не утратило своей магии, хотя со дня смерти великого немецкого политика минуло больше ста лет.

Под колесами шуршит отличный асфальт, в окнах домов сияют рождественские огоньки, а у меня на душе кошки скребут: боюсь опоздать. Волнение передается таксистке, она жмет на газ, лихо пролетает перекресток на красный сигнал светофора, ловко ныряет в переулок, но это все равно не спасает, потому что там неуклюжим монстром лежит на боку огромный трейлер, не вписавшийся в крутой поворот. Наш «мерседес» резко разворачивается. Обреченно смотрю на часы. Что скажет граф Карл Эдуард фон Бисмарк, старший сын князя Фердинанда, праправнук Железного канцлера?

Его знаменитый предок Отто фон Бисмарк мог дать от ворот поворот даже королю, если тот не являлся точно в назначенное время. Когда один великий герцог задержался в дороге, Бисмарк переоделся в домашний сюртук и сказал своему секретарю: «Пусть это королевское высочество не воображает, будто я ждал его больше четверти часа». Это исторический факт. Так что мое вовсе не королевское высочество ощущало малоприятное напряжение.

Но вот, наконец, величественные владения Бисмарков, раскинувшиеся на километры, открывают сердце старинного поместья. Семейному клану принадлежит чуть ли не вся округа: и замок, и леса, и рестораны, и отели.

* * *

Граф Карл Эдуард фон Бисмарк ставит на стол две чашки кофе и закуривает Marlboro lights. Модная одежда, спортивная фигура, светские манеры – типичный плейбой, сошедший с обложки иллюстрированного журнала. Но в голубых глазах светятся внутренняя сила и ум, в чертах открытого лица читается сходство с великим предком.

– Скажите, господин граф, сколько потомков рейхсканцлера Отто фон Бисмарка живет сегодня в Германии?

– Ближайших родственников только в Германии сорок – сорок пять, а в мире порядка шестисот пятидесяти. «Фальшивых» Бисмарков среди них нет, мы не продаем титулы.

– Когда вы осознали, что являетесь прямым потомком Железного канцлера?

– Очень рано, мне не было шести лет, когда я понял, что по рождению принадлежу к известной семье. Имя, конечно, обязывает. Оно дает серьезный кредит, который выплачиваешь всю жизнь. Мы должны часто вспоминать уроки истории и думать о том, что можно изменить в будущем.

– И никто из Бисмарков не запятнал славное имя?

– Мне такие факты не известны. Правда, моя тетя Гуннила часто упоминается в светской хронике. Ее называют принцессой вечеринок. Но лично я ничего плохого в этом не вижу.

– Кроме вашего прапрадеда, кто-нибудь из Бисмарков оставил след в политической жизни страны?

Граф Карл Эдуард фон Бисмарк у бюста своего прапрадеда

– Такой, конечно, нет. Но, например, мой дядя, тоже Отто фон Бисмарк, десять лет был депутатом бундестага. Наша семья всегда интересовалась политикой. Последние три года я активно занимаюсь политикой в своем округе, состою в Христианско-демократическом союзе – партии, которую долго возглавлял Хельмут Коль.

– Вы учились в закрытых школах?

– Не только. Я учился в закрытом интернате в Англии и в Салеме (Южная Германия), но экзамены сдавал в общеобразовательной школе. Вообще я получил интернациональное воспитание, как мои братья и сестра. Наша мать – бельгийка, урожденная графиня Липпенс, поэтому я подолгу жил в Брюсселе. Позже учился и работал в Америке. Свободно владею английским, французским и испанским языками.

– Интересно, господин граф, служат ли отпрыски из дворянских семей в армии или предпочитают «откосить»?

– Такая возможность, конечно, есть, но мне это и в голову не приходило. Я два года служил офицером бундесвера, причем не где-нибудь, а в казармах имени Бисмарка. Эти казармы были расквартированы по всей стране. В армии я познакомился с людьми из других слоев общества. Забавно, что одно время жил в комнате с сыном Хельмута Коля. Товарищи по службе смеялись: «А не зайти ли нам в гости к Бисмарку–Колю?»

– В последнее время в Германии наблюдается рост числа национал-радикалов, особенно за счет новых земель. Как это можно объяснить?

– Дело в том, что в Восточной Германии очень высокий уровень безработицы, молодежи некуда себя деть, нечем заняться. Им надо дать возможность учиться, помочь найти свое место в новой Германии. Все же, мне кажется, пресса несколько преувеличивает опасность, так как именно в нашей стране особенно пристально следят за тем, чтобы прошлое никогда не повторилось. Но запрет такой партии национального толка, как НПД, я считаю очень опасным. Из истории нам известно, что когда партию запрещают, она уходит в подполье и ее нельзя контролировать. Лучше зримый враг, чем невидимый.

– Не раз приходилось слышать, что в вашей среде принято выбирать невесту или жениха только из своего круга. Ваша жена – титулованная особа?

– Нет, она из нормальной семьи. Сегодня, мне кажется, почти невозможно, чтобы дворяне женились только на дворянках. Девушки-аристократки, увы, не всегда симпатичны. Поиски суженой могут слишком затянуться, как у моего хорошего друга, принца княжества Монако Альбера. Он вынужден наконец найти невесту, и это отнимает у него много времени. Слишком рано жениться нельзя – опасно. Надо точно знать, что ты сделал правильный выбор. Мне хотелось жениться по любви, а не на имени. И десять лет назад в Монте-Карло я совершенно случайно познакомился с девушкой из Женевы, которая стала моей женой. Мы женаты три года. Она швейцарка, из очень хорошей семьи. Ей двадцать девять лет. Прекрасное воспитание позволило ей легко войти в наш круг.

– Но какие-то трудности были?

– Пожалуй, только в начале. Для нее было непривычным внимание прессы, особенно фотокорреспондентов. Жена активно работает в известном фонде «Ментор», который борется с наркотиками в школьной среде. Она посещает школы и объясняет подросткам, как опасно принимать наркотики. В фонде «Ментор» состоят, например, королева Швеция Сильвия, королева Иордании, бывшая принцесса Нур. Раз в году устраивается благотворительный бал, на котором собираются пожертвования для помощи юным наркоманам.

– Став графиней фон Бисмарк, ваша жена, наверное, получила в подарок какие-то внешние атрибуты старинного рода?

– Да, моя мама подарила ей на свадьбу старинную диадему, которую принято носить в торжественных случаях. Время от времени диадему приходится чистить и полировать.

– Господин граф, прошли те времена, когда аристократы могли круглый год наслаждаться светской жизнью, не зная материальных проблем?

Готтфрид фон Бисмарк

– Конечно. Мы занимаемся бизнесом, но стараемся, чтобы все направления нашей деятельности были связаны с именем Отто фон Бисмарка. Нам принадлежат почти шесть тысяч гектаров леса, правда, на этом много денег не заработаешь. Около трех тысяч гектаров лесных плантаций в Южной Америке – тоже собственность Бисмарков. В Бразилии у нас есть кофейные фермы. Наша семья владеет недвижимостью в разных странах. Производством известной водки «Князь Бисмарк» занимается мой дядя. Огромным спросом пользуется одноименная минеральная вода из нашего источника, которому более ста лет. Еще старый Бисмарк каждое утро выпивал стаканчик минералки. По лицензии фирмы «Нестле» ежегодно выпускается и продается 420 миллионов бутылок. Мой новый проект – сигары «Князь Бисмарк», которые уже завоевали популярность.

– Ваш прапрадед был заядлым курильщиком?

– «Каждому человеку, – говорил он, – предназначено определенное количество вина и табака, я претендую на сто тысяч сигар и пять тысяч бутылок шампанского». В день он порой выкуривал до пятнадцати сигар, я не знаю другого человека, который мог бы себе это позволить. Канцлер считал, что сигара успокаивает, помогает держать темперамент в узде. Кстати, в то время курение на улице воспринималось как выражение революционных настроений. Впрочем, голубой дым чаще окружал рейхсканцлера на дипломатической службе. «Когда во время переговоров куришь сигару, – признавался Бисмарк, – испытываешь готовность пойти на взаимные уступки, именно это и составляет суть работы дипломата». Так что о влиянии сигары на мировую политику можно только догадываться.

– Вероятно, ваша семья одна из самых богатых в Германии.

– Я бы не сказал. Скорее, мы относимся к очень обеспеченным семьям. Мы живем хорошо.

– Вы покупаете одежду у известных модельеров?

– О нет! Одежда не играет для меня такой большой роли. Я нормальный человек и не езжу на больших «феррари».

– На чем же вы ездите?

– На джипе, он хорош для лесных дорог. В гараже стоят три-четыре «альфа-ромео» шестидесятых годов, езжу на них только летом. Я люблю старые автомобили, несколько раз участвовал в соревнованиях.

– Вы были автогонщиком?

– Да, у меня были неплохие результаты на «Формуле-3». Что касается «Формулы-1», то я участвовал лишь в тестах. Бешеные скорости, немного «слишком» для человека, которому тридцать девять лет. Вообще я увлекаюсь спортом. Катаюсь на водных и горных лыжах, прыгаю с парашютом, ныряю.

* * *

– Господин граф, вы бывали в России?

– Несколько раз, но только в Санкт-Петербурге. Сохранился дом на Неве, где жил Отто фон Бисмарк. Мне посчастливилось установить там памятный знак. Это было очень торжественно. У меня есть русские друзья моего возраста.

Здесь похоронен первый рейхсканцлер Германии

...В России прусскому посланнику Отто фон Бисмарку оказали радушный прием. Он сразу взялся за изучение русского языка. Бисмарк чувствовал себя в родной стихии, хотя новое дипломатическое назначение было в определенном смысле политической ссылкой. Он очаровал царицу-мать и так пленил четырехлетнюю великую княжну, что та назвала его милым. Бисмарку нравился роскошный, с конюшнями и собственным манежем, дом на Неве. Но ничто так не восхищало его в России, как огромные просторы девственных лесов – настоящий охотничий рай. Бисмарк был счастлив, когда удавалось с пятидесяти шагов подстрелить медведя. Сестре с гордостью посылал медвежий окорок.

В северной столице Бисмарку все казалось крупнее, чем в Германии. Он восхищался российской широтой и мощью, чувствовал стихийную силу и прочность русского характера. «Когда при разъезде с крыльца кричат: «Prusku paslannika!», то все русские лица оборачиваются с благожелательной улыбкой, словно только что опрокинули рюмку девяностоградусной водки», – писал он домой.

Один из биографов Железного канцлера позже отметит, что чувство этой симпатии утвердило дружественную России политику Бисмарка и более тридцати лет сохраняло ее.

– Ему нравилась Россия, но, наверное, не все было легко. Расстояние от Берлина до Санкт-Петербурга приходилось преодолевать в карете. К тому же в Петербурге Бисмарк серьезно заболел. Дала о себе знать старая травма, полученная в молодости на охоте. Русский врач лечил его ядом «шпанских мушек», результатом стало повреждение вены и адские боли. Знаменитый хирург Пирогов, имевший практику в Берлине, посчитал необходимым ампутировать больному ногу выше колена. Бисмарк не согласился и выжил лишь благодаря могучей натуре.

– Он действительно был «железным»?

– Один его вид производил впечатление: массивный по физическому сложению, очень высокого роста для того времени. Но в душе он был скорее созерцатель. Сам Бисмарк считал, что он «натура мечтательная, сентиментальная», что люди, пишущие его портреты, делают ошибку, придавая лицу властное выражение.

...Даже посмертные изображения рейхсканцлера, все литографии, рисунки и открытки подчеркивают победоносное выражение лица. Непобедимый титан в парадной форме, верный страж рейха просто прилег отдохнуть – каждый немец представлял себе Бисмарка только так. Но действительность была иной. После смерти Бисмарк выглядел стариком, наконец освободившимся от мук. Его подбородок поддерживал специальный бандаж. Незадолго до кончины Бисмарк запретил фотографировать себя на смертном одре, равно как и делать посмертную маску. Однако нашлись два беспринципных папарацци, подкупившие княжеского лесничего, чтобы тот пустил их к ложу умершего. «Эксклюзивные» снимки были позже изъяты полицией, а фотографы и их соучастник получили по нескольку месяцев тюрьмы. Тем не менее копии каким-то образом уцелели.

* * *

«Железный» Бисмарк не чужд был многих наслаждений жизни. Истинный гурман, он отличался неумеренностью в еде и питье. Даже когда строгие врачи сажали своего высокопоставленного пациента на диету, после супа, по воспоминанию современника, он поглощал жирную форель, телячье жаркое, три крупных куска зайчатины и без конца прикладывался к бургундскому. Считая, что заснуть он сможет, только напившись пива, Бисмарк усиленно налегал на икру и другие острые деликатесы. В возрасте 68 лет князь страдал целым букетом заболеваний – мигренью, невралгией лица, бессонницей, расстройством пищеварения, отеками ног, расширением вен – и весил больше 120 килограммов. Он периодически сидел на диетах, а за всю жизнь сбросил порядка 320 килограммов

– Да, мой прапрадед действительно не знал удержу в удовольствиях гастрономического характера. Я тоже не аскет, ценю хорошую еду и вино, но держу себя в рамках. Рейхсканцлер вел образ жизни, который сегодня вряд ли может позволить себе политический деятель. Вставал около полудня, а засыпал под утро. Но он мог заниматься государственными делами, сидя в своем поместье в Варцине или в Фридрихсру, чиновники приезжали к нему.

Он очень любил собак, его часто видели в окружении немецких догов, серо-стальных или черных. Когда жена бранила обойщика за то, что гардины получились слишком длинными, князь, напротив, радовался: собакам будет удобно лежать. Из-за стола кидал большие куски своим собакам, чем ужасал утонченных гостей. Своих любимцев Бисмарк использовал даже на службе. Рейхсканцлер поднимался навстречу посетителю, а по бокам вставали два огромных дога – это была эффектная картина. Нанимая нового управляющего, князь прислушивался к «мнению» своих четвероногих друзей. У графа Эдуарда тоже есть любимая собака, лабрадор. Но у него меньше прав, чем у догов прапрадеда.

– Какие еще традиции сохранились в Фридрихсру? Приходилось слышать, что охота у князя Фердинанда фон Бисмарка – одно из главных светских мероприятий Европы.

– Сезон открывается первого сентября и продолжается до конца января. В наших лесах водится много кабанов, лис, зайцев, косуль, куниц. На озерах живут дикие утки. Естественного отбора в природе давно не происходит, поскольку нет ни медведей, ни волков. Поэтому охота поддерживает биологическое равновесие. Я уже в восемь лет впервые ходил на охоту и застрелил зайца. Часть лесных угодий мы сдаем охотникам, но главная охота, на которую приглашаются только родные и близкие друзья, традиционно проходит осенью, в день рождения моего отца. Собирается обычно около сорока стрелков – члены европейских королевских дворов, представители высшего дворянства. Короли Швеции, Голландии, Дании с удовольствием прибывают в Фридрихсру.

Все почти как встарь. «Ваше высочество», «Ваша светлость», «Ваше сиятельство» – светские рауты для самого избранного общества.

Музей Отто фон Бисмарка в Фридрихсру

Гости располагаются в трех отелях и в замке. По вечерам все собираются в замке на ужин. Господа в смокингах, дамы в вечерних платьях. Выбирают короля охоты – самого удачливого стрелка, которому положено произнести веселую речь. В салонах идут беседы, в зале до утра продолжаются танцы.

Правда, княжеский замок не хранит пыль столетий, ему примерно полвека. После бомбардировок Гамбурга генеральные консульства Швеции и Швейцарии нашли приют в Фридрихсру. Владения Бисмарков казались им надежным убежищем. Но 29 апреля 1945 года над замком появились британские бомбардировщики. Пять человек погибли, в том числе швейцарский консул с женой. А позже выяснилась причина налета английских ВВС: союзники получили данные радиоперехвата, согласно которым именно в Фридрихсру должны были состояться переговоры Гиммлера и других руководителей СС с графом Фольке Бернадотте по поводу освобождения скандинавских узников концлагерей. Эта встреча состоялась не в Фридрихсру, а в Любеке. Через пару недель капитан британской эскадрильи лично принес извинения княгине фон Бисмарк. Поступок английского летчика произвел впечатление, но все-таки был слабым утешением.

Война не обошла стороной знаменитую семью. Один из внуков рейхсканцлера, Готтфрид фон Бисмарк, вначале пронацистски настроенный, но вскоре активный участник заговора против Гитлера, был схвачен гестапо, подвергнут пыткам и одиночному заключению. Затем его бросили в концлагерь Заксенхаузен. Такая же участь постигла жену графа – Мелани фон Бисмарк. При аресте гестаповцы сломали ей подбородок. Оба погибли в 1949 году, в мирное время, в автомобильной катастрофе.

Рейхсканцлер Отто фон Бисмарк завещал похоронить его в Фридрихсру. Вскоре после его смерти в парке на возвышении был построен величественный мавзолей, ставший фамильной усыпальницей. Рядом проходит железная дорога Гамбург – Берлин. Старый князь хотел и после смерти быть там, где шумит жизнь. На мраморном постаменте надгробная плита с выбитыми буквами: «Верный немецкий слуга кайзера Вильгельма I». Не было российского издания, которое не откликнулось бы на смерть Бисмарка. «Настоящий патриот с головы до пят, он и в глазах русского народа сиял в полном блеске. Он никогда не был врагом России. Бисмарк олицетворял все великое и благородное, что есть в немецкой душе», – отмечали газеты. А царь Николай II сразу после получения траурной депеши принял на борту своей яхты «Александрия» немецкого посла и выразил ему глубокое соболезнование

* * *

Графский джип останавливается возле красивого домика в чисто немецком стиле. Еще при жизни рейхсканцлеру пришла идея создать музей, чтобы разместить многочисленные подарки, которые он получал. Позже потомки собрали все, что было связано с жизнью Бисмарка. Сохранились кабинет рейхсканцлера, его личные вещи, награды, в том числе высшие российские ордена – такие красивые, что Бисмарк чуть не инкрустировал ими свой кубок.

«Как мало радости и удовлетворения доставила мне жизнь, – признавался Бисмарк, достигнув вершины власти. – Никто меня не любит, никого я не осчастливил – ни себя самого, ни близких, ни других людей. Зато многих сделал несчастными. Без меня не было бы трех больших войн, восемьдесят тысяч человек не погибли бы, родители, вдовы не скорбели...»

Над старинным поместьем накрапывает дождь. Каменные дорожки делаются скользкими. Доносится гул экспресса Берлин – Гамбург. Слышит ли душа рейхсканцлера стук колес?

Князь фон Бисмарк очень любил и уважал свою жену Иоганну, с которой прожил почти полвека. Смерть жены стала для него страшным ударом. Он пережил ее на четыре года.

Но не все знают, что последнее увлечение Бисмарка было связано с Россией. Это было в Биаррице, на границе с Испанией. Ее звали княгиня Орлова, урожденная княжна Трубецкая. На знаменитом курорте Отто фон Бисмарк провел несколько недель вместо запланированных трех дней. Он впервые забыл о политике, потерял интерес к газетам. «...У меня такое чувство, будто мне только крыльев не хватает, чтобы взлететь, я до смешного здоров и счастлив», – писал он жене. Бисмарк восхищался поросшими вереском скалами, любовался морем, «зеленым и белым от пены и солнца», не скрывал, что рядом с ним «прелестнейшая из женщин», которая и оригинальна, и весела, и молода, и красива. Очаровательная русская красавица играла ему Бетховена и Шопена. Последняя влюбленность Железного канцлера была так велика, что он забыл о годовщине своей свадьбы.

– Господин граф, о чем вы мечтаете? – спрашиваю напоследок.

– Пришло время подумать о наследнике, – улыбается граф фон Бисмарк. – Мне хочется иметь много детей и счастливую жизнь. Как политик, я мечтаю о том, чтобы Европейский Союз расширялся за счет присоединения других стран. И чтобы двести лет не было войны.


Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку