ВСЕ СРЕДСТВА ХОРОШИ

ВСЕ СРЕДСТВА ХОРОШИ
Автор: Михаил ВИНОГРАДОВ
07.04.2015
 
ПОМОЖЕТ ЛИ АМНИСТИЯ КАПИТАЛОВ ВЕРНУТЬ В РОССИЮ УПЛЫВШИЕ ДЕНЬГИ ОЛИГАРХОВ?
 
Глава МИД Великобритании Филип Хаммонд заявил, что Британия могла бы использовать банковские сведения для усиления давления на Россию. В частности, он назвал интересной идею обнародовать данные об активах ближайшего окружения президента Путина. Это – «первый звонок» из Европы, которая совсем не в восторге от российского проекта амнистии капиталов. Мягкий, не свойственный современному законотворчеству проект возврата капиталов обещает быть для России беспрецедентным.
 
Если только страны, где «работают» деньги, выведенные из России, не примут решение о замораживании счетов россиян. Другими причинами, по которым амнистия может сорваться, эксперты «Совершенно cекретно» считают взращенное самим же государством недоверие к нему со стороны бизнеса, а также недостаточность прописанных в проекте закона гарантий. Чтобы вернуть домой сотни миллиардов долларов, власти надо сделать нечто большее, чем просто пообещать защиту капиталов.
 
Амнистия капиталов – один из самых тонких и болезненных вопросов для тех, кто сделал деньги в России в последние два десятилетия и вывел их в офшоры, часто расположенные на противоположной стороне земного шара. И эту тему поднимали, так или иначе, в каждом созыве Госдумы, начиная со второго (с 1996 года). Но только в конце 2014 года была проявлена политическая воля: президент Путин заявил о синхронизации двух процессов: деофшоризации (ужесточении правил и введении прозрачности для владельцев офшоров) и амнистии капиталов. То есть, с одной стороны, власть подталкивает владельцев офшоров и трастов выходить из тени, с другой – предлагает им (через внесенный в парламент законопроект) беспрецедентную финансовую амнистию.
 
ПРИВЫЧКА НЕ ВЕРИТЬ ГОСУДАРСТВУ
 
Почему это делает власть – понятно: даже глава Сбербанка Герман Греф недавно заявил, что в условиях сужения внешнего займа он не видит другого выхода, кроме как сделать ставку на возвращение в страну выведенных в предыдущие десятилетия капиталов. Россия не Южная Корея, и правительство не ждет, что граждане в кризис понесут в госбанки собственные заначки в виде золота и валюты. Но для владельцев офшорных счетов, зарубежного бизнеса, семейных трастов, «слепых» трастов и прочих фондов этот вопрос еще более болезненный, чем для обычного гражданина. Эти люди не привыкли верить государству и потребуют гарантий, что их деньги не сменят владельца, как только пересекут виртуальную границу российской банковской сферы. С другой стороны, они отлично знают, что российские власти могут предложить каждому из них, если потребуется, не только пряник (в виде фиксированного налога), но и кнут (в виде требований к транспарентности).
 
Надо признать, финансовые амнистии принимались еще при президентстве Бориса Ельцина. Но были они на «ручном управлении», касались не всех и чаще всего имели своей целью вернуть в экономику страны средства двоих-троих олигархов. И, самое главное, правила амнистий каждый раз разнились: в одном случае надо было выплачивать только 13 % с возвращенных капиталов, в другом – «делиться» с государством, в третьем – открывать на эти средства новые, отдельные предприятия (а не вливать деньги в уже существующие).
 
На руку российским властям в этих вопросах играли европейские, в том числе швейцарские, банки, которые вдруг начинали замораживать средства «русской мафии» на своих счетах, либо охотно раскрывали информацию о бенефициарах по первому требованию Интерпола, ЕвроЦБ или ФБР, что российских вкладчиков никак не устраивало. Свою роль сыграли и правительства – например Кипра, – которые делали то же самое, что и банки. Теперь палки в колеса вставляет Лондон. По сути, главное, что останавливало тех, кто выводил деньги из России, – отсутствие четких и неизменных правил игры.
 
УХОДИТЬ И ВОЗВРАЩАТЬСЯ
 
Сложилась даже определенная схема: бизнесмен выводил средства, а затем, почуяв «интерес» со стороны рейдеров в погонах или контролирующих органов (что часто было одним и тем же. – Прим. ред.), оказывался лично и с семьей там, откуда «выдачи нет» (Лондон, Тель-Авив, Нью-Йорк). После чего, спустя полгода-год, начинался нудный торг через посредников о возвращении предпринимателя и его денег в Россию. Иногда такой торг завершался полным «прощением», и магнат, например Михаил Гуцериев, триумфально возвращался под гарантии вложения крупных средств в экономику России и своей родной республики.
 
Бывало, что посредники не добивались успеха, и тогда магнат растворялся на просторах планеты, а Москва удовлетворялась только его обещанием не пытаться лезть в политику.
 
По сути, такие вот схемы вполне укладывались в понятие «передел собственности»: тот, кто еще недавно владел заводами – горно-обогатительными комбинатами – флотами – ТВ-каналами, оставался с одним замком, счетами, самолетом-яхтой и тоской по большому делу. А его распиленные активы отходили частью государству, частью – рейдерам из силовых ведомств или стоявшим за ними конкурентов беглеца. И это до последнего времени считалось довольно гуманным способом.
 
128 МИЛЛИАРДОВ ДОЛЛАРОВ
 
Однако вопрос амнистии капиталов в сложившейся финансовой обстановке 2014–2015 годов встал столь остро, что высшему руководству России пришлось проявить политическую волю. Еще в 2014 году Минэкономразвития России ухудшило прогноз по оттоку капитала на текущий и 2015 годы. Ведомство ждало, что российская экономика войдет в рецессию уже в начале 2015 года, при этом экономисты не исключали, что к лету 2015-го может быть достигнуто «дно». В новом макропрогнозе, в частности, был повышен прогноз оттока капитала на пятую часть – до 125 млрд долларов в 2014-м. А в 2015-м ведомство ожидает оттока порядка 90 млрд долларов.
 
В свою очередь, Центробанк РФ в обновленной версии «Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2015 год и период 2016 и 2017 годов» повысил свою оценку чистого оттока капитала из России в 2014 году до 128 млрд долларов, и до 99 млрд – на 2015 год. По оценке экспертов Центробанка, масштабный отток капитала из России в текущем году вызвали события на Украине и введение санкций и ответных контрсанкций, которые «значительно ухудшили условия привлечения внешнего финансирования», фактически закрыв внешние рынки капитала во второй половине 2014 года.
 
Подобные процессы и схемы происходили не в одной только России. Со своими зарвавшимися магнатами одинаково методично расправлялись на Украине, в Литве, Азербайджане, Казахстане, Таджикистане – в общем, везде на просторах бывшего СССР.
 
И если, допустим, украинские или литовские олигархи успевали добежать до Лондона или иного «офшорного рая», то на Востоке судьба могла быть и более печальной. Например, «украсить» своим телом котлован грандиозного бассейна или стену нового президентского дворца. Или выступить по местному ТВ, постарев лет на 20 за месяц, и, сомнамбулически раскачиваясь, рассказать о мудрости и милосердии правящего «султана».
 
БЕСПРЕЦЕДЕНТНЫЕ УСЛОВИЯ
 
Сейчас, судя по всему, есть политическая воля на проведение амнистии капиталов. По крайней мере, слова президента Путина, сказанные еще в декабре 2014 года, были вполне однозначны: «Если человек легализует свои средства и имущество в России, он получит твердые правовые гарантии, что его не будут таскать по различным органам, в том числе правоохранительным, трясти его и там и тут, не спросят об источниках и способах получения капитала, что он не столкнется с уголовным или административным преследованием и к нему не будет вопросов со стороны налоговых служб и правоохранительных органов».
 
Столь четко выраженную инициативу президента, естественно, тут же поддержали и Алексей Улюкаев, и Антон Силуанов. Они полагают, что даже однократная амнистия капиталов позволит преодолеть экономический спад. В то же время министры обещали, что «в рамках деофшоризации» дополнительных налогов со средств, возвращающихся в Россию, брать не будут.
 
«Мы будем оценивать их активы по той стоимости, по которой они оценены из-за рубежа. То есть при переводе активов из-за рубежа в Россию они не будут подпадать под дополнительное налогообложение», – говорил Силуанов.
 
Президент и министры на этот раз очень осторожны: Россия нуждается в возвращении хотя бы части выведенных многотриллионных сумм. Но опыт – а подобное действо уже проводилось – пока говорит против и не обещает большого успеха. Первый раз об амнистии капиталов было заявлено президентом Путиным в 2005 году. Он тогда называл сумму вывезенных из страны капиталов, равную 300 млрд долларов, что эксперты сочли явно заниженным. Фактически единственным условием амнистии, которые называл президент, была уплата 13 % налога с возвращенной суммы и размещение этих денег в российских банках. Срок амнистии был определен до 31 декабря 2007 года. Воспользоваться этим захотели немногие, в бюджет страны попало лишь 3,7 млрд рублей.
 
ПОД ПРЕЗИДЕНТСКИЕ ГАРАНТИИ
 
По мнению экономиста Валентина Катасонова, вся проблема в том, что для возвращения действительно серьезных сумм у бенефициаров нет достаточной мотивации. В самом деле, при выводе средств было ведь нарушено не только налоговое, но зачастую и уголовное законодательство. И, кстати, в своей декабрьской речи по этому вопросу (отрывок приведен выше. – Прим. ред.) президент Путин, получается, давал гарантии не только от налогового преследования, но  и именно от уголовного. Это, как подчеркивают эксперты, новое слово в практике финансовых амнистий. И это посеяло некоторые сомнения в умах (и речах) высокопоставленных чиновников. Так, глава Счетной палаты Татьяна Голикова заверяла: «повального прощения всех преступлений, легализации и прочего не будет». А что тогда будет?
 
Зачастую в выведенных из России деньгах очень сложно разобраться – увели их только для того, чтобы спрятать от налогов, либо чтобы «отмыть», и это именно криминальные деньги, доход от преступной деятельности. Мало того, вполне вероятны ситуации, когда на счетах одного и того же бенефициара могут оказаться как «серые», так и «черные» деньги. Особенно, если эти средства были выведены в 1990-х или из национальных республик, или какими-то одиозными людьми, которые в определенный момент переместились из персонажей криминальной хроники на страницы деловой прессы как «честные» бизнесмены.
 
Кроме того, выведенные из России средства не просто лежат на счетах в офшорных банках от острова Джерси до Канберры и Сингапура – они активно встроены в экономики, особенно в экономики развивающихся стран (где не так строго смотрят на происхождение денег, как в США и Европе. – Прим. ред.). Помимо этого, как считает эксперт, единовременное лишение западных (так же, как и восточных) фондов и банков миллиардов «русских» денег поставит эти предприятия на грань банкротства, чего там уж постараются не допустить, используя все возможности местного законодательства. Как метко подметил в свое время один из депутатов Госдумы, «это наши деньги лишь по стране происхождения. А владеют ими иностранные предприниматели, хоть и с российскими паспортами. Где сами находятся, там и держат свои средства».
 
Эксперты «Совершенно секретно» сомневаются, что обещанная амнистия приведет к действительно массовому возвращению капиталов. И вот две главные причины для сомнений, которые могут заставить повиснуть в воздухе протянутую руку государства. Прежде всего, неуверенность в гарантированной государством безопасности и неблагоприятный деловой и инвестиционный климат, созданный теми самыми рейдерами в чиновничьих костюмах и мундирах силовых ведомств.
 
МИРОВОЙ ОПЫТ
 
Финансовая амнистия – явление не такое уж редкое. Так, в Ирландии в 1988 году в результате амнистии было возвращены капиталы на сумму 1,5 млрд долларов, или 2,5 % ВВП. В Казахстане амнистия, проведенная в 2001 году, позволила вернуть 480 млн долларов. Германия за год (январь 2004 – апрель 2005 года) провела амнистию, которая пополнила доходную часть бюджета ФРГ на 1,2 млрд евро. В 2004 году на такой шаг решилась и Бельгия. Итог – 50 млн евро. Индия в 2007 году смогла вернуть в страну 2,5 млрд долларов. А вот Аргентина в 2009 году вернула 8,3 млрд долларов.
 
Во времена Саакашвили в Грузии (2004 год) также была проведена бюджетная амнистия. Она оказалась не слишком эффективной – всего 35 тыс. долларов. В качестве примера наиболее успешной амнистии капиталов можно назвать опыт Италии в 2001 году, когда лишь за два месяца в страну вернулось около 61 млрд долларов. Условием амнистии предусматривалась единовременная выплата 2,5 % от задекларированной суммы или приобретение акций итальянских компаний на 12 % от возвращенной суммы. При этом было объявлено о резком ужесточении налогового законодательства после амнистии.
 
КАК БУДЕТ ВЫГЛЯДЕТЬ АМНИСТИЯ?
 
Внесенный в Госдуму законопроект должен быть принят до конца мая. Согласно тексту, все желающие легализовать свои зарубежные счета и имущество, смогут с 1 июня до 31 декабря 2015 года подать декларацию в произвольном виде, причем, не раскрывая источников своих доходов. Задекларировать можно недвижимое имущество, ценные бумаги и акции, доли в капитале, а также контролируемые иностранные компании.
 
Требование о полном раскрытии активов из итоговой версии исключили, как и требование уплатить недоплаченные налоги. При этом данные из декларации нельзя будет использовать ни для возбуждения уголовных или административных дел, ни для налоговых проверок и дополнительного начисления налогов. На эту информацию будет распространяться режим налоговой тайны.
 
Однако под амнистию попадут только операции, совершенные до 1 января 2014 года (ранее предполагалось, что амнистия распространится на все действия до 1 января 2015 года). В рамках амнистии желающие также смогут вернуть в свою собственность имущество, которое сейчас находится у номинальных владельцев. Доходы от передачи этого имущества не будут облагаться налогом – так же, как и доходы от перевода имущества из офшоров в Россию. При этом никаких требований об обязательном возвращении зарубежных активов на родину закон не содержит, владельцы сами вправе решать, где лучше хранить капиталы.
 
Правда, выбор для этого будет несколько ограничен: активы могут быть размещены лишь в странах, которые не входят в черный список FATF, а также имеют соглашение с РФ во избежание двойного налогообложения. Участники амнистии будут освобождены от уголовной, административной и налоговой ответственности, если они нарушили закон, формируя «задекларированные объекты имущества или с операциями, связанными с приобретением этого имущества».
 
Предположительно, амнистия будет распространяться на 11 статей КоАП, 10 статей Уголовного кодекса и 6 статей Налогового кодекса. Пока неизвестно, войдут ли в этот перечень статьи 174, 174.1 и 175 УК, связанные с отмыванием денежных доходов или имущества, полученного преступным путем, а также с приобретением или сбытом такого имущества. Окончательное решение будет принято после консультаций с FATF.
 
Не исключено, что к следующему чтению в законопроект будут внесены изменения, поскольку в нынешнем виде он противоречит требованиям FATF, а профильные министры уже заявили, что последуют требованиям этой организации. Гарантии по амнистии не получат те, кто уже осужден или находится под следствием по статьям, прописанным в амнистии, а также на тех, в отношении кого уже проводится выездная налоговая проверка.
 
По правилам FATF (Международная организация, которая занимается разработкой мер борьбы с отмыванием денег. – Прим. ред.), амнистия не должна предусматривать даже частичного освобождения от соблюдения законов о противодействии отмыванию и финансированию терроризма. Отход от этого принципа грозит серьезными последствиями – вплоть до попадания в черный список. Но, как уже заявили в начале года в администрации Президента России, ограничения FATF будут учтены, а попадание в список исключено.
 
Так, чиновники пообещали, что под амнистию не попадут подозрительные капиталы, такие как полученные в результате отмывания преступных доходов или от оборота наркотиков. В правительстве при этом отметили, что мошенничество, коррупция и экономическая преступность также не должны попасть под амнистию, так что ее придется ограничить только налоговыми и валютными нарушениями. В черном списке стран, финансирующих терроризм или ведущих незаконную легализацию средств, сейчас представлены такие государства, как Иран, КНДР и Эквадор.
 
Судя по последним договоренностям в Лозанне (Швейцария), вскоре черный список покинет Иран. Россия в этом списке находилась до 2002 года. Также в нем состоят Куба, Боливия, Пакистан, Сирия, Турция, Алжир, Ангола, Камбоджа, Намибия, Туркменистан. В случае возвращения в этот лист, последствия могут быть даже хуже, чем от текущих санкций.
 

Авторы:  Михаил ВИНОГРАДОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку