Юлий ГУСМАН: Мой город – симфония чувств

Юлий ГУСМАН: Мой город – симфония чувств
Автор: Алексей БОГОМОЛОВ
28.04.2014

Беседовать с Юлием Гусманом – всегда удовольствие. А разговаривать с ним о Баку – это просто пир души. И не потому, что он один из самых известных в мире бакинцев, замечательный театральный и кинорежиссер, теле- и радиоведущий, основатель премии «Ника», общественный деятель и просто интеллигентный и веcелый человек

Юлий Гусман просто влюблен в свой родной город, влюблен той трепетной юношеской любовью, которая остается с нами на всю жизнь. И мне во время нашей встречи было даже не нужно задавать ему вопросы, поскольку он рассказывал о столице Азербайджана сам, рассказывал искренне, вдохновенно и поэтично. Он говорил и о старом Баку, и о людях, которые там жили, и о днях сегодняшних, когда этот замечательный город растет и меняется прямо на глазах. Впрочем, зачем пересказывать самого Гусмана? Слово мастеру…

Я – бакинец в пяти поколениях
Когда я говорю о Баку и вспоминаю этот город, на моем лице всегда появляется улыбка. Моя прапрапрабабушка приехала туда в середине XIX века, и пять поколений моей семьи жили там. В Баку я поставил свои первые спектакли и снимал свои первые фильмы. Там я в первый раз по-настоящему влюбился. И счастливо живу с моей любимой женой Валидой вот уже 37 лет. Там были бабушки и дедушки, там были мама с папой, которые до сегодняшнего дня для меня живы. И это не просто слова, которые принято говорить во всех нормальных семьях о своих родителях. Папа был не только профессором и выдающимся кардиологом, мама была не только профессором и автором учебников английского языка. Они были добрые, талантливые, веселые и очень яркие люди, и они оставили огромную память у сотен своих учеников в Азербайджане. До сих пор на нашем старом доме на улице Петра Монтина (сейчас это улица Алиовсата Гулиева) висит памятная доска в честь моих родителей.
Когда я родился, шла война. Жили мы тогда, если рассматривать это с современной точки зрения, по-настоящему бедно. Семья профессора Гусмана, самого известного и лучшего врача в Баку и, возможно, во всем  Закавказье, жила, как сейчас говорят, в ветхом жилом фонде в коммунальной квартире. Папа всю свою жизнь до двух часов дня ездил в больницу имени Орджоникидзе в поселке Сабунчи, где в огромном здании рабочего госпиталя лечил больных со всех окрестных нефтяных промыслов. Никакой речи о деньгах, естественно, и быть не могло. А после двух часов дня он тоже лечил. Но уже самых известных и влиятельных людей республики, в центральной поликлинике так называемого Четвертого  управления Минздрава. Но несмотря на это, мы всегда жили в старой квартире в трехэтажном доме постройки 1899 года, с удобствами на общей площадке, без ванны и душа. О даче или своей машине разговора вообще не было…
Войну папа закончил капитаном второго ранга и главным врачом Каспийской военной флотилии. Он был человеком известным и пользовался огромным уважением. Но просить папа не умел, и, когда мама говорила: «Мона (так она его называла, сокращая имя Соломон), ты же со всеми начальниками встречаешься, лечишь их, играешь с ними в нарды, поговори насчет квартиры…», он отвечал: «Лока (ее звали Лола), они всё знают, сами придут и сами всё дадут».
Не пришли и не дали. Мои родители так и прожили всю свою жизнь в старой  коммуналке… Но я никогда не видел более счастливых людей. Они были влюблены в жизнь, друг в друга, в свой город, в свою работу, в своих детей и друзей. У нас была потрясающе счастливая семья…
Вы видите, я сам уже довольно большой взрослый мальчик, но я все свои поступки, простите за пафосность, сверяю с ними, с мамой и папой. У меня есть ощущение ответственности перед ними. Я хочу это чувство ответственности передать своей дочери и своему внуку.
Мы с братом Михаилом выросли в коммуналке, но наши детство и юность были по-настоящиму счастливыми.
Если стороннему наблюдателю из какой-нибудь ухоженной западной страны, где парламент был уже четыре столетия назад, а сигареты с фильтром появились в начале прошлого века, рассказать о том, как мы жили, то ему наша возвышенная ностальгия будет не очень понятна. Как же ему объяснить, что я жил в светлом, теплом и солнечном городе, где такие понятия, как честь, достоинство, уважение к старшим, реально существовали и где такое книжное понятие, как дружба народов, было законом жизни обычных простых людей… Кто-то может сказать: да, это молодость, да, это другое время… Но ощущение того, что весь город за тебя и ты за весь этот город, ощущение, что ты здесь можешь все и нужен всем, появляется только в городе, в котором интересно и вкусно жить.
Мне часто снится Баку. Снится старый песчаный теннисный корт, где я побеждал, снятся мои фехтовальные поединки и биллиард в Нагорном парке, где была лучшая биллиардная…
Блаженная улыбка не покидает меня, когда я вспоминаю, как учился в самой лучшей школе № 160. Она была действительно хорошей школой, хотя такой же, как и многие другие. Но она была моей. Маяковский писал: «Здесь каждый камень Ленина знает», так вот, меня знает в Баку каждый камень, а я знаю его.
Удивительно, но я никогда не слышал там мата, ругаться при взрослых, при женщинах особенно, на улицах было просто невозможно. Так устроена была жизнь, что никого нельзя было оскорбить без последствий.
На Востоке, где я вырос, древняя традиция – уважение к старшим. У нас в классе было 30 ребят. Я был сыном профессора, был у нас сын главного архитектора города, а был Вадик Васин, и его отец торговал билетами на карусели в Парке офицеров. Но для нас это не имело никакого значения, как и то, какой национальности твой сосед по парте. Нельзя было себе представить, что ты будешь хвастаться богатством или знатностью своей семьи, унижать чью-то национальность. Когда мы ходили друг к другу в гости, то не придавали значения тому, что у кого-то ставили на стол пирожные «Наполеон», у кого-то икру, а у кого-то бутерброды с колбасой и с сыром. Ты мог похвастаться новым велосипедом, но просто с мальчишеской гордостью, а не как богатством. Папа мне давал три рубля, и я покупал на них пять билетов на мультфильмы в кинотеатр «Вэтен» («Родина») и пять мороженых по 10 копеек, и мы с друзьями, счастливые, туда шли. Меня удивляет, что сейчас есть очень много  людей, которые могут купить пять миллионов порций мороженого, а иногда и пять миллиардов, но не очень думают о том, чтобы кого-то угостить…

Город –симфония чувств
Мне очень обидно то, что в Москву никак не могут доехать настоящие фрукты и добраться бакинские запахи. Я скучаю по ним. Считая, что музыку нельзя передать словами, я всегда поражался, когда читал умные статьи музыковедов, про скрытые смыслы симфоний великих композиторов. Мне всегда казалось это невозможным. Но Баку для меня это именно симфония, состоящая из света, цвета, моря, воздуха, вкусов, то есть все пять чувств задействованы, но есть и шестое – это любовь.
А запахи, запахи, запахи, волшебные запахи: фисташковых, гранатовых, инжирных и тутовых деревьев, которые греются на солнце; нефтяной смолы (кира), которой когда-то заливали крыши старых домов, соленого морского бриза и северного ветра Хазри, обжигающего в знойный день раскаленным  дыханием пустыни.
Удивительно, что я, как собака, воспринимаю мир с помощью запахов. Мне кажется, что хорошие люди, города и дела окружены прекрасным душистым ореолом, который помнишь всю жизнь. Мой Баку вспоминается не только запахами нефти, или морского ветра, или воскресного базара, но это еще и ощущение некой сказки. И не просто пряной восточной сказки, как мы ее себе представляем – 1001 ночь, узорные шальвары, ковры, волшебная музыка, красавицы сидят на вышитых подушках, отважные джигиты… Все это было, но на самом деле Баку – это трудовой город, и таким он был всегда. Он всегда был в центре событий. Столько захватчиков проходили через Апшерон, столько культур оказалось там замешано и оставило свои следы, столько разных племен и народов побывали в Баку… Хотели они того или нет, но кровь и боль ушли в песок, а какой-то позитивный след остался до наших дней…
Баку всегда был городом-тружеником, и благодаря в многом ему мы выиграли Великую Отечественную войну. Недаром Гитлер так рвался на Кавказ, ведь почти все топливо для военной техники было из бакинской нефти.
Баку – это и город чувств, город близких и родных людей. Во мне до сих пор живо ощущение того, что когда идешь по городу, то каждый человек тут за меня, а я за него, что я могу постучаться в любую дверь, и мне откроют и пригласят к обеду, а то и оставят в гостях ночевать. Как это было потрясающе – гулять по центру города, где тебе улыбается каждый встречный. Баку – город радостный и счастливый, многоголосый и многозвучный, делающий мой родной город уникальным.
Возьмем, к примеру, азербайджанскую кухню… Я не такой уж ультрашашлычный патриот, но считаю нашу еду лучшей на Земле. Есть замечательные французская, японская, китайская, грузинская кухни, ну а прекрасных итальянских ресторанов в Москве, кажется, больше, чем в самой Италии. Но Баку-это, пожалуй, единственное место на земле, где можно попробовать свежую осетровую, белужью или севрюжью икру, где тает во рту шашлык из той же рыбы на вертеле, причем только что выловленной в море… Это место, где готовят удивительный люля-кебаб, который пытаются повторить повсюду, но ни у кого, увы, не получается… А какие у нас фрукты! Приезжайте и попробуйте! Огромный желтый инжир, какого нигде нет. Удивительный виноград, огурцы и помидоры… Так называемые азербайджанские помидоры в Москве даже близко нельзя сравнивать с оригиналом.

 

Побывав в Баку, люди всегда мечтают вернуться сюда
Я до сих пор помню названия большинства улиц моего детства… И хотя улица, на которой я родился, до революции называлась Азиатской, уже в первом десятилетии ХХ века Баку был по-настоящему европейским городом. Тогда был нефтяной бум, и за короткий исторический срок в центре были построены самые современные по тем временам здания. Архитекторов и инженеров выписывали из Европы. Рассказывают предание, что, когда одного из тогдашних бакинских миллионеров спросили о том, что он думает о революции в Петрограде, тот сказал: «Это, конечно, хорошо, революция, но жалко, что так рано. Мы еще не успели весь Баку отстроить…» И он оказался прав – более сотни  домов, которые они построили тогда, были и остаются гордостью города. Они и сегодня прекрасно сочетаются с отреставрированным Старым городом и новейшими небоскребами, построенными за последние десятилетия.
Сегодня в Баку взят правильный вектор развития. Я очень боялся, что старый город будет потихоньку уходить и исчезать, а новый будет холодным, равнодушным и недружественным. Оказалось, что удалось совместить вычищенные и вылизанные центральные улицы и отсутствие преступности (в Баку свободно можно гулять ночью, а двери в подъезды не закрывают) с традициями и древней историей.
Жить в Баку всегда было вкусно, но вкусно – не только в смысле прекрасной еды, о которой я рассказывал, а в том, что у бакинцев есть неистребимый вкус к жизни. И, как это ни странно и удивительно, мой родной город сохранил этот же вкус жизни, но уже на новом витке. Баку сегодняшний уже не очень похож на город моего детства. За последние  двадцать лет он превратился в такой монако-абу-дабийский мегаполис. Сотни небоскребов, зданий великолепной и уникальной архитектуры, совершенно невероятные дороги, на которых обычные бензоколонки похожи на иллюминированные павильоны Выставки достижений народного хозяйства.
Не так давно я снимал в Азербайджане фильм «Не бойся, я с тобой! 1919» и побывал в тех же местах, где снимал первый фильм тридцать лет назад. И я вам скажу, что не только дорогу было не узнать, но и окрестности тоже. Тогда, в 1981-м, мы ехали по какой-то занюханной старой трассе советского образца. По краям темнело что-то скучное и невыразительное, хорошо если где-то увидишь пару тусклых фонарей. А сейчас там просто европейское прекрасно освещенное шоссе!
Мы снимали в Азербайджане наш фильм четыре месяца, со мной была классная кинематографическая команда лучших специалистов из Москвы и мои замечательные друзья Лев Дуров, Мухтарбек Кантемиров, Михаил Ефремов, Дмитрий Быков, Эдгард Запашный. И вместе с блистательным Поладом Бюль-Бюль оглы, Эльдаром Гасымовым, Кристиной Гюльалиевой, Тимуром Бадалбейли и большой группой азербайджанских коллег-кинематографистов мы провели в Азербайджане целую небольшую жизнь. Мы были в городах и в горах, на равнине и на побережье. Нас всюду замечательно встречали и провожали. Но когда мы только приехали, у многих, особенно у женщин, была какая-то настороженность. Но ровно через три дня россияне и азербайджанцы перезнакомились и подружились. Изучили весь город, окрестные ресторанчики и забегаловки. И так влюбились в Баку, что у них появилась мечта снова попасть в этот город.
Вот говорят: «Париж, хочу в Париж, хочу в Лондон». И то, что люди мечтают еще раз побывать в нашем городе, – это дорогого стоит! Но большинство россиян, к сожалению, мало что знают сегодня о современном Азербайджане. Где вы, например, встречали туристическую информацию о Баку?
А побывать в Баку есть где! Побережье Апшерона – это удивительные пляжи, на мой взгляд, лучшие в мире. Я много где бывал, видел Лазурный берег и Турцию, Испанию и Майами, и даже Карибские острова. Но такого кварцевого песка нет нигде. Может быть, только в Прибалтике, но там нет теплого моря, оно там холодное. А сочетание нежного моря, песчаного пляжа и песчаного дна – это уникально.
Баку – это город, который действительно стоит увидеть. Посмотрите на Девичью башню – памятник ХII века, с которой, по преданию, бросилась вниз девушка из-за несчастной любви, Дворец Ширваншахов, крепость, потрясающие музеи, храм огнепоклонников Аташкях. В начале сентября там такие спелые и ароматные фрукты, такое теплое море… А воздух уже не такой раскаленный, как летом. Стоит погулять по Приморскому бульвару, подняться на фуникулере в Нагорный парк, посетить Старый город. Ведь только в Старом городе вы сможете представить себе, каким Баку был когда-то.
В столице Азербайджана у вас не возникнет трудностей с переводом. Бакинцы очень гостеприимны и с удовольствием объяснятся с вами на хорошем русском языке.
В Азербайджане, слава Богу, благодаря Президенту Ильхаму Алиеву и его супруге Мехрибан ханум, русская культура живет и развивается. Работает Бакинский славянский университет, Русский драматический театр, есть русские школы. Сначала был всплеск возвращения к национальным ценностям и истокам, и это после развала СССР было нормально. Сейчас же люди понимают, что интернациональные связи без языка, без знания культуры соседа и партнера развивать невозможно. И люди в Азербайджане чувствуют это.
Мне кажется, что Баку подает очень хороший пример. Тут проводятся различные форумы и мероприятия, в том числе и для русскоязычной прессы, например, было много конгрессов, конкурсов, выставок, фестивалей. Азербайджан пытается не захлопывать, а открывать двери для России. На самом деле русская культура очень многое дала Азербайджану, в том числе и язык для межнационального общения. Если бы мы в Москве тоже тратили больше времени и сил на то, чтобы открывать новые национальные ТВ-каналы, печатать больше таких, как, например, ваше издание, рассказывающих о соседних странах, пытаясь поведать  всему миру, что рядом живут не страшные орды, а добрые, теплые и светлые люди…
И вообще мне очень хочется сказать. Приезжайте, дорогие, в Баку. Поездка начнется для вас суперсовременным зданием аэропорта и дорогой в город. Двадцать лет назад это была разбитая двухполоска, по обочинам которой были лужи с мазутом и росли камыши, а сейчас это современная автострада по восемь полос в каждую сторону.


Отели в Баку появились великолепные и с высочайшим уровнем сервиса: есть и «Фор сизонс», и «Хилтон», и «Мариот», другие мировые бренды. Баку готовится принять в 2015 году Первые Европейские Олимпийские игры. Там идет такое строительство!
Нефтяные деньги вкладываются в фантастические инфраструктурные проекты. Например, на месте самого страшного некогда места в Баку – Черного города, где всегда пахло нефтью, возводится амбициозное футуристическое будущее – Белый город. В планах – строительство огромного величественного моста через Каспийскую бухту. А уже сегодня вы можете полюбоваться архитертурными шедеврами: Культурным центром имени Гейдара Алиева (названным в честь третьего президента Азербайджана и общенационального лидера страны) и великолепными небоскребами «Пламенные башни», которые своим внешним видом напоминают языки пламени и являются современным символом Азербайджана – «страны огней»…
Вот рассказываю я вам (а рассказывать о родном городе я могу бесконечно!) и чувствую, что я был бы замечательным турагентом. Для меня это очень легко – предлагать тур своей души… Я много езжу по разным городам и, к сожалению, нечасто радуюсь. Но Баку для меня радость всегда, это динамично развивающийся социум, открытый миру и культуре, добрый и светлый город. И я всем советую там побывать.

Беседовал
Алексей БОГОМОЛОВ

Фото Сергей ТЕТЕРИН


Авторы:  Алексей БОГОМОЛОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку