НОВОСТИ
Кремль ведет переговоры с Моргенштерном. «Это утка», — отрицает Кремль
sovsekretnoru

Выборы с дымком

Автор: Владимир АБАРИНОВ
01.10.2004

 
Владимир АБАРИНОВ
Специально для «Совершенно секретно»

 

Недавняя передача дара Папы Римского Русской Православной Церкви – чудотворной иконы Казанской Божьей Матери – стала событием одновременно и радостным, и горьким. Горьким потому, что Иоанн Павел II хотел лично передать реликвию Алексию II, но это ему не удалось. Главная миссия нынешнего понтифика – примирение всех ветвей христианства, – судя по всему, останется неисполненной. За 25 лет, прошедших после его восшествия на Святой Престол, он совершил 104 пастырские поездки, в том числе в Армению, Украину, Грузию, Азербайджан. И только две страны остаются закрытыми для Папы – Китай, власти которого не признают юрисдикции понтифика над своими католическими приходами, и Россия, не поделившая с Римско-католической церковью «каноническую территорию».

Пусть имена цветущих городов
Ласкают слух значительностью бренной.
Не город Рим живет среди веков,
А место человека во Вселенной.

Им овладеть пытаются цари,
Священники оправдывают войны
И без него презрения достойны,
Как жалкий сор, дома и алтари.

Осип Мандельштам

«Папа? А сколько у него дивизий?» – иронически спросил когда-то Сталин, уверенный, что править можно только сидя на штыках. Президент Путин рассказал журналистам, что приглашал Папу в Россию как главу государства. «Знаете, что он ответил? «Посмотрите за окно, – сказал он. – Вы видите все мое государство прямо из окна».

Это правда. У Папы нет дивизий, государство его карликовое. Но за его согбенными плечами стоит миллиард католиков.

За свою двухтысячелетнюю историю Святой Престол претерпел множество потрясений. Папской тиарой порой украшали себя отъявленные негодяи, именем Христа вершился неправедный суд и творилось изуверство, папы бывали и палачами, и жертвами. Ныне извечный спор церкви с кесарем завершен. Пусть Царство Божие не от мира сего – Святой Престол стоит на грешной земле, живет бедами и проблемами этого мира, в котором еще так много зла и несправедливости.

Первая кровь

 

«Ты – Петр, и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф., 16: 18). С этими словами, как повествует евангелист Матфей, Иисус вручил ученику своему Петру ключи от Царства Небесного. Событие это запечатлено в перуджиновой фреске Сикстинской капеллы и считается началом истории Святого Престола. По преданию, апостол Петр принял мученическую смерть в Риме в 64 году от Рождества Христова, при императоре Нероне, и похоронен на Ватиканском холме, а над его могилой император Константин Великий, сам обратившийся в христианство, воздвиг базилику его имени. На этом основании епископы Рима провозгласили себя наследниками Св. Петра, а первым римским епископом, назвавшим себя папой (pappas, греч. – отец), стал Марцеллин (296 – 304).

Анналы не сохранили сведений о том, каким образом избирались римские епископы первых веков христианства, но в том, что они именно избирались, у историков сомнений нет. Всего вероятнее, процедура не отличалась от выборов в других епархиях, где пастыри избирались паствой, а точнее – «клиром и миром». Однако к V веку, когда Италия была завоевана остготами, но формально еще входила в состав Византийской империи, положение изменилось. В 498 году после кончины папы Анастасия II на ватиканский престол претендовали два священника – Симмах и Лаврентий. Первый ориентировался на остготского короля Теодориха, второй, напротив, искал покровительства императора. На улицах Рима произошли столкновения, пролилась кровь, после чего стороны согласились обратиться за разрешением спора к королю и отправились в его резиденцию в Равенну. Теодорих поддержал Симмаха, который, вернувшись в Рим, созвал в марте 499 года синод и утвердил на нем новые правила избрания папы. Они гласили, что в дальнейшем своего преемника будет назначать сам понтифик и лишь в случае его внезапной смерти или тяжкой болезни, препятствующей такому назначению, папу изберет римское духовенство. И только если голоса клира разделятся поровну, последнее слово будет принадлежать мирянам. При жизни папы строжайше запрещалась агитация в пользу возможного преемника. О фактах такой агитации надлежало доносить церковным властям; за такие сообщения назначалась награда

История умалчивает, удалось ли самому Симмаху воспользоваться своим нововведением и назначить наследника. Зато известно, что Теодорих, исповедовавший, как и вся остготская знать, арианство, и впредь продолжал вмешиваться в дела христианской церкви. Вступивший на престол в 526 году его племянник Аталарих строжайше запретил подкуп при выборах папы и ограничил сумму, которую можно было на них потратить, 500 солидами. Возможно, благодаря этому запрету выборы Агапия I в 535 году прошли спокойно.

Понтификат Агапия, однако, продолжался чуть больше года – он умер в Константинополе. Не дожидаясь прибытия в Рим византийского ставленника Вигилия, остготский король Теодагат приказал провести выборы, на которых с грубыми нарушениями процедуры папой был избран Сильверий. Тем временем византийская армия под командованием полководца Велизария, прославившегося своим африканским походом на вандалов, высадилась на Сицилии, захватила Неаполь и в декабре 536 года подошла к Риму. Остготы без боя ушли из города, но вскоре осадили его. «Готского папу» Сильверия обвинили в тайных сношениях с ними, и Велизарий посадил на папский престол Вигилия, который много лет провел при византийском дворе и был протеже императрицы Феодоры.

После восстановления – ценой 18-летней опустошительной войны – суверенитета имперской власти в Италии кандидатура папы в течение двух веков, вплоть до избрания в 731 году Григория III, утверждалась в Константинополе. Поскольку сообщение между двумя столицами было делом долгим, Святой Престол пустовал по нескольку месяцев.

16 октября 1978 года Иоанн Павел II – бывший польский кардинал Кароль Войтыла – появился на публике в качестве главы Римско-католической церкви. На следующий день перед многотысячной толпой верующих он отслужил свою первую мессу в Ватикане

Во второй половине VI столетия началось последнее из варварских вторжений в Италию – нашествие лангобардов. Рим вел сложную политическую интригу между лангобардскими королями и византийскими императорами, претерпел много бедствий, пришел в упадок и в итоге обратился к помощи третьей силы – королю франков Пипину Короткому. Пипин, чьи права на франкский трон были сомнительны, взошел на него при поддержке папы Захария. В конце 753 года сменивший Захария Стефан III самолично отправился за Альпы искать защиты от лангобардов.

Битвы за престол: от Каролингов до шлюх

 

Встреча Стефана и Пипина произошла в Понтионе (близ нынешнего Бар-ле-Дюк, 240 км к востоку от Парижа). Король встретил папу в трех милях от города, спешился и преклонил колени, а во время торжественного въезда в город вел, как простой конюший, под уздцы коня Стефана (по церемониалу византийского двора такой почести мог быть удостоен лишь император). Затем, однако, монарх и первосвященник, уединившись в храме, поменялись ролями: облаченный в рубище и посыпавший голову пеплом Стефан встал на колени перед Пипином, умоляя его выступить в поход против лангобардов. Пипин торжественно поклялся избавить Святой Престол от притеснений. После этого папа и королевский двор переехали в королевское аббатство Сен-Дени, где на Пасху 754 года Стефан совершил обряд помазания на царство Пипина, его жены и двух его сыновей, Карла и Карломана. Под страхом отлучения от церкви он запретил франкам избирать монарха из какой-либо другой династии, кроме Каролингов. Так Пипин стал первым после иудейских царей помазанником Божьим.

В июне того же года франки перешли Альпы и нанесли лангобардам поражение, после которого те отступили в свою столицу Павию. Не выдержав осады, король лангобардов Айстульф поражение признал и обязался вернуть церкви все захваченные у нее земли, однако обещания не сдержал, и два года спустя Пипин повторил экcпедицию. Айстульф был вынужден принять еще более унизительные условия. Пипин передал в папское владение отвоеванные у лангобардов обширные земли, положив начало государству под названием Папская область. Дар Пипина включал и Рим, который никогда не находился под контролем лангобардов

Папа стал светским государем, но его власть по-прежнему зависела от более сильных правителей. После смерти в 767 году преемника Стефана III Павла I на Святом Престоле оказался не принадлежавший к духовенству Константин, возведенный в сан местной знатью. Возможно, это был первый случай массового участия в выборах солдат, расквартированных в Римской области, которые и обеспечили избрание Константину. Глава папской курии Христофор бежал в Павию и обратился к лангобардскому королю Дезидерию с призывом восстановить порядок. Дезидерий охотно откликнулся. Войско лангобардов вошло в Рим и устроило там резню. Константина провезли по улицам верхом на осле, выкололи ему глаза и заточили в монастырь. На его место Дезидерий посадил собственную креатуру – монаха Филиппа. Христофор, вернувшийся в Рим к шапочному разбору, отказался признать Филиппа; тот, собственно, и не настаивал на своем праве. В результате Христофор провел выборы, в которых участвовал не только клир, но и мир, собравшиеся для этой цели не в Латеранском дворце, как обычно, а на античном Форуме. Папой был единогласно избран Стефан IV.

Дабы исключить в дальнейшем беспорядки, новый папа созвал в апреле 769 года синод для определения процедуры выборов. Было решено, что отныне ни простые миряне, ни солдаты, ни аристократы голосовать не будут – в коллегию выборщиков войдут только кардиналы. Народу же надлежало собраться у Латеранского дворца, «утвердить» новоизбранного понтифика и принять его присягу.

Выборы двух следующих пап, Адриана I и Льва III, прошли именно по этим правилам и без всяких осложнений. Последний, однако, будучи человеком низкого происхождения, вступил в конфликт с местной знатью и должен был искать управы у короля франков. К этому времени сын Пипина Короткого Карл Великий покончил с государством лангобардов и возложил на себя корону лангобардских королей. Благодаря этой и многим другим своим победам он стал самым могущественным правителем Европы. В декабре 800 года, в день Рождества Христова, произошло событие, определившее ход истории на века вперед: в соборе Св. Петра папа Лев III увенчал Карла Великого императорской короной. Народ, собравшийся в храме, прокричал здравицу: «Карлу, благочестивейшему Августу, венчанному Богом, великому и миролюбивому императору, многие лета и победа!»

Принимая императорский венец, Карл не создавал новую империю, не раскалывал уже существующую и не узурпировал власть константинопольского монарха. По убеждениям и представлениям того времени, империя на свете могла быть лишь одна – Римская. Карл в полной мере признавал это. В 781 году он выдал свою дочь Ротруд за 12-летнего императора Константина VI. Спустя 16 лет Константина низложила его мать Ирина, превратившись из регентши в императрицу. Но в Римской империи женщина никогда прежде единолично не правила государством. По мнению Карла и Льва III, имперский трон был вакантным. Вместе с тем Карл, конечно, отдавал себе отчет в том, что по смерти Ирины в восточной столице появится новый император-мужчина. Желая утвердиться в своем праве на престол, Карл сделал предложение Ирине, та ответила согласием, но до свадьбы дело не дошло ввиду свержения Ирины в 802 году. Спустя еще 10 лет император Михаил I признал титул Карла, и с тех пор в одной империи стало два императора.

Папский престол был, в свою очередь, предметом острого соперничества партий римской аристократии. Общий упадок нравов приводил порой к исключительным по изуверству эксцессам. Когда в 896 году скончался папа Формоз и на смену ему пришел ставленник противоположного лагеря Стефан VI, в Риме спустя несколько месяцев был созван собор для осуждения покойника, вошедший в историю под названием «трупного». По повелению новоизбранного понтифика труп Формоза извлекли из могилы, облачили в папское одеяние и усадили на папский трон, а по вынесении приговора отрубили два пальца правой руки, которыми осужденный при жизни творил крестное знамение; оскверненное тело выбросили в Тибр. В начале X века престол Св. Петра оказался в руках безнравственной шайки – жены папского казначея Теофилакта Теодоры и ее дочерей Марозии и Теодоры-младшей. Они превратили Латеранский дворец в вертеп порока. Этот период истории папства получил название «порнократии» – «власть шлюх».

Хождение в Каноссу

 

Священная Римская империя оказалась одной из самых долговечных геополитических идей. В форме Третьего Рима она легитимировала претензии на «высшую духовность» сначала великих московских князей, а затем и русских самодержцев, в карикатурном виде дожила до наших дней; в форме «третьего рейха» стала идеологическим основанием гитлеровского завоевания Европы.

Борьба между папской и императорской властью составляет основное содержание истории европейского средневековья. Отношения апостольского престола и императора не были бесконфликтными. Императоры смещали, пленяли и даже казнили пап, папы отлучали, проклинали и лишали короны императоров. В XIII веке война Иннокентия IV c императором Фридрихом II закончилась поголовным истреблением рода Гогенштауфенов

В октябре прошлого года кардиналы собрались отметить 25-летие пребывания на Святом Престоле Иоанна Павла II и подумать о том, кто мог бы ему наследовать

Соперничество велось уже не за территории, доходы или титулы, а за души христиан всего тогдашнего мира. Поворотным пунктом этой борьбы стал понтификат Григория VII (1073 – 1085), который вознамерился положить конец практике назначения прелатов (аббатов и епископов) светскими правителями. «Если кто-нибудь впредь, – гласит его булла 1075 года Dictatus papae («Диктат папы»), – примет из рук светского лица епископство или аббатство, да не считается он епископом и да лишится он милости Св. Петра и доступа в церковь». В ответ император Генрих IV созвал в Вормсе в январе 1076 года сейм, объявивший Григория низложенным. В послании в Рим, адресованном «теперь уже не папе, а лжемонаху», император писал: «Я, Генрих, король Божьей милостью, я говорю тебе вместе со всеми нашими епископами: «Изыди!» Но папа не изошел, а лишил Генриха права на престол и объявил его подданных свободными от присяги императору, более того – запретил всем христианам служить ему как королю.

То было неслыханное посягновение первосвященника на монарха, но Григорий знал, что делал. В октябре немецкие курфюрсты потребовали от Генриха помириться с папой, поставив ему крайний срок – февраль следующего года; если до этого времени папа не простит его, рейхстаг в Аугсбурге изберет нового императора. Оценив свои возможности, Генрих покорился. В январе 1077 года он приехал на покаяние к папе в замок Каносса близ Пармы и исполнил наложенную на него епитимью: с непокрытой головой, одетый во власяницу, не принимая пищи, он три дня стоял босиком в снегу под крепостной стеной, умоляя простить его. (Некоторые историки, впрочем, считают, что эта картина излишне драматизирована: по их сведениям, Генрих был обут, а рубище надел поверх королевского одеяния.) Наконец, папа допустил к себе монарха и снял с него отлучение, а затем отслужил обедню. Введение опального короля в храм означало снятие анафемы.

Покаяние в Каноссе – самая впечатляющая победа пастыря над светской властью, достигнутая силой не оружия, а авторитета.

Однако спустя три года Генрих перешел в наступление. В июне 1080 года синод епископов в Бриксене избрал папой архиепископа Равеннского Гвиберта, который принял имя Климента III. В марте 1084 года Генрих вошел с войском в Рим и устроил посвящение Климента III, а затем новоиспеченный понтифик короновал Генриха. Поверженный Григорий укрылся в замке Святого Ангела и воззвал о помощи к норманнам Южной Италии. Граф Апулийский Роберт Гюискар, которому, как гласят некоторые источники, Григорий обещал императорскую корону, пришел в Рим во главе 36-тысячной армии норманнов и сицилийских сарацин. Генрих ретировался от превосходящих сил. Спасители папы учинили в городе небывалую резню. Григорий VII, сознавая, что не может оставаться в Риме, ушел вместе с норманнами в Салерно и там в следующем году скончался.

Григорий сыграл огромную роль в усилении роли Святого Престола. Повсюду в Европе его легаты вмешивались в дела светской власти. Под угрозой отлучения короли исполняли повеления папы, платили ему «лепту Св. Петра» и обращались к нему за разрешением споров. Изгнанный в 1072 году из Киева сын Ярослава Мудрого князь Изяслав искал в Риме помощи в восстановлении прав на великокняжеский «стол», отправив к папе своего сына Ярополка. Григорий VII (при этом он, как предполагают некоторые историки, потребовал от князя принести присягу вассала) велел польскому королю Болеславу II оказать помощь Изяславу, и тот вернулся на княжение в обозе польского войска.

Евпраксия, Генрихова погибель

 

Важную роль в борьбе Рима с Генрихом уже после смерти Григория VII сыграла Евпраксия – русская жена императора, дочь великого князя Всеволода Ярославича и его второй жены-половчанки, внучка Ярослава Мудрого и сестра Владимира Мономаха. Отец выдал ее за маркграфа Штаденского Генриха Длинного; уже в 16 лет она овдовела и готовилась к постригу в монастыре, где ее впервые увидел Генрих. Вскоре у императора умерла жена, и Евпраксия обвенчалась с ним под именем Адельгейда. Брак оказался несчастливым; некоторые исследователи утверждают, что Генрих был членом «сатанинской секты николаитов» и предавался разврату, вовлекая юную супругу в свои «оргии» и «мистерии». В конце концов, находясь вместе с мужем в Италии, Евпраксия в 1093 году бежала от него в стан его злейших врагов. Маркграфиня Тосканская Матильда укрыла Евпраксию в той самой принадлежавшей ей Каноссе и устроила ее встречу с папой Урбаном II, который в качестве аббата Клюнийского Гуго вместе с Матильдой был свидетелем покаяния своего крестника короля Генриха. В апреле 1094 года Евпраксия по наущению новых покровителей направила жалобу собору в Констанце, а в марте 1095 дала обличающие Генриха показания собору в Пьяченце и получила отпущение грехов, совершенных по принуждению. Это был сокрушительный удар по престижу императора

Наконец, в сентябре 1122 года на сейме в Вормсе между императором и Святым Престолом был заключен конкордат, представлявший собой тонкий компромисс, основанный на разделении духовных и светских прав епископов и аббатов. Будучи духовным лицом, епископ посвящался в сан архиепископом или митрополитом, который вручал ему символы его духовной власти – перстень и посох. А в качестве феодала епископ приносил присягу императору и получал из его рук скипетр. Император не вмешивался в процесс избрания епископа, в котором участвовал только клир.

В августе 1241 года в процедуре голосования появился новый элемент. Папа Григорий IX собрал совет кардиналов для обсуждения конфликта между апостольским престолом и императором Фридрихом II. Собравшиеся никак не могли договориться, и тогда папа велел запереть их вместе с собою, покуда они не придут к согласию. Григорий вскоре почил, однако его приказание было исполнено: кардиналов замкнули на замок вместе с уложенным в гроб телом усопшего понтифика. Испытание оказалось тяжким: в августе в Риме адское пекло. Клирики теряли сознание, а одного из них, к тому же фаворита, хватил смертельный удар. Выборы продолжались 70 дней. В конце концов измученные кардиналы нашли компромисс – они избрали того, кто вскоре должен был последовать за Григорием IX. Новый папа Целестин IV оправдал эти надежды с чрезмерной поспешностью: он умер спустя две недели после избрания.

Выборы Целестина IV стали первым конклавом: cum clavis (лат.) – «под ключом».

В 1268 году выборы папы проходили при еще более драматических обстоятельствах. 29 ноября в Витебро скончался папа Климент IV. Съехавшиеся кардиналы не могли избрать преемника в течение полутора лет. Напряжение нарастало. Потерявшие терпение горожане разобрали крышу папского дворца, посадили участников конклава на строгую диету. Некоторые кардиналы слегли, страдая то от жары, то от холода. И лишь один из них, Иоанн Толедский, усмотрел благо в отсутствии крыши над головой – теперь, дескать, Святому Духу легче снизойти на выборщиков. В общей сложности конклав продолжался два года и девять месяцев – он завершился 1 сентября 1271 года избранием Тибальдо Висконти, который не был не только членом кардинальской коллегии, но и священником. Он взошел на Святой Престол под именем Григория X и в мае 1274 года созвал собор в Лионе для решения насущных вопросов, в том числе о регламенте конклава. Итогом дискуссии в Лионе стал декрет Ubi periculum. Основные положения его таковы.

«Передача ключей Св. Петру» одна из фресок на стене Сикстинской капеллы, где происходят конклавы

Конклав должен собраться там, где усоп папа. Приезда членов коллегии надлежит ждать в течение 10 дней, но не дольше. Кардиналам следует собраться в доме, где жил или останавливался покойный. Каждому дозволяется взять с собой одного слугу или сопровождающего и только в случае особой нужды – двух. Все кардиналы должны оставаться в одной комнате, не разделенной ни перегородками, ни занавесами. Уединяться члены коллегии могли лишь в уборной, дверь в которую открывалась из общей комнаты. Кардиналы остаются под замком в течение всего конклава. Никому не разрешается ни входить, ни общаться с ними. Если папа не будет избран за три дня, рацион кардиналов сокращается до одного блюда на обед и ужин. По истечении пятых суток они будут получать лишь хлеб, вино и воду, покуда не выберут папу

Уже в январе 1276 года эти правила были применены на практике: возвращаясь из Лиона, Григорий X скончался. Новая процедура сразу доказала свою эффективность: папа Иннокентий V был избран первым же туром на 11-й день после смерти Григория.

Самый долгий понтификат

 

Регламент Григория X, за некоторыми существенными поправками, остается в силе по сей день. Со второй половины XV века избрание папы проходит в Сикстинской капелле. После того как покои закрыты, всякое сообщение с внешним миром прерывается; кардиналам, их помощникам и слугам запрещено передавать какие бы то ни было послания каким бы то ни было образом – письменно, устно, жестами или условными знаками. Единственный способ сообщения с внешним миром – колесо с ячейками, посредством которого кардиналы получают свежие продукты и, в случае надобности, медикаменты. При этом конструкция колеса не позволяет людям, стоящим по обе стороны, видеть друг друга. Само собой разумеется, присутствующие на конклаве не могут иметь при себе магнитофоны и видеокамеры; в помещении конклава нет ни телевизоров, ни радиоприемников.

Важный элемент интерьера – чугунная печь, в которой сжигают бюллетени. Кардиналы голосуют дважды в день, утром и вечером. Число голосований не ограничено; в 1740 году папа Бенедикт XIV был избран 255-м туром, а конклав продолжался полгода. Если папа не избран, в печь вместе с использованными бюллетенями кладут сырую солому и паклю; из трубы идет черный дым, и наблюдатели снаружи расходятся до следующего тура. Если избрание состоялось, в печи жгут сухую солому, и над крышей дворца клубится белый дым – сигнал скорого объявления имени нового понтифика. Облаченный в папское одеяние избранник в сопровождении кардиналов выходит на балкон собора Св. Петра и благословляет паству.

Будучи древнейшим институтом выборной власти, папский престол испытал на себе все превратности закулисных политических интриг и избирательных технологий. В эпоху Реформации и контрреформации каждый конклав становился полем соперничества великих держав. В 1769 году послы Испании, Португалии и Франции при Святом Престоле довели до сведения папской курии ультимативное требование: кто бы ни был избран папой, он должен уничтожить орден иезуитов. Император Священной Римской империи Иосиф II прибыл в Рим лично с тем же напутствием кардиналам. Клемент XIII, избранный в 185-м туре, исполнил требование, издав буллу Dominus ac Redemptor. В июле 1903 года скончался папа Лев XIII. Его наиболее реальным преемником был государственный секретарь кардинал Рамполла. Однако Вена считала эту кандидатуру неприемлемой: Рамполла чересчур симпатизировал Франции, России и славянским подданным империи Габсбургов. Министр иностранных дел Австро-Венгрии телеграфировал своему послу в Ватикане точку зрения императора Франца-Иосифа. Первые же туры голосования вывели Рамполлу в фавориты. Тогда архиепископ Краковский кардинал Кнез-Йохан Пузына наложил вето на избрание Рамполлы. Тот отказался снять свою кандидатуру и в следующих турах набрал еще больше голосов, но было ясно, что двух третей Рамполла не получит. Папой в итоге был избран совершенно не претендовавший на папскую тиару кардинал Джузеппе Сарто, ставший Пием X и отменивший право вето.

Папа Пий XII внес другое важное изменение в регламент выборов: он решил, что папа должен избираться большинством в две трети плюс один голос. Суть этого нововведения состоит в том, чтобы не допустить избрания папы его собственным голосом. Однако Иоанн XXIII отменил это положение – оно стало применяться только в том случае, если число кардиналов кратно трем. Этот же папа нарушил установленный в XVI веке предел численности кардиналов – 70 человек; при Иоанне XXIII их стало 75. Павел VI в 1975 году вернулся к правилу «две трети плюс один голос»; он, кроме того, увеличил число возможных членов кардинальской коллегии до 120 и принял небывалое решение ограничить их возраст 80 годами. В результате после его кончины 6 августа 1978 года в конклаве приняло участие рекордное число кардиналов – 111. Многие из них никогда прежде не встречались; пастыри Нового Света плохо знали кардиналов Европы, Азии и Африки. В этой ситуации инициативой овладела римская фракция, и папой был избран в четвертом туре патриарх Венеции Альбино Лучани, назвавший себя Иоанном Павлом I. Конклав завершился на второй день – быстрее, с третьего раза, избрали только Пия XII в марте 1939 года. По некоторым сведениям, уже будучи избран, кардинал Лучано попросил провести еще один тур и получил 82 голоса из 111. Убедившись, что выбор пал на него, он стал, как велит протокол, отказываться от высокой чести, но делал это чересчур рьяно и, наконец, заключил словами: «Да простит вам Бог то, что вы со мною сделали!»

Бог весть, предчувствовал ли он беду, но спустя всего 33 дня новоизбранный понтифик скончался от сердечного приступа. Ему было 66 лет; к тому же папская курия пыталась скрыть подлинные обстоятельства кончины Иоанна Павла I. Внезапная смерть породила теорию заговора. Раздавались требования вскрытия тела. Конклав собрался снова почти в том же составе: один кардинал умер, зато двое других, отсутствовавшие на прошлом конклаве по болезни, поправились; еще одному исполнилось 80 лет, и он выбыл из числа выборщиков – их, таким образом, оказалось опять 111. Собственно, кардиналы еще не успели разъехаться, а потому и не стали откладывать выборы, дабы дождаться всех, как требует регламент. На сей раз все уже были знакомы друг с другом. Впервые в истории конклава европейцы оказались на нем в меньшинстве: их было 55 против 56 представителей других континентов. Возможно, именно по этой причине у членов коллегии возникла идея избрать папой неитальянца, чего не случалось уже четыре с половиной столетия. В избирательных бюллетенях появились имена архиепископа Карачи, кардинала из Бразилии и архиепископа краковского Кароля Войтылы. Кардинал Войтыла уже был в числе кандидатов на прошлом конклаве. На этот раз он стал фаворитом благодаря поддержке влиятельного австрийского кардинала Франца Кёнига. Его основным конкурентом был архиепископ Флоренции Джованни Бенелли. В шестом туре оба получили почти равное число голосов. Однако идея папы-неитальянца победила – в восьмом туре Войтыла набрал квалифицированное большинство.

16 октября 1978 года в восьмом часу вечера из трубы Сикстинской капеллы повалил белый дым.

На площади перед собором Святого Петра стала собираться толпа, ожидая благословения новоизбранного понтифика. Без четверти восемь на балконе собора появился кардинал-диакон Перикле Феличе, провозгласивший на латыни в соответствии с протоколом: «Сообщаю вам великую радость! У нас есть папа! Его святейшество и высокопреосвященство кардинал нашей Матери Святой Римской церкви господин Кароль Войтыла, взявший себе имя Иоанна Павла II».

Так начался понтификат нынешнего Папы, который вскоре станет самым долгим в истории Святого Престола.

 


Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку