Война киномиров

Автор: Таисия БЕЛОУСОВА
01.04.1998

 
Андрей КОЛОБАЕВ

Как нам стало известно, Генпрокуратура РФ рассматривает вопрос о возбуждении уголовного дела против ряда руководителей Госкино в связи с коррупцией в сфере кинобизнеса. Мы задумали серию публикаций на эту тему. Предлагаем первую.

Когда я позвонил Василию Ливанову с просьбой о «совершенно секретном» интервью, он сразу предупредил: ничего не получится.

– У меня сейчас нет личной жизни, – объяснил Василий Борисович.

– Зато воюете с киномафией...

– Ну, это сюжет для супербоевика.

Так появился на свет этот материал – из монологов и документов. Реальная криминальная история о том, как снимается российское кино.

ГЛАВНЫЕ ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

Василий Ливанов – сценарист, режиссер-постановщик, исполнитель заглавной роли в фильме «Дон Кихот возвращается», продюсер.

Леонид Калашников, Армен Джигарханян, Геннадий Гладков и другие – творческая группа фильма.

Анатолий Карпов – чемпион мира по шахматам (ФИДЕ), инвестор и совладелец фильма.

Армен Медведев – председатель Госкино РФ.

Вадим Абдрашитов – председатель правления киностудии «АРК-фильм» и ее худрук.

Сергей Баев – директор киностудии «АРК-фильм».

Олег Григорович – кинорежиссер-любитель.

В эпизодах – Виктор Черномырдин, Александр Лифшиц, Юрий Скуратов и другие.

Картина первая.

ПРИЗРАК ПЕЧАЛЬНОГО ОБРАЗА

Все началось с того, что Ливанов задумал снять фильм о Дон Кихоте.

Из «досье» Василия Ливанова. Народный артист России. Один из любимых учеников Михаила Ромма, с отличием окончил Высшие курсы режиссеров кино (на курсовой работе рукой учителя написано: «Учить нечему. Михаил Ромм»).

ЛИВАНОВ. Почему вдруг Сервантес? Однажды я сильно усомнился в традиционной, очень уж «советской» трактовке «Дон Кихота»: что это, мол, благородный-преблагородный рыцарь и с ним ослиный пастух Санчо Панса – мудрец из народа. Полные прекрасных намерений... С годами все это мне показалось весьма подозрительным. Пересмотрел фильм Козинцева с замечательными артистами Черкасовым и Толубеевым. Скучно. Экранизацию оперы Шаляпина... Совсем плохо, ужас. В чем дело? Стал перечитывать «Дон Кихота» – и вовсе не скучно, а временами даже смешно. И потом... Сервантес написал пародию, а где пародия на экране? Ну какой он к черту рыцарь! Пожилой идальго, начитавшийся рыцарских романов. Но с жесткой идеологией: либо ты признаешь, что Дульсинея Тобосская самая прекрасная из женщин, либо – голову с плеч. Знакомо? Либо ты признаешь, что марксизм-ленинизм единственно верное учение, либо... тебе конец!

Но вот что еще меня поразило. Буквально на второй странице. Сидит идальго дома и думает: если я прямо сейчас не начну спасать человечество, то «промедление будет смерти подобно». Интересно, в детстве Ленин отсюда эту фразу вычитал?.. Глубоко верующий христианин Сервантес написал свой роман 400 лет назад, а в ХVIII веке французские просветители, воинствующие атеисты, поставили все с ног на голову. Превратили этого гордеца-безумца в героя, якобы знающего, как всех разом осчастливить. Ведь в чем страшный грех Дон Кихота? Гордыня! Помимо Господа он один знает, что делать с этим миром. А если ты не согласен – проткнет копьем... В романе описан как раз такой идеолог, который призраком бродит по Европе, устанавливая справедливость по своим меркам (как известно, никто не приносил человеку столько неприятностей, как те, кто его хотел насильно облагодетельствовать)... И в этом великое провидение и предупреждение Сервантеса! Потом в мир зачастили донкихоты... Ленин! Хотите счастья? Даешь мировую революцию! Че Гевара!.. И захотелось вернуть настоящего сервантесовского Дон Кихота.

Картина вторая.

«ЛЕБЕДИНАЯ ПЕСНЯ» ГРИГОРОВИЧА

Решено: в целях экономии фильм снимать «в складчину» – в Болгарии, с долевым и творческим участием болгар. Смета – 850 тысяч долларов. Два миллиарда рублей платит Госкино, миллиард триста – болгарский Национальный киноцентр. Остальное – искать у инвесторов. Сформирована творческая группа – оператор Леонид Калашников, композитор Геннадий Гладков, актер Валентин Смирнитский. На роль Санчо Пансы приглашен Армен Джигарханян, вторым режиссером взят некто Олег Григорович.

Из досье Григоровича. Без кинообразования, второй режиссер с «Мосфильма» со стажем. Специалист по организации съемочной площадки. Самостоятельно снял два короткометражных балета на музыку Гладкова. Попросился в картину в качестве второго режиссера.

ЛИВАНОВ. Григорович очень старался. Бегал по «Мосфильму» – что-то выбивал, доставал. В поисках натуры объездил со мной всю Болгарию, то есть, можно сказать, стоял у истоков проекта. Потом зачастил в Госкино... И вдруг однажды сказал: «Ребята, сценарий потрясающий! Роли труднейшие и нервно, и физически. Я вам идеально организую съемочный процесс, вы будете заниматься только творчеством. А для себя прошу: дайте титр «режиссер-постановщик – Григорович». Вашей славы это не убавит, а для меня эта картина, как лебединая песня...» Джигарханян, Гладков и я честно его предупредили: снять такую картину ты сам не сможешь. Заверил: «В режиссуре ваше слово для меня – закон. Мне нужен только титр...» Отказывать вроде бы неудобно, товарищ все-таки, как и нам, уже под шестьдесят. Тем более что всем было ясно: руководство Комитета его не утвердит... Приходим с Арменом Джигарханяном к Медведеву замолвить словечко за Григоровича. А тот вдруг утверждает его! Без вопросов. Ну, думаем, чудеса...

Картина третья.

ОХОТА НА ДОН КИХОТА

ЛИВАНОВ. Медведев нам говорит: «Было бы здорово, если бы вы снимали картину в объединении моего близкого друга Вадима Абдрашитова – в «АРК-фильме». Там молодой энергичный директор Баев. Я буду в курсе дела, всегда выручу». Как не согласиться?!

Из «досье» Армена Медведева. В начале 60-х годов был комсоргом во ВГИКе. На студентов сценарного факультета, поставивших озорной капустник (среди них был, например, Вадим Трунин – автор потрясающего «Белорусского вокзала»), донесли в КГБ. На показательном процессе Медведев выступил политическим обвинителем. В результате курс разогнали, Трунина выгнали из ВГИКа. Зато карьера комсорга резко пошла в гору. В 70-е – главный редактор Госкино, идеолог кинематографа, потом бессменный его председатель. По слухам из Госкино, его по старой тбилисской дружбе поддерживает министр иностранных дел Евгений Примаков.

ЛИВАНОВ. Григорович занимается подготовкой, в частности, пишет и утверждает календарный план... Я тем временем занят по горло – для запуска проекта не хватает 170 тысяч долларов. Время подпирает – июнь на дворе. Катастрофа! Я, Джигарханян, Валя Смирнитский – в один банк, другой... Переговоры, лапша на уши. Хоть к «крутым» обращайся! Наконец Госкино дает нам какие-то крохи, и Григорович едет снимать. Второму режиссеру можно доверить снять кое-что, например, проезд кареты... Тем более с таким классным оператором, как Калашников.

А накануне отъезда в Болгарию я встречаюсь со своим добрым приятелем Анатолием Карповым, чемпионом мира по шахматам, и «открываю душу». Тот предлагает помощь – через банк «Аэрофлот». В три часа ночи звонит: «Подписывайте инвестиционный договор. Баев привезет первые 50 тысяч долларов прямо в Болгарию». Слава тебе Господи, думаю, что не уголовщина, а Толя Карпов – инвестор и совладелец фильма.

Приезжаю в Болгарию и вижу: полный бардак! Поднимают группу в четыре утра – а площадка не готова. Болгары жалуются: Григорович даже не интересуется нашими именами, зовет «гример», «костюмер», «шофер»... Но это еще цветочки. Приходит первая партия отснятого им материала. Я ничего не понимаю. Потом вторая. Неужели это наш фильм? Говорю Джигарханяну: может, я с ума сошел? Какие-то обрывки, кусочки сцен... Как их монтировать? Пол-августа коту под хвост!!! Мы к Григоровичу. А он, глядя нам в глаза, заявляет: «Я – режиссер-постановщик!» Мы тогда подумали, что это амбиции непрофессионала...

Снимаем одну из ключевых сцен. Болгарский артист мне говорит: «Зачем ты эту сцену переписал?» – «Я?» – «Сегодня утром Григорович дал новый текст. По-моему, плохой». Опять к Григоровичу: «Ты, оказывается, еще и сценарист?» Объясняю, эта сцена о том, что Дон Кихот способен убить человека! На площадке сто человек народу, я в костюме Дон Кихота... Он как запустит сценарием в камеру! «Снимайте сами ваше кино!» И сбежал. Сейчас ясно: Григорович, прилетев в Москву, конечно, уведомил кого надо, что без него затягивать съемки не удастся...

Из письма съемочной группе:
«Предлагаем немедленно прекратить конфликт... В противном случае мы вынуждены будем информировать о происходящем Госкино и банк «Аэрофлот», что обязательно приведет к приостановке финансирования... и как минимум консервации всего проекта. В ближайшее время О. Григорович вернется... в качестве режиссера-постановщика.

Председатель правления киностудии «АРК-фильм» В. Абдрашитов

Директор киностудии С. Баев».

Болгарский продюсер А. Чертов отвечает в Москву:

«Появился долгожданный контакт во всей творческой группе... Расходуется меньше времени на подготовку кадра, теряется меньше сил и ненужных побочных эмоций. Коллектив... полностью признал Василия Ливанова как лидера съемочной группы в лице режиссера-постановщика. А отснятый им материал позволяет сделать вывод, что картина выходит в своем развитии на более интересную ступень в творческом и зрительском плане, нежели по материалу, снятому О. Григоровичем».

Болгарская группа ставит ультиматум: если Григорович вернется, мы уйдем с площадки... И тут начинается самое интересное.

Картина четвертая.

ОПЕРАЦИЯ «СТОП-КАДР»

Обещанных денег из Госкино нет – даже суточных. Ливанов обращается в Минфин. Оттуда отвечают: деньги давно выделены и через Комитет по кинематографии переведены в «АРК-фильм». Оттуда ни гу-гу...

Просматривая документацию, оставшуюся от Григоровича, Ливанов случайно обнаруживает календарно-производственный план. А там написано: «Окончание съемок – конец ноября». Это документ, и серьезный... Подписи Баева и Григоровича. Утвержден Госкино. Причем, как нарочно, составлен шиворот-навыворот: в самое жаркое время съемки запланированы на юге, а в самое холодное – на севере. Но в середине октября в Болгарии выпадает снег. Съемки надо закончить до первых заморозков.

ЛИВАНОВ. Мы с Калашниковым приходим к выводу: их цель с самого начала – остановить картину. Существует сговор – Баев, Григорович, Абдрашитов. И Госкино. Зачем? Элементарно! Съемки останавливаются. Дальше работа как бы консервируется с намерением дальнейшей пролонгации на следующий год. На практике – это похороны фильма. Через год другие цены, актеры разбегаются (кто будет ждать?!). То есть картины не будет никогда. Но!!! Весь этот год финансирование-то из бюджета идет (под переговоры о продолжении), денежки кладутся в банки, крутятся, а со счетов капает... Куда – понятно. А затраченное списывают потом под форсмажорные обстоятельства.

Когда мы все это понимаем – на дворе сентябрь. Что делать? И решили: выход спасти картину один – доснять. До снега. Мы пахали по двенадцать часов. По одному дублю ночью снимали. Отрепетировали – дубль, отрепетировали – дубль. Болгары с нами заодно. Сцены – во!!! Они там в Москве видят: что такое – Григорович снял 500 полезных метров за две недели, а теперь – триста полезных метров в день, четыреста... Абдрашитов с Баевым сразу же примчались как сумасшедшие и потребовали просмотра.

Из «досье» Абдрашитова. Известный кинорежиссер, член правления Союза кинематографистов. Один из недавних кандидатов на должность председателя Союза. Но... Широкую огласку получил неожиданный конфуз, когда выступивший на съезде известный сценарист Эдуард Володарский обвинил его в непорядочности. Сказал: «Ты назначаешь платный сценарный конкурс от Госкино, сидишь председателем жюри, и премию получает твой соавтор Миндадзе».

ЛИВАНОВ. Абдрашитов сидит нога на ногу, в руке большой стакан с виски (мэтр приехал!). «Эту сцену, – говорит, – я бы так снимал... Эту так...» И начал учить нас с Джигарханяном – как играть, Калашникова – как снимать. Интересно, думаю, зачем они приехали? Оказывается, привезли письмо Медведева от... 23 (!!!) августа, где, как говорится, «на воре шапка горит». Там и жалобы на нехватку денежных ресурсов, и про несуществующее финансирование несуществующих проектов, и, как бы между прочим, главное...

«Подтверждая свои договорные обязательства перед киностудией «АРК-фильм» по производству фильма «Дон Кихот возвращается», Госкино приложит максимум усилий, чтобы погасить образовавшуюся по договору задолженность В БЛИЖАЙШИЕ МЕСЯЦЫ. В случае необходимости комитет РФ готов вступить в переговоры с болгарской стороной относительно ПРОДЛЕНИЯ СРОКОВ производства фильма...»

Письмо мы получаем в середине сентября. Болгарский продюсер на свой страх и риск берет кредиты...

29 сентября мы снимаем последнюю сцену на берегу моря и возвращаемся в Софию. Звонит Баев. «Когда высылать машину в аэропорт? – спрашивает. – Говорят, выпал снег... Теперь до лета». – «Картина снята полностью». – «Не может быть!!!

Вот тут началась свалка – кто кого.

Картина пятая.

ШЕРЛОК ХОЛМС ЛАМАНЧСКИЙ

Итак, фильм снят. Теперь его надо монтировать, делать позитив, первую копию, озвучивать... Не на что. С сентября группе не платят даже суточные, из гостиницы выселяют... Более того, надвигается страшный скандал с болгарской стороной – из-за несоблюдения Госкино своих финансовых обязательств. Ливанов летит в Москву – разбираться.

ЛИВАНОВ. Болгары сказали: материалы не отдадут, пока не вернем 10 тысяч долларов долга. Пишем письма Медведеву. Ни ответа, ни привета. Идем в правительство, оттуда – запрос в Госкино. Отвечают: все деньги переведены Баеву, у нас нет долгов.

Прихожу в банк «Аэрофлот», а мне говорят: «Где отчет Баева о пятидесяти тысячах долларов, выделенных вам?» Какие 50 тысяч?! Короче, банкиры говорят: «Мы даем тебе документ, что не Баев, а ты продюсер от нашего банка. Баев больше не получит ни цента...» И выясняются интересные вещи. 20 сентября 1995 года Баев положил наши суточные в коммерческий «Тепкобанк» (где они по сей день крутятся!). Или. Баевский автобус «мицубиси» по документации специально обслуживает съемки «Дон Кихота», а мы его в глаза не видели. «Наш» дорогостоящий телевизор с видеомагнитофоном (приобретенный за счет фильма якобы для просмотра отснятого материала) почему-то стоит у Баева в кабинете и так далее...

Медведев встречаться не желает. И «вдруг« Госкино находит 10 тысяч долларов для уплаты долга болгарам. Выясняю: наша зарплата в количестве 410 миллионов рублей давно переведена и через «АРК-фильм» прокручивается в двух коммерческих банках...

«Министру финансов Российской Федерации господину Панскову В.Г.

Уважаемый Владимир Георгиевич!

Согласно международному соглашению, Госкино с болгарским Национальным киноцентром снят и готовится к выпуску совместный фильм «Дон Кихот возвращается».

Однако с самого начала работы – март 1995 года – Госкино... полностью проигнорировал выплату зарплаты и гонораров всем создателям фильма – сценаристу, режиссеру, оператору, композитору, актерам-исполнителям. Таким образом, народные артисты Василий Ливанов, Армен Джигарханян, Леонид Калашников, Валентин Смирнитский и др. практически лишены средств к нормальному существованию.

Убедительно просим... посодействовать в выплате зарплаты, указанной в сводной смете постановки фильма в сумме 320 000 000 рублей. Просим означенную сумму перевести на счет... чтобы избежать практики Госкино по направлению государственных средств через различные коммерческие банки посторонним юридическим лицам на неопределенные срок».

Картина шестая.

КИНОМАФИЯ ИДЕТ НА АБОРДАЖ

По договору Госкино – «АРК-фильм» негатив фильма после 6 ноября 1995 года (то есть окончания чернового монтажа) должны доставить в Москву. Но Баев условие договора не выполняет. Из-за провалов в финансировании со стороны России болгарский продюсер А. Чертов, чтобы картина состоялась, влез в кредитные долги на 42 тысячи долларов. Создатели фильма пишут письмо Виктору Черномырдину: России за невыполнение договорных обязательств грозят гигантские штрафные выплаты. Правительство находит возможность погасить вынужденную задолженность болгарского продюсера, спасая международную партнерскую репутацию России (а в Госкино и «АРК-фильме», очевидно, решают, что это делается для того, чтобы прикрыть их махинации).

ЛИВАНОВ. Тем временем из-за границы вернулся Карпов. Я ему говорю: «Толя, в 95-м мы закончили съемку, сейчас – 97-й! Они сорвали нам участие уже в двух фестивалях, у нас нет копий, все в Болгарии. Надо фильм закончить, чтобы мы могли его реализовать. Чтобы люди увидели, что мы снимали...» Карпов: «Пусть Досталь письменно подтвердит, что я совладелец». Владимир Досталь, председатель совета директоров «Мосфильма», пишет Карпову: «Ваши права, как инвестора и совладельца фильма, ни в чем не будут ущемлены».

Карпов снова дает деньги. Мы с Калашниковым едем в Болгарию – печатаем копии! Возвращаемся. Абдрашитов с перекошенным лицом подписывает акт об окончании фильма, 22 мая 1997 года я получаю разрешительное удостоверение Госкино на его прокат. Заключаю договор с «Союзвидео», выпускаем кассету, успеваю «вскочить на подножку» отходящего международного фестиваля «Золотой витязь» и получаю там Большой приз, как режиссер и сценарист. Картине дают приз за романтизм, а Гладкову – за лучшую музыку. Следом другой фестиваль – IV Всероссийский «Литература и кино» в Гатчине. Еще Большой приз! 29 марта – премьера на телевидении...

Вдруг в объединение «Русский фильм», через который Ливанов как доверенное лицо совладельца и инвестора А. Карпова реализовал картину, приходит бумага из Госкино, где (со ссылкой на некий «договор» между Госкино и «АРК-фильмом» от... 24 января 1997 года) написано, что документы, предъявленные Ливановым на регистрацию, «липовые», карповское прокатное удостоверение недействительно и посему аннулировано. А владельцем фильма является «АРК-фильм», то есть Баев. (Так и не вернувший негатив в Госфильмофонд России. Кстати, плата за его хранение в Болгарии и возврат на сегодняшний день составляет десятки тысяч долларов!) Перепуганное «Союзвидео» останавливает продажу кассет, а Баев требует передать ему все деньги от реализации..

В. Ливанов и Л. Калашников на съемках «Дон Кихота»

Параллельно Госкино подает в Савеловский народный суд Москвы исковое заявление, требуя обязать Ливанова и журнал «Огонек» «опровергнуть порочащие деловую репутацию Госкино России сведения и возместить моральный ущерб в размере 50 000 000 рублей».

Война вступает в решающую фазу.

Картина седьмая.

ВСЕМ «СЕСТРАМ» – ПО СОПЛЯМ!

ЛИВАНОВ. По письму, подписанному Медведевым, киногруппе принадлежат все средства, сэкономленные по фильму, и распределяются группой между собой. Только на суточных и квартирных за два сэкономленных месяца съемок – 68 тысяч долларов. Эти деньги заложены в смету, выделены из бюджета. Где они? Звоню Мелеху, начальнику финуправления Госкино, он мне со смехом: «Мы экономию спишем». Когда я сказал об этой «шутке» помощнику президента по финансам Александру Лифшицу, он мне отказывался верить...

Медведев и окружающая его узкая группа некоторых руководителей управлений Госкино действуют с 1993 года. Там конвейер – не одни мы попались. Например, запускали картину Саши Калягина... Саша радостный бегал такой, что деньги выделили, все с Баевым шушукался. И дошушукался! В результате картину закрыли, Калягин оказался с инфарктом в больнице... Один очень опытный директор «Мосфильма», когда все это узнал, говорит: «Они то ли от страха, то ли от жадности совсем потеряли разум. Пора дать им по соплям!»

Из материалов, переданных в Генпрокуратуру, выясняется: с 1993 года «АРК-фильм» вообще не платит налогов, работает через левые счета... Выяснилось это так. У Баева был заместитель Михнев Андрей, которого тот выгнал со студии, когда Михнев потребовал заплатить сотрудникам «АРК-фильма» причитающиеся им деньги. Сейчас Михнев передал все финансовые документы в Генпрокуратуру и судится с Баевым, решением суда уже арестовано счетов на 50 миллионов. Он же, как зам, знал всю баевскую кухню...

Из материалов, переданных А. Михневым в Генпрокуратуру:

«По кинокартине «Пьеса для пассажира», снимавшейся на средства госбюджета... режиссер-постановщик и директор картины получают в 3–5 раз больше. То есть В. Абдрашитов и С.Баев получили предположительно по 90–150 миллионов рублей. Вряд ли уплачены налоги с этих сумм... Возможно, что такая же ситуация сложилась по производству и других картин: ... «Дон Кихот возвращается» и т.д.

Расходование средств акционеров студии «АРК-фильм», не подтвержденное документально, составляет примерно 600 миллионов рублей... Студией как юридическим лицом не уплачено налогов в гос. бюджет с сумм от 1,2 до 1,5 миллиарда рублей (с 1993 по 1996 г.)».

«Генеральному прокурору РФ
Ю.И. Скуратову
Депутатский запрос

Уважаемый Юрий Ильич!

...Вам было направлено поручение помощника Президента РФ Лифшица А.Я. по поводу прокурорской проверки системы финансирования российско-болгарского фильма «Дон Кихот возвращается».

...Следственные действия были почему-то приостановлены... Но на сегодняшний день договорные обязательства между Госкино РФ и киностудией «АРК-фильм» не выполнены... На текущий момент директор «АРК-фильма» С.Л.Баев находится под судом...

Ознакомившись с документацией, представленной мне народными артистами РФ В. Ливановым и Л. Калашниковым, а также гр-ном Михневым А.М., предъявившим Баеву судебный иск, предлагаю на ваше усмотрение объединить эти материалы для продолжения и окончания доследственной проверки.

Депутат Н. Губенко».

ЛИВАНОВ. Сейчас у них проблемы – с Никитой Михалковым такие номера не пройдут... Кстати, рассказывают прелюбопытную историю, связанную с перевыборами председателя Союза. До этого весь Союз обслуживал в основном фактически одного человека – Сергея Соловьева, который имел постоянные контакты с Медведевым, в том числе и финансовые. (Говорят, при подготовке позапрошлого Московского кинофестиваля – миллионы долларов «растворились» в воздухе...) И вот выборы. Противники перемен были уверены, что многочисленная питерская делегация проголосует за Соловьева, а питерцы проголосовали за Никиту. Их план рухнул. Конечно, Михалкова осыпали иудиными поцелуями, пили «его здоровье» на банкете... В результате в полдевятого утра, когда все «бывшие» деятели отсыпались, в Союзкино вошли шесть хорошо одетых молодых людей, представились доверенными лицами нового председателя и опечатали все сейфы

Из итогов проверки Госкино счетной палатой («Общая газета» от 12–18 марта 1998 г.):

«Материалы, попавшие в редакцию «ОГ», показывают: отечественное кино пребывает в загоне не только из-за скудного финансирования, но и по причинам более пикантным.

В официальном «Представлении», направленном аудитором Петром Черномордом председателю Армену Медведеву, – целый букет служебных злоупотреблений. Программа «Развитие отечественной кинематографии», на которую государство выделило около 260 млрд. рублей, финансировалась бесконтрольно. За 1,5 года мимо цели потрачено почти 10,5 млрд. рублей. Только по 5 малобюджетным фильмам... расходы завышены на 1 млрд. рублей, а по дополнительным сметам пришлось 20 миллиардов лишних трат...

Зато чиновники-кинематографисты о себе не забывают: за один только 1996 год на их нужды ушло 670 млн. рублей нецелевых средств и еще 200 млн. – на загранкомандировки...»

Вообще-то, по результатам таких проверок возбуждают уголовные дела...

Картина восьмая.

СУД ИДЕТ? СЕСТЬ!

ЛИВАНОВ. На что они рассчитывают? Что я буду горячиться, орать, размахивать руками. Как любой эмоциональный творческий человек... Вон Леня Калашников два раза лежал с сердечным приступом. Он бы никогда не смог этим заниматься, хотя понимает прекрасно, что нас ограбили... Но не могу себе этого позволить и должен довести дело до конца. Во-первых, я должен отстаивать права Анатолия Карпова, благодаря которому вышел фильм. Во-вторых, унижены мои товарищи. А в-третьих, за развал кино кто-то должен ответить...

«Генеральная прокуратура Российской Федерации

Ливанову В.Б.

Уважаемый Василий Борисович!

В связи с Вашим обращением по поводу неправомерных действий директора киностудии «АРК-фильм» Баева С.Л. и ряда руководителей Госкино в Генеральной прокуратуре изучаются материалы проверки, проведенной УЭП ГУВД г. Москвы, для решения вопроса о возбуждении уголовного дела.

Заместитель начальника управления по надзору за следствием...

государственный советник юстиции 3-го класса В.И. Мишин».

КОНЕЦ ПЕРВОЙ СЕРИИ

Продолжение темы в материалах:
№06 1998 Война киномиров
№11 1998 Киномафия уходит в подполье
№02 1999 Скандал в Госкино


Авторы:  Таисия БЕЛОУСОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку