Зеленый президент

Зеленый президент

ПРЕЗИДЕНТ УКРАИНЫ ВЛАДИМИР ЗЕЛЕНСКИЙ. ФОТО: EFREM LUKATSKY/АР/ТАСС

Автор: Ярослав ФЕОФАНОВ
01.09.2019

Приближаются первые сто дней нового Президента Украины Владимира Зеленского. Офис главы украинского главы государства объявил, что в связи с этим будет проведена пресс-конференция. 100 дней – это как раз тот самый срок, чтобы обнаружить: реальной власти не так много как нужно на то, чтобы добиться хоть каких-то изменений. Обозреватель «Совершенно секретно» решил подвести предварительные итоги правления нового украинского президента. Материал подготовлен на основе интервью с экспертами – писателем Еленой Маркосян (Киев) и политологом Владимиром Новиковым (Москва).

ЕЛЕНА МАРКОСЯН: «ОБЩЕСТВО ЛИШЕНО ВОЗМОЖНОСТИ РЕАЛЬНО ВЛИЯТЬ НА ВЛАСТЬ И ПОЛИТИКУ В МЕЖВЫБОРНЫЙ ПЕРИОД»

– У Украины новый президент и старые элиты. В регионах особенно. Можем ли мы ожидать новые политические кризисы в связи с неизбежной «притиркой», или наоборот, с неизбежными противоречиями?

–Украина давно находится в состоянии хронического кризиса и обострения неизбежны. В последние годы значимость региональных элит выросла, но пока это никак не отразилось в политической системе. Их влияние остается в тени. Но не считаться с ними уже нельзя и поэтому Зеленский будет пытаться выстроить свою систему влияния на интересы и действия региональных элит. Так что перетряски неизбежны. Они будут происходить спонтанно, и не всегда правильно и обосновано, до тех пор, пока Зеленский не поймет, каким образом политическая система и система исполнительной власти должны измениться, чтобы соответствовать современным задачам децентрализации власти.

– Интересный был сюжет о том, как Зеленский дает срок мэру Днепра на восстановление моста в городе. Вообще он сыпет популистскими ходами. У нового президента нет более действенных механизмов влияния на региональную бюрократию?

– Губернаторская повестка дня остается прежней: согласование общегосударственной политики и местного самоуправления. В этом плане требования президента к мэрам городов некорректны. Мэров не назначают, их избирают граждане. Деятельность местного самоуправления регулируется законодательством и ограничена бюджетом, функциями и полномочиями, за которые мэры выходить не могут. А «либеральное» поведение президента по отношению к мэрам – это, с одной стороны, выглядит неуважительным по отношению к территориальным громадам, а с другой, показывает отсутствие у президента четкого понимания того, насколько важно выработать и легитировать критерии оценки работы всех структур и уровней власти. Без этого, он окажется в положении марионетки в руках тех, кто стоит «ближе» и кричит «громче», а не выразителем интересов людей. Опасаться региональных бюрократов ему нет смысла. Главная опасность в отсутствии стратегии развития системы политической власти, которая ориентирована на «ручное» управление.

– Насколько я понимаю ситуацию, возможности влияния любого, не этого конкретно, а вообще президента Украины ограничены практически его окружением. Силовики, которые пока не видят в президенте главнокомандующего, экономические агенты, регионалы. Не очень понятно, какой ширины поле применения президентской власти на Украине? Это работоспособная модель?

– Выстроить иную систему можно, но ресурсом этого может быть только общество, а оно у нас лишено возможности реально влиять на власть и политику в межвыборный период. Только работающие институты прямой демократии способны стать инструментом постоянного контроля общества за деятельностью системы власти. В любом случае, это вопрос перераспределения функций и полномочий при выработке и принятии решений. Поэтому возможны два пути для президента. Первый – это путь широкого диалога с обществом и появления у него инструментов влияния на власть, при котором часть функций и полномочий и президента, и исполнительной власти, и власти местного самоуправления в целом будет передана обществу и органам самоорганизации, а второй – сокращение только президентских полномочий в пользу исполнительной власти. Если первый путь способен изменить качество власти в лучшую сторону, то второй – нет.

– Насколько влиятельна та часть политических сил, которая ассоциируется с бывшим президентом Петром Порошенко? Есть ли возможность у этой группы сил «ставить палки в колеса» новой команде?

– Что касается Порошенко – он сегодня олицетворяет группу сил, которая вынуждена бороться за власть, чтобы защитить свой статус, свободу и собственность, полученные в результате государственного переворота. Он так же представляет интересы большой группы высшего украинского чиновничества, которая в результате двух майданов превратилась в самостоятельный клан с собственными экономическими и политическими интересами. Потому что после майданов этот клан стал одним из высокооплачиваемых и максимально защищенных от ответственности за результаты своего труда.

– Какой будет новая Рада? Есть ли у вас прогноз расстановки сил в новом составе парламента Украины?

–Прогнозировать расстановку сил сегодня очень сложно. На данный момент ситуация выглядит так, что однопартийного большинства у президента в Раде не будет. Но в ней окончательно сформируются два противоборствующих крыла, каждый из которых в любой момент будут либо поддерживать президента, либо оппонировать ему. Не исключаю того, что именно президентская партия будет играть функцию «золотой акции» в противоборстве этих двух сил: старой власти и прежней оппозиции.

ВЛАДИМИР НОВИКОВ: «ЛЮСТРАЦИЯ – ЭФФЕКТНАЯ ПОПУЛИСТСКАЯ ИНИЦИАТИВА»

– Мы уже видим первые шаги Зеленского. Люстрация, смена губернаторского корпуса, преследование Порошенко. Не на пороге ли Украина нового широкого кризиса? Если Зеленский действительно продолжит перетряску элит.

– Я бы не стал преувеличивать значимость шагов Зеленского. Он начал перетряску губернаторов и инициировал люстрации после того, как в течение более двух месяцев не смог отправить в отставку силовиков и премьера Гройсмана. Действующая Конституция предполагает, что такое действие Зеленский может сделать только с одобрения парламента. А его депутаты явно не намерены осуществлять такой шаг. В результате Владимир Александрович может продолжать шутить про то, что генпрокурор Луценко может посадить только свою печень. И у этой шутки есть вполне реальные основания в жизни. Но он продолжает занимать свой кабинет. Что касается инициативы по люстрациям, то мне очень трудно представить, чтобы Верховная рада нового созыва проголосовала за это решение. И дело даже не в составе парламента, а в том, что такое решение – это опасный прецедент. Если каждая новая администрация будет люстрировать своих предшественников, то, что будет с политической системой Украины? Поэтому люстрация – это внешне очень эффектная популистская инициатива, которая попросту нереализуема. Что касается смены губернаторов, то это фактически единственное, что может сделать Зеленский. Однако здесь возникает главный вопрос: а откуда Зеленский возьмет кадровый резерв? Рассмотрим ближайшую к Зеленскому ситуацию: Грузию при Саакашвили. У Саакашвили было на кого опираться. Он опирался на некую среду людей его возраста с западным образованием, которые частично сидели в НПО, частично на средних и нижних этажах бюрократии, частично в бизнесе. Он сумел создать на основе молодежного крыла шеварднадзевского Союза граждан Грузии, «Единое национальное движение» (ЕНД). Это ЕНД стало кадровым лифтом и школой управления для более политизированной грузинской молодежи и т.д. и т.п.

Справка

Владимир Новиков родился 8 сентября 1979 года. Кандидат исторических наук.

В 2000–2012 гг. – работал в аналитическом центре «Экспериментальный творческий центр» (Центр Кургиняна). С 2012 года по настоящее время – старший научный сотрудник Института социальных и политических исследований стран Черноморско-Каспийского региона. Специализируется на процессах на Кавказе (Грузия, Абхазия, Южная Осетия, Северный Кавказ) и Украине. Автор ряда статей.

Елена Маркосян родилась в Киеве. Известный украинский журналист, публицист, автор книг. Известна в украинском обществе как сторонник моделей урегулирования и нормализации российско-украинских отношений.

 Фото_10_14.JPG

ВЛАДИМИР НОВИКОВ. ФОТО ИЗ АРХИВА АВТОРА

А что имеет Зеленский? Он уже рассадил по аппаратам администраторов «Квартала-95». И на этом его кадровая повестка, судя по всему, исчерпана. Кого он будет сажать на посты? Своих актеров? В принципе, конечно, это можно. Но вот беда: из актеров получаются плохие политики. При всей внешней похожести – это слишком разные профессии. А значит, перед Зеленским есть три возможных сценария поведения. Первый – это воспользоваться кадровым потенциалом своих политических спонсоров (Коломойского, Хорошковского и т.д.). Но это значит, попасть в полную зависимость от чужих команд. При этом сами команды, скорее всего, будут конфликтовать друг с другом. Второй – это, выражаясь языком Станислава Белковского, привлечение крупного европейского политика в качестве премьера. Ну, тут либо Саакашвили со всеми вытекающими (включая ремейк конфликта Порошенко-Саакашвили, но уже с Зеленским в роли Порошенко), либо это реальный некий европейский политик. И тогда – это внешнее управление. Третий – это продолжение кадровых метаний и, как следствие, политический крах Зеленского и хаос. А вот что из этого хаоса выйдет – отдельный вопрос.

– Нашему респонденту из Киева, мы уже задавали вопрос о том, каковы реальные возможности Зеленского в работе по усилению своего влияния на региональную бюрократию. Публичная порка мэра Днепра, это от бессилия, или это проявление системной политики давления на регионалов?

–Что касается криков на мэра Днепра, то это стоит понимать, скорее, не как практическую меру, а как некий популистский шаг. Это рассчитано на публику. И построено в лучших традициях сериала «Слуга народа». Зеленскому нужно показать, что он – «народный президент». Что же касается собственно региональных украинских сюжетов, то тут надо выделить то обстоятельство, что казавшаяся унитарной не только по форме, но и по содержанию Украина вдруг оказалась страной очень пестрой. Пестрой как по социокультурному своему наполнению, так и экономически. Грубо говоря, Галичина – это одно, Одесса, Херсон и Николаев – это другое, Харьков и оставшаяся под украинским контролем – это вообще нечто третье. Чтобы управлять такой страной, нужна команда. И кадровый резерв. А ни того, ни другого у Зеленского нет.

– Насколько я понимаю ситуацию, возможности влияния любого, не этого конкретно, а вообще президента Украины ограничены практически его окружением. Силовики, которые пока не видят в президенте главнокомандующего, экономические агенты, регионалы. Не очень понятно, какой ширины поле применения президентской власти на Украине? Это работоспособная модель?

– Надо честно сказать, что у Зеленского фактически нет инструментов контроля над силовыми структурами. У него нет собственных кадров, которые могли бы ему такой контроль обеспечить. То есть армия, СБУ, добробаты вне зоны контроля Зеленского. Фактически он вынужден будет «брать на прокат» такие кадры у своих политических спонсоров. Посмотрите на тех, кого он назначил в армию и СБУ. Это люди Коломойского и Хорошковского. При этом надо признать, что на Украине за постсоветские годы сложились реально сильные клановые конгломераты в армии и спецслужбах, которые влияют на политику не меньше, а то и больше своих российских коллег.

Над словосочетанием украинская военная разведка почему-то принято смеяться. Хотя если мы реально посмотрим на историю спецслужбы под названием ГУР (Главное управление разведки Министерства обороны), то смеяться тут не над чем. Это серьезная структура, которая может многое. При этом важно отметить, что большинство этих спецслужбистских кланов тесно связаны с правыми радикалами. Мотивация для налаживания таких связей зачастую бывает. Кто-то считает, что национал-радикалы – это удобные инструменты для влияния на украинскую политику. Кто-то уже реально попал под влияние этой идеологии. Совершенно очевидно, с началом вооруженного противостояния на Донбассе роль связки силовиков с национал-радикалами усилилась. Грубо говоря, солдаты, воющие в так называемой АТО, должны понимать за что они воюют, а значит, должны быть идеологически мотивированы. Отметим, что вот эта среда – микст силовиков и национал-радикалов – предпринимает достаточно активные политические шаги.

 Фото_11_14.JPG

ЕЛЕНА МАРКОСЯН. ФОТО ИЗ АРХИВА АВТОРА

Возьмем, например, такой факт как участие в предвыборной кампании в Раду партии «Сила и честь» Игоря Смешко. Многие легкомысленные наблюдатели уже успели издевательски обыграть и его фамилию, низко оценить его шансы на прохождение в парламент. Я вот тоже не считаю, что «Сила и честь» сформирует мощную фракцию. Однако я обращаю внимание на то, что Игорь Смешко – фигура очень серьезная. Это первый военный атташе независимой Украины в США, многолетний начальник военной разведки, бывший председатель СБУ. В качестве главы СБУ он сыграл ключевую роль в том, чтобы первый Майдан 2004 года не был разогнан правоохранителями, подчиняющиеся Виктору Януковичу. И вряд ли Смешко такой наивный, что идя в Раду, считал себя победителем. И вряд ли столь наивен его начальник предвыборного штаба Дмитрий Гордон. Это – опытный медиа-менеджер, талантливый журналист с очень тонким и точным нюхом на политику. Значит, Смешко и Гордон делали своего рода «замер снизу» на тему насколько востребована сейчас «политическая партия национально ориентированных силовиков» и «греют площадку». Для себя или для кого-то еще – вопрос отдельный. Напомню, что партия «Сила и честь» Игоря Смешко не преодолела пятипроцентный барьер в Верховную раду.

Зеленский для этой среды – не просто чужак, но и персонаж глубоко отторгаемый презираемый. Отторгаемый и презираемый по многим причинам – от профессиональных до этнических. И рано или поздно либо эта среда национально ориентированных силовиков станет врагом Зеленского, либо попытается превратить его в свою марионетку.


Авторы:  Ярослав ФЕОФАНОВ

Комментарии


  •  Антон , 29 сентября 2019 в 17:12:13 #58022

    Перезвоните мне пожалуйста по номеру. 8 (953) 367-35-45 Антон



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку