Время лучших

Время лучших

ОСНОВАТЕЛЬ «ВЫМПЕЛА» ГЕНЕРАЛ ЮРИЙ ДРОЗДОВ

Автор: Сергей ХОЛОДОВ
22.09.2021

В августе 1981 года в структуре Первого главного управления КГБ СССР появилось подразделение специального назначения. Сегодня его знают, как группу «Вымпел». Без этого уникального спецподразделения уже невозможно представить себе историю отечественных спецслужб. А тогда, сорок лет назад, когда все только начиналось, сомнения в целесообразности такой группы были даже у матерых советских разведчиков и контрразведчиков. Известно, к примеру, что глава КГБ СССР Юрий Андропов тоже далеко не сразу оценил возможности спецназа. Прошло немало времени, чтобы решение о создании «Вымпела» было, наконец, принято на самом высоком государственном уровне.

О штурме дворца Амина в Кабуле сегодня слышал даже школьник. Однако немногие знают, что захват объекта «Дуб» (так именовался на чекистском жаргоне дворец афганского правителя) был всего лишь частью многоходовой оперативной комбинации по свержению правящего в Афганистане режима. В течение нескольких часов спецподразделения КГБ СССР «Зенит» и «Гром» захватили десятки военных и государственных объектов в Кабуле и его окрестностях, а сама операция получила кодовое название «Байкал-79».

РОЖДЕНИЕ ЛЕГЕНДЫ

Помимо чекистского спецназа в операции принимали участие бойцы так называемого мусульманского батальона ГРУ, а также десантники 103-й Гвардейской (Витебской) дивизии. Руководил операцией начальник Управления «С» (нелегальная разведка) Первого главного управления КГБ СССР генерал-майор Юрий Дроздов.

Именно Юрию Дроздову принадлежит идея создания специального подразделения, предназначенного для проведения подобного рода акций за рубежом. К тому времени по каналам разведки регулярно поступала информация о том, что в западных странах создаются и активно действуют так называемые силы специальных операций. Многие политические катаклизмы 70-ых годов прошлого века (перевороты, антиправительственные вооруженные выступления, таинственные исчезновения крупных политических деятелей) были явно спровоцированы западными спецслужбами и осуществлены «силами специальных операций».

В этом смысле СССР существенно отставал от своих противников. У Советского Союза в тот момент не было ничего, что можно было противопоставить Западу. Конечно, спецназ в КГБ уже существовал. Это – группа «Альфа», а также вышеупомянутые «Гром» и «Зенит». Но «Альфа» предназначалась для борьбы с терроризмом внутри страны, а «Гром» с «Зенитом» и вовсе были созданы лишь для проведения конкретной спецоперации. Их личный состав комплектовался из специально командированных сотрудников территориальных органов госбезопасности, офицеров погранвойск и выпускников высших учебных заведений КГБ СССР. По окончании операции «Байкал-79» бойцы «Зенита» и «Грома» разъехались по местам постоянной службы, а сами спецподразделения прекратили существование.

Так вот, Юрий Дроздов предложил создать действующий на постоянной основе спецназ для проведения операций за рубежами Отечества.

После некоторых колебаний шеф КГБ Юрий Андропов согласился с доводами Дроздова. Много лет спустя, уже, будучи в отставке, Юрий Дроздов вспоминал, как все было. Первый разговор на эту тему состоялся уже 31 декабря 1979 года, буквально через несколько дней после операции «Байкал-79». Доложив об итогах операции, Дроздов предложил создать в своем управлении специальное подразделение, чтобы впредь, в случае необходимости, не собирать людей из разных структур и не тратить время на их обучение и притирку друг к другу.

Выслушав его, Андропов задал всего два вопроса: зачем такой спецназ нужен именно в разведке и сколько бойцов должно в нем служить? Юрий Иванович ответил, что проведение спецопераций за рубежом напрямую зависит от информации, получаемой по каналам разведки, поэтому было бы логично создать такое спецподразделение именно в структуре Первого главного управления КГБ. Что касается численности бойцов, Дроздов определил ее в полторы тысячи человек.

Следующий разговор на эту тему состоялся в середине января 1980 года. На сей раз Дроздов явился к Андропову с кипой бумаг, где подробно излагал свои соображения. Шеф КГБ пообещал изучить их и дать окончательный ответ.

Ответа пришлось ждать полтора года. Именно столько времени понадобилось самому Андропову, чтобы убедить в необходимости такого спецподразделения высшее руководство СССР. И только 19 августа 1981 года на закрытом совместном заседании Политбюро ЦК КПСС и Совета Министров СССР было принято постановление о создании в структуре КГБ группы специального назначения «Вымпел». Командиром группы стал капитан 1-го ранга Эвальд Козлов.

Однако в начале 80-ых годов прошлого столетия свежеиспеченный спецназ назывался куда более прозаично: Отдельный учебный центр. Слово «учебный», очевидно, понадобилось для маскировки. В советские годы, как известно, вообще любили называть вещи не своими именами. Ракетную технику, например, именовали «изделиями». Советская оборонка была замаскирована под нейтральным термином «Министерство общего машиностроения». На золотых приисках Колымы добычу драгметалла называли надоями, а грамм золота – литром. Список можно продолжать еще долго. Вот и лучший в мире чекистский спецназ долгое время официально назывался Отдельным учебным центром. Слово «Вымпел» вошло в чекистский обиход только в конце 80-ых годов прошлого века, причем даже самим сотрудникам спецназа рекомендовалось как можно реже произносить его вслух.

Впрочем, несмотря на официальное название, задачи Отдельного учебного центра были отнюдь не учебными. Чего стоит, к примеру, серия спецопераций на территории Афганистана, вошедшие в историю отечественных спецслужб под общим названием «Каскад»! Именно там, на афганской земле, и получил боевое крещение спецназ КГБ.

БОЕВОЕ КРЕЩЕНИЕ

Основной задачей бойцов спецназа в Афганистане была разведка. Все полученные о бандах моджахедов сведения передавались в ПГУ КГБ СССР и в штаб 40-й армии. А дальше с ними разбирались армейские штурмовые группы, войсковая авиация и артиллерия. Сведения о дислокации моджахедов приходилось добывать разными способами. Один из методов – агентурная разведка. С этой целью офицеры «Вымпела», владевшие местными наречиями, начали создавать широкую сеть осведомителей из числа местных крестьян. Вскоре на нашу разведку активно работали уже более 500 человек.

За один только год, с апреля 1983 года по апрель 1984 года, спецназ КГБ принял участие в подготовке и проведении 12 крупномасштабных боевых операций. По наводке спецназовцев советская авиация нанесла полторы тысячи ударов по базам боевиков. Так, в районе Газни, в одной из крепостей, советская разведка выявила большое их скопление – более 250 человек. Эта информация была тут же доложена командованию 40-й армии. В тот же день два десятка вертолетов нанесли по крепости мощный авиаудар. Все боевики были уничтожены.

Иногда офицерам «Вымпела», помимо оперативной информации о дислокации бандформирований, удавалось добывать сведения стратегического характера и исключительной важности. Например, в 1982 году в руки спецназовцев попал документ, в котором были изложены планы США по усилению диверсионной деятельности в отношении СССР. В частности, один из пунктов этого плана предполагал отделение Среднеазиатских республик от Советского Союза и перенос на их территорию военных действий с территории Афганистана. Тогда это казалось чем-то из области фантастики. Однако не пройдет и десяти лет – и планы американцев в отношении СССР будут выполнены и даже перевыполнены.

Хотя основной задачей «Вымпела» в Афганистане считалась разведка, иногда спецназу приходилось вести с моджахедами настоящие бои. Например, летом 1982 года крупная банда душманов попыталась штурмом овладеть Кандагаром. В городе в тот момент находились только бойцы чекистского спецназа. Несмотря на численное превосходство врага, вымпеловцы вступили в бой. И победили! Ни одно из правительственных зданий моджахеды так и не взяли. А вскоре к городу подоспели поднятые по тревоге подразделения 40-й армии и выбили их из Кандагара. При этом невозвратные потери нашего спецназа – один боец. «Духи» же только убитыми потеряли 45 человек.

СТАВКА НА ИНТЕЛЛЕКТ

Готовили будущих спецназовцев на совесть. Еще на заре существования «Вымпела», когда решались организационные вопросы, Юрий Андропов, инструктируя Дроздова, говорил: «Делайте что хотите, но наш спецназ должен быть лучшим в мире!» Поэтому отбор в Отдельный учебный центр был жестче, чем в отряд космонавтов. Из тысячи кандидатов обычно отбирали не более 12 человек. А затем, в процессе подготовки, оставалось всего два-три. При этом служили в «Вымпеле» только добровольцы. И если действующий офицер подавал рапорт на увольнение, с ним моментально расставались, не вдаваясь в детали. Считалось, что только безгранично преданные своему делу люди могут эффективно выполнять поставленные задачи.

Любопытно, но помимо блестящей физической и специальной подготовки от бойцов чекистского спецназа требовали еще и недюжинного интеллекта. Например, все кандидаты в вымпеловцы должны были знать хотя бы один иностранный язык, обладать широким кругозором и не бояться самостоятельно принимать решения.

 Фото_17_35.JPG

ГРУППА БОЕВЫХ ПЛОВЦОВ НА ТРЕНИРОВКЕ

Вообще интеллектуальному обеспечению разведывательно-диверсионных операций в КГБ всегда придавали особое значение. Для этого по лучшим вузам Москвы и других городов СССР регулярно ходили «вербовщики» из КГБ, отбирая самых талантливых и, разумеется, политически благонадежных студентов. Так в ряды чекистского спецназа попал, например, Игорь Морозов, ветеран «Вымпела», активный участник афганских событий.

«Судьба сложилась так, что после средней школы я поступил в Московское высшее техническое училище имени Баумана, – вспоминает Игорь. – По окончании мне присвоили звание лейтенанта и отправили в Костромскую область в часть ПВО. Там я какое-то время занимался эксплуатацией зенитных ракет. И вдруг пришел вызов в КГБ. Мне, молодому лейтенанту, предложили явиться в приемную Комитета на Кузнецком Мосту. Прихожу в назначенный час. Вхожу в кабинет. И первый же вопрос: а помните ли вы, уважаемый Игорь Николаевич, разговор в режимном отделе Бауманки? Ну, как не помнить, отвечаю. Тогда в разговоре с офицером госбезопасности, опекавшем училище, я обмолвился о том, что хотел бы служить в органах КГБ. И вот, спустя год, мне этот разговор припомнили. Я подтвердил, что согласен стать сотрудником госбезопасности».

Потом в течение нескольких месяцев Игорь Морозов проходил всестороннюю проверку. Тесты следовали один за другим. Кандидата в «рыцари без страха и упрека» проверяли на внимательность, усидчивость, кругозор, умение держать себя в руках в нестандартных ситуациях. Среди тестов на внимательность особенно запомнился такой. Испытуемого сажали в комнату, а перед ним на изящном стульчике устраивалась барышня в такой мини-юбке, что просто дух захватывало. Барышня эффектно перебрасывала ногу на ногу и при этом рассказывала что-то вкрадчивым голосом. Смысл теста заключался в том, чтобы заметить изменения, происходившие в обстановке комнаты. Сделать это оказалось нелегко: во-первых, комната была в полумраке, а во-вторых, все внимание молодого человека приковывала к себе полуобнаженная красавица. Игорь Морозов с тестом справился. Несмотря на старания барышни, он заметил в дальнем углу какого-то мужика, который тихо появился в разгар беседы с красоткой.

«Тесты перемежались с собеседованиями, – продолжает Игорь Морозов. – Вопреки расхожему мнению, фамилии членов Политбюро и тому подобную ерунду никто не спрашивал. Всех, кто успешно прошел тестирование, отправили в подмосковную Балашиху, в 101-ю диверсионно-разведывательную школу. Там мы прошли курс молодого бойца. И только затем нас построили на плацу и торжественно объявили о зачислении в Высшую школу КГБ СССР. Потом – обучение в школе и первая заграничная командировка – в Афганистан».

Для многих офицеров «Вымпела» путь в спецназ оказался примерно таким же. Так, в 1978 году на службу в КГБ выпускников одной только Бауманки было принято 18 человек.

Как вскоре выяснилось, ставка на интеллект себя оправдала с лихвой. Все операции чекистского спецназа продумывались до мелочей, тщательно анализировались все возможные сценарии развития событий. Наверное, поэтому из любой передряги вымпеловцы неизменно выходили победителями, причем с минимальными потерями среди личного состава.

ЛИВАНСКИЕ ПЛЕННИКИ

В 80-90-ые годы прошлого века бойцам «Вымпела» приходилось выезжать в длительные служебные командировки в Анголу, Мозамбик, Никарагуа, на Кубу, в Лаос и другие страны. Вымпеловцы могли вести бой с воздуха, десантироваться в самых неожиданных местах, брать под контроль значительные территории и крупные объекты противника. Они могли незаметно выбраться из подводной лодки в нейтральных водах, добраться до берега, пройти по суше незамеченными десятки километров, выполнить поставленную задачу и так же незаметно уйти обратно в море. Группа вымпеловцев численностью 10–12 человек могла запросто парализовать жизнь города с миллионным населением.

Нечто похожее, к примеру, произошло осенью 1985 года в Бейруте, когда группа советских спецназовцев поставила на уши огромный город. Началось все с того, что 30 сентября боевики одной из палестинских организаций захватили машины советского посольства. В плен к террористам попали четыре сотрудника дипмиссии, в том числе два офицера резидентуры КГБ в Ливане. Одного из них – Аркадия Каткова – спустя несколько дней боевики расстреляли. Организовал теракт, бывший личный охранник Ясира Арафата Имад Мугние по прозвищу Гиена.

О том, что происходило дальше, точной информации практически нет – до сих пор все окутано плотной завесой секретности. Известно лишь, что в первых числах октября для спасения советских граждан в Бейрут отправилась оперативно-боевая группа спецподразделения «Вымпел». Буквально через пару дней при невыясненных обстоятельствах погибли несколько лидеров палестинских боевиков. Причем, все было обставлено так, что они стали жертвами несчастного случая. Один якобы попал в автомобильную аварию, другой неожиданно вывалился из окна высотного здания. Стало очевидно, что в городе орудуют профессиональные киллеры, целенаправленно уничтожающие всех, кто мог быть причастен к похищению советских дипломатов. А еще через день организатор похищения Имад Мугние получил письменный ультиматум с требованием немедленно освободить пленников. В противном случае Гиене пообещали, что жертвой «несчастного случая» станет он сам. На следующий день, три похищенных дипломата были в целости и сохранности доставлены к воротам советской дипмиссии.

А в конце 80-ых годов прошлого столетия для «Вымпела» нашлась работа и внутри страны. Бойцы спецназа помогали поддерживать порядок во время межнациональных конфликтов в Тбилиси, Коканде, Фергане, Баку, Нагорном Карабахе и других горячих точках. Известно, к примеру, что в марте 1990 года в Армении бойцами «Вымпела» были освобождены несколько военнослужащих внутренних войск МВД СССР, взятых в заложники боевиками армянских вооруженных бандформирований.

В 90-ые годы прошлого века «Вымпел», как и многие другие спецслужбы, неоднократно подвергался реорганизации. В начале 1994 года его даже переименовали в «Вегу» и передали в ведение МВД России. Впрочем, это не помешало легендарному спецподразделению сохранить костяк своих кадров и внести огромный вклад в разгром террористического подполья на Северном Кавказе.

Ныне преемником знаменитого «Вымпела» считается Управление «В» Центра специального назначения ФСБ РФ. А в историю спецназа «Вымпел» навсегда войдет, как эталон проведения блистательных операций против численно превосходящего противника. Возможно, когда-нибудь с некоторых из этих операций снимут гриф секретности, и они станут достоянием гласности.

Фото из архива автора


Авторы:  Сергей ХОЛОДОВ

Комментарии


  •  Зифа пятница, 23 сентября 2021 в 22:44:14 #123588



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку