НОВОСТИ
Дудю придется заплатить штраф за пропаганду наркотиков — Мосгорсуд его не поддержал
sovsekretnoru

Захват по-русски

Автор: Андрей СУХОМЛИНОВ
01.11.1999

 
Юлия ЛАТЫНИНА

На Западе есть понятие: hostile takeover (враждебный захват). Это когда инвестор захватывает компанию вопреки воле менеджмента. С пришествием капитализма подобные вещи стали происходить и в России. Сегодня мы рассказываем историю самого крупного «враждебного захвата» в истории постсоциалистической России.

Разводка

Все началось с залогового аукциона. Если кто помнит, было такое время, когда крупнейшие российские банки покупали за бесценок крупнейшие российские предприятия. В числе прочего продавались три нефтяные компании. Нефтяная компания «ЮКОС» венчалась с Михаилом Ходорковским. «Сибнефть» – с Борисом Березовским. А на «Сиданко» были сразу два претендента – Владимир Потанин («ОНЭКСИМ») и Михаил Фридман («Альфа-банк»).

Поэтому Потанин пришел к Фридману и сказал: зачем ссориться? Давай купим «Сиданко» в складчину. Моих две трети и твоих треть. А оформим все на меня.

Фридман согласился. И вместо того чтобы устраивать некрасивую склоку перед аукционом, «Альфа-банк» и «ОНЭКСИМ» купили «Сиданко» в складчину.

Спустя некоторое время Потанин снова встретился с Фридманом и сказал: знаешь, мы передумали и решили, что «Сиданко» будет только наша. Вот тебе 100 миллионов долларов – или ты получаешь их, или ты не получаешь ничего.

И группа «Альфа» получила 100 миллионов долларов за треть компании. А спустя некоторое время «ОНЭКСИМ» продал 10 процентов «Сиданко» английской «Бритиш петролеум» за 570 миллионов долларов. Группа «Альфа» справедливо решила, что ее кинули по-черному. И затаила обиду.

Так товарищ Потанин поссорился с товарищем Фридманом.


НК «Сиданко» (Сибирско-Дальневосточная нефтяная компания) – четвертая по величине в России. Основные нефтедобывающие предприятия: «Черногорнефть» (6,2 млн. тонн в год), «Удмуртнефть» (5,5 млн. тонн), «Саратовнефтегаз» (1,3 млн. тонн), «Варьеганнефтегаз» (2,7 млн. тонн), «Варьеганнефть» (1,6 млн. тонн) и «Кондпетролеум» (2,5 млн. тонн). В компанию также входят Хабаровский НПЗ и Ангарский нефтехимический комбинат. Последний хронически убыточен, и владельцы компании, несомненно, обрадовались бы, если бы в один прекрасный момент АНХК провалился сквозь землю.
Корпорации и нефтежулики

Если честно, «Сиданко» не самая лакомая из российских компаний. Говорят, когда одного топ-менеджера на лондонской презентации спросили насчет соседней с «Сиданко» «ТНК», тот презрительно ответил: «They are not in the oil business. They are in the water business» («Они не занимаются нефтью. Они занимаются водой»). Менеджер имел в виду, что обводненность скважин «Нижневартовскнефтегаза» достигает 95 процентов. То же самое можно сказать о «Варьегане» и «Кондпетролеуме» – «дочках» «Сиданко».

Дело в том, что в свое время «Сиданко» создавалась для господина Сивака. Так как Сивак был самым мелким из нефтяных генералов, то и досталось ему всякое нефтяное неудобье. «ОНЭКСИМ» покупал «Сиданко» потому, что надеялся присоединить к ней соседний Нижневартовск, и вообще потому, что плохо лежала.

«ОНЭКСИМ» вообще похватал в России все, что плохо лежало, а плохо лежала громадная куча добра: и «Норильский никель», и Новолипецкий меткомбинат, и АВПК «Сухой», не говоря уже о череповецком «Азоте», воспетом г-ном Доренко.

Поэтому «ОНЭКСИМ» оказался в положении удава, который заглотил железнодорожный состав с мясом. В глотку-то влезло, а переварить не получается. Выражаясь на корпоративном наречии, не хватило квалифицированных менеджеров. Поэтому «Сиданко» отдали на откуп. Управлять ею пригласили постороннего: Зию Бажаева.

Я ничего плохого не хочу сказать о Бажаеве. Это отличный менеджер. Его позвали для выполнения задачи, которая называется «централизацией управления», а по-простому именуется «зачисткой местности от бандитов».

Проблема заключается в том, что для «ОНЭКСИМа» «Сиданко» была нелюбимой падчерицей. А нелюбимые падчерицы зарабатывают плохо. «Сиданко» платила «дочкам» за нефть векселями, которые «дочки» потом продавали союзному «ОНЭКСИМу» «Ренессанс-капиталу» за 40 процентов от номинала.

Кроме того, «Сиданко» вообще платила мало. Этот прием широко применяется по всей России и называется «трансфертным ценообразованием». Это красивое слово означает, что цена на нефть «дочек» занижается в пользу холдинга. Наглее всего трансфертное ценообразование в плохо управляемых компаниях. Дело в том, что в таких компаниях менеджмент полагает, что все, что ни дашь «дочке», все равно разворуют. И лучше уж пусть деньги украдут в самом холдинге, нежели в «дочке».

В результате оптимизации финансовых потоков «дочки» «Сиданко» настолько оскудели, что, например, в «Варьеганнефти» не выплатили дивиденды по привилегированным акциям. Ну не заплатили и не заплатили – но по российскому законодательству привилегированные акции, если не выплатить по ним дивиденды, превращаются в голосующие. Именно это случилось в «Варьеганнефти», и в результате «Сиданко» потеряла там контрольный пакет. В «ОНЭКСИМе» впоследствии заподозрили, что Зия Бажаев как-то контролировал этот процесс и, не будучи хозяином «Сиданко», решил создать из «Варьегана» «запасной аэродром». (Надобно сказать, что сейчас, после банкротства «Сиданко», Бажаев действительно контролирует как «Варьеганнефть», так и «Варьеганнефтегаз».)

Западные инвесторы и черенок от лопаты

В то самое время, когда в Сибири Бажаев приводил в чувство нефтежуликов, в одной южной стране на роскошной вилле глава British Petroleum (ВР) сэр Джон Браун беседовал с Борисом Йорданом, главой «Ренессанс-капитала». Сэр Джон – фигура легендарная в нефтяном бизнесе. Сэр Джон хитроумен, беспощаден, проницателен и одержим страстью к приобретениям. В 1998 году он стал национальным героем Великобритании, купив американскую Аmоcо и тем самым превратив на некоторое время ВР Аmосо в первую по объемам добычи нефтяную компанию.

Так как сэр Джон любит покупать компании, а его собеседник составил многомиллионное состояние на ваучерной приватизации, то речь шла о России. Сэр Джон хотел что-нибудь у кого-нибудь купить.

– Нет проблем, – сказал Борис Йордан. – У меня есть партнер Владимир Потанин, который только что был российским первым вице-премьером и вообще очень просвещенный человек. У него прекрасно управляемая компания «Сиданко», а у компании «Сиданко» есть компания «Русия-Петролеум», которая имеет лицензию на разработку Ковыктинского газоконденсатного месторождения (Иркутская область. – Авт.). Разработка Ковыкты стоит 12 миллиардов долларов, но это потрясающий бизнес. Только мы не продадим вам Ковыкту отдельно, а мы продадим вам 10 процентов «Сиданко» за 570 миллионов долларов.

И сэр Джон Браун купил у бывшего российского вице-премьера 10 процентов «Сиданко» за 570 миллионов долларов.

Внимательней приглядевшись к купленному имуществу, британцы все-таки решили, что оно управляется не так хорошо, как говорил русский реформатор Потанин. Поэтому через полгода после покупки Бажаев ушел из компании, а на его место назначили Бориса Волкова, бывшего главу «Черногорнефти».

Волков был заслуженный нефтяник, прекрасно разбиравшийся в диаметрах труб и способах гидродинамического разрыва пласта. Что же касается таких слов, как акции, дивиденды и коэффициент ликвидности, то г-н Волков плохо представлял, что это такое, с рогами оно или с хвостом. Единственным следствием назначения «красного директора» стала полная потеря управляемости компании.

Потому что, извините за низменные подробности жизни, тейпа у Бориса Волкова не было и объяснять на совещаниях всякому жулью, куда именно он вставит жулью черенок от лопаты, Волков не мог. А так как англичане с таким инструментом корпоративного управления, как черенок от лопаты, знакомы не были, то и просчитать, какой урон уход Бажаева принесет компании, не смогли.

«После ухода Бажаева в «Сиданко» не стало команды, – сказал мне один собеседник, – а остались только герои. В ней был Дмитрий Маслов, который метался по губернаторам, в ней есть Рафаэль Акопов, который в одиночку сражается с «Альфой». Это была единственная нефтяная компания, которая во время шахтерских забастовок заплатила в казну живыми деньгами, а через месяц ее отлучили от трубы за неуплату налогов! Потому что некому было занести чемоданчик в Минтопэнерго и договориться о способах подсчета задолженности».

К лету 1998 года совокупные долги «Сиданко» достигли 450 миллионов долларов. BP в управлении компанией практически не участвовала.

Банкротство по-русски

А затем случилось 17 августа.

Из-за 17 августа «ОНЭКСИМ» потерял 70 миллионов долларов, вложенные в ГКО, и 400 миллионов долларов форвардных контрактов. Однако в результате ряда мероприятий дыра в балансе банка составила не 470 миллионов долларов, как то следует из законов арифметики, а 5 миллиардов долларов.

В связи с этой дырой на Западе на бывшего первого вице-премьера Владимира Потанина стали смотреть совсем по-другому. Западные банки были почему-то уверены, что дыра имеет искусственное происхождение.

Получалось как-то глупо: «ОНЭКСИМ» имеет долги и отказывается платить, а «Сиданко» тоже вон имеет 450 миллионов долларов долгов – и она что, будет платить? Несимметрично получалось.

И поэтому было решено обанкротить заодно и «Сиданко».

«Эти ребята высосали компанию, – заметил один нефтяник. – Они не платили за нефть. Они заставляли «дочек» гарантировать кредиты «Сиданко» («Удмуртнефть», например, поручилась за 150 миллионов долларов), а потом они выкинули компанию, как обертку из-под мороженого, и решили, что внешний управляющий зароет все грехи».

Тут мы должны пояснить, что такое банкротство. При банкротстве компания из собственности акционеров переходит под контроль кредиторов. А всеми финансовыми потоками компании начинает распоряжаться арбитражный управляющий.

Отсюда можно вывести два закона банкротства по-российски.

Закон Ходорковского – Степанова.
Основной объем долгов компании всегда придется на фирмы, близкие менеджменту.

Поэтому банкротство распределит собственность компании от акционеров в пользу лиц, реально контролирующих финансовые потоки. Я предлагаю назвать закон в честь владельца «ЮКОСа», компании, которая является главным кредитором своих «дочек», и в честь главного архитектора банкротства – «Энергомашиностроительной корпорации».

Закон Голубева – Бакова, противоположный первому.
Так как внешний управляющий назначается судом, любое постороннее лицо, давшее взятку суду, приобретает компанию за сумму взятки.

Несколько утрируя, можно сказать так: компания должна вам девять центов, но вы даете судье десять тысяч долларов, и судья назначает в компанию вашего управляющего. После этого управляющий составляет реестр кредиторов в вашу пользу и продает нефть через ваши фирмы. Через два месяца эдакого управления компания должна вам двести миллионов долларов, а чужих кредиторов вообще вычеркнули из реестра. Я предлагаю назвать этот закон законом Голубева в честь официального менеджера ОПС «Уралмаш», в течение получаса обанкротившего гигантский Нижнетагильский металлургический комбинат, и в честь уральского промышленника Антона Бакова, произнесшего в схожей ситуации историческую фразу: «Мы взяли этот завод за десять тысяч рублей и автобус с ОМОНом».

Гунны у ворот

Если кто помнит, наше повествование началось с истории о том, как из «Сиданко» вышибли «Альфа-банк».

А с той поры, как это случилось, «Альфа-банк» обзавелся по соседству собственностью в лице «Тюменской нефтяной компании». По соседству в буквальном смысле: «Черногорнефть» и «Кондпетролеум» – главные нефтедобывающие «дочки» «Сиданко» – раньше входили в состав «Нижневартовскнефтегаза», нефтедобывающей «дочки» «ТНК».

История о том, как «Альфа-банк» покупал «ТНК», – отдельный эпос, по сравнению с которым «Илиада» кажется дешевой мыльной оперой. Но эту историю мы рассказывать не будем. Достаточно сказать, что Троя в конце концов была взята, а «ТНК» – куплена. И что «ТНК», в отличие от «Сиданко», управляется железной рукой. И что «Альфа-банк» по каким-то своим соображениям, единственный из олигархов, банкротить себя не стал, а, напротив, вырос после кризиса и окреп.

А так как «Альфа-банк» с «Сиданко» кинули, он считал, что имеет историческое право собственности на «Сиданко». Вроде как немцы имеют исторические права на кусок Чехословакии.

И поэтому, когда «ОНЭКСИМ» стал банкротить «Сиданко» в соответствии с законом Ходорковского – Степанова, группа «Альфа» призвала себе на помощь закон Голубева – Бакова.

В согласии с первым законом в январе 99-го дружественная «ОНЭКСИМу» и никому не известная «Бета-ЭКО» подала на «Сиданко» в суд за неуплату 20 (!) тысяч долларов и обанкротила компанию.

В согласии со вторым законом Федеральная служба финансового оздоровления, которая является в некотором роде филиалом «ТНК», порекомендовала суду назначить внешним управляющим «Сиданко» первого зама главы ФСФО Артема Бикова.

Тут мы должны сделать важное отступление. В «ТНК» категорически настаивают, что инициатором банкротства был «ОНЭКСИМ». «Мы пришли туда, когда компания была уже «в игре». Мы поняли – еще чуть-чуть, и ее вообще бандюки растащат». В «Сиданко», столь же категорически настаивают, что банкротство было защитой против происков «ТНК», которая руками налоговой полиции наложила арест на акции «дочек» «Сиданко» и готова была купить их за бесценок. Внимательно изучив вопрос, мы пришли к выводу, что продажа акций «дочек» по номиналу была, во-первых, невозможна, а во-вторых, не нужна, потому что на «дочках» висели миллиардные долги. Версия «ТНК» более справедлива – насколько может быть справедливей версия одной из сражающихся сторон.

После этого в компании начался бардак. Местный менеджмент, губернаторы, «ТНК» и даже какие-то совсем откровенные бандюки буквально кинулись кромсать тушку компании. А «ТНК» под шумок начала банкротить филейную часть «Сиданко»: «Кондпетролеум», который содержит половину запасов «Сиданко», и «Черногорнефть», которая добывает половину ее нефти.

Британцы

Так бы и продолжался этот чисто российский захват, если бы не тот факт, что за «Сиданко» выложил громадные деньги западный инвестор. И вот BP раскричалась ужасно. Мало того что BP выложила более 570 миллионов долларов за собственность в этой жуткой России, мало того что его с этой собственностью год, извиняюсь, наеживали, так, в конце концов, все еще и покрали! Говорят, в результате усилий BP Потанина даже хотели лишить въездной визы в Великобританию. Как какого-нибудь Михася...

И тут случилось чудо. Видимо, Потанин понял, что ни при каких условиях ему не удастся сохранить «Сиданко». И тогда «ОНЭКСИМ» сказал, что отдаст «Сиданко» BP. Полностью. Пусть забирают до кучи и воюют. «Три палубы уже ушли под воду, и тут Потанин уступил мостик англичанам», – заметил один инвестиционный банкир.

А перед тем как передать «Сиданко», ее основательно ощипали. Свидетельства тому мне чисто случайно попались на глаза во время моей камчатской командировки.

Дело в том, что снабжающее все камчатские бензоколонки ОАО «Камчатнефтепродукт» в прошлом году было частью «Сиданко». Перед банкротством его спешно продали. Честь по чести. На аукционе. Некоему Александру Швецу, который предложил самую высокую цену – 800 тысяч долларов. А еще через несколько дней ОАО «Сиданко» в лице исполнительного вице-президента Дмитрия Маслова продало «Камчатнефтепродукт» победителю аукциона за... 31 тысячу рублей. Точнее, 31 тысяча рублей поступила на счета «Сиданко», а все остальное – на счет оффшорной кипрской фирмы «Кейптаун». Видимо, не без ведома менеджеров «Сиданко».

Вот в таком виде – без активов и с исками – сэр Джон Браун и получил свое сокровище. Ну иностранцы просто как ребята малые. Кидают их, кидают, а им все мало.... «Что они знают о России? Они знают, где в Москве можно хорошо пообедать», – заметил один из моих собеседников.


BP Amoco – крупнейший стратегический инвестор в России. Общий объем вложений – более 1 миллиарда долларов. Наиболее крупные проекты BP – соглашение с «Роснефтью» о совместной разработке сахалинского шельфа и участие в разведке и разработке гигантского Ковыктинского месторождения. В настоящий момент в Ковыкте у BP тоже появились трудности. Губернатор Говорин понимает инвестиционный процесс со свойственным русским своеобразием и считает, что средства, привлеченные BP от новой эмиссии акций «Русия-Петролеум», должны пойти на увеличение в «Русии» доли иркутской администрации.
Военная хроника

Излишняя агрессивность «ТНК» заставила ее, на мой взгляд, совершить одну стратегическую ошибку, а именно: «ТНК» не попыталась договориться с англичанами еще до начала боевых действий и в то время, когда главным объектом атаки «танкистов» был «ОНЭКСИМ». Когда «ТНК» и ВР столкнулись лоб в лоб, «ТНК» предложила англичанам мир на очень выгодных условиях, но было уже поздно: вторая по величине в мире нефтяная компания не ведет переговоров, лежа на лопатках. Сэра Джона Брауна к этому времени трясло от слова «Россия». И он отказался не то что мириться, но и встречаться с представителями «ТНК».

И тогда группа «Альфа» повела себя в духе тезки, той, которая штурмовала дворец Амина.

Для начала «ТНК» вышибла из «Черногорки» ее первого управляющего Александра Кирьянова, представлявшего партию черногорских менеджеров и всякой «совокупной швали», и назначила своего ставленника Василия Бикина. В ходе правления г-на Бикина нефть на экспорт пошла через структуры, родственные «ТНК» (именно: кипрскую Crown Trade&Finance), а основная часть долга «Черногорки» сконцентрировалась в руках ООО «Торговый дом ТДТ», зарегистрированного в оффшорной зоне Горный Алтай, и еще двух столь же неизвестных компаний.

Заметим, что продажа нефти по демпинговой цене суть естественная тактика внешнего управляющего. Этим вы убиваете четырех зайцев: увеличиваете долги компании, умаляете ее привлекательность для посторонних, уменьшаете цену конкурсной распродажи и накапливаете деньги для покупки компании на этой самой распродаже.

Затем «ТНК» посадила своего управляющего в «Кондпетролеум». Это было сделать непросто: ведь «Сиданко» ссужала «Конду» для уплаты налогов те деньги, которые не платила за нефть, и поэтому контролировала 60 процентов долгов «Конда». «Сиданко» очень надеялась, что в соответствии с законом Ходорковского – Степанова это позволит управлять ей банкротством «Конда». И вы знаете, что случилось?

Арбитражный суд Ханты-Мансийского АО просто запретил «Сиданко» голосовать этим долгом.

Поначалу российские нефтяники были не в восторге от тактики «ТНК». Особенный шок у них вызвал визит налоговой полиции, тот самый, который в свое время привел к аресту акций «дочек». Дело в том, что в нефтяном бизнесе существуют неписаные законы и их олигархи до сих пор не нарушали. Например, не использовать в своих разборках налоговую полицию, прокуратуру и киллеров. Даже когда силовики наезжали на офис «Сибнефти» – «Сибнефть» тогда «заказывали» не конкуренты, а премьер. Олигархи понимают, что налоговая полиция – это вещь в себе. Сегодня она мочит кого-то по заказу, а завтра она пойдет мочить всех без разбора.

Происшествие вызвало такой переполох, что нефтяники попытались урезонить руководство «ТНК». Но те стояли на своем: мол, что хотим, то и кушаем. Тогда многие нефтяники обратились к BP и предложили ей свою бескорыстную помощь.

BP ответила: «Слушайте, вы хотите вести боевые действия. Мы знаем, что вы умеете воевать лучше нас. Но мы – гигантская корпорация с рейтингом ААА, и мы не хотим из-за ваших российских дел вляпаться в историю, не соответствующую западным стандартам. Мы будем бороться, но своими методами. И если мы проиграем, то мы встанем и уйдем. Но мы уйдем, и с наших пиджаков не будет капать дерьмо».

На самом деле BP тоже начала мочить «ТНК», но корректно и в основном на международных рынках. Например, BP сделала так, что американский «Эксимбанк» не предоставил «ТНК» уже почти просватанный кредит в 500 миллионов долларов.

Вдобавок BP вскоре поссорилась с российскими нефтяниками. В разгар тяжелой войны, которую эти достойные люди ведут с Александром Починком за право не платить налоги, английские штрейкбрехеры взяли... и покончили с трансфертным ценообразованием в своих компаниях! При этом «Удмуртнефть», например, получила десятикратное увеличение прибыли, втрое перевыполнила налоговые проектировки, да еще и рассчиталась с долгами за прошлые годы. Этот позорный факт вызвал единодушное негодование нефтяного сообщества, а председатель совета директоров «ТНК» (по совместительству – губернатор Тюмени) г-н Рокецкий даже опубликовал гневное письмо, в котором BP обвинялась в ограблении российских недр и вывозе капитала из страны. Что в сложившихся условиях было равноценно обвинению евнуха в прелюбодеянии.

Кроме того, BP добилась смещения преданного «ТНК» черногорского управляющего Бикина. Трудно сказать, заработали ли судьи на этом решении, и если да, то сколько раз, но... новый управляющий Александр Горшков тоже был на стороне «ТНК». И по-прежнему сбывал нефть «Черногорки» через кипрский оффшор. И так как баланс компании от этого, натурально, тощал, г-н Горшков объявил, что единственным способом расплаты с кредиторами является продажа «Черногорки» за долги. В переводе с корпоративного на русский это означало, что «ТНК» вот-вот купит «Черногорку».

Чтобы предотвратить продажу, BP стала скупать долги «Черногорки», и «ТНК» тоже стала скупать долги «Черногорки». Победителем вышла «ТНК». В «ТНК» утверждают, что BP просто заявила о своих намерениях, но в регионы никого не послала, в то время как представители «ТНК» трудились там аки пчелки. В BP убеждают, что они тоже трудились, но не теми методами, и в объяснение неудачи приводят некоего кредитора, который уже продал было BP долги, а наутро пришел и сказал: «Слушай, у меня жена и дети. Дай ты мне, Христа ради, документы обратно...»

Короче, «ТНК» скупила большую часть долгов «Черногорки». И тогда юристы BP нашли очень тонкий и красивый ход: один кредитор «Сиданко», дружественный BP, продал другому кредитору «Сиданко», тоже дружественному BP, часть своей задолженности. После чего первый кредитор подал на второго в суд на предмет того, что второй кредитор ему не заплатил несколько тысяч долларов. И Солнцевский народный суд (!) запретил проводить совет кредиторов «Черногорки» до того, как будет выяснен спор между нашими двумя кредиторами.

И вот юристы BP, чрезвычайно гордые своей изобретательностью, привезли исполнительный лист с этим решением арбитражному управляющему «Черногорки» г-ну Горшкову.

И вы знаете, что сделал г-н Горшков? Он этот лист... порвал. И на собрании 10 сентября постановил продать «Черногорку».

Эпилог

«Сиданко» обречена. «Варьеганнефть» контролирует Зия Бажаев. «Кондпетролеум» был недавно продан «ТНК» за скромную сумму в 52 миллиона долларов. «Черногорнефть», судя по всему, уйдет миллионов за двести и тоже достанется «ТНК». Даже «Удмуртнефть», которая открыто не ссорится с «Сиданко», контролируется, скорее, властями Удмуртии: недаром местный арбитражный суд отказался возвращать «Дрезднер-банку» 150 миллионов долларов кредита, по которому «Удмуртнефть» выступала гарантом.

Создание Тюменской нефтяной империи не остановит ничто – ни сопротивление британцев, ни внезапно разыгравшийся аппетит администрации Ханты-Мансийского АО и Минтопэнерго: мнение г-на Калюжного о том, кто прав в этом конфликте, кажется, меняется раз в сутки, в зависимости от финпринадлежности его последнего собеседника.

Есть железный закон «враждебного захвата» по-русски: то, что украдено один раз, будет украдено и второй. Если компанию превратили в шлюху, которая отдается всем желающим за взятку судье и автобус с ОМОНом, то желающих будет целая куча, потому что судов в России много, а автобусов еще больше. Если вы даете своей «дочке» в кредит те деньги, которые не платите ей за нефть, будьте готовы, что суд не признает этот кредит. Если вы заразили компанию СПИДом, она может помереть и от гриппа.

Но это не вся мораль.

Главными героями нашей истории, не считая фраеров из British Petroleum, являются два больших зеленых крокодила:

«ОНЭКСИМ-банк» и «ТНК». И вот тут наблюдается интересная закономерность. «ОНЭКСИМ» получил за «Сиданко» больше 1 миллиарда долларов (570 млн. от BP плюс около 300 млн. от кипрской компании Cantupan – это консорцум западных портфельных инвесторов, – да и из 450-миллионного долга «Сиданко» кое-что досталось «ОНЭКСИМу»). «Альфа-банк» с «Реновой» заплатили за соседнюю «ТНК» больше

1 миллиарда долларов, но почему-то «Сиданко» дербанят, а «ТНК» процветает.

Вы будете смеяться, но это обстоятельство является выражением некоего глубинного исторического процесса отделения овец от козлищ, а олигархов-паразитов – от олигархов-производителей. Этот процесс пошел в России после 17 августа. По одну сторону оказались «Инкомбанк», растрясший свою империю, «СБС-Агро», «Российский кредит» и самый большой и зеленый крокодил из всех – «ОНЭКСИМ-банк». По другую – промышленники и перековавшиеся в промышленников олигархи.

Я далека от того, чтобы идеализировать Германа Хана, Лена Блаватника, Виктора Вексельберга и Михаила Фридмана – хозяев «ТНК». Но их стратегическая задача не в том, чтобы получить под залог «ТНК» как можно больше денег и свинтить на Багамы, а в том, чтобы сделать из «ТНК» третью по величине нефтяную компанию России. Ради этого они, кажется, даже готовы купить «Черногорку», хотя предпочли бы получить ее в соответствии с законом Голубева – Бакова.

Как ни странно, но в России кончилась эра халявного воровства (известного как эпоха олигархов) и началась эра создания промышленных империй. Методы, какими эти империи обустраиваются, не сильно отличаются от методов Тамерлана, и враждебный захват по-русски несколько напоминает взятие Казани Иваном Грозным. Но впервые за семьдесят лет в России начинают строить империи, а не социалистический курятник и не виллы на Лазурном берегу.


Авторы:  Андрей СУХОМЛИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку