НОВОСТИ
Украина утверждает, что расстрел группы мигрантов на границе с Белоруссией — фейк (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Яд в вашей косметичке

Автор: Александр ПРОХОРОВ
01.06.2000

 
Елена СВЕТЛОВА,
обозреватель «Совершенно cекретно»

К этому дню Ольга Д. готовилась заранее: из Америки прилетал ее потенциальный жених. Год переписки, телефонных разговоров и электронных посланий должен был завершиться вполне земным свиданием. Ольга понимала, что первое впечатление – самое главное, и потому не пожалела денег, чтобы сразить американца наповал. Она разорилась на модный костюм, позволила себе визит во французскую парикмахерскую и, наконец, не удержавшись, ухлопала последнюю заначку на крем для лица, обещавший потрясающий омолаживающий эффект. В свои сорок с хвостиком Ольга смотрелась неплохо, но хотелось выглядеть еще лучше.

...Заокеанский жених грустно слонялся по залу прилета, не понимая, почему его не встречают. А Ольга в это время сидела дома и обливалась горючими слезами. Ее лицо выглядело так, будто его обварили кипятком. Кожа покрылась красными пятнами и горела, глаза прятались в складках отекших век. Даже черные очки в пол-лица не могли замаскировать ужасных последствий от применения чудодейственного крема.

Воспаленная кожа, зудящая экзема, ароматические вещества в крови – некоторые косметические препараты в прямом смысле проникают под кожу. Опыты на животных выявили опасный характер некоторых веществ, повреждающих печень и вызывающих рак. Синтетические ароматизаторы, такие как мускус, даже проникают в материнское молоко. Исследование, проведенное в США, усматривает взаимосвязь между использованием некоторых дезодорантов и – страшно сказать – болезнью Альцгеймера. Дело в том, что легкие металлы типа алюминия, связывающие ароматические вещества, высвобождаясь при распылении, могут попасть в мозг человека. А у страдающих болезнью Альцгеймера, как известно, повышено содержание алюминия в мозгу.

За редким исключением косметикой и парфюмерией пользуются все: и мужчины, и женщины. Мы вдыхаем запах кремов, лосьонов, масел и шампуней, а кое-что даже пробуем на вкус. Каждая женщина, пользующаяся губной помадой, съедает за год целый тюбик. Может быть, чуть меньше достается на долю мужчин, слизывающих помаду с любимых губ во время поцелуя.

Давно прошли те времена, когда за польской косметикой выстраивались очереди, ленинградская тушь для ресниц считалась пределом желаний, а французские духи «Клима» вообще возносили женщину на невидимый пьедестал. Мы протирали лицо «Розовой водой» и лосьоном «Огуречный», мыли голову яичным шампунем, пользовались жирными кремами, которые никак не хотели впитываться. Современный рынок косметики необозрим, роскошен, экзотичен. Идешь вдоль бесконечных полок с дезодорантами, кремами, шампунями, масками и не знаешь, чему отдать предпочтение.

Одновременно растет число аллергических реакций на эту душистую продукцию. Все больше людей записываются на прием к врачам-специалистам с жалобами на непонятные волдыри, отеки и даже астму, спровоцированные косметикой. Крем, купленный за бешеные деньги, разглаживает морщины до кровавой экземы, а мазь для век вызывает конъюктивит.

– Аллергическая реакция на кремы, лосьоны, декоративную косметику начинается с зуда, покалывания, покраснения, отека. Глаза как щелки, отечные веки – таких пациентов приходится видеть довольно часто. Высыпание на коже способны вызвать летучие ингредиенты лака для ногтей, – рассказывает Тамара Жучкова, заведующая дермато-косметологическим отделением Института красоты. – Порой «эффект» наступает сразу, иногда проходит два-три дня, а порой и несколько недель. Причем человек не всегда понимает, что у него аллергическая реакция, и продолжает пользоваться тем же средством. Между тем уровень антител в крови неуклонно нарастает. Запущенный процесс приходится лечить несколько недель, организм долго не забывает о пережитом стрессе. И очередная встреча со знакомым аллергеном практически всегда заканчивается неприятными последствиями. При этом количество вещества роли не играет, достаточно кратковременного и незначительного контакта.

Специалисты советуют соблюдать несколько правил, чтобы обезопасить себя от аллергических реакций. Например, чувствительным людям следует избегать косметики с отдушкой, при первых признаках покраснения кожи нужно решительно отказаться от средства. Ни в коем случае не наносить новый крем сразу на лицо, а попробовать на внутренней стороне локтя. После использования составов с биологически активными веществами (против морщин) не принимать солнечные ванны.

...Собираясь покрасить волосы в модный тем летом цвет баклажана, я решила не экономить на краске. Купленное снадобье не уступало в цене знаменитым французским образцам, но обещало такой эффект, что устоять было невозможно. «Красивый цвет», – одобрила мой выбор парикмахер и нанесла краску на волосы. Чтобы скоротать полчаса, я открыла газету, но не тут-то было. Через несколько минут кожу головы стало жечь, а вскоре мои ощущения очень напоминали то, что испытывают люди, с которых живьем сдирают скальп. Выдержав четверть часа, я потребовала смыть краску, опасаясь, что проблемы с волосами теперь закончатся навсегда. Потому что растительности на голове уже не будет. К счастью, обошлось, но больше с новинками не экспериментирую.

В том же салоне однажды пришлось стать свидетелем жуткой сцены. Клиентка, решившая обесцветить волосы до пергидрольной белизны, вдруг начала наливаться кровью. За считанные секунды ее лицо сделалось красным, как перезрелый помидор. «Ничего, ничего, – приговаривала она, – у меня всегда такая реакция».

Красота требует жертв – в правдивости этого афоризма не сомневается ни один парикмахер. Окраска волос, химическая завивка – эти процедуры не для всех, но многие женщины согласны рисковать своим здоровьем, лишь бы выглядеть молодо и стильно. По наблюдению моей знакомой, которая работает парикмахером полтора десятка лет, практически каждая третья клиентка дает аллергическую реакцию на лак для волос: кашляют, чихают, трут глаза. Был даже случай, когда пришлось вызвать «скорую», так как у женщины случился приступ удушья.

Аллергия на косметические средства давно уже стала профессиональным заболеванием парикмахеров. Воспаление глаз, отек век, сыпь, зуд – постоянные побочные эффекты создания красоты. Иногда болезнь заходит так далеко, что кожа слезает с рук, как перчатка. Тогда приходится менять профессию.

Наша косметика традиционно считается менее вредной для здоровья. Педиатры по-прежнему советуют мыть грудных детей только «Детским мылом», невзирая на сладко пахнущие западные образцы. Старые, знакомые кремы в тюбиках, которые без острого предмета не откроешь, благополучно пережили экономические катаклизмы.

Крупнейшие отечественные производители косметики действительно используют много натуральных веществ. Это ланолин, пчелиный воск, фруктовые экстракты, растительные масла, витамины, парафин. Причем количество таких ингредиентов достаточно велико. Поэтому наши кремы больше года хранить не стоит, в отличие от импортных, которые могут лежать на полке по пять лет. Все продукты без исключения получают сертификат безопасности. Как ни странно, они не отличаются особым букетом, имеют скромный масляно-травянистый запах.

Люди ничего нового не изобрели, основа кремов не меняется испокон веков. Это всегда пчелиный воск, масло и вода. Сегодня к главным компонентам добавляются эмульгаторы, которые и создают консистенцию крема – белую, воздушную, красивую. Розовый или голубой цвет дает искусственный краситель. Натуральные масла придают желтоватый и зеленоватый оттенок.

В косметической промышленности используется огромное количество различных веществ, одних только ароматических субстанций насчитывается около двух с половиной тысяч. На духах, как правило, нет подробного перечня ингредиентов. Это понятно: секрет нового аромата фирмы хранят не менее надежно, чем Кощей свое яйцо. Что там намешано в колбах и мензурках – Бог весть. Тем не менее известно, что стоимость отдушки напрямую зависит от количества натуральных масел. Впрочем, они содержатся даже в искусственных эфирных маслах.

Увы, запах зеленого яблока, спелой клубники или цветущего жасмина – не более чем искусное сочетание душистых веществ ароматического ряда. Например, мой любимый цитрусовый аромат на 50 процентов состоит из лимонного масла, остальное – синтетика. Все фантазийные запахи – чистая химия. Светло-желтый природный цвет натурального масла, поверьте, вызывает неприятные ассоциации. Поэтому духи подкрашивают. Так что гармония вполне поверяется, только не алгеброй, а химией. Согласно немецкому экологическому тесту, напечатанному в журнале «Спрос», в модных духах «Organsa» обнаружен краситель анилин, способный оказывать канцерогенное действие. Ту же опасность таят растворители толуол и стирол, которые входят в состав таких известных марок, как «Roma», «Opium», «Chanel № 5». Синтетический ароматизатор мускусный кетон, обнаруженный во многих флакончиках, может накапливаться в организме и попадать в материнское молоко.

Увы, вредные вещества легко найти в любом продукте, даже в колбасе, – все дело в концентрации. Без ряда химических соединений в производстве духов не обойтись. Правда, мы не выливаем на себя драгоценную влагу литрами, вполне хватает пары капелек за ушком и на сгибе руки

Иногда мы просто неправильно пользуемся тем или иным косметическим средством. У многих людей возникали проблемы с волосами после применения концентрированных шампуней. Годами писали на упаковках: разведение в пятикратном размере, но никто этой рекомендации не следовал. Уходят из моды популярные шампуни «два в одном». Исследования показали, что бальзам полезнее наносить на волосы после мытья, а не одновременно. Кстати, главное его предназначение заключается не в питании корней, а в снятии статического электричества. Красивый цвет шампуня – тоже заслуга химии. Маленький секрет: в тонну шампуня добавляют всего несколько граммов красителя.

Ослепительно белое мыло, которое так приятно взять в руки, содержит большое количество синтетики. Сухость рук, шелушение кожи – побочные эффекты красивого мыла. То же «Детское», невыразительного цвета и без запаха, куда полезнее.

На рынке косметики и парфюмерии можно заблудиться в одних названиях. Наряду со старыми производителями прилавки наводнили десятки и сотни никому не известных фирм. Все дружно обещают чудеса, но секретов не выдают. Крупнейшие мировые фирмы в обязательном порядке декларируют состав своей продукции на упаковках. Правда, терминология понятна далеко не всем. Знаете, что такое парабены? Это всего лишь консерванты. Имадазолидинил уреа убивает микроорганизмы, но при соединении этого вещества с кислородом может возникнуть канцерогенный формальдегид. Галогеноорганические соединения, входящие в состав многих шампуней и духов, могут вызывать аллергию из-за содержания брома, йода или хлора. А лауретсульфаты, создающие пену в шампунях и гелях для душа, способны раздражать кожу.

В отличие от медикаментов косметика продается всем желающим без рецепта. Покупая ту или иную баночку, мы должны быть уверены в безопасности ее содержимого. Легок ли путь от производителя к прилавку?

По словам Ольги Тимофеевой-Дубовской, руководителя Испытательного лабораторного Центра независимой экспертизы косметических средств Института пластической хирургии и косметологии МЗ РФ, любое косметическое средство, тем более новое, проходит огромное количество тестов, прежде чем поступить в продажу.

Все то, что потом смягчает, увлажняет, омолаживает, благоухает, окрашивает, первыми пробуют на себе животные. Белые мыши, крысы, морские свинки, кролики. На ушастых пробуют крем для век, шампуни без слез и т.д. И что бы ни говорили «зеленые», протестующие против опытов над животными, мир пока не может обойтись без этих безропотных меховых пионеров. На них определяют токсичность препарата.

Наблюдения длятся две-три недели, причем ученых интересуют любые нюансы реакции животных. Поведение, состояние шерсти, вес, отек, покраснение, шелушение на выстриженных участках кожи – все эти данные учитываются. Если препарат остро токсичен, белые мыши реагируют незамедлительно. Недавно, например, в Центре исследовали токсичность новомодной маски, гарантирующей омоложение на пятнадцать лет. Зелье на 30 процентов состоит из фенола. Мыши испытания не выдержали. Они задыхались, синели, бились в судорогах и умирали одна за другой. У морфологов кружилась голова: изменения обнаружились в легких, печени, крови грызунов. Конечно, на животных проверяют «лошадиные» дозы препаратов, постепенно добиваясь безопасного количества. Та самая фенольная маска безопасна, если используются тысячные доли вещества. Правда, сеанс проводят в клинике.

Косметику исследуют микробиологи, потому что в составе того или иного препарата могут жить бактерии. Затем наступает черед проверки на содержание тяжелых металлов: свинца, мышьяка, ртути. И наконец, переходят к финалу – клиническим испытаниям на людях.

Передо мной стандартный текст расписки: «Я понимаю, что должна строго следовать указаниям протокола и сотрудничать с медицинским персоналом. Обязуюсь не распространять сведения относительно испытаний тестируемых продуктов, достигнутых результатов. Я знаю, что свободна в принятии решения об участии-неучастии в испытаниях. По желанию могу в любой момент без всякого ущерба выйти из испытаний. Я прекрасно понимаю, что не могу ожидать от участия в испытаниях какого-либо улучшения своего здоровья...»

– Мы называем их волонтерами, – рассказывает Ольга Тимофеева-Дубовская. – Это практически здоровые люди, не отягощенные явной аллергией. Как правило, в программе участвуют не менее двадцати человек. Если косметическое средство адресовано юношеству, приглашаем молодых добровольцев, кремы для стареющей кожи испытываем на людях соответствующего возраста. Недавно на протяжении восьми месяцев мы проводили фундаментальное сравнительное тестирование увлажняющего действия шестнадцати известных кремов, представленных на нашем рынке. Около трехсот волонтеров участвовали в испытаниях. Были произведены миллионы замеров, даны ответы на тысячи вопросов. Цвет, запах, восприятие на ощупь, впитываемость, ощущение комфорта – нас интересовало все.

Если косметическое средство удовлетворяет необходимым требованиям, выдается гигиеническое заключение о том, что продукция безопасна. В противном случае Испытательный лабораторный Центр дает отрицательное заключение. Производителям приходится менять рецептуру. Не говоря уже о новых средствах, каждые три года тестируются давно известные препараты. Среди заказчиков Центра независимой экспертизы косметические фирмы Италии, Германии, Китая, Испании, США. Повлиять на решение специалистов невозможно, так как они дорожат своей репутацией. К тому же зарплата экспертов напрямую не зависит от количества проведенных экспертиз.

Конечно, есть универсальные косметические средства, которые подходят всем без исключения. На некоторых написано: «для всех типов кожи» – как гольфы без размера. Чаще бывает иначе. Например, на крем «Ponds», по словам Ольги Тимофеевой-Дубовской, была масса рекламаций. Люди жаловались на отеки, покраснения, кожные высыпания. В то же время многие женщины восхищаются этим белоснежным кремом и пользуются им по сей день.

Прежде чем покупать дорогую косметику, стоит проконсультироваться у специалиста. В Институте пластической хирургии и косметологии практикуется процедура индивидуального подбора косметических средств. У кого-то сухая кожа, у кого-то жирная, а у многих комбинированная. На лбу одна, на носу другая, на щеках – третья. Сдобришь жирную кожу таким же кремом, получится бутерброд: хлеб с маслом плюс кусочек сала. Результат налицо, вернее, на лице: раздражение, отечность. Сухая, тонкая кожа с негодованием воспримет маску для жирной ткани.

...Лежу на кушетке под мощной лампой-лупой, от которой ничего не утаишь. Врач-дерматолог Ольга Соседова накладывает датчики, определяющие основные параметры кожи. Оказывается, из-за близости кровеносных сосудов мне противопоказаны кремы, содержащие мед. И даже умывание кусочком льда, столь любимое Екатериной Второй, тоже не для меня. Зато носу явно не повредит фотозащитный крем.

В последние годы появилось немало косметических товаров, распространяемых исключительно через дистрибьютерскую сеть. Похожие на клерков мужчины и женщины выискивают клиенток в салонах красоты, в парфюмерных магазинах, в очереди к врачу-косметологу. Скромно одетая девушка со следами дешевой помады на губах агентам не интересна. Они предпочитают дорого одетых дам бальзаковского возраста с мобильным телефоном в руке. Эти не пожалеют денег на очередной эликсир, гарантирующий фантастическое омолаживание. Моей знакомой впарили по баснословной цене лосьон. Вот уже полгода она добросовестно наносит на лицо «золотые» капли – результат нулевой, а выбросить жалко.

Специалисты не советуют покупать эти товары, поскольку уважающие себя косметические фирмы таким образом продукцию не продают. Также очень осторожно надо относиться к средствам, содержащим ферменты или другие мощные биологически активные вещества. Они проникают под кожу и участвуют в обменных процессах. Не все кремы, подходящие дамам Средиземноморья, нам к лицу. Там круглый год светит солнце и живые витамины всегда на столе, а мы мерзнем под снегом и страдаем от резких перепадов температуры. Поэтому кожа российской женщины может взбунтоваться против чужой косметики. Например, израильская линия «Доктор Нона» подходит далеко не всем. Кроме того, она требует постоянного применения.

– Существует косметика, вызывающая привыкание, – говорит Ольга Тимофеева-Дубовская. – Стоит эта продукция безумных денег, и пока ею пользуешься, выглядишь замечательно. Но пристрастие к подобной косметике затягивает, как наркотик, потому что синдром отмены просто ужасен. Клетки привыкают к мощной подкормке и в естественных условиях перестают вырабатывать то, что им необходимо. Лицо становится похожим на печеное яблоко, и требуются долгие месяцы, чтобы привести себя в порядок.

...Появилась очередная маска, омолаживающая за десять минут на десять лет. Цена, естественно, сногсшибательная, но можно не сомневаться: желающие сбросить старую кожу найдутся.


Авторы:  Александр ПРОХОРОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку