НОВОСТИ
Бывшего схиигумена Сергия посадили в колонию на три с половиной года
sovsekretnoru

За решетку на 300 лет

Автор: Елена СВЕТЛОВА
01.09.2000

 
Сергей ДЫШЕВ

Приговор по делу «Большой группы» зачитывали два дня

Ростовская фемида, пережившая немало громких и знаменитых процессов, оказалась в затруднительном положении: перед судом предстали сразу тридцать обвиняемых, и осудили их в общей сложности на триста лет.

8 февраля 1997 года в Ростове-на-Дону на склад фирмы «ВиА», торгующей куриными окорочками, ворвались неизвестные. В упор расстреляли охранников, Пазинова и Баринова, директора Баздикяна и захватили наличку: 300 миллионов неденоминированных рублей.

Кровавая бойня потрясла даже криминальный мир.

Эксперты-трассологи, тщательно изучив все пули, пришли к выводу: выпущены из пистолета калибра 5,45, переделанного из газового, и пистолета-пулемета «Скорпион» чешского производства. Но самое главное – пистолет калибра 5,45 уже был «засвечен» – в 1996 году. Тогда ранним утром бандиты, явно осведомленные об отсутствии в доме хозяина – капитана дальнего плавания Анатолия Субботина, – взломали дверь в его квартиру. Жена капитана Наталья и дочь Олеся еще спали. По словам семилетней девочки, мама стала звать на помощь и ее тут же застрелили. В поисках денег преступники перерыли весь дом. Ничего не найдя, сняли золотое кольцо с пальца убитой.

Расследованием убийств и разбоев занялись следователь городской прокуратуры Вадим Шотин, сотрудники УБОП при ГУВД Ростовской области Владимир Бабенко, Иван Церулик и Александр Меньшиков. Возглавил группу следователь по особо важным делам Анатолий Заремба. Проанализировав ситуации, он предположил, что в Ростове появилась преступная группа, «специализирующаяся» на коммерсантах и людях с высоким достатком. Судя по всему, в банде есть своя разведка: орудуют по наводке.

Дочь капитана Субботина сообщила оперативникам приметы убийц: один – интеллигентного вида молодой человек; лоб высокий, с залысинами. Распоряжаясь, он грыз семечки, сплевывая шелуху на пол. Его окрестили Интеллигентом. У второго пронзительные злые глаза, на руке – татуировка в виде кинжала. Ему дали кличку Зверь. Третьего, рыжеволосого, окрестили просто – Рыжий.

Вскоре банда вновь напомнила о себе – в конце 1996 года было совершено разбойное нападение на квартиру Саида Бареева, директора частного предприятия. Бареев открыл дверь человеку в форме сотрудника милиции. И тут же в квартиру ввалились трое вооруженных бандитов. Коммерсанту сломали челюсть, пытали раскаленным утюгом, угрожали расправиться с малолетними детьми. И несчастный отдал налетчикам 66 миллионов рублей, буквально на днях полученных за проданную машину.

По показаниям потерпевшего, оперативники составили фотороботы преступников. Бареев вспомнил характерные приметы двоих, судя по поведению – лидеров: первый – невысокий, спортивного телосложения, на правой руке отсутствовали два пальца. Оперативники дали ему условную кличку Спортсмен. Второй по описаниям был похож на Интеллигента: высокий лоб с залысинами и – все время грыз семечки. Лжемилиционер – хмурый верзила, как выразился потерпевший, с лошадиным лицом. Четвертого он не запомнил.

Вскоре пришли результаты баллистической экспертизы: пистолеты «участвовали» не только в убийствах Субботиной и трех человек на складе фирмы «ВиА», но и в нераскрытых убийствах коммерсанта Михаила Касько и валютного менялы Ивана Говорова. Последний пропал 5 декабря 1995 года вместе со 100 тысячами долларов, принадлежавших ростовскому отделению «Инкомбанка». Его сильно разложившийся труп нашли в мешке в болотистой низине у обочины дороги Батайск – Таганрог. Установить личность убитого удалось лишь экспертам 124-й судебно-медицинской лаборатории Северо-Кавказского военного округа.

В июне 1997 года поздно вечером в дом жителя поселка Красный Колос, мелкого наркоторговца Василия Малько, ворвались четверо. Двое из них – в милицейской форме. Бандиты связали жену хозяина, троих несовершеннолетних детей, а самого Малько заковали в наручники и избили. Затем вынесли из дома все ценные вещи.

Сотрудники РУБОП Владимир Бабенко и Иван Церулик (справа)

Потерпевшие сообщили следствию, что один из налетчиков был рыжеволосым, у другого отсутствовали два пальца на руке. Именно этот бандит, уходя, полоснул хозяина ножом по лицу.

Для установления личности беспалого были направлены запросы в больницы области: кому из больных или раненых ампутировали пальцы правой руки. Оперативников особенно заинтересовал некто Вячеслав Петюкин, 1969 года рождения. Судим за кражи и самоуправство. В свое время занимался боксом, пока не потерял пальцы – в руке взорвался запал гранаты. Славу-Боксера в округе хорошо знали. На его задержание тут же направили опергруппу. Но квартира была пуста, будто кто-то успел предупредить бандита.

Портрет Боксера с соответствующим сообщением опубликовали в ростовских газетах.

Но кто остальные преступники? Ни одной зацепки в течение долгих месяцев. Не ясно было, кто лидер банды. Петюкин участвовал в убийстве Субботиной и в разбойных нападениях на Бареева и Малько. В последнем преступлении играл главенствующую роль. В других – лидером выступал Интеллигент. Тщетны были все усилия по поиску Славы-Боксера, Интеллигента, Зверя, лжемилиционера. Словно кто-то специально уводил следствие в сторону и своевременно предупреждал преступников.

17 июля 1997 года – очередное зверство на проспекте Стачки, 229. Бандиты ворвались в квартиру бизнесмена Симоненко, занимавшегося нефтяными сделками, и убили его при попытке сопротивления. Преступники забрали 13 тысяч долларов и золотые украшения. Выяснить удалось немного: в банде появились новые люди, но оружие было все тем же. И те же самодельные пули.

Через три дня после убийства Симоненко сотрудники дорожно-патрульной службы остановили «Жигули», в которых находились четверо парней. Предложили предъявить документы. Один из них, рыжеволосый, небрежно протянул служебное удостоверение. В нем значилось: «Младший сержант милиции Дмитрий Головинов состоит в должности оперуполномоченного Управления по борьбе с организованной преступностью при УВД Ростовской области». Офицер, проверявший удостоверение, даже не сразу сообразил, что его смутило. Секунду спустя понял: оперуполномоченные в УБОП имеют только офицерские звания! Он дал команду задержать пассажиров «Жигулей», но одному удалось выскочить из машины и скрыться.

У «младшего сержанта» и двух его попутчиков изъяли пистолеты и препроводили к «коллегам» – в ростовский УБОП. На допросе задержанные не стали скрывать имя беглеца – Слава-Боксер. Назвали и имена других членов банды, сообщили адреса явок главаря. На одной из них Вячеслава Петюкина и взяли.

На очной ставке Славу-Боксера тут же опознал потерпевший из поселка Красный Колос – Василий Малько. Опознал Петюкина и сотрудник вневедомственной охраны Олег Чадий. Поздно возвращаясь со службы, он воспользовался услугами частного автоизвозчика. Его оглушили, отобрали оружие и, жестоко избив, оставили умирать на морозе. Олег чудом выжил.

Арестовали и подружку Петюкина – двадцатилетнюю Елену Николаеву. Она тоже была опознана Чадием, как соучастница нападения.

В ходе допросов выяснилось, что именно Слава-Боксер дал наводку на фирму «ВиА». Ее директор Баздикян по доброте душевной облагодетельствовал вернувшегося из зоны и слонявшегося без работы Петюкина: нашел ему дело на рынке. И Слава вскоре «отблагодарил» шефа.

Главарь банды Дмитрий Ященко и две Елены: наводчица (слева) и заказчица

Елена Николаева сошлась с Петюкиным по призванию: была профессиональной наводчицей. Выяснил это сотрудник УБОП Иван Церулик, сделав выборку разбойных нападений в городе. Он обзванивал потерпевших, задавая один и тот же вопрос: «Знаете ли вы Лену Николаеву?» И получал утвердительный ответ. Именно она дала наводку на квартиру предпринимателя Зуева, бизнесмена Бареева. Ее не остановило то, что у Бареева работала жена ее родного брата. Крутая Елена в банде Петюкина ходила в авторитетах. Перед акциями бандиты по традиции собирались в ее квартире.

Еще одного члена банды, Андрея Горбаня, оперативники Меньшиков и Церулик решили задержать необычным способом. Позвонили накануне по телефону и сообщили, что привезли весточку от Петюкина. Сказали, что Славку «прессуют менты» и ему срочно нужна помощь. Горбань тут же вышел на улицу. Вместе сели в машину, объяснили цель поездки: срочно ехать к корешам, которые отстегнут «бабки». А у прокуратуры остановили машину и надели Горбаню наручники.

Итак, банда Славы-Боксера практически прекратила существование. Но где скрывались два явно не последние члена группировки – Интеллигент и Зверь? Один из арестованных назвал их имена – Дмитрий и Владимир – и рассказал трогательную историю. Мол, между парнями вышла ссора из-за женщины – Марины Хороших. Дело дошло до дуэли. Поединок назначили на берегу Дона. Секунданты раздали пистолеты. Дуэлянты выстрелили почти одновременно и смертельно ранили друг друга. Их тела тут же сбросили в реку

Вызванные водолазы тщательно обследовали дно реки, но тел не нашли.

Дело стали готовить к суду. А в августе по Ростову прошла серия грабежей – двух магазинов на улице Красноармейской и в пригороде Александровке, семьи коммерсанта в Новочеркасске. И все тот же характерный почерк. Потерпевшие называли приметы главаря: черные пронзительные глаза и татуировка на руке – кинжал. Это были приметы Зверя. И тогда арестованный бандит вынужден был сознаться в обмане: дуэли не было. И еще сказал, что бойцы работали поочередно на двух главарей. Отсюда и путаница.

Рубоповцев более всего мучил вопрос: кто из коммерсантов станет очередной жертвой?

По решению руководства один из оперативников негласно встретился с ростовским криминальным авторитетом, неоднократно судимым 37-летним Виталием Грибовым. После очередного возвращения из заключения он стал «смотрящим» в Батайске – городе-спутнике Ростова. Вскоре ему доверили «общак» батайской преступной группировки.

Вопрос к авторитету был конкретным: «Чья братва беспредельничает в городе, кто устроил бойню коммерсантам?» Гриб этого не знал. А еще он сказал, что среди новоявленных отморозков есть и сотрудник милиции. И пообещал к следующей встрече с оперативником, 1 сентября, выяснить, кто эти беспредельщики, и «конкретно научить их жить по понятиям».

Но 1 сентября Грибов на встречу не пришел. В ночь на 31 августа 1997 года Виталий и его сожительница, девятнадцатилетняя Светлана Балаболова, были найдены убитыми в доме в Западном массиве Ростова.

Руководитель следственно-оперативной группы Анатолий Заремба дал указание задержать и допросить нескольких членов преступных организаций, а также знакомых Грибова. Все они отвечали примерно одно и то же: «Явных врагов у Гриба не было. Он жил по понятиям, чужого не хотел, беспредельщиком не был».

Они убивали, не испытывая жалости. Первым был валютный меняла Говоров

Грибов вряд ли стал бы сообщать в своем кругу о предстоящей встрече с оперативником. Значит, оставалось самое худшее: информацию сдал кто-то из своих. Тут и вспомнились слова Грибова о предателе-милиционере.

Руководством были предприняты чрезвычайные меры секретности в расследовании уголовного дела.

Допросили следователи и вдову – Елену Грибову. Она напрочь отмела все обвинения в соучастии в преступлении. К сопернице – Светлане Балаболовой – претензий не имела, это было решение Ященко.

Кто такой Ященко, Грибова толком ответить не могла. Зато охотно рассказала о своих отношениях с покойным мужем:

– Я абсолютно не интересовалась его жизнью. Девушка молодая, могу работать. Грибов не первый и не последний.

Буквально через день после похорон вдова развернула бурную деятельность по вступлению в права наследования всем имуществом. Ростовская прокуратура 15 сентября 1997 года дала добро на ее задержание.

Сыщики уже знали, что в наследственных делах Елене активно помогал любовник – мужчина без определенных занятий по фамилии Пионтковский. Задержали в Ростове и его брата по матери – Андрея Волкова, недавно вернувшегося из заключения. Как и предполагали оперативники, не зря: у него изъяли оружие.

Очутившись в мрачных стенах Новочеркасской тюрьмы, Владимир Пионтковский дрогнул и сдал с потрохами не только возлюбленную. Он сообщил, что Елена обещала за убийство мужа 10 тысяч долларов. И он, в свою очередь, предложил это дельце своему брату – Андрею Волкову. А тот привел Олега Ерашова, тоже ранее судимого, и еще неких Диму и Мишу. Кто были эти двое? Пионтковский не знал или боялся говорить.

Вывод, с которым эксперты-оружейники ознакомили Зарембу, был однозначен: Гриба убивали из того же пистолета, переделанного из газового, что и валютного менялу Говорова. Пистолет имел особенность: у него была левая нарезка. Значит, Грибов и Балаболова стали жертвами все той же банды.

30 сентября оперативники арестовали члена банды Олега Ерашова. Он подробно рассказал историю убийства Грибова и его любовницы и нарисовал схему расположения комнат в доме авторитета.

Затем во время разбоев расправились с Натальей Субботиной…

Ерашов назвал следователям фамилию Димы, который в живых никого не оставляет, – Ященко! Тот самый главарь банды по оперативной кличке Интеллигент.

Из протокола допроса Олега Ерашова на месте преступления:

«У меня сильно тряслись руки. И Грибов сразу обратил внимание. Он видел, что мы не в состоянии что-то серьезное совершить. Мы говорим: давай нам деньги, мы пошли».

Но Грибов понял, что ему не жить...

Бандиты понимали, что убийство Грибова криминальный мир Ростова им не простит. Но от новых планов явно не отказались. 26 сентября 1997 года в дежурную часть Советского райотдела города Ростова позвонил гражданин, представившийся ювелиром Трохимцом. Он сообщил, что на лестничной клетке перед дверью вот уже час толкутся двое парней, а еще двоих слоняющихся он приметил во дворе. По адресу тут же выехала опергруппа. В подъезде задержали Сергея Рейнгруберта и Ярослава Лиховидова. У обоих изъяли пистолеты. «Ященко дал! – сказал Рейнгруберт. – Интеллигент на понтах».

Выяснилось, что все это время во дворе их «операцию» прикрывали Ященко и Михаил Боровский. В очередной раз Интеллигент ускользнул.

Новую пищу для размышлений Анатолию Зарембе дали эксперты. Один из изъятых пистолетов применялся и при убийстве Светланы Балаболовой.

Рейнгруберт напрочь открестился от этого преступления. Но неожиданно сознался в убийствах нефтяного бизнесмена Симоненко и слесаря Уразбаева. И показал место совершения преступления, пояснив, что был тогда в сильном алкогольном и наркотическом опьянении.

Тем временем Анатолий Заремба вплотную подошел к раскрытию давнего убийства валютного менялы Говорова. В нем подозревался активный член банды Юрий Хацкель, 1960 года рождения. Он нанял Говорову охрану: Андрея Волкова и Владимира Пионтковского. 5 декабря 1995 года Говоров получил в банке для обмена 100 тысяч долларов. Вчетвером сели в машину. Говоров – на переднее сиденье. И Хацкель четыре раза выстрелил в него прямо через спинку.

Ворованные деньги бандиты тратили в Москве. Хацкель купил крутой «мерседес», братья – «БМВ». Жили в «Президент-отеле».

…и Светланой Балаболовой. За чисто символическое вознаграждение

У бывшего коммерсанта Юрия Хацкеля была слабость – женщины. Поэтому стали проверять его многочисленные связи. В одном из ресторанов удалось узнать, что он встречается с некоей Шмандиной.

Утром 8 ноября 1997 года в ее квартиру постучали двое оперативников РУБОП...

Когда наконец разобрались в структуре банды, кто-то предложил назвать ее «Большая группа». На вершине – Дмитрий Ященко, 1968 года рождения. В ней действовали группы Петюкина и Живаева. Посредником «кадровых перемещений» в группах и активным участником акций был лжеоперативник Дмитрий Головинов.

Сотрудники РУБОП продолжали активные поиски главаря банды, анализировали записи телефонных переговоров его знакомых, отрабатывали его связи. Наконец, удалось установить: Ященко приезжает в Ростов 12 октября. На вокзале его ждали оперативники.

Позже в тюрьме Ященко охотно согласился на нашу встречу. Рассказывал о трудном детстве и многом другом:

– Тяжело было, когда развелись родители. Я был предоставлен улице. В армию не пошел – и вскоре в тюрьму попал.

Исправительная колония была жестоким испытанием. Впрочем, Ященко подчеркивал свою исключительность:

– Я не принадлежал ни к мужикам, ни к блатным.

Ненавидя блатных, он перенял у них то, что делало их сильными: строгую иерархию и сплоченность. Создав банду, он осуществил давнюю мечту: стал лидером.

Изучая изъятое оружие, искусно переделанное из газового, с характерной левой нарезкой, и самодельные патроны, анализируя заключения экспертов, оперативники и следователи пришли к выводу: банда имела своего оружейника. В ходе расследования установили его имя – Андрей Сысоев, житель Ростова, не судим, обучался в ростовском институте. Изобретателя задержали. И он показал тайник, где хранил изготовленное оружие.

Последним в кровавом списке банды стал полковник Бородин

А вскоре еще одно известие: Сысоев имел свою «крышу» – сотрудника милиции Сидорова. Сведения об этом начальник отдела ростовского УБОП Владимир Бабенко получил от арестованных бандитов, однажды столкнувшихся с милиционером в доме оружейника

Ященко и Головинов дали показания, что именно Сысоев предупреждал, что на их след могут выйти сыщики после совершенного разбойного нападения на овощебазу.

Капитан милиции Андрей Сидоров служил не где-нибудь, а в уголовном розыске ГУВД Ростовской области. Перспективный офицер с прекрасными характеристиками и восемью благодарностями все это время услужливо работал на бандитов. Вот почему преступникам удавалось ускользать в последнюю минуту. Посылал он весточки через Сысоева.

Ближайшим сподвижником и заместителем Ященко в банде был Владимир Живаев, 1970 года рождения. Занимался карате, но спортивная карьера не удалась. Ничего больше не умея, подался в бандиты. В тюрьме не сидел, но для авторитетности сделал на руке татуировку – кинжал.

Его возлюбленная, Марина Хороших, переметнулась к другу Диме. Марина сымитировала отлет в Иркутск, якобы на сессию. Живаев, зная, что за ним идут по следу, все же рискнул проводить любимую на самолет – до самой взлетной полосы. Но «прилетела» авантюристка прямиком в квартиру Ященко. Измена открылась достаточно скоро, и, казалось, начнется густая стрельба. Но дальше словесных оплеух не пошло.

Вскоре дама убедилась в недееспособности Димы и вернулась к каратисту Володе. С тех пор соратники насмерть поссорились. А Живаев создал собственную банду.

По оперативной информации, Живаев сошелся с ворами в законе Джиджейшвили по кличке Гиви Колымский и Эдуардом Красновым по кличке Красный. Подтверждением тому стал найденный в доме Живаева электронный блокнот с именами воров.

Известно оперативникам было и то, что Живаев, чтобы стать авторитетом в воровском мире, отправился в Сызрань выполнять их задание. Но какое?

А через три дня, 7 октября 1997 года, в Сызрани был убит начальник следственного изолятора города полковник внутренней службы Евгений Бородин. В его теле насчитали десять пулевых ранений. Сызранские оперативники проинформировали, что полковник отличался крутым нравом и рьяно боролся с воровскими законами. Свои счеты у него были и с Гиви Колымским. Сообщили также, что подозревают некоего ростовчанина. Назвали его приметы.

Сомнений быть не могло: это находящийся в федеральном розыске Владимир Живаев.

Андрей Сидоров был на хорошем счету и у своих начальников, и у бандитов

1 января 1998 года в Самаре Живаев попал в милицию по непростительному для матерого бандита поводу. Пропив деньги в новогоднюю ночь, он не смог заплатить таксисту. Началась драка. Подоспели сотрудники милиции.

Позже Живаев дал показания об убийстве начальника СИЗО Бородина:

«Я зашел в подъезд и на первом этаже решил справить нужду. Вошел человек в военной форме. Он на меня выразился. Я был в подпитии, выругал, в его адрес высказался. И он ударил меня по голове кулаком. Я не ожидал и упал. Полковник сел в лифт. Я тут же решил ему отомстить. Лифт ехал медленно. По лестнице я забежал на пятый этаж. В правой руке у меня был ПМ, в левой – браунинг. Когда двери лифта открылись, я выстрелил в него. Посчитал потом – десять патронов».

Суд счел версию убийства, изложенную Живаевым, убедительной. Осквернитель подъездов получил за это преступление по минимуму...

По странному стечению обстоятельств Гиви Колымский был убит 22 мая 2000 года, в тот самый день, когда зачитывали приговор Владимиру Живаеву и его подельникам. Убийцу не нашли.

Всего бандиты «Большой группы» совершили более ста преступлений, в том числе – четырнадцать убийств, двадцать шесть разбоев. Областной суд приговорил членов банды к неслыханному сроку: в общей сложности – триста лет.

Дмитрий Головинов получил за дела свои сполна: пожизненный срок. Ровно столько же отмерили и убийце-интеллигенту Дмитрию Ященко. Впереди у них – смерть в рассрочку.


Авторы:  Елена СВЕТЛОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку