ЗАНАВЕС!

ЗАНАВЕС!
Автор: Анна АСТАХОВА
17.03.2015
 
Отставка главы Департамента культуры Москвы Сергея Капкова приведет к новым потрясениям в театральной экономике
 
27 марта по всему миру отмечается День театра. Но ни поздравления, ни даже звания и награды, часто раздаваемые властями «к празднику», не могут заменить нормального финансирования. Без денег, увы, театр существовать не может. Ежегодно на содержание театров в РФ вроде бы выделяется некоторое количество денег: это и государственное финансирование, и правительственные гранты, и федеральные целевые программы, распределяющие деньги на новые постановки, гастроли, ремонты и пр. Однако четкой системы распределения у Министерства культуры РФ до сих пор нет – кого поддерживаем, почему поддерживаем и насколько велика поддержка. Очень многое зависит от личных пристрастий того или иного руководителя.
 
Именно поэтому произошедшая 10 марта отставка главы Департамента культуры столицы Сергея Капкова была в театральном мире воспринята по-разному: кем-то с горечью, кем-то с радостью. Ведь именно этот человек на протяжении четырех лет распоряжался бюджетными финансами на театральную жизнь, имел возможность снимать и назначать руководителей театров. И в ситуации, когда культура в стране финансируется по остаточному принципу, Капков фактически в одиночку мог решить судьбу того или иного театра…
 
С точки зрения финансирования театры в России делятся на федеральные, городские и областные и частные. Первые финансирование и госзадания получают из Министерства культуры РФ, вторые – из местных управлений культуры. А поскольку главное направление сегодняшней культурной политики – повышение эффективности и оптимизация, то госзадания из года в год повышаются. От театров требуют «план по валу». И финансирование сейчас сокращают на пресловутые 10 %, как и во всех других министерствах и ведомствах (письмо Министерства финансов от 27.12.2014, в соответствии с которым «лимиты бюджетных обязательств на 2015 год утверждены в размере 90 % от бюджетных ассигнований, утвержденных Федеральным законом от 01.12.2014 № 384-ФЗ»).
 
Урезание финансирования даже на 10 % (при условии, что Министерство финансов не сумеет найти необходимую сумму для полного финансирования) может означать для театров или сокращение персонала, или отказ от необходимых трат на содержание. При этом урезать заработную плату директора театров не имеют права: согласно указу Президента РФ о доведении уровня заработной платы работникам культуры до уровня средней по региону, тут прибавление было на 6 %.
 
«На сегодняшний день зарплата возросла с 16 тысяч рублей до сорока, это большое подспорье. Однако общее финансирование как составляло определенную сумму около 90 млн рублей, не индексируясь аж с 1990-х годов, так и осталось, – подчеркивает директор Театра классического балета Иван Василёв. – На один спектакль по всем формулам выходит 400 тысяч руб­лей, сумма от государства фиксированная, а ведь растет арендная плата, растут затраты на транспорт, на костюмы… Театрам все равно приходится изыскивать средства на достойную жизнь. Дополнительные гранты дают не всем, механизм одобрения заявок на финансирование не понятен».
 
ОБЩИЙ РАЗМЕР ГРАНТОВ СОСТАВЛЯЕТ 2,211 МЛРД РУБЛЕЙ В ГОД
 
Если говорить о грантах, то общая их сумма действительно немалая. Но если раздавать эти деньги всем, то получаются уже крохи. Со времени учреждения президентских грантов в 2002 году число грантополучателей росло со стихийной неотвратимостью. К 2013-му система стала настолько громоздкой, что Владимир Путин поручил перевести поддержку искусства на конкурсные рельсы. К 1 октября 2014 года Минкультуры должно было разработать методику проведения конкурса. Однако в силу разных причин этого не произошло. Система осталась старой.
 
Выбор грантополучателей у многих вызывает изумление. Согласно постановлению Правительства России от 28 февраля 2013 года № 166 «О государственной поддерж­ке (грантах), предоставляемой в 2013–2015 годах в сфере культуры и искусства», общий размер грантов составляет 2,211 млрд рублей в год. Среди получателей наиболее крупных грантов государственные театры – Симфоническая капелла России (115 млн рублей), Госкапелла Санкт-Петербурга (100 млн), Екатеринбургский театр оперы и балета (141 млн), Московский детский музыкальный театр имени Н. Сац (114 млн), Новосибирский театр оперы и балета (165 млн), Михайловский театр в Санкт-Петербурге (139 млн), Ростовский государственный музыкальный театр (124 млн) и другие.
 
Министр культуры Владимир Мединский гордится введением в Минкультуры сложной системы, которая позволяет видеть все расходы, точнее всю бухгалтерию театра, заработную плату каждого сотрудника подведомственных учреждений, а также на что и как тратятся деньги. Но все эксперты однозначно говорят, что в системе все-таки нет четких критериев оценки театральной деятельности.
 
Глава департамента господдержки искусства и народного творчества Министерства культуры Ирина Тарасова рассказала, что «в этом году российское Министерство культуры собирается попробовать составить театральный рейтинг, основой которого послужат оценки зрителей». Шкала оценки – пятибалльная. Для оценки и оставления комментариев, которые тоже будут внимательно изучаться экспертным советом, создан специальный сайт. Кроме этого, в фойе театров будут разложены анкеты. Собранные отзывы будут суммироваться еженедельно и ежеквартально. В случае если высокобюджетная постановка получит низкую оценку, директор или художественный руководитель соответствующего театра будут наказаны.
 
То есть суть нововведения такова: раньше всеми рейтингами заведовало профессиональное экспертное сообщество, именно их голоса были решающими при выделении средств, сейчас к этому добавят оценки зрителей.
 
«Если государство тратит на постановку спектакля 30 млн рублей, оно вправе узнать оценку зрителей и предъявить претензии руководству в том случае, если подавляющее число отзывов будут отрицательными», – считает Ирина Вячеславовна.
 
Если подавляющая часть оценок будет низкой, театрам грозят штрафные санкции и дисциплинарные взыскания с директоров и художественных руководителей.
 
КОЛИЧЕСТВО ТЕАТРОВ ХОТЯТ СОКРАТИТЬ
 
Как, по каким критериям, оценить эффективность труда актеров, режиссеров, художников, хореографа? А ведь именно от этого зависит и государственное финансирование, и зарплаты, и участие в международных конкурсах, и даже гастрольные поездки. А как оценить эффективность театра? Как работающего предприятия? А эффективность искусства?
 
Тема обсуждается, количество мнений зашкаливает. Актера предлагают оценивать по количеству выходов на сцену, по длительности роли, по упоминаниям в прессе (медийность)… Театр – по количеству зрителей, наполняемости зала, удовлетворенности зрителя качеством услуги. Но театр не услуга, актеры не работники сферы обслуживания, режиссеры и драматурги тем более. Главный в театре все-таки художественный руководитель, директор же выполняет важную, но не творческую, а административную функцию. Кроме того, театр – это коллективное творчество. Отлично сработал режиссер, но не сработал осветитель или кассир – провал. Прекрасная драма, но актер не выучил роль – провал.
 
Раньше для установления коэффициента зарплат театральных актеров использовалась балльная система оценки роли – сложность, объем, эмоциональная напряженность. Дополнительные баллы начислялись за участие в конкурсах, гастроли, работу во внеурочное время, в экстремальных условиях и пр. Баллы ставил режиссер или художественный руководитель. Теперь выставлять баллы предлагают зрителям, но ведь в данном случае оценка становится еще более субъективной: занят в спектакле какой-то раскрученный сериалами актер – и его поклонники даже за откровенную с художественной точки зрения халтуру выставят высокие оценки. А талантливейший спектакль без звезд заведомо получит меньше баллов…
 
Так что же происходит? А все просто: Министерство культуры, вероятно, совместно с Министерством труда и Министерством финансов, пытается сообразно дорожной карте, направленной на увеличение оплаты работников труда и минимизацию бюджета, выявить неэффективные учреждения и работников. И сократить их. Театрам с государственным управлением поставили задачу включить критерии эффективности.
 
Несмотря на то что все государственные дорожные карты составлялись как раз для защиты работников театра в плане зарплаты, управленцы и тут перевернули картину. В прошлом году актеров некоторых московских театров перевели из штата на срочные трудовые договора. Это означает, что как творческий коллектив теперь они выступать не могут. Актерские гонорары может и повысили, но социальной стабильности и права голоса творческие коллективы лишили.
 
ВО ГЛАВЕ КУЛЬТУРЫ МОСКВЫ СТОЯЛ «МАССОВИК-ЗАТЕЙНИК»
 
Бюджет комитетов по культуре двух столиц – Москвы и Санкт-Петербурга – на 2014 год составлял порядка 10 млрд руб­лей каждый. Если рассматривать отдельно театры и постановки в этих городах, то видно, что распределялись деньги хаотично, без четких приоритетов. Да, есть некоторые константы – например, за каждое оперное представление петербургские театры в 2015 году смогут получить до 3,3 млн рублей, детское ледовое шоу оценили в 1,3 млн. Такие нормативы финансирования в сфере культуры подписал глава комитета по экономической политике и стратегическому планированию Смольного Анатолий Котов.
 
Самый большой лимит определен для учреждения культуры, репертуар которого признан «лучшим образом искусства Санкт-Петербурга». Публичный показ таких программ в Российской Федерации и зарубежных странах в 2015 году гарантирует получение из городской казны 74,3 млн рублей, в 2016-м – почти 87 млн. Всем остальным театрам государство будет оплачивать только конкретные мероприятия. Их «стоимость» зависит от вместительности зала, аудитории и жанра.
 
Среди московских театров самые крупные получатели – «Ленком» (художественный руководитель Марк Захаров), Московский театр им. Пушкина (художественный руководитель Евгений Писарев), Театр «На Перовской» (художественный руководитель Кирилл Панченко) – 137 млн рублей, Театр Луны (художественный руководитель Сергей Проханов) – 158 млн рублей, Театр им. Ермоловой (художественный руководитель Олег Меньшиков) – 294 млн рублей, Московский драматический театр им. Н. В. Гоголя («Гоголь-центр») (художественный руководитель Кирилл Серебренников). Отдельной строкой бюджета идут Центр Славы Полунина – 32 млн рублей, Театр «На досках» Сергея Кургиняна – 8 млн рублей, Театр «Киноспектакль» – 22 млн рублей…
 
По мнению экспертов-управленцев, при правильном подходе сфера культуры может и должна приносить доход, нужно только грамотно подходить к вопросу, реально оценивать платежеспособность аудитории и постоянно работать в этом направлении. То есть перевести театры с бюджетного финансирования на хотя бы совместное: половина из бюджета, половину зарабатывают сами театры. Но на сегодняшний день и такое равновесие достигнуто лишь немногими, в частности Театром им. Моссовета (художественный руководитель Павел Хомский), Московским театром им. Пушкина (художественный руководитель Евгений Писарев).
 
Сергей Капков утверждал, что культура – это «доходное дело», но его ставленники не всегда оказывались эффективными менеджерами – Олег Меньшиков не смог коммерциализировать свой театр (бюджет на 70 % государственный), на «Гоголь-центр»  возбуждены административные дела за растрату средств…
 
«Назвать его (Капкова) реформатором культурной жизни Москвы сложно, скорее он блестящий организатор культурно-массовых мероприятий широкого профиля, а в просторечии – массовик-затейник, – говорит Денис Кирис, председатель Независимого профсоюза актеров театра и кино. – И нужно признать, отлично у него получалось с такими-то бюджетами. Катки – по всему периметру Парка культуры и отдыха имени Горького, летом – пляж и бесплатный доступ в Интернет, разного рода перформансы на дни города и все такое прочее – все это очень радует молодых людей категории 16+. Но в этом не заключается вся культурная жизнь Москвы».
 
По мнению профсоюзного деятеля, при Капкове Департамент культуры подменил работу по организации культурной деятельности финансово-хозяйственной работой.
 
«Многие коллективы реформируемых учреждений культуры стали заложниками расположения театров и музеев в центре города. Департаменту оказался ненужным классический репертуар и классическая труппа, ему необходимы здания под очередные культурно-развлекательные центры, прибыль и финансовая отдача инвесторам. Негативные результаты реформаторской деятельности департамента культуры за последние несколько лет еще не до конца осознаны москвичами, – убежден Денис Кирис.— Театры и в столице, и в провинции (взять хотя бы слияние трех государственных театров с филармонией и Дворцом культуры в Тюменской области) перестают быть театрами, их стремятся превратить в объекты сферы развлечений».
 
СПРАВКА
 
ВЕНСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ОПЕРА
Касса: заполненность зала – 98,8 %; доход – 33,1 млн евро; 599 724 билетов продано.
Годовые операционные издержки: 109 млн евро.
Правительственный грант: 58,7 млн евро.
Частные пожертвования: 2 млн евро.
 
БАВАРСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ ОПЕРА
Касса: заполненность зала – 95,2 %; доход – 34,7 млн евро; 539 827 билетов продано.
Годовые операционные издержки: 99,3 млн евро.
Правительственный грант: 61,8 млн евро.
Частные пожертвования: 4,1 млн евро.
 
ЛА СКАЛА
Касса: заполненность зала – 95 %; доход – 32 млн евро; 425 000 билетов продано.
Годовые операционные издержки: 115 млн евро.
Правительственный грант: 43 млн евро.
Частные пожертвования: 34 млн евро.
 
КОРОЛЕВСКИЙ ТЕАТР «КОВЕНТ-ГАРДЕН»
Касса: заполненность зала – 95 %; доход – 37,1 млн фунтов.
Годовые операционные издержки: 114,6 млн фунтов.
Правительственный грант: 27,4 млн фунтов.
Частные пожертвования: 24 млн фунтов.
 
МНЕНИЯ
 
Борис ЛЮБИМОВ, ректор ВТУ (института) им. М. С. Щепкина, кандидат искусствоведения, заслуженный деятель искусств РФ, профессор:
 
«С талантами сейчас дело посредственно обстоит, во всем мире так. Талантов и открытий мало. Сейчас ставят то, что ставили 50 лет назад. Но это общий процесс, он связан с сильным превалированием режиссуры над автором. Больших драматургов почти не осталось, в основном сценаристы. Драматургия отдельно, режиссеры отдельно, да и театр в какой-то степени тоже отдельно. У нас театральная страна, театральный зритель. Покажи нам хотя бы зачатки серьезного отношения к тексту – и зритель повалит в театр. И так он хочет и идет, но зачастую получает или действо, или рекламные слоганы. И расстраивается.
 
Театр – сложный механизм, театр – это живые люди. Изменения будут видны через годы. Пока я могу сказать, что с марта прошлого года по март этого нам было сложно в связи с сокращением финансирования, но мы видим будущее, это не нищета 1990-х, про которую многие или забыли, или и не знали о ней никогда. Помните, у Пастернака: «В них не было следа холопства, которое кладет нужда». Вот нужды сейчас нет, и это радостно».
 
Валерий СТОРЧАК, режиссер:
 
«Уничтожается не организационная форма репертуарного театра, а целый вид искусства. Русский драматический театр, элитарный вид искусства, требующий высокой подготовки актеров, режиссеров, художников-сценографов. Сумасшедшие деньги, выделяемые на развитие драматического театра, разворовываются, профессионалов, театральных актеров и режиссеров увольняют, нанимают актеров из телесериалов, кинорежиссеров (как будто бы театр и кино – одно и то же). Во что превращается театр без идеологии? МХТ превращается в чайный магазин, банк, ресторан, мастерские по производству игрушек и Интернет за 36,6 млн рублей. Театр без идеологии превращается в разборки с помощью серной кислоты в лицо. В гнусный пиар на этом человеческом несчастье. На разжигании межнациональной розни Серебренниковым.
 
Сегодня у начальства нет критериев, как распределять материальную помощь театру. То, что заявлялось Капковым, «ориентация на материальную эффективность» – на деле обман. «Гоголь-центр» показал себя абсолютно неэффективным, если посчитать, сколько в него было вложено и какая реальная сегодня посещаемость. Театр «На Перовской» – просто черная дыра, механизм по откатам. И так далее. Критерием должно быть только одно: это Искусство или НЕ искусство. Искусство имеет необходимые и достаточные критерии. Необходимые критерии – это наличие в теме произведения категорий Возвышенного и Прекрасного. (95 % наших театров занимаются низменным и безобразным.)
 
Достаточными критериями для драматического театра являются общение со зрителем, учет конкретного зрителя, который пришел сегодня в зрительный зал. Для практического применения этих критериев необходимы подготовленные специалисты. А поскольку их у начальства нет, то они и критерии тоже отрицают. Отрицаются любые критерии Искусства. Объявляют в искусстве все субъективным, отрицают здесь критерии профессионализма в принципе. Вот в чем главная проблема. Она и порождает коррупцию. И наоборот. Коррупция порождает отрицание объективности в театре».
 

Авторы:  Анна АСТАХОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку