НОВОСТИ
Начали «хамить пациентам». Визит антиваксеров в больницу превратился в балаган (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Выборы в США: президенты и их тени

Автор: Владимир АБАРИНОВ
01.12.2000

 
Ярослав ХАБАРОВ

Схватка республиканского «слона» и демократического «осла» далеко еще не окончена. В прежнем отлаженном механизме образцовой «американской демократии» на сей раз обнаружились неполадки, засбоило так сильно, что искры вокруг полетели...

Перед нами любопытные результаты социологических опросов, проводившихся в день выборов по всей стране.

Они свидетельствуют, что большинство мужчин, как и ожидалось, проголосовали за Буша, а большинство женщин – за Гора. Среди белых граждан США 54 процента поддержали Буша, зато остальные расово-этнические группы поддержали Гора – за него проголосовали 90 процентов афроамериканцев, 62 – испаноязычных, 55 – выходцев из Азии и 55 – остальных небелых граждан.

Не менее показательны и итоги выборов по религиозному признаку.

В США 57 процентов населения являются протестантами, 27 – католиками, 2 – иудеями, по 1 – мормонов и православных, 2 – люди других различных вероисповеданий, а 10 процентов объявляют себя атеистами. Так вот избирательная активность протестантов и католиков оказалась ниже средней (средняя явка – 52 процента), а у иудеев она была практически стопроцентной.

Примечательно также, что среди католиков на выборах произошел раскол: испаноязычные католики поддержали Гора, а белые католики – Буша. И белые протестанты проголосовали за Буша (63 процента). Если же учесть, что белые баптисты в большинстве проголосовали за Гора (он – баптист), то получается, что лютеране, пресвитериане, пятидесятники и белые методисты (Буш – методист) почти на 75 процентов проголосовали за Буша.

Поразительно, но небелые иудеи (они составляют 5 – 10 процентов американских иудеев) поддержали Гора менее активно, чем белые иудеи и негры-христиане. Зато 75 процентов всех мормонов проголосовали за Буша.

Буша поддержали 69 процентов тех, кто считает, что для президента важнее моральный авторитет, за Гора – большинство (61 процент) тех, кто считает, что важнее управленческий опыт.

Гора также поддержали те, кто считает, что нравственное состояние общества меняется в правильном направлении, Буша – 62 процента тех, кто полагает, что в плане морали общество движется по неправильному пути.

Избирателям задавался вопрос и о сексуальной ориентации. Выяснилось, что за Гора проголосовали 70 процентов геев и лесбиянок, за Буша – лишь 25 процентов.

Однако, чтобы до конца понять послевыборные коллизии в США, недостаточно учитывать традиционные различия между Бушем, «отражающим интересы нефтяных монополий Техаса», и Гором, за которым, как считается, стоят «финансовые интересы банкиров Уолл-стрита».

Можно, конечно, добавить в эти расклады и некие акценты на чисто внешние признаки обоих кандидатов. Альберт Гор, например, выглядит как современный лидер «глобального масштаба», отстаивающий «идеалы открытого общества» в масштабах всей планеты. И в этой связи готов от имени «демократической Америки» вмешаться в любой конфликт, в котором, по его мнению, «серьезным образом ущемляются гуманитарные принципы и права человека».

Известно, что в США – и это надо иметь в виду – за последние десятилетия возросла численность небелых иммигрантов и людей «нетрадиционной ориентации» (тут и гомосексуалисты, их сегодня в Штатах до 15 процентов всего населения, и разного рода сектанты). Именно в расчете на использование этого нетрадиционного «ресурса» демократы и пошли, в частности, на такой шаг, как выдвижение «ортодоксального иудея» сенатора Либермана в качестве своего кандидата в вице-президенты.

Реакция американцев на такой выбор была неоднозначной. Кандидатура Либермана вызвала широкую дискуссию в ведущих американских СМИ. Часто там фигурировал популярный и в России тезис о «кучке евреев», контролирующих правительство и средства массовой информации. Известный проповедник Пат Робертсон, лидер американских консерваторов, например, заявил: «Мы – христианская страна, и вам, евреям, не стоит забывать об этом. Президентом США может стать лишь христианин, белый христианин, но не еврей, афроамериканец или индус». Звучали в США и сомнения в возможности совмещения Либерманом иудейских религиозных предписаний и политической деятельности

Сам Либерман не счел нужным реагировать на поток бранных писем, обрушившихся на демократов и на него самого.

Он, как принято считать в Америке, человек высоких нравственных принципов. Родители воспитывали его в религиозном духе, и, возможно, именно на это и делали ставку, учитывая «моральную распущенность» некоторых американских политиков. Ведь Либермана даже называли «совестью сената». В ходе избирательной кампании кандидат заявил, что американцы «как народ нуждаются в воскрешении нашей веры и восстановлении обращенности нашей нации и нас самих к Богу и Божьему произволению». Эти слова подтверждают трактовку демократами роли американского народа как «народа Божьего» и отвечают убеждениям самого Либермана.

Его выдвижение лишний раз подчеркнуло активную роль в политической жизни государства евреев-американцев, которые не только составляют 4 процента населения, но и имеют одиннадцать избранных сенаторов. Кроме того, это свидетельствует о лояльном отношении в США к иудаизму. Участие Либермана, несомненно, добавило избирательной кампании особую интригу.

Со своей стороны, Гор в выступлениях, по сути, говорил о той же глобальной религиозной миссии «Нового Израиля»: «Задача американских миротворцев – не только прекращение кровопролития, но и создание новой государственности там, где это необходимо».

Оказавшись в роли признанных «защитников прав человека», демократы не без оснований рассчитывали на голоса самых различных меньшинств, играющих все большую и зачастую решающую роль в политической жизни США. Они располагали при этом мощной поддержкой ряда крупнейших финансовых компаний, представляющих в основном еврейский капитал, – «Мерилл Линч», «Голдмен энд Закс», «Соломон бразерс» и ряда других. Они практически полностью контролировали национальный телеэкран с помощью могущественной корпорации Левина «Тайм Уорнер». Действительно, телевидение сумело обеспечить небывало высокую активность беднейших слоев, представителей национальных и прочих меньшинств – свыше 60 процентов таких избирателей пришли голосовать.

В совокупности все это и должно было, по мнению экспертов, гарантировать победу Гору и Либерману. И в определенном смысле победа оказалась достигнутой – по всей стране за них проголосовало круглым счетом на 200 тысяч избирателей больше, чем за Буша – Чейни.

Однако в противовес демократам республиканские пиарщики сумели разработать и осуществить реальную стратегию собственной победы – выигрыш в достаточном количестве отдельных штатов, что могло дать преимущество в коллегии выборщиков.

Буш опирался при этом не только на традиционные позиции своей семьи в американских спецслужбах, но и на их неформальные связи с нефтегазовым комплексом США. Люди, связанные с нефтегазовым бизнесом США, как видно, сумели договориться с нефтяными магнатами Среднего Востока о подъеме мировых цен на нефть и активизации арабо-израильского конфликта, с тем чтобы американский потребитель, так сказать, на собственной шкуре почувствовал, чем ему может аукнуться «глобализация» по Клинтону – Гору.

Помогали Бушу и все те силы, которым Клинтон и Гор отводили роль «глобальных аутсайдеров», прежде всего компании «Майкрософт», «АТТ» («Америкэн телефон энд телеграф») и «Боинг» – информационно-технологические гиганты Тихоокеанского побережья.

Получил Буш и поддержку значительной части американского военно-промышленного комплекса. Республиканский кандидат в вице-президенты Чейни (кстати, в свое время министр обороны США) фактически представлял крупнейшую в США инвестиционную компанию «Халибертон», связанную со многими предприятиями американского ВПК. (Отметим попутно, что норвежский филиал этой фирмы – «Халибертон-Норске» – прислал свою платформу «Регалиа» для участия в подъеме тел погибших подводников АПЛ «Курск» и что у нас в России действует «Халибертон – Архангельск лимитед».)

Американские обозреватели обращают внимание на то, что впервые за историю избирательных кампаний всемогущему американскому телевидению (в основном работавшему на Гора – Либермана) был противопоставлен не менее могучий противник – Интернет. Как раз всемирная информационная сеть позволила республиканцам и их сторонникам снова почувствовать себя традиционным «моральным большинством», и именно информационными ресурсами Интернета вдохновлялись участники массовых «антиглобалистских» выступлений в Сиэтле.

Как показали выборы, Буш сумел представить себя «защитником традиционных американских ценностей и укладов» (семья, общество, государство). Пекущимся в первую очередь о традиционно понимаемых «национальных геополитических интересах США». Человеком, которому «мало дела до абстрактной защиты прав человека во всем мире».

В американских выборах присутствовал и еще один аспект, на который мало кто из сторонних наблюдателей обратил внимание. Это активное, хотя и закулисное, участие в них на стороне демократов ортодоксальной еврейской секты Хабад, возникшей внутри религиозного течения любавичских хасидов. Сенатор Либерман, кандидат в вице-президенты, по мнению многих осведомленных источников, является членом этого религиозного клана.

Сошлемся здесь на мнение известного еврейского деятеля Эдуарда Ходоса, который в 1991 году был председателем Харьковской иудейской общины.

С момента возникновения секты в XVIII веке, пишет он, Хабад управлялся «по праву наследства» ребе (религиозными руководителями) из местечка Любавичи на Смоленщине, которое считается местом зарождения этого религиозного движения. Кстати, это единственная в иудаизме секта, построенная по такому принципу. В Нью-Йорк ее привел шестой по счету любавичский ребе. К 1950 году Хабад возглавил седьмой ребе – Менахем Мендел Шнеерсон. В годы его руководства произошел небывалый экономический расцвет Хабада. С этого времени и стало распространяться влияние Хабада на мировые, и прежде всего американские, экономические и политические структуры власти.

Несомненно одно, утверждает Ходос, что прежде никому не известная ортодоксальная религиозная секта, перебравшись в США в 1940 году, уже через какой-то десяток лет становится могущественным кланом, обладающим влиянием, несоразмерным своей численности и значению.

Чтобы не быть голословным в своих утверждениях, Эдуард Ходос в опубликованной им книге ссылается на фотодокументы из архивов Хабада.

Например, на них запечатлены два президента США – Рейган и Буш-старший в момент подписания важных государственных документов. За их спинами стоят деятели ортодоксальной иудейской общины Хабад. Как видим, отмечает Ходос, президенты меняются, но не меняются их «тени».

Конечно, эти фотографии вовсе не означают, что представители Хабада появились за спиной официальной Америки только при этих двух президентах. Просто при них Хабад, объявивший себя «авангардом всех евреев мира», открыто стал демонстрировать свое влияние.

Анализируя интригу вокруг несостоявшегося импичмента Клинтону, Ходос допускает мысль, что, несмотря на то что Клинтон как давний знакомый и близкий приятель сенатора Либермана первоначально вполне устраивал людей из Хабада, было принято решение попробовать отстранить «друга Билла» от президентства за его «лжесвидетельство» в деле Моники Левински.

Легко догадаться, кто остался бы в выигрыше в случае отстранения Клинтона от власти. По американскому закону, его место занял бы вице-президент Альберт Гор.


Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку