НОВОСТИ
Бывший начальник ангарской колонии арестован за взятку в 1 млн рублей
sovsekretnoru

Ячейка какого общества?

Ячейка какого общества?
Автор: Любовь БОРУСЯК
29.07.2013

Новая законодательная инициатива может коснуться буквально каждого жителя России. Это опубликованный недавно проект Концепции государственной семейной политики РФ на период до 2025 года, среди главных идеологов документа – депутат Госдумы Елена Мизулина.

Никакой интимности

Сегодня семейная жизнь относится к сфере частного, интимного, касающегося только членов семьи, однако мизулинский проект концепции может в корне поменять эту ситуацию. Вынесенная на обсуждение концепция исходит из того, что семья – это социальный институт, находящийся в ведении государства, а потому именно государство должно задавать те рамки семейных отношений, которые считает для себя важными и полезными.

Понятно, что в любой стране брачно-семейные отношения подлежат юридическому регулированию: существуют законы, определяющие порядок заключения и расторжения браков, ответственность родителей по отношению к детям и пр. Но в цивилизованных странах вмешательство государства в эту сферу достаточно жестко ограничено.

Предложенная Еленой Мизулиной и ее единомышленниками концепция, наоборот, значительно расширяет границы государственного вмешательства. По сути, авторы документа прямо заявляют: государство больше не устраивает тот институт российской семьи, который де-факто существует. Зато у него есть модель идеальной российской семьи, и в соответствии с этой моделью следует перестроить всю частную жизнь россиян.

Государство хочет видеть все семьи:

– полными, т.е. включающими мужа и жену с детьми, причем детей должно быть не меньше трех;

– многопоколенными, т.е. вместе с молодой семьей должны жить еще бабушки и дедушки;

– религиозными, приверженными православию или какой-либо другой «традиционной» религии, т.е. живущими в соответствии с религиозными постулатами;

– родители должны иметь власть над детьми, как это было принято в русских семьях образца позапрошлого века.

Разумеется, предполагается борьба с таким очевидным злом, как разводы, аборты, рождение детей вне брака, добрачные и внебрачные сексуальные отношения.

Понятно, что, когда концепция будет принята, появятся и законы, поддерживающие «идеальную семью» и «наказывающие» все остальные.

Вообще-то процесс расширения зоны приватного и интимного, куда вход посторонним, включая государство, был закрыт полностью или частично, шел в нашей стране много десятилетий. Особенно когда было отменено семейное законодательство 1944 года, после чего отцы смогли признавать своих детей, рожденных вне брака,  упразднена унизительная публикация сообщений о разводах в газетах и многое другое. Как грустный анекдот вспоминаются сегодня заявления обманутых жен в партком и коллективное осуждение «изменника». Уже в конце 1960-х годов это выглядело анахронизмом. Не случайно так популярен был анекдот о том, что в продаже появились трехспальные кровати для молодоженов «Ленин с нами».

Осмеяние означало, что для общества внедрение государства в личную жизнь представляется нежелательным и недопустимым. Новая концепция исходит из того, что это естественно и необходимо, поскольку без государственного пригляда в обществе разрушается основа основ – «правильное» существование семьи.

Концепция четко описывает, какой должна быть идеальная семья, обнаруживая этот идеал в далеком прошлом и называя семью, к которой будет стремиться, традиционной. Таким образом, будущая семейная политика России предполагает возвращение страны в прошлое.

Между тем идеологи новой концепции как будто не знают, что социальных условий, в которых существовала эта традиционная семья, давно уже нет. Тогда преобладало сельское население (85% в 1897 году), а сейчас городское (74%). Это население в большей своей части было неграмотным, а сегодня основная часть вступающих в брак молодых людей имеет высшее или незаконченное высшее образование. Женщины практически не были заняты в общественном производстве, а уже к шестидесятым годам прошлого века абсолютное большинство из них работали. Сегодня ситуация еще больше изменилась: основная часть молодых женщин имеет высокий уровень образования, финансово независима, многие из них ориентированы на карьеру. Иными словами, возвращаться к семье далекого прошлого нам предлагают в социальной ситуации, радикально отличающейся от этого прошлого.

В концепции многократно повторяется, что институт семьи консервативен. Чистая правда. Именно поэтому изменить существующие сегодня тенденции крайне сложно. Тем более если речь идет о возврате к нормам 150-летней давности.

Меньше трех не рожать

Идеальная семья, согласно концепции, должна стать массово многодетной. Но сегодня семьи с тремя и более детьми в России составляют лишь 6,6%, в течение многих десятилетий сохраняется преимущественная ориентация на 2-детную семью. Возможность возврата к многодетности как норме авторы концепции, как обычно, видят в традиции: «На протяжении почти тысячелетия традиционной для России являлась многодетная семья, основанная на супружестве отца и матери»

Какие же меры предлагаются, чтобы эту норму вернуть? Первая –  все тот же возврат к православию. Вторая – это обеспечение многодетных семей жильем и мощная финансовая поддержка со стороны государства. В концепции справедливо указывается, что рождение каждого ребенка негативно сказывается на материальном положении семьи, а нужно сделать так, чтобы этого не происходило. Понятно, что это потребует таких колоссальных средств, каких государство просто не имеет. Поэтому указывается, что поиск средств не является задачей концепции. Это напоминает известный анекдот о том, что зайчикам надо стать ежиками: цель поставлена, а уж средства пусть ищут другие. При этом в концепции сказано, что сегодня лишь 30% семей в ходе социологических опросов заявляют, что при самых идеальных условиях хотели бы иметь трех и более детей. Но если люди не хотят иметь много детей, то как можно их заставить этого захотеть? Апелляция к традиции вряд ли может изменить эту установку. И наконец, возращение к многодетности авторы связывают с изменением положения детей в семье. По убеждению сторонников Елены Мизулиной, современные дети имеют слишком много прав, тогда как в традиционной семье они находились под полной властью родителей. Надо эту власть вернуть, и тогда многодетность станет более популярной.

Из этой идеи следуют выводы, касающиеся не только многодетности, но и проблемы сиротства. Предлагается забирать детей из семьи, лишать родительских прав только в случае прямой угрозы для жизни детей или в случае совершения родителями против них уголовных преступлений. Во всех остальных случаях дети должны расти в семье – и неважно, что родители алкоголики, не заботятся о детях, содержат их в ужасных условиях: ребенок должен жить в семье, родители лучше знают, что требуется детям, которые не имеют права жаловаться на родителей. Это один из способов решения проблемы сиротства, заложенный в концепции семейной политики.

Все под одну крышу

Елена Мизулина

На фото: Депутат Елена Мизулина неустанно борется за традиционные семейные ценности (фото «Коммерсант»)

Концепция Елены Мизулиной предполагает и возвращение к большим «многопоколенным» семьям, к идиллической картине, когда за большим столом собирались бабушки и дедушки, их сыновья с женами и детьми. Вероятно, авторы не в курсе, что процесс нуклеаризации семей, когда молодые супруги живут отдельно от родителей, начался в России еще в XIX веке. «Многопоколенные» семьи очень активно распадались, сыновья требовали у родителей выделить им землю, стремились жить самостоятельно. В веке двадцатом эта тенденция постоянно нарастала, ее реализацию ограничивали лишь жилищные сложности: в советское время большинство молодых семей жили с родителями, так как не имели возможности получить или купить кооперативное отдельное жилье. Но как только такая возможность появлялась, нередко путем размена родительской квартиры на две меньшие по размеру, или когда квартира или комната в коммуналке освобождалась после смерти бабушек-дедушек, разделение поколений происходило. Теперь молодые семьи нередко снимают жилье, иногда берут ипотеку, но хотят жить самостоятельно. Новая концепция норму на раздельное проживание поколений стремится отменить и заменить не просто старой, а очень старой. Для оправдания такой совсем уж нереалистичной идеи Мизулина заявляет, что возврат к старой норме уже характерен для современной России, за последнее десятилетие (что якобы показала последняя перепись населения) «многопоколенных» семей стало вдвое больше, т.е. люди поняли, что старая семья гораздо лучше новой. Однако ничего подобного данные переписи населения не показывают: в 2010 году средний размер российской семьи составил 2,6 чел. против 2,7 чел. в 2002 году, а доля семей из 4 и более человек сократилась с 26,3 до 23,3%. Так что никаких подвижек в этом направлении не происходит, а как сделать для молодых семей привлекательной идею жить вместе с родителями, в концепции не говорится.

Под патронажем РПЦ

Традиционная российская семья – в модели идеологов новой семейной политики – религиозная, воцерковленная, желательно православная. Как сказано в концепции: «Русское православие усиливает духовное содержание рода и семьи. Семья выступает не только социальным сообществом супругов, родителей и детей, но и духовной ячейкой, «малой церковью». И неважно, что страна у нас многонациональная и многоконфессиональная, а большинство ее жителей вообще не являются глубоко верующими, хотя и называют себя православными.

Для усиления православной сущности семьи предлагается, например, приравнять венчание к государственной регистрации браков, что, в частности, разрушит всю государственную статистику браков. Авторы концепции понимают, что вряд ли удастся обязать все церкви заполнять формы госрегистрации браков и передавать их в органы ЗАГС, поэтому в одном из своих интервью Елена Мизулина, честно соглашаясь, что это серьезная проблема, предлагает проводить какие-нибудь социологические опросы. Но зачем это надо, если неплохо работает существующая система, когда пары  венчают только после регистрации в ЗАГСе

Почему-то предполагается, что многие пары не хотят государственной регистрации, их устраивает только венчание. А раз так, то «настоящих» семей станет больше, а внебрачных рождений меньше. С другой стороны, это приведет к сокращению числа разводов. Все-таки расторгать в ЗАГСе можно только те браки, которые там и заключили. Так что мы потеряем не только статистику по бракам, но и статистику по разводам. Правда, Мизулина честно указывает, что такая ситуация может привести к росту многоженства – один брак заключен в ЗАГСе, другой в церкви и проверить это невозможно. Зато внешне все будет благополучно: разводов меньше, институт семьи вроде бы крепче. Так что отмена обязательной регистрации браков в ЗАГСе – это не более чем бумажный способ борьбы с разводами. Соответственно, снизится и число детей, рожденных вне брака, так как мы не будем знать, кто рожден в браке, а кто нет. А это очень радует авторов концепции, которые резко отрицательно относятся к таким детям, называя их неполноценными.

Наказание разводом

Полноценные дети, по мысли авторов концепции, могут рождаться и расти только в браке. Поэтому логично, что государственное пособие супругам, родившим детей в браке, должно быть выше пособий одиноким матерям. Другое дело, что не указывается, откуда взять столько денег. Одно из предложений в концепции – повысить сборы за разводы и за счет этого формировать фонд для помощи полным семьям с детьми. Это мера двойного назначения: она, как считают авторы концепции, и поможет «правильным» семьям материально, и станет средством борьбы с разводами.

Допустим, что люди, особенно бедные, перестанут разводиться, чтобы не платить налог. Но жить вместе, если им невмоготу, они от этого точно не станут. Таким образом, нам предлагают очередной маневр, при котором цифры будут отражать не действительную, а желательную ситуацию.

К тому же денег, которые государство заработает на разводах, в любом случае не хватит для помощи полным семьям с детьми. Ведь речь идет об очень больших суммах – по моим самым грубым минимальным расчетам, для этого потребуется больше средств, чем сегодня выделяется на всю систему образования. Значит, дополнительные финансы нужно будет либо изыскивать в бюджете страны, либо повышать налоги для всех, либо только для бездетных и малодетных и передавать их многодетным. Последняя мера вряд ли приведет к росту рождаемости (большинство из нас детей все-таки заводит не для обогащения), зато точно приведет к росту социальной напряженности. Многодетные семьи и сейчас в России, к сожалению, часто воспринимаются негативно, а уж когда для помощи им придется платить дополнительные налоги, ситуация станет еще более напряженной.

Что еще содержится в новой концепции, возвращающей нас в идиллическую эпоху домостроя? Запрет на иностранные усыновления (нам самим народа не хватает), особенно строгий для тех стран, где разрешены однополые браки; борьба против нетрадиционной сексуальной ориентации, которая понимается как признак распущенности, разврата или болезни, требующей лечения; борьба с абортами, которые понимаются как «акт нелюбви и ненависти к детям», а также как одна из причин снижения рождаемости. Вообще-то аборт – это варварский способ контрацепции, но о планировании семьи и использовании современных средств контрацепции для рождения желанных детей в концепции не говорится ни слова. В традиционных семьях контрацепции не было, вот и было много детей. Поэтому современной семье, живущей в согласии с традицией, контрацепция не нужна. Это противоречит догматам православной церкви и потребности государства в рабочей силе. А современная семья хороша в том случае, если она ориентирована не на свои эгоистические желания, а является производной от церкви и государства.

В течение многих постсоветских лет мы жили в условиях отсутствия государственной идеологии, во всяком случае четко артикулированной. Сегодня положения формирующейся государственной идеологии можно искать и находить в текстах новых законов, один за другим принимаемых Госдумой и имеющих явные сходства.

В этом смысле очень показателен текст проекта Концепции государственной семейной политики РФ до 2025 года, который показывает, каким государство хочет видеть свой народ, а значит, и само себя. Во-первых, отвергающим всякую модернизацию и ориентирующимся на ценности «времен очаковских и покоренья Крыма», с пропуском советской эпохи и десятилетия «лихих 1990-х». Во-вторых, готовым к активному государственному вмешательству в любые сферы своей жизни, включая самые интимные. В-третьих, народом, все базовые ценности которого формирует Русская православная церковь. В-четвертых, отвергающим всех «иных», не укладывающихся в мейнстрим эпохи: от геев до детей, рожденных вне брака. А если уж совсем обобщить, государственная концепция стремится к максимальному упрощению, обеднению общества, сведению его к единственно правильным и допустимым формам. Я думаю, что это такая же неразрешимая задача, как сделать аборты эффективным способом повышения рождаемости. Общество, пусть медленно, но идет вперед, развернуть его назад уже не получится.


Авторы:  Любовь БОРУСЯК

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку