Война без выстрелов

Война без выстрелов

СОТРУДНИКИ ЛОНДОНСКОЙ КОНТРОЛИРУЮЩЕЙ СЕКЦИИ. 1943

Автор: Владимир СВЕРЖИН
16.07.2019

Всякий человек, переживший Великую Отечественную войну, знает, что Вторым фронтом в народе иронично называли американскую тушенку. Но для советского командования в открытии второго фронта не было совершенно ничего забавного. Начало активных наступательных действий союзников против гитлеровской Германии непременно должно было заставить немцев распылить силы, а, следовательно, ослабить «натиск на Восток». Советский Союз, с начала войны живший в условиях человеческого и технического перенапряжения, остро нуждался в такой, пусть и не большой, передышке. Однако месяц за месяцем повторялась одна и та же ситуация – союзники оказывались не готовы к открытию Второго фронта. Лишь в 1944 году Второй фронт начал превращаться из мясных консервов в реальную войсковую операцию.

Было бы несправедливо говорить, что все то время, когда советские войска сражались против немцев на своей территории, союзники англичане и американцы сидели и наблюдали, как станут разворачиваться события. Боевые действия здесь начались еще в 1939 году. Однако после катастрофического разгрома англо-французских войск и бегства из Дюнкерка материковая Западная Европа фактически оказалась в руках Гитлера и его союзников. Война в небе и на море продолжалась, большая часть Британии страдала от авианалетов, но по поводу сухопутной операции в Европе дальше речей и обещаний дело не двигалось.

И все же, с 1942 года боевые действия шли между британскими войсками фельдмаршала Бернарда Монтгомери и германской армией генерал-фельдмаршала Эрвина Роммеля в Северной Африке. В 1943 году американцы высадились в Сицилии. Но с Италией СССР официально не воевал, и для него сражения там практической выгоды почти не имели. Все эти военные успехи стали заметными эпизодами Второй мировой войны, однако непосредственно Третьему рейху ни африканские баталии, ни сицилийские успехи практически не угрожали. С точки зрения советского руководства такая война на задворках, как и сражения американцев с японцами, лишь отвлекали союзников от нанесения главного удара по логову врага.

РЕШЕНИЕ ПРИНЯТО

Во время переговоров с союзниками на Тегеранской конференции в 1943 году Сталин потребовал у Президента США Рузвельта и Премьер-министра Великобритании Черчилля как можно скорее открыть Второй фронт. Предлагаемый союзниками «балканский вариант» был отвергнут – здесь и без того активно действовала партизанская армия под руководством известного деятеля Коминтерна Иосипа Броз Тито. Местом для нанесения удара было избрано побережье Франции. Временем начала крупнейшей в истории морской десантной операции назначен май 1944 года. В силу неготовности англо-американского флота к началу боевых действий в указанный срок начало операции пришлось несколько сдвинуть. Наконец 6 июня 1944 года, 75 лет тому назад, началась морская десантная операция «Нептун» – часть общей стратегической операции «Оверлорд», предусматривающей освобождение от немецкой оккупации Северо-Западной Франции.

НЕЗРИМЫЙ ТЕЛОХРАНИТЕЛЬ

Началу боевых действий предшествовала тщательная многоуровневая работа по подготовке к высадке, по сокрытию планов операции и дезинформации вражеской разведки. Как сказал в те дни Уинстон Черчилль: «Правда настолько драгоценна, что нуждается в надежном телохранителе в виде лжи». Премьер-министр Великобритании знал, что говорил: Англию и Францию разделяет довольно узкий пролив, который хороший пловец может преодолеть менее чем за сутки. Для корабля, а тем более самолета – это и вовсе незначительное расстояние. В таких условиях добиться скрытности перемещения войск и ввести командование врага в заблуждение относительно планов и целей операции – дело весьма непростое. А потому операция по стратегической дезинформации немцев относительно всего, что относилось к операции «Оверлорд» – властитель, получило говорящее название «Бодигард» – телохранитель.

Но союзники творчески и со всей тщательностью подошли к решению столь непростой задачи. В этом смысле они имели неплохой опыт. Так, например, в 1942 году, в ходе подготовки к высадке в Сицилии, была проведена блестящая операция «Минсмит». Чтобы подкинуть немцам «достоверные» штабные документы, происходящие из надежного источника, англичане придумали оригинальных ход: они снарядили в мундир офицера морской пехоты труп недавно умершего бродяги, привели его в идеальный порядок и вложили в карманы бумаги, содержавшие «абсолютно секретную информацию». Вскрытие бедолаги должно было показать, что он захлебнулся в волнах, пытаясь спастись со сбитого самолета или тонущего судна.

Тело утонувшего майора якобы вынесло течение к испанскому городку Уэльва. Испания придерживалась нейтралитета в войне, а стало быть, не было повода говорить о намеренном подбросе тела. Однако, британской разведке было известно, что в Уэльве работает немецкий агент, имеющий отличные связи во всех местных структурах власти. Следовательно, обнаружение мертвого британского офицера должно было стать ему известно в тот же час, что и местным алькальдам. А то, что испанский режим Франко симпатизирует Гитлеру было известно всем и каждому, так что всемерная помощь агенту была обеспечена.

Операция прошла успешно, содержание отобранных у трупа «штабных бумаг» позволило фюреру «выяснить тайные планы» англо-американцев и незамедлительно начать переброску войск в совершенно бесполезное место. Даже после начала высадки Гитлер был уверен, что на самом деле это лишь отвлечение внимания от настоящего места высадки.

ШЛЯПА ВОЛШЕБНИКА И КОНТРОЛИРУЮЩАЯ СЕКЦИЯ

Теперь перед союзниками стояла еще более сложная задача. Шила в мешке не утаишь, и о готовящейся десантной операции немцам было известно. Как утверждал генерал-фельдмаршал Кейтель: «Вторжение союзников в Северную Францию ожидалось нами, начиная с весны 1944 года, в моменты, когда устанавливалась хорошая погода. Но при этом: О начале высадки войск в Нормандии было сообщено командованию своевременно, однако объявили только обычную тревогу, как и в ряде предшествовавших случаев. Многочисленные выпады и действия поисковых групп стали для нас чуть ли не обычными явлениями…».

Вражеская разведка готова была землю носом рыть, чтобы раздобыть секретную информацию о предстоящей высадке. По окончанию войны в захваченных документах немецкой военно-морской разведки было обнаружено около 250 агентурных донесений из разных непересекающихся источников. Лишь один из них (французский полковник в Алжире) давал более-менее адекватную информацию. Но ему попросту не поверили.

Шпиль – игра английской разведки, была разыграна безукоризненно – реальность, будто скрытая шляпой волшебника, приобретала фантасмагорический вид.

Работа по введению противника в заблуждение началась еще в январе 1944 года. В Лондоне этим занималось специальное подразделение имевшее, как водится, ничего не означающее название «Лондонская контролирующая секция» под руководством полковника Джона Бевана. Группа работала совместно с Комитетом специальных операций совместного Верховного штаба союзных экспедиционных войск и Генеральным штабом РККА. Согласованность действий считалась залогом общего успеха. В результате творческого подхода специалистов этого специального подразделения, в ходе стратегической операции «Бодигард» проводилось около 35 разнообразных дезинформирующих операций разнообразного назначения. Здесь будет упомянуто лишь о некоторых.

В целом операция «Бодигард» стояла на трех китах:

– распространение ложных сведений о времени и месте вторжения экспедиционных сил союзников с использованием двойных агентов и по дипломатическим каналам;

– организация визуального обмана разведки противника с помощью создания в определенных районах Британских островов ложных признаков сосредоточения воинских частей, военной техники, аэродромов, концентрации плавучих и иных транспортных средств, а также другой военной техники;

– взаимодействие с Генеральным штабом Красной Армии в вопросах дезинформации противника.

«МЕДНАЯ ГОЛОВА» В МАРШАЛЬСКОМ БЕРЕТЕ

Одной из акций по введению противника в заблуждение стала «Медная голова» – операция, по справедливости, заслуживавшая «Оскара», если бы тот давался за лучшую мужскую роль в неснятом фильме. Вероятно, за «успех» в добывании секретной информации из созданного британской разведкой источника ни один чин военной разведки – абвера получил награду и, вероятно, вплоть до высадки союзников в Нормандии, носил ее с гордостью.

Началось все с того, что 25 мая 1944 года в британскую крепость Гибралтар на самолете самого Уинстона Черчилля прилетел назначенный командовать экспедиционными войсками на Средиземноморском театре военных действий фельдмаршал Монтгомери. Приезд знаменитого английского полководца не был случайностью – ведь, согласно Тегеранским соглашениям, в мае должен был начаться мощный удар британских войск. Об этом ходили упорные слухи, войска тщательно готовились к десантной операции. И действительно, на обеде в штабе губернатора фельдмаршал конфиденциально объявил, что очень скоро ожидается чрезвычайное оживление – скоро начнется осуществление плана «303» – вторжение во Францию с южного направления.

Внедренный в губернаторский штаб немецкий агент поспешил отослать в Германию раздобытую за обеденным столом информацию и получил от командования высокую оценку своей работы. А Монтгомери, проведя еще несколько дней в Гибралтаре, отправился далее в Алжир инспектировать «армию вторжения». Там он и оставался вплоть до «дня Д» – начала операции «Оверлорд». Узнай в то время безвестный немецкий шпион, как его провели, он бы, пожалуй, застрелился от стыда и огорчения – настоящий фельдмаршал Монтгомери в это время безвылазно находился в Великобритании и готовил войска к высадке в Нормандии. А роль его с высочайшей степенью достоверности сыграл безвестный актер, служивший в ту пору в британской армии по финансовой части, капитан Клифтон Джеймс.

Он действительно был похож на Монтгомери и лицом, и фигурой. В течение пяти недель его обучали манере двигаться, говорить, отдавать приказы, приветствовать солдат и офицеров. Капитан Джеймс постарался даже отказаться от табака и спиртного – Монтгомери их на дух не переносил. Представление удалось на славу, и враг стянул к Южному побережью Франции значительные части, которых ему позднее так не хватило в Нормандии.

«ЛЮДИ БЕЗ ЛИЦА» – ЛЮБИТЕЛИ ПОБОЛТАТЬ

Но если Клифтону Джеймсу в этом грандиозном спектакле выпала «главная роль», то сотням отставных военных, непригодных более для полевой или штабной службы, достались мелкие, но чрезвычайно важные роли «людей без лица». Для выполнения порученной им боевой задачи требовались лишь хорошо поставленный командный голос, и специфическая офицерская манера общаться. Днем и ночью эти люди вели между собой активный «деловой» радиообмен, обсуждая передислокации воинских частей, поставки топлива, боеприпасов, снаряжения и продовольствия. «Доводили до общего сведения» новые служебные циркуляры, а то и просто беседовали, обсуждая планы и командиров – словом, вели рутинный служебный и не очень радиообмен. При этом, наряду с легко проверяемой информацией, в эфир дозированно вбрасывалась стратегическая дезинформация. Внимательно отслеживающие и расшифровывающие переговоры таких «должностных лиц» немецкие слухачи были убеждены, что черпают из чистого источника. Так оно, по сути, и было, только источник был полон чистейшего информационного яда.

Использовался в радиоигре и шпион-двойник, исправно передававший вполне проверяемую и достоверную информацию о погрузке войск на корабли в южных портах Англии. Вот только направлением отправки этих кораблей указывалось Средиземное море, что вполне согласовывалось с уже имевшейся у немцев ложной информацией.

НЕ ВЕРЬ НИ ГЛАЗАМ, НИ УШАМ СВОИМ

Для введения противника в заблуждение использовались и технические методы: строились ложные аэродромы и оборудовались около них вполне зенитные позиции. Зачастую на такие «обманки» почти демонстративно перебрасывались боевые самолеты, затем их ночью, замаскировав, вывозили, а поутру на месте бомбардировщиков и истребителей оказывались реалистично покрашенные макеты. Возле них, как и положено, суетились механики, ходили часовые, заступали на боевое дежурство зенитчики и небо патрулировалось в режиме готовности к отражению воздушной атаки. По ночам (создавая видимость тайной переброски техники) на ложных аэродромах работали магнитофоны, которые через мощные динамики крутили рев авиационных двигателей различных систем, чтобы дать соответствующую «дезу» немецким агентам, хитро свившим шпионские гнезда в ближних гостиницах.

Так же в целях одурачивания противника напротив тех самых мест, где в свое время Наполеон ждал от моря погоды, чтобы нанести удар по Англии, происходила настоящая выставка «резиновых игрушек для взрослых мальчиков» – танков, пушек, амфибий, грузовых машин… Все это отличного качества, на дистанции неотличимое от настоящей боевой техники. При этом некоторые танки были оборудованы собственной ходовой частью и могли самостоятельно перемещаться, создавая полную иллюзию движения воинских частей. Для «надежной маскировки» переброшенной техники достаточно было просто сдуть макет и засунуть его в кузов грузовика, едущего в тыл. Затем при помощи нескольких нестроевых солдат и компрессора танковые колонны появлялись вновь и снова шли к побережью для погрузки на десантные корабли. О сосредоточении войск регулярно «проговаривались» солдаты и сержанты в пабах ближайших городков и офицеры на приемах. На местные почты обрушивался настоящий вал солдатских писем, зримо «почищенных» военной цензурой. В ближайших лесах на дорогах устанавливались шлагбаумы и посты военной полиции, а ночью старательно прокладывались колеи военной техники. Так целую ночь катались по кругу с рокотом проносясь через спящие деревни. Причем выставленное охранение дежурно следило, чтобы в домах не включали свет, и никто не находился в это время на улицах.

В результате таких и подобных дезинформирующих операций людьми Канариса (военная разведка абвер) на немецкие оперативные карты было нанесено 30 (!) несуществующих американских, канадских и английских дивизий, которые, по мнению вражеского командования, должны были нанести удар по кратчайшей траектории, переправившись через пролив Па-де-Кале.

ГОЛУБИ НА БОЕВОМ ПОСТУ

Чтобы утвердить фашистов в этом заблуждении союзники применили еще один нехитрый, но вполне действенный прием, имевший в штабе союзных войск наименование «операция «Коламба». Сначала немцам удалось перехватить обращение командующего американскими войсками, генерала Эйзенхауэра к бойцам и командирам французского Сопротивления с предписанием усилить сбор разведывательной информации в указанных районах. Французы должны были сообщать в Британию разведданные о расположении, боеготовности, передислокации войск, о расположении складов и штабов, о том, насколько деморализованы немецкие части. Для передачи сведений отряды Сопротивления должны были пользоваться обученными почтовыми голубями. А вскоре в указанном районе был сброшен настоящий «голубиный десант» – сотни ящиков, в которых содержались пары голубей и письмо с инструкцией о том, что именно нужно передавать столь немудреным, но верным способом…

Назад из Франции вернулись лишь несколько птиц, да и они принесли не слишком важную информацию, однако немцы теперь были полностью уверены, что высадка с западного направления ожидается именно в районе Кале. А памятуя, что это был самый короткий и хорошо известный путь с Британских островов на материк, фашисты до самой осени держали тут до 15 полнокровных дивизий, пока не убедились окончательно, что все это время их водили за нос.

КРУПНЫЕ МЕЛОЧИ

Не оставлялись без внимания и косвенные доказательства – мелкие детали, которые, при удачном стечении обстоятельств, могут либо подтвердить информацию, добытую оперативным и агентурным путем, либо поставить ее под сомнение. Так, незадолго перед началом операции «Оверлорд», в Швейцарии, Португалии и Испании через подставных лиц начала скупаться карта Михелина № 51, отлично демонстрирующая дорожную сеть в районе Па-де- Кале. Еще одним «направлением удара» в ложных планах командования союзников значилась Голландия. Для дезинформации немцев здесь тоже скупались карты, открытки с видами побережья, фотографии довоенной Голландии, принимались на работу специалисты разных направлений «со знанием голландского языка».

СОВМЕСТНЫМИ УСИЛИЯМИ

Таким образом, у неприятеля создавалось устойчивое ощущение, что основные удары будут нанесены на Севере Франции и в Голландии, еще один – навстречу со Средиземноморского французского побережья. Мощный отвлекающий удар, как предполагалось в Берлине, союзники и советские войска нанесут в Норвегии. Об этом ясно говорили непрекращающиеся переговоры между штабами, запрашиваемые сводки погоды, закупка лыж и теплой одежды и усиленная лыжная подготовка. В результате плотного взаимодействия между Красной Армией и союзниками в Норвегии была сконцентрирована 400-тысячная группировка немцев, так и не дождавшаяся обещанного десанта. Удар здесь был нанесен только в октябре в ходе советской Петсамо-Киркенесской операции. Так же нашим командованием создавался отвлекающий ложный очаг напряжения на Балканах, где немцы тоже были принуждены держать крупную войсковую группировку.

И вот, наконец, 6 июня 1944 года началась самая масштабная в истории десантная операция на побережье Нормандии. Конечно, она вовсе не походила на поездку на пикник, собственные ошибки, недостатки подготовки частей и поломки техники причинили высаживающимся едва ли не больше вреда, чем упорное сопротивление врага. Однако «война без выстрелов» союзниками была выиграна вчистую и во многом обеспечила успех всей операции.


Авторы:  Владимир СВЕРЖИН

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку