За каждую сотку

За каждую сотку

ФОТО: САИД ЦАРНАЕВ/«РИА НОВОСТИ»

Автор: Ярослав ФЕОФАНОВ
06.07.2019

Пограничные территориальные споры на Кавказе разворачиваются вокруг очень незначительных по площади земель. Однако последствия могут быть куда значимее, чем реальная польза от этих участков. С подробностями обозреватель «Совершенно секретно».

Территориальные споры, иногда столкновения, на Северном Кавказе будут вызывать долговременное и серьезное напряжение. Это не только большая проблема для федерального центра, это еще и отложенные конфликты будущим поколениям. В 2018 году конфликт между Чечнёй и Ингушетией показал, насколько это острая тема. Сейчас медленно растут противоречия между Чечнёй и Дагестаном. Спор всего о нескольких тысячах гектаров. Но на примере чечено-ингушского кейса, где спорили за кусок безлюдной местности в горах, видим, к чему здесь могут привести пограничные споры.

КТО ПЕРВЫЙ, ТОТ И ПРАВ?

И в Ингушетии, и в Дагестане считается, что инициатором земельных споров является Грозный, который активно ищет возможности для расширения своих владений. В апреле этого года дагестанские активисты посчитали, что более 200 га, в основном равнинных, но и горных земель тоже, присвоены Чечнёй.

В наше время это делается не так, как было испокон веков до самого последнего времени – не надо засылать армию. Весной этого года Чечня поставила на кадастровый учет 9 крупных и несколько небольших участков спорных территорий на границе с Дагестаном. Но это дагестанская версия. Эти заявление делают общественные активисты, которые со стороны Махачкалы занимаются этим вопросом.

Власти Чечни, напротив, считают, что Дагестан в одностороннем порядке зарегистрировал за собой 300 га спорных земель.

Власти Чечни и Дагестана в конце января нынешнего года договорились об определении границы между республиками. Но в марте Чечня в одностороннем порядке зарегистрировала за собой спорный участок земли на границе с Кизлярским районом Дагестана около села Новомонастырское. Это равнинный, сельскохозяйственный район, как считают в Махачкале, тяготеющий к Дагестану.

Одностороннее решение Чечни вызвало скандал, в результате которого внесение в Единый госреестр недвижимости сведений об административной границе между Чечнёй и Дагестаном было решено приостановить по решению спикеров парламентов двух республик.

Буквально на следующий день после объявления о временном моратории на демаркацию границы, 17 апреля в Махачкале прошло заседание Дагестанской общественной комиссии по вопросу определения (согласования) границ между Республикой Дагестан и Чеченской республикой. Что характерно, комиссия совещалась в редакции газеты «Черновик».

Участники заседания решили, что регистрация этого участка должна быть обжалована. Махачкалинские общественники говорят, что ездили в Новомонастырское и изучали ситуацию на месте. Но в селе говорят, что из Дагестана там никого не видели.

Важно однако то, что стороны явно «притормозили» нагнетание проблемы, помня недавний опыт чечено-ингушского противостояния, которое едва не переросло в значительный конфликт из-за куда менее ценной в хозяйственном отношении территории, нежели земли вокруг пригородов Кизляра.

ЧЕЧЕНО-ИНГУШСКИЙ КОНФЛИКТ ИЗ-ЗА ФОРТАНГИ

На Северном Кавказе нет ни одной территории, принадлежность которой не могли бы оспорить соседи. И нет ни одной республики, границы которой не менялись бы многократно на протяжении всего прошлого века. Столицей Ингушетии ровно век назад был Владикавказ, нынешняя столица Северной Осетии, город был фактически поделен на две части между осетинами и ингушами. Но в дальнейшем наверное именно ингушам больше всего не повезло на Кавказе. Территория лишилась субъектности, став сельской окраиной Чечено-Ингушской АССР. В 90-е годы прошлого столетия, после развала Советского Союза, ингуши попытались вернуть себе Пригородный район Северной Осетии, населенный в значительной степени ингушским населением, – территорию на окраине Владикавказа. Сделать этого не удалось, и теперь ингуши там в явном меньшинстве, а многие вообще не смогли вернуться домой или вернуть имущество.

Поэтому для ингушского общества любые территориальные вопросы – острая тема. В истории прошлого года с Чечнёй оспаривалась незаселенная горная местность вокруг реки Фортанга. Делать там нечего, кроме как ходить в поход. Очень живописные места. Несмотря на то, что чеченская сторона была готова передать в состав Ингушетии сельскохозяйственные земли в равнинном Горагорском районе, острый конфликт вполне мог вылиться в столкновения между двумя республиками.

СПОРНЫЕ ЗЕМЛИ ИМЕЮТ ВАЖНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ НАСЕЛЕНИЯ И ЧЕЧНИ, И ДАГЕСТАНА

Понятно однако то, что процесс демаркации границы между Чечнёй и Дагестаном будет продолжен. Но сейчас возникает другой интересный вопрос. Процесс внесения спорных участков границы на кадастровую карту, как принадлежащих Чеченской Республике, не отменен, а приостановлен. Это при том, что на кадастровую карту уже нанесены наиболее крупные участки дагестанской территории. И их статус пока не ясен, но у Грозного теперь есть некоторое преимущество перед Махачкалой в этом вопросе.

С середины апреля пока нет никаких новостей. Заявления спикеров парламентов двух республик были озвучены синхронно, очевидно, были согласованы на уровне руководителей глав субъектов РФ.

Дагестан имеет возможность оспорить закрепление за соседней республикой одного из спорных участков приграничных территорий. Но пока нет ясности относительно того, кто будет это делать.

Изначально Грозный и Махачкала подошли к этому вопросу серьезно и обстоятельно, дабы не повторить еще раз сценарий Ингушетии. Было проговорено, что никто никуда не торопится, есть возможность поработать общественным комиссиям, согласовать результаты их работы на уровне властей, и только потом прийти к соглашению по границам. Но Грозный в результате стал торопить события, закрепив район, о котором мы выше говорили, в кадастре как часть своей территории.

В ингушском и дагестанском сюжетах, так или иначе, именно Чечня выступает с инициативами демаркации и урегулирования спорных вопросов по границам республики с соседними регионами. Но, в случае с дагестанской границей, спорных территорий намного больше, чем вдоль границы с Ингушетией.

Механизм общественного участия в вопросах демаркации границы между двумя республиками выглядит так. Сначала сами местные жители, люди, которые живут на территориях, которые могут быть спорными, должны выразить свое мнение. К этому времени ни чеченцам, ни дагестанцам неизвестно, есть ли земли, где сами жители не могут прийти к согласию относительно того, к какому региону должна относиться их местность.

16 апреля, в тот же день, когда было озвучено решение о приостановке демаркации границы, власти Дагестана объявили аукцион на аэрофотосъемку и создание 3D-моделей территорий, граничащих с Чечней, Ставропольским краем и Калмыкией. Датой окончания работ в аукционной документации указано 31 июля 2019 года. Не зря здесь упомянуто о границах с другими регионами. Много спорных участков есть на границах Дагестана со Ставропольем и Калмыкией. Это не земли населенных пунктов, здесь никто не живет, тут степь. Но это чрезвычайно дорогие здесь земли отгонного животноводства. С давних сравнительно времен, уже много десятилетий пограничными территориями в степях пользуются дагестанские животноводы. В советский период приграничные территории входили в состав дагестанских колхозов. Здесь есть другая тенденция: расширить свои владения может стремиться Дагестан, но пока развивается чечено-дагестанский сюжет.

В Махачкале насчитали 9 зарегистрированных Чечней спорных участков границы.

В течение марта и апреля этого года чеченскую кадастровую прописку приобрели девять крупных и несколько мелких участков спорных территорий общей площадью более 200 га. Эти сведения также подтверждаются данными, приведенными на публичной кадастровой карте Росреестра. В некоторых случаях получается так, что у территорий, которые отмечены дагестанскими кадастровыми номерами, появляются и чеченские кадастровые номера. Таких участков становится все больше. В Махачкале это вызывает тревогу.

Но надо понимать, что речь идет на самом деле об «огороде» – общая площадь тех спорных участков, которые зарегистрированы в кадастре как чеченские, как мы написали выше, превышает 200 га. Это площадь фермерского хозяйства средней руки.

И В ГОРАХ, И В СТЕПИ

Давайте разберемся, что из себя в целом представляют спорные территории на границе Чечни и Дагестана.

1900 га в Цумадинском районе Дагестана, на границе с Шаройским районом Чечни. Высокогорье, высоты около двух тысяч метров над уровнем моря и выше. Территории непригодные для хозяйственной деятельности и жизни человека.

Участок в районе села Ансалта, Ботлихского района Дагестана. Пригоден для животноводства, имеет значение в хозяйственной жизни населения.

Фото_11_11.JPG

СЕЛЕНИЕ АНСАЛТА ФОТО: YANDEX.RU

Участок площадью 1200 га около озера Кезеной-Ам, недалеко от чеченского курорта Ведено. Перспективная территория.

Менее обширные участки, конкретно для хозяйственной деятельности, расположены в Гумбетовском районе Дагестана. Все эти земли в горной части чечено-дагестанской границы.

Но есть небольшие, однако имеющие большее значение в практической жизни населения участки около Кизляра в равнинной части приграничья. Несмотря на их мизерную площадь, – один из спорных районов на окраине Кизляра имеет площадь всего 74 га, именно вокруг этих участков могут разгораться конфликты.

У КАЖДОГО СВОЯ ПРАВДА

В вопросах, связанных с демаркациями границ в регионах Северного Кавказа всегда много нюансов, которые трудно усмотреть из Москвы. «У каждого своя правда», – можно сказать кратко, чтобы не углубляться в тонкости, связанные с историей и политикой, причем разных эпох. Все это каждый может интерпретировать по-своему, что мы и видели на примере Ингушетии. Казалось бы один народ – вайнахи. Сама спорная территория в прошлом (сейчас там никто не живет) место обитания вайнахской субэтнической группы, которую и ингуши и чеченцы считают частью своего этноса. Все эти нюансы создают поле напряжения.

И здесь так же. Чеченская сторона сейчас в этом вопросе руководствуется картами 1958 года. Ранее, как настаивает дагестанская сторона, было принято обеими сторонами решение руководствоваться картами 1983 года. Карты более раннего периода создают некоторые преимущества для чеченской стороны, и наоборот – карты более позднего периода для дагестанской.

ВОЙНА В КАДАСТРЕ

Но здесь есть вопросы более приземленного порядка. Например, каким образом ряд спорных территорий оказались на кадастровом учете как принадлежащие Чечне. Это не так просто сделать. Без подтверждения Росреестра официальное изменение кадастровых округов невозможно. Официально процедура кадастрирования спорных участков той или иной стороной происходит только после прохождения определенных этапов. Первоначально должно быть учтено мнение населения приграничной спорной территории, после этого заключено соглашение между главами субъектов. Это соглашение должно быть рассмотрено парламентами обоих регионов, а затем – на уровне Совета Федерации РФ.

По идее правительство Дагестана должно подать в суд на правительство Чечни, Росреестр и чеченское отделение Росреестра в связи с односторонней постановкой на учет спорных территорий. Но времени мало, буквально считанные недели, так как общий срок по административным делам составляет три месяца, а уже прошло больше двух.

Постановка спорных территории на кадастровый учет в одностороннем порядке является нарушением действующего законодательства, так как кадастровый округ совпадает с границами региона, и изменить границы региона в одностороннем порядке невозможно.

Но не стоит думать, что это сугубо чеченское ноу-хау, ибо аналогичные претензии, только в адрес властей Дагестана, есть и в Грозном. Чеченские власти упрекают Дагестан в присвоении 300 га земель.

По данным властей Чечни, Дагестан поставил на кадастровый учет приграничные территории в Ножай-Юртовском и Шелковском районах. В одном случае на кадастровый учет в одностороннем порядке поставлены три земельных участка, относящихся к землям сельскохозяйственного назначения в населенных пунктах Гиляны и Беной. Во втором речь идет о 7 земельных участках, относящихся к Бороздиновскому лесничеству. Общая площадь этих участков более 300 га.

Важно то, что активно эти процессы, постановки на кадастровый учет спорных земель происходят именно в этом году. Кажется, ингушский кейс активировал пласт вопросов, связанных с пограничным межеванием во всем регионе. Так как у властей Чечни и Дагестана были целые десятилетия на то, чтобы в спокойном режиме урегулировать эти вопросы.

По данным, которые озвучивают представители чеченских властей, спорные участки были поставлены на кадастровый учет дагестанской стороной еще в конце февраля, но властям Чечни стало известно об этом только в середине апреля.

Но сейчас есть возможность начать процесс сначала. Так как стороны «во избежание подобных недоразумений впредь приняли решение приостановить работы по внесению в Единый госреестр сведений о границах между республиками. Эта работа будет возобновлена после согласования всех позиций».

Какие земли поставила на свой кадастровый учет дагестанская сторона?

Опять-таки, одна часть участков в горной зоне, в Ножай-Юртовском районе Чечни. Но это районы, достаточно удобные для хозяйственной деятельности, не высокогорья. В основном луговые земли и пастбища. Ими пользуются жители приграничных территорий для выпаса скота и покосов травы.

Другая часть участков в Шелковском районе, в равнинной зоне – это золотая земля в местных экономических условиях. 25 февраля этого года дагестанская сторона поставила на кадастровый учет эти участки.

Чеченская сторона «из-за уважения к своему руководству и братских отношений с народом Дагестана благородно молчала» об этом, заявил член Общественной палаты России Мансур Солтаев.

По данным Росреестра, актуальным на апрель, границы между Чечнёй и Дагестаном не установлены, а принадлежность территорий в отсутствии границ между субъектами РФ «определить невозможно». Однако выявление и исправление реестровых ошибок в описании местоположения границ объектов недвижимости может быть осуществлено, в том числе, при проведении работ по установлению границ между субъектами федерации, сообщал Росреестр.

Пусть никого не смущают незначительные площади спорных районов. Это не Центральная Россия с ее огромными пространствами и большими площадями пустующих земель. Здесь, пусть хотя и каждая сторона и стремится подвести некое идеологическое обоснование принадлежности себе тех или иных территорий, на самом деле, большая часть земель имеют значение в хозяйственной деятельности, а некоторые и вовсе находятся у границ густонаселенных мест. Поэтому такие споры нужно купировать с самого начала, пока к их обсуждению не присоединилась гуманитарная интеллигенция заинтересованных регионов. Как только вокруг этих клочков земли возникнет ареол святости для той или иной культуры – пиши пропало, будет конфликт. 

Авторы:  Ярослав ФЕОФАНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку