НОВОСТИ
Покупать авиабилеты можно будет без QR-кода, но с сертификатом на Госуслугах
sovsekretnoru

ВРЕМЯ СПИДа

Автор: Искандер КУЗЕЕВ
01.03.2006

 
Лариса КИСЛИНСКАЯ
Обозреватель «Совершенно секретно»

EASTNEWS

В Воронеж я приехала на пике холодов. Термометр за окном гостиничного номера показывал ниже 30 градусов. Температура непривычная для этого почти южного города. Непривычен для воронежцев и обильный снегопад. Если в Москве в любую метель чистят хотя бы переходы, то здесь пешеходы вытаптывали тропинки, по которым можно пройти лишь по одному, и чертыхаясь протискивались в узкие «воротца», образованные обледеневшими сугробами, окружающими своеобразную «дорогу жизни». На Центральном рынке, что рядом с моей гостиницей, небывалым успехом пользовались горячие пирожки и чай, активно раскупались теплые вязаные носки и варежки.

В одном из рассказов Фазиль Искандер со своим неподражаемым юмором спрашивает, почему москвичи так маниакально интересуются погодой и слушают прогноз, затаив дыхание, будто им предстоит пройти не несколько десятков метров до автобуса или метро, а по крайней мере преодолевать горные перевалы.

В нынешнюю на редкость холодную зиму прогнозом погоды интересовалась почти вся Россия. Воронеж не стал исключением. Погода в разговорах – тема номер один. Морозы оттеснили на второй план куда более страшную тему, всколыхнувшую недавно город и всю страну. Морозы-то уже закончились, а вот трагедия, случившаяся в Воронеже, продолжается и, возможно, еще даже не достигла своей кульминации.

«Обычная практика»

По статистике, в России проживает 331 тысяча людей с ВИЧ-инфекцией. В Воронеже и области таковых 324 человека. Десять из них официально признаны больными СПИДом. По общероссийским данным, это низкий показатель. Отчасти и поэтому новость, которая в Воронеже, а потом и по всей стране прозвучала в ноябре прошлого года, была воспринята как удар грома среди ясного неба.

Плазма ВИЧ-инфицированного донора была перелита 23-летней роженице, которая теперь также стала носителем смертельно опасного вируса. Позже выяснилось, что инфекцию получил также 11-летний ребенок.

Кровь у больного донора взяли еще 20 мая. И врачи, и работники прокуратуры, с которыми приходилось беседовать, говорили: ничто не предвещало беды. 35-летняя женщина, сдавшая ВИЧ-инфицированную кровь, – кадровый донор с пятилетним стажем. За минувший год кровь сдавала десять раз. Анализы, проведенные перед очередным забором крови, наличие вируса не показали. Когда донор еще раз пошла сдавать кровь, врачи обнаружили инфекцию. Подняли ее анализы от 5 мая – реакция на ВИЧ отрицательная: это был, как говорят специалисты, серонегативный период развития болезни, который может длиться до полугода. Провели повторный анализ. 25 мая опять пришел ответ – реакция положительная. Через несколько дней в Центре борьбы со СПИДом подтвердили: женщина-донор – действительно носитель ВИЧ-инфекции. А ее кровь тем временем уже разошлась по воронежским больницам, попав в том числе и в роддом, где 28 мая ее перелили роженице. Если посмотреть на даты, то ясно: заражения можно было избежать, ведь уже 25 мая имелись подозрения на наличие инфекции.

Под ударом оказались также судьбы восьми человек, которым перелили плазму, полученную от инфицированного донора. Часть донорской крови была использована для приготовления препарата альбумин, который вкололи 208 пациентам воронежских больниц.

«Зараженная кровь была тут же уничтожена, – заверял первый заместитель главы управления здравоохранения Воронежской области Михаил Иванов. – Женщину заразили той кровью, которую донор сдавал в начале мая, когда результаты на ВИЧ были еще отрицательными».

Но все эти объяснения прозвучали позже – в начале декабря прошлого года, когда разгорелся скандал. А разгорелся он после того, как 23 ноября о вопиющем случае стало известно в территориальном управлении Роспотребнадзора по Воронежской области, возглавляемом главным санитарным врачом этой же области Михаилом Чубирко.

Очень вовремя вмешалась пресса. О ЧП воронежцы узнали из материала журналистки Ольги Бренер, опубликованного 6 декабря в местной газете «Молодой коммунар». Я позвонила Ольге. По ее словам, областные чиновники давления на газету не оказывали, а врачи, несмотря на корпоративную солидарность, давали комментарии

Но ничего другого им не оставалось – информация разошлась по всем российским СМИ. Журналистов пригласили на пресс-конференцию. С официальными комментариями выступили Михаил Иванов, главный врач Центра борьбы со СПИДом и другими инфекционными заболеваниями Татьяна Мамчик и главный врач областной станции переливания крови Алексей Бахметьев. Из их комментариев можно было сделать вывод: никто ни в чем не виноват. Подобные заражения – обычная практика, никто в мире от них не застрахован.

Надо заметить, что вся информация о позиции врачей на той пресс-конференции взята мной из местной прессы. Мне же получить от них комментарии не удалось. В Центре борьбы со СПИДом и на областной станции переливания крови мне сказали, что разговаривать с журналистами они могут, только получив «добро» от главного управления здравоохранения Воронежской области. Коллеги подтвердили: период «откровений» со стороны медиков действительно закончился.

Получить «добро» от первого заместителя главного управления здравоохранения Михаила Иванова так и не удалось. Как только узнавали, кто звонит, оказывалось: или его еще не было, или уже не было, а когда он присутствовал на месте, то проводил совещание. Так продолжалось несколько дней.

Штраф в 11 тысяч рублей

Спустя десять дней после оптимистической пресс-конференции появилось сообщение о заражении вирусом СПИДа тяжело больного 11-летнего ребенка через продукт крови, полученной от ВИЧ-инфицированного донора. Однако Михаил Иванов сведения о заражении опроверг. Опровергали информацию сначала и в гематологическом отделении областной детской клинической больницы, где ребенок находится на лечении.

Однако в прокуратуре Воронежской области мне подтвердили: ребенок действительно инфицирован. По результатам проверки всех местных медицинских учреждений на предмет соблюдения законов «О здравоохранении» и «О донорстве» Воронежская областная прокуратура возбудила уголовное дело по статье 122, часть 4, УК РФ – заражение другого лица ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей. Статья предусматривает до 5 лет лишения свободы. В отличие от чиновников от здравоохранения следователи областной прокуратуры от журналистов не бегали.

«Обвинение еще никому не предъявлено, – сказал следователь по особо важным делам Воронежской областной прокуратуры Виктор Хрыкин. – Лица, получившие кровь и плазму от зараженного донора, отслеживаются и регулярно проверяются. Вторым инфицированным действительно оказался ребенок. Но вся проблема в том, что он нуждался в тромбоконцентрате, а срок его хранения только трое суток. Тромбоконцентрат получен из того забора крови, когда донор еще был чист. В соответствии с приказом Минздрава №193 от 2003 года донорская кровь должна пройти полугодовую карантинизацию. Перед тем как ее выдавать, кровь вновь должны обследовать. Для того чтобы выполнять эти нормы, нужны большие запасы крови, а их нет. Станция переливания крови в состоянии запасать на год только 3 тонны крови и 12–13 тонн плазмы в год. Этого явно не хватает. А больше не получается. Чтобы хранить большее количество крови и плазмы, нужны 2–3 мощные холодильные камеры, а их нет…»

С 1985 года число доноров в России сократилось вдвое. На тысячу человек у нас приходится 15 доноров при необходимых 40-60. И некоторые еще делают бизнес на этой крови
ИТАР-ТАСС

«Кто может гарантировать 100-процентную безопасность при переливании крови? Да никто. Любой донор опасен – так начался наш разговор с главным санитарным врачом Воронежской области Михаилом Чубирко. – Во всем мире разрабатываются методы профилактической обработки крови, которые позволяют сделать ее безопасной уже на первом этапе. В России нет ни такого оборудования, ни таких препаратов. Значит, надо строго придерживаться срока карантинизации: полгода выдерживать донорскую кровь. Но это не всегда возможно, например, при введении тромбоконцентрата. Известно, что инфицированной женщине переливали не кровь, а плазму. Это процедура скорее планового, а не экстренного характера. Но если задать медикам вопрос: зачем нужно было переливать не прошедшую карантинизацию плазму, любой ответит, что свежая плазма наиболее эффективна…»

Г-н Чубирко также сообщил, что из 208 пациентов, которые получили альбумин, приготовленный в том числе из крови инфицированного донора, 157 были обследованы, анализы дали отрицательные результаты, и они сняты с учета. Работа с другими реципиентами продолжается. Через три месяца у всех будет взята кровь для повторной проверки. Возможность заражения человека вследствие переливания альбумина ничтожно мала. По крайней мере, в мировой практике таких случаев не было.

Что же касается воронежской областной станции переливания, откуда зараженная кровь попала в роддом, то возглавляемая г-ном Чубирко служба обратилась в арбитражный суд с просьбой лишить станцию лицензии на все виды деятельности. На станцию наложен штраф в 11 тысяч рублей, но все выявленные недостатки, как заметил г-н Чубирко, напрямую с заражением ВИЧ-инфекцией двух реципиентов не связаны. Виновных в заражении выявит прокурорское расследование.

Руководитель Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения и социального развития (Росздравнадзор) Рамил Хабриев уточнил, что действие лицензии приостановлено еще до вступления в силу решения суда.

Ни Михаил Чубирко, ни следователь прокуратуры Виктор Хрыкин не подтвердили сведения о том, что зараженная кровь и препараты, изготовленные из нее, были проданы через коммерческие структуры в другие города России, в том числе и в Москву.

Кирпич на голову

Однако председатель контрольно-счетной палаты Воронежской области Анатолий Дубиков в отчете, с которым он выступил перед журналистами, привел множественные факты незаконного распределения крови. Привожу эти факты по публикации в газете «Воронежский курьер».

По закону сдача крови оплачивается из бюджетных денег, поэтому донорские компоненты должны поступать в областную больницу бесплатно, а в муниципальные – по сниженным ценам. Но областная станция переливания крови 60 процентов крови и препаратов на ее основе реализовывала частным структурам. При рыночной стоимости альбумина 5–6 тысяч рублей за литр препарат продавался московским фирмам всего за 2 тысячи. Общий доход станции с 2003 по 2004 год составил 8 миллионов рублей. Областные учреждения здравоохранения получили лишь треть этой суммы. Материалы проверки направлены в прокуратуру Центрального района города Воронежа. Главврач был отстранен от должности, а его заместители ушли в отпуск. И.о. главного врача приступил к работе лишь 31 мая. Именно тогда, в конце мая, на станцию поступила зараженная донорская кровь. 5 декабря на станции опять произошла смена руководства. Теперь ее возглавляет Алексей Бахметьев.

Воронежская контрольно-счетная палата, как сообщает местная пресса, установила, что основными потребителями продукции областной станции переливания крови были несколько московских фирм. Именно им кровь продавалась по заниженным ценам. По некоторым сведениям, в тот период, когда инфицированная кровь использовалась в воронежских больницах, руководство областной станции было уличено в незаконных поставках донорской крови в Москву. Вполне возможно, что кровь от ВИЧ-инфицированного донора перелита кому-то и в столице.

С 1985 года число доноров в России сократилось вдвое. По статистике, на тысячу населения приходится 15 доноров, хотя по мировым стандартам необходимо 40–60. Все специалисты говорят о необходимости создания института постоянных проверенных доноров. У нас же кровь в основном сдают маргиналы. В конце 2003 года пациенту одной из московских больниц влили эритроциты, а вскоре выяснилось, что он ВИЧ-инфицирован. Расследование выявило, что эритроциты были проданы одной столичной медфирмой. Получены они были от донора – зэка с 20-летним стажем, которого даже накануне сдачи крови никто не обследовал. Второй зараженной стала девушка, попавшая в ДТП. Фирму, продавшую зараженную кровь, наказать так и не удалось.

Когда-то на такие факты реагировали мгновенно. Я помню лавину жалоб, которая обрушилась на меня в начале 1992 года, когда по каналам ТАСС, где я тогда работала, прошло сообщение о том, что кровь женщины, больной сифилисом, была перелита роженице. В результате заболели и она, и ее только что родившийся ребенок. Руководство городской станции переливания крови требовало моей крови, уверяя, что это клевета и на них, и на кадрового донора. Просили признать ошибку, требовали извинений и опровержений.

Ошибка действительно произошла. «Кадровый донор» переболела сифилисом не один, а два раза. Пришлось к этой теме вернуться вновь. Вот как выглядела характеристика на «кадрового донора» из кожвендиспансера: «Сейчас С., 1965 года рождения, не работает, злоупотребляет алкоголем, половой жизнью живет с 15 лет. Дважды болела гонореей, лечилась в кожно-венерологическом диспансере № 2 Сокольнического района. С диагнозом: сифилис вторичный, рецидивный была направлена в клиническую больницу № 4, госпитализирована в венерологическое отделение». Московская городская прокуратура возбудила тогда уголовное дело в отношении должностных лиц городской станции переливания крови по ст. 172 УК РСФСР (халатность). К уголовной ответственности по признакам статьи 115, ч.2, УК РСФСР (заражение другого лица венерической болезнью лицом, знающим о наличии у него этой болезни) был привлечен и «кадровый донор». Выяснилось, что кровь от москвички С. была заготовлена после прохождения всего лишь экспресс-анализа на сифилис (результат оказался отрицательным), положенный в таких случаях осмотр гинеколога проводился чуть ли не за год до момента сдачи крови. Через месяц после сдачи крови «кадровый донор» обнаружила у себя уже знакомые ей признаки сифилиса и пошла к венерологу

Я вспомнила эту давнюю историю, потому что за минувшие годы ситуация и с донорами, и с инфекциями, передаваемыми через кровь и ее продукты, стала значительно хуже. Одна моя добропорядочная знакомая только через несколько лет после операции, связанной с переливанием крови, обнаружила, что заражена гепатитом В и С. Теперь лечение обходится ей в 10 тысяч долларов в месяц, а уколы, которые она делает, по своим страшным последствиям чудовищнее, чем самая жестокая наркотическая ломка.

Уже после того, как о воронежском ЧП узнали даже в самом глухом поселке, выступая на пресс-конференции в Москве, руководитель федерального центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский назвал донорский путь заражения вирусом «редчайшим».

«После 1989 года, когда вследствие грубых нарушений эпидрежима в Элисте произошло массовое заражение ВИЧ-инфекцией в больнице, подобные случаи у нас единичны. Вероятность заразиться медицинским путем сейчас гораздо ниже, чем попасть под машину. Это как будто кирпич на голову упадет», – сказал он.

В Росздравнадзоре так не считают. «В ходе проверки воронежской станции переливания крови и еще 17 таких же станций выявлен ряд проблем, – говорит начальник одного из управлений Валентина Косенко. – Это устаревшее оборудование, отсутствие работы с документами и отсутствие единой картотеки лиц, отведенных от донорства, а также недостаток квалифицированных специалистов. Мы разработали ряд мер, направленных на улучшение качества крови и ее продуктов. Так, на нынешний год запланировано строительство крупных станций по переливанию крови. В Минздрав направлен проект приказа по осуществлению госконтроля за безопасностью донорской крови и ее компонентов. Мы настаиваем на единой системе донорских данных».

Москва – Воронеж

Читайте также в "Теме номера"
«Риск заразиться нашей кровью минимален», – уверяет замглавврача Московской станции переливания крови Сергей Оприщенко
Первым донором была собака
Отверженные


Авторы:  Искандер КУЗЕЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку