НОВОСТИ
Покупать авиабилеты можно будет без QR-кода, но с сертификатом на Госуслугах
sovsekretnoru

Загадка красного кольца

Автор: Миньон ЭБЕРХАРТ
01.10.2010

 

 

«Не хочется уезжать,– подумала Сьюзен Даре, сидя в библиотеке,– но когда в семье хозяйки начинает ссора, оставаться нельзя».
За эту неделю она здорово отдохнула. Но вот вернулся Рэнди Фрейм, младший брат Кристабель, вслед за которым приехал Джо Бромфел с женой Мичелой, и покой был нарушен. Хуже всех Кристабель относилась, конечно, к Мичеле, которая несколько лет назад увела у нее Бромфела. Причем увела практически из-под венца. Сейчас же эта глупая девчонка строила глазки брату Кристабель.
Присутствие Триона Веллеса, который, как рассказала Кристабель, часто одалживал деньги Рэнди, делал обстановку в доме еще напряженнее.
Слава богу, Кристабель выделила ей уединенный маленький коттедж, к которому вела извилистая тропинка…
– Вот ты где!– раздался торжествующий голос Рэнди. Он явно огорчился, увидев белокурые волосы Сьюзен.– О, я думал, что здесь Мичела.
Из зала показались остальные. Трион Веллес шел, держа под руку Кристабель, с широкой улыбкой на привлекательном лице.
– А вот и Сьюзен Даре!– весело воскликнул он.– Обдумывает очередное убийство при лунном свете. Даже не верится, что она пишет кровавые романы, а не стихи о любви.
Марс, старый слуга-негр, принес поднос с кофе. Затем в дверях показался темноволосый и грузный Джо Бромфел.
– Да, она пишет о загадочных убийствах, которые имеют логическую разгадку,– Кристабель ловко разливала всем кофе. На одном из ее белых пальцев багровыми отблесками сверкал большой аметист.
Трион Веллес приехал последним. Это был розовощекий мужчина с цепким взглядом и приятными манерами, одетый с большим вкусом. С мышиного цвета твидовым костюмом хорошо гармонировали зеленый галстук и серая в зеленую полоску рубашка.
– Кристабель, дорогая, если ты не возражаешь, я пойду,– обратилась через некоторое время к хозяйке Сьюзен.– Мне нужно еще поработать...
Около половины пятого утра Сьюзен Даре, открыла дверь коттеджа, увидела густой белый туман и вернулась за галошами. На листьях лавра сверкали капли воды, тропинка была мокрой, а холмы смутно серели впереди. Около тихого белого дома никого не было видно.
В этот момент раздался приглушенный туманом звук выстрела. Мисс Даре бросилась к особняку по мокрой траве. В дверях в библиотеку она в ужасе замерла.
В кресле, в котором она сидела вчера вечером, грузно обмяк Джо Бромфел. У его ног лежали газета и револьвер. Бархатные занавеси прикрывали окно за креслом, в комнате царил полумрак.
В библиотеку вбежали Марс и Рэнди в пижаме. Рэнди Фрейм поднял с пола револьвер, наверняка тот самый, который лежал на кухне в верхнем ящике буфета. Затем откуда-то возник Трион Велес, и появилась сразу осунувшаяся и постаревшая Кристабель.
– Я слышала какой-то шум. Что это было? Что?.. – Мичела протолкалась вперед, увидела мертвого супруга и спокойно спросила: – Кто его застрелил?
– Я не знаю, кто его застрелил, – откашлялся Марс,– но я видел руку, которая убила его. Я собрался протереть пыль в библиотеке и уже в дверях услышал выстрел. Из-за бархатных занавесей торчала рука с револьвером...
– Чья это была рука, Марс? – тихо спросил Веллес.
– Не знаю, миста Трион,– растерянно замигал старый негр. – Один бог знает!
– Это был мужчина? – обратился к нему Рэнди.
– Я не уверен. Я только заметил на руке красное кольцо.
– Красное кольцо? – воскликнула Мичела.
– Но ни у кого из нас нет красного кольца, – нервно рассмеялся Рэнди. – Ни у кого из нас нет рубина…
Позже Сьюзен поняла, что если бы не Трион Веллес, в доме возникла бы паника. Трион заставил Рэнди одеться и позвонить в город, накрыл труп. Веллес успевал везде, и в конце концов именно он встретил внизу шерифа.
В отличие от строгого коронера, доктор оказался добряком. Шериф внимательно за всеми наблюдал. И каждый из них без перерыва задавал вопросы, не давая времени обдумать ответы.
Постепенно стала складываться картина преступления. Ни у кого, за исключением негритянки-служанки Лиз и кухарки Минни, находившихся на кухне, не было алиби.
Кристабель с самого утра писала письма у себя в комнате. Она слышала выстрел, но решила, что это Рэнди охотится на бычью лягушку, поселившуюся в пруду и досаждавшую всем громким кваканьем.
Марс разбудил спящего Рэнди, который вообще не слышал выстрел.
Трион Веллес ходил к почтовому ящику, который находился у холма, и на обратном пути услышал выстрел.
Веллес неожиданно снял с пальца кольцо и спросил Марса, не его ли он видел на руке убийцы? Большой камень в перстне был таким же зеленым, как его галстук.
– Нет, миста Трион, – покачал головой Марс. – Я хорошо помню, что то кольцо было красным.
– Это, – пояснил Трион Веллес, – изумруд. Я спросил потому, что, похоже, единственный из всех присутствующих мужчин ношу кольцо. Полагаю, вы произведете обыск? – обратился он к шерифу.
Взгляд шерифа остановился на кольце Кристабель. Он согласился с Веллесом и начал негромко допрашивать Мичелу.
Миссис Бромфел с вызовом объяснила, что гуляла в сосновой роще, и хмуро посмотрела при этом на внезапно покрасневшего Рэнди Фрейма. Услышав выстрел, она сразу же вернулась в дом. Она никого не видела на веранде и не слышала лая собак на псарне, которая располагалась рядом с рощей.
Один из полицейских доложил, что в доме не было посторонних. Вокруг дома не было следов, окна в библиотеке были слегка приоткрыты.
– В доме нет красного кольца. По крайней мере, его не удалось найти,– закончил он рапорт.
– Ладно,– произнес шериф.– Пока все. Пожалуйста, оставайтесь здесь и никуда не уезжайте.
Сьюзен провела несколько следующих часов с Крис-
табель. Она облегченно вздохнула, когда подруга приняла успокоительное и заснула; вышла на цыпочках из комнаты Кристабель и направилась к себе в коттедж.
Неужели убийца Кристабель? Поэтому так и испугалась? Или она боялась, что Джо убил Рэнди? За этими мыслями она в самый последний момент заметила мужчину, сидевшего на крыльце коттеджа и что-то писавшего в блокноте. Услышав ее шаги и негромкий возглас, он вскочил и снял шляпу.
– Можно воспользоваться вашей пишущей машинкой? – спросил незнакомец.
– Пожалуйста, – ответила она.
– Если буду писать ручкой, то к вечеру не успею. Знаете, я ждал вас. Мне сказали, что вы писательница. Меня зовут Джим Бирн. Я репортер.
Сьюзен открыла дверь в маленькую гостиную.
– Машинка на столе. Бумага рядом.
Забыв обо всем, гость набросился на машинку, как голодная собака на кость. Даре разожгла огонь в маленьком камине и уселась около него, думая о том, что произошло в доме.
– Послушайте, – заметил Бирн, не отрываясь от машинки.– Вы случайно не та Сьюзен Даре, которая пишет детективы?
– Та, – осторожно ответила она.
– Не говорите ничего опрометчивого, – предупредил репортер.
– Я подруга Кристабель Фрейм и гощу у нее. Я не убивала Джо Бромфела, а на остальных мне плевать. Лучше бы я с ними никогда не встречалась.
– Но вам не наплевать на Кристабель, – проницательно заметил Джим Бирн. – Я все про нее знаю. В этих краях Фреймы хорошо известны. Одного не могу понять – зачем она застрелила Джо? Проще было бы прикончить его жену. Но уж если она застрелила Бромфела, то почему не свалила убийство на Мичелу?
– У Мичелы тоже есть мотив,– тихо произнесла Сьюзен.
– Избавиться от надоевшего мужа? Кстати, такой же мотив и у Рэнди Фрейма, который ухлестывает за ней. Соседи прозвали его Рыжим Фреймом и считают, что он очень вспыльчив и воспитан в традициях насилия.
– Но Рэнди спал наверху…
– Знаю,– прервал ее Бирн.– Вы приближались к дому со стороны веранды. Трион Веллес ходил к почтовому ящику, мисс Кристабель Фрейм писала наверху письма, а Мичела гуляла в сосновой роще. Короче, никто из вас не имеет алиби. Дом расположен так, что никто – ни вы, ни мистер Веллес, ни Мичела – не могли видеть друг друга. Убийца легко мог выскочить в окно и потом, как ни в чем не бывало, появиться в библиотеке. Я все это знаю. Кто стоял за шторами?
– Бродяга... – едва слышно ответила Сьюзен. – Взломщик.
– Взломщик... – фыркнул Джим Бирн.– А собаки? Они бы подняли такой шум! Нет, это был кто-то из вас. Кто?
– Не знаю, не знаю,– голос Сьюзен Даре дрожал.– Но за портьерой пряталась не Кристабель.
Репортер посмотрел на часы и начал собирать бумаги.
– Если хотите попробовать доказать невиновность подруги, я могу передать сегодня не весь материал,– предложил он.– Вы пишете детективы. Сейчас у вас появилась возможность самой раскрыть настоящее преступление. Не забывайте, что ваша подруга подозревается в убийстве. Вы знаете, что кольцо, которое она носит...
– Но у нее же аметист,– бросилась на защиту Кристабель Сьюзен.
– Верно,– угрюмо согласился Бирн,– аметист, а Марс утверждает, что видел красный камень. Но зато он видел его на правой руке, которая держала револьвер, а Кристабель Фрейм носит кольцо как раз на правой руке.
– Но это же аметист,– повторила Даре.
– Знаете,– хмыкнул Бирн,– сегодня я спросил у Марса название одного цветка. «Тот красный цветок?– переспросил он.– Это глициния». Глициния багрового цвета, цвета темного аметиста.
– Но он бы несомненно узнал перстень Кристабель,– после долгой паузы заметила мисс Даре.
– Возможно,– согласился репортер.– А вдруг он вообще пожалел, что проболтался о красном кольце. Марс был сильно напуган, когда рассказывал о нем… Я должен торопиться. Так включать в статью эпизод с глицинией?
– Нет,– задыхаясь от волнения, ответила Сьюзен.– Пока нет.
– Спасибо за машинку, – он взял шляпу. – Соберитесь с мыслями и приступайте к работе. Уж вы-то должны кое-что смыслить в убийствах. Я не прощаюсь.
После того как за ним закрылась дверь, мисс Даре по-
дошла к столу и написала на желтом листке: «Действующие лица. Мотивы. Улики. Вопросы». Странно, подумала она, как все в реальной жизни отличается от книг и в то же время похоже. Как ужасно похоже!
Она все еще сидела за столом, когда в дверь постучали. На пороге стояла Мичела Бромфел.
– Колени жутко чешутся, – объяснила девушка.– Кристабель до сих пор спит, а слуги шарахаются от собственной тени... У вас нет какой-нибудь мази? Так зудит, что с ума можно сойти. Не знаю, кто меня так искусал. Смотрите! – она села и спустила тонкие чулки. Каждое колено окружал красный ободок.
– Это всего лишь чигу, – рассмеялась Сьюзен,– маленькие блохи, которые живут в сосновых лесах. К утру все пройдет.
Даре принесла из ванной пузырек со спиртом. Мичела потерла следы укусов и ушла.
В памяти Сьюзен все время шевелилась какая-то мысль. Какое-то воспоминание, что-то очень важное, раньше ей известное, но сейчас забытое. Однако все усилия вспомнить ни к чему не привели.
Она вновь принялась за работу. Кристабель и аметист, Кристабель и глициния, Кристабель...
Когда Сьюзен собралась навестить подругу, уже стемнело и начал моросить дождь. У лавровой изгороди она встретила Триона Веллеса.
– Где вы пропадали?– поинтересовался он.
– Сидела в коттедже. Кристабель заснула, и мне нечего было делать в доме. Как она?
– Лиз сказала, что, слава богу, спит. Ну и денек. Полиция уехала, но шериф попросил меня остаться, – Трион глубоко затянулся. – Я попал в затруднительное положение. Понимаете, я биржевой маклер и к вечеру должен вернуться в город, – он внезапно остановился и воскликнул: – А, Рэнди!..
Из темноты появился Рэнди Фрейм.
– Давайте доведем мисс Сьюзен до дома.
– Она боится бродягу? – хихикнул Фрейм.
Он пьян, с беспокойством подумала Сьюзен. Рэнди и трезвый способен совершать непредсказуемые поступки, а в пьяном состоянии превращался в опасного человека.
– Не бойтесь, Джо убил не бродяга, и все это  знают, – чересчур громко проговорил молодой человек.– Если вам ничего не известно, Сьюзен, можете не опасаться за свою жизнь. Или вы что-то знаете? – он больно сжал ее локоть.
– Рэнди, вы пьяны,– сухо ответила мисс Даре. Она вырвала руку и пристально посмотрела в бледное лицо юноши.
– Пошли, Рэнди,– Веллес взял юношу под руку.– Я позабочусь о нем, мисс Сьюзен.
Дом стал неуютным и холодным. Кристабель еще не проснулась, Мичела куда-то исчезла. Сьюзен попросила Марса принести ужин в коттедж и вернулась к себе.
Там ее ждала Мичела.
– Можно, я проведу ночь у вас? Здесь две кровати. Я боюсь.
– Оставайтесь,– пожала плечами Даре.– Здесь вы в безопасности. Марс принесет ужин.
– Прежде чем открывать, проверьте, он ли это,– посоветовала девушка.– Я захватила с собой револьвер.
Если предыдущая ночь была наполнена предчувствиями, то эта оказалась сущим кошмаром. Сьюзен крутилась на кровати и слышала, что гостья тоже не может уснуть.
Уже на рассвете Сьюзен Даре почти вспомнила то, что мучило ее вчера, что она знала, но забыла. Сьюзен попыталась восстановить ход своих мыслей. Она думала об убийстве и о подозреваемых. Если убийца не Мичела Бромфел, то или Трион Веллес, или Рэнди, или Кристабель. У Рэнди в отличие от Веллеса имелся мотив. Но с другой стороны, Рэнди Фрейм не носит кольцо, а Трион Веллес – носит. Однако перстень Веллеса с изумрудом, а камень в кольце Кристабель, по мнению Марса, красного цвета. Красный камень... Сьюзен напряглась, пытаясь поймать ускользающую мысль, но ничего не получилось…
Кристабель завтракала у себя в комнате. За вчерашний день она будто постарела и как-то сжалась изнутри. Она ответила на несколько вопросов, но не сообщила ничего нового. В конце концов заметив, что Кристабель хочет остаться одна, Сьюзен неохотно ушла. Скоро возвратится Джим Бирн, но кроме догадок, ей нечего ему рассказать.
Завтрак прошел в напряженной атмосфере. Рэнди ел наверху. Трион Веллес пожаловался на головную боль и выключил свет. Мичела опять переоделась, на это раз – в красный костюм. Сьюзен вновь начало мучить воспоминание, которое не давало ей покоя уже вторые сутки.
После завтрака ее позвали к телефону. Джим Бирн сообщил ей, что приедет через час.
На веранде Сьюзен догнал Трион Веллес.
– Как Кристабель?– спросил он.
– Не знаю,– пожала плечами писательница.– Она выглядит... потрясенной.
– Очень хотелось бы облегчить для нее весь этот кошмар, но я тоже попал в затруднительное положение и ничего не могу сделать. Я имею в виду дом. Она вам ничего не говорила?
– Нет.
Он задумчиво посмотрел на нее, затем продолжил:
– Думаю, она не будет возражать, если я вам расскажу. Все очень просто. Рэнди занимал у меня деньги, много денег. Ни слова не сказав Кристабель, он предложил в качестве залога дом и имение. Теперь она, конечно, все знает. Сейчас дела у меня идут неважно. Чтобы получить кредит и продержаться хотя бы несколько месяцев, я должен легально владеть домом. Понимаете?
Сьюзен Даре кивнула. Может, эта новость так поразила Кристабель?
– Я сам себе противен, – добавил Трион Веллес,– но что я могу сделать? А тут еще и смерть Джо... – он рассеянно вытащил из портсигара сигарету и щелкнул зажигалкой. Выдыхая дым, добавил:– Представляю, каково сейчас Кристабель, но я вынужден спасать собственную шкуру.
– Понятно,– кивнула Сьюзен.
И вдруг, глядя на зажигалку, она действительно все поняла.
Когда Даре попросила сигарету, Трион Веллес смутился, что не догадался предложить сам. Он неловко протянул ей сигарету и снова щелкнул зажигалкой. Сьюзен не спеша прикурила.
– Спасибо, мистер Веллес. Не разбудите Рэнди? Попросите его, пожалуйста, зайти ко мне.
Но первым в коттедже появился Джим Бирн, взгляд которого был полон сочувствия. Значит, подумала Сьюзен, он считает, что ей не удалось ничего узнать.
– Ну,– мягко спросил репортер,– вы нашли убийцу?
– Да,– ответила Сьюзен Даре. От неожиданности Бирн упал в кресло.– Я знаю, кто убил Джо, но не понимаю почему.
– Рассказывайте, – он вытащил платок и вытер лоб.
– Сейчас придет Рэнди,– начала Сьюзен,– он должен многое прояснить. Все оказалось очень просто. Я знала, что убийца не Кристабель по двум причинам: во-первых, она не способна убить живое существо, во-вторых, она все еще любит Джо. Я знала, что убийца не Мичела, потому что она трусиха и, кроме того, у нее алиби.
– Алиби?
– Она действительно вчера утром долго гуляла в сосновой роще. Наверное, ждала Рэнди, который проспал свидание. Ее сильно искусали чигу, а они водятся только в соснах.
– Но может быть, она побывала там позавчера?
– Если бы это случилось раньше,– решительно покачала головой Сьюзен,– то вчера укусы уже перестали бы чесаться. Мичела пришла ко мне за помощью именно вчера вечером. Причем она могла гулять там только утром, так как днем в роще рыскали полицейские.
– Значит, остаются Рэнди Фрейм и Трион Веллес.
– Да, – теперь, когда пришло время назвать имя убийцы, она почувствовала слабость. Ведь из-за ее слов человек может попасть на электрический стул.
Джим Бирн прочитал все в ее глазах и тихо напомнил:
– Вспомните Кристабель.
На крыльце послышались быстрые шаги.
– Вы просили меня зайти, Сьюзен?– спросил Рэнди Фрейм.
– Да, Рэнди. Скажите, пожалуйста, вы были должны что-нибудь Джо Бромфелу? Деньги... или еще что-то в этом роде?
– Откуда вы знаете?– удивился юноша.
– Вы дали ему расписку или иной документ?
– Да.
– Что было залогом?
– Дом... Он мой...
– Когда это произошло? Ответьте мне, Рэнди.
– Вы, конечно, говорили с Трионом,– с вызовом бросил он.– Это случилось до того, как Трион получил свою pасписку. Я находился в отчаянном положении. Мне были необходимы деньги. Мне нужно было...
– Значит, фактически дом принадлежал Джо Бромфелу?
– Если хотите, да.
– И после Джо переходил к Мичеле, если бы вдова была в курсе и предъявила права?– продолжила Сьюзен.
– Не знаю,– пожал плечами Рэнди.– Я никогда об этом не думал.
Бирн начал что-то говорить, но Сьюзен прервала его.
– Да, он действительно не думал об этом,– устало произнесла она.– Убил не он. Убийца – Трион Веллес. Он был вынужден застрелить Бромфела, чтобы заставить его замолчать. Веллес хочет завладеть домом. Он должен был обезопасить свою расписку, а бумагу Джо уничтожить… Рэнди, расписка у Джо была с собой?
– Да.
– Ее нашли?
– Нет, никакой расписки у Джо не оказалось,– ответил Бирн.
– Трион Веллес мог подняться наверх и обыскать комнату Джо до приезда шерифа... Рэнди, вы случаем его не опередили?
– Нет... Нет!– покраснел молодой Фрейм.
– Значит, ее нашел и уничтожил мистер Веллес,– нахмурилась Сьюзен.– После поднятой Марсом тревоги у него не оставалось времени обыскать тело, но он, наверное, решил все-таки рискнуть и поискать расписку хотя бы в комнате.
– Это я ему рассказал, – неохотно признался Рэнди. – Я знал, что Джо хранит ее в коробке для писем. Он сам мне сказал, но у меня и в мыслях не было выкрасть документ.
– Интересно,– Сьюзен отвернулась от Фрейма,– как Веллес собирался заткнуть вам рот?
– Я об этом никогда не думал... Я думал о... Мичеле, что это она убила Джо. Но, если Трион уничтожил расписку, как вы докажете его вину?
– С помощью ваших показаний, и, кроме того, не забывайте о кольце.
– О кольце…– повторил Рэнди. Бирн напрягся.
– Да. Я долго пыталась вспомнить одну вещь, и мне это, наконец, удалось. Перед смертью Джо Бромфел читал газету. Занавеси были закрыты, и для того чтобы читать, он должен был включить свет. Но когда я вошла в библиотеку, там было темно. Следовательно, свет выключил убийца. С тех пор он тщательно избегал искусственного освещения.
– О чем вы говорите?– не понял юноша.
– Мистер Веллес не мог снять кольцо, не вызвав подозрений. К своему несчастью, он надел его в первый же вечер. Наверное, цвет камня подходил к зеленому галстуку. Но когда сегодня утром он прикуривал от зажигалки, я заметила...
– Что? – воскликнул Рэнди. – Что вы заметили?
– Что у него никакой не изумруд, а александрит.
– Александрит... – непонимающе протянул Фрейм. – Ну и что?
– Настоящий александрит – очень редкий и дорогой камень, который при естественном свете зеленый, а при искусственном – темно-красный,– объяснил Джим Бирн.– Да, очень дорогой камень,– медленно повторил он,– и цена ему – жизнь.
– Но если Мичела знает о расписке,– прервал его Рэнди,– Трион может убить ее... – он подумал несколько секунд и не спеша достал сигарету.– Ну и пусть, так ей и надо.
– Мичела не знает о расписке,– уверенно сказала мисс Даре.– Когда вы расскажете ей об этом, она, возможно, согласится взять деньги. Рэнди, вы должны честным путем сохранить дом для Кристабель.
– Но сейчас дело за шерифом,– вмешался заметно повеселевший Бирн,– и за моей статьей... Можно воспользоваться вашей машинкой?
– Да, конечно,– кивнула Сьюзен Даре. 

Перевод с английского С. МАНУКОВА


Авторы:  Миньон ЭБЕРХАРТ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку