Востребованы ли в России независимые СМИ?

Востребованы ли в России независимые СМИ?
Автор: Ирина ЧЕВТАЕВА
25.02.2014

Собеседники «Совершенно секретно» рассуждают о свободе слова

Пропагандистская атака на телеканал «Дождь» и одномоментное отключение его от эфира кабельными операторами, травля в эфире государственного телеканала писателя Виктора Шендеровича и поэта Игоря Иртеньева, немотивированная замена многолетнего генерального директора «Эха Москвы» Юрия Федутинова  на сотрудницу ВГТРК Екатерину Павлову…  Движение вперед невозможно без свободы слова. Это хорошо понимал Михаил Горбачев. Кажется, Владимир Путин тоже хорошо понимает это. И делает выводы.

Рустем Адагамов,
блогер:

– В какой-то степени да, но это относится к большим городам и к очень небольшой части их населения. Я бы не сказал, что российскому гражданину нужна какая-то альтернатива тому, что он имеет в газетном киоске. То есть те люди, которые находятся только в Интернете, могут получать любую информацию. Что касается печатных СМИ, то в принципе их аудитория – это люди не очень хорошо информированные, пожилые, – для них появление каких-то независимых СМИ не очень существенно. Я не думаю, что в ближайшее время ситуация как-то изменится.

Елена Афанасьева,
член партии ЛДПР:

– Я очень много общаюсь с людьми, и я могу сказать, что российское общество очень сильно разобщено. Но, на мой взгляд, независимые СМИ должны быть. Даже когда создается иллюзия, что они не востребованы – а это только иллюзия, – они все равно должны продолжать существовать. Потому что мы видим только то, что хотим видеть, и вот чем больше будет таких средств массовой информации, которые говорят правду, тем лучше. Чем больше будет журналистов, которые смогут придерживаться какой-либо независимой позиции – от власти, от денег, тем больше мы будем получать разных точек зрения. А это всегда важно, чтобы принять свое собственное решение. Поэтому мне кажется, что существование таких СМИ жизненно необходимо для общества. Думаю, что у независимых средств массовой информации всегда трудные времена, нельзя сказать, что это особенность только нашего времени. А если мы возьмем независимость человека? Независимому человеку тоже всегда трудно. Ведь чтобы говорить то, что ты хочешь, ты должен поступиться очень многим: иногда деньгами, иногда связями. Независимость всегда предполагает трудную ситуацию вокруг себя, если ты хочешь быть честным, то, конечно, ты будешь испытывать трудности. В этом случае человек сразу теряет либо часть тех людей, которые его финансируют, либо часть административного ресурса. И в отношении средств массовой информации работают те же правила. Но надо отдать должное тем из них, которые не обращают внимания на трудности и продолжают свое дело. Сама я читаю очень много газет и просматриваю практически все новостные телеканалы, и я хочу сказать, что независимость сегодня – это понятие очень условное. По моему субъективному мнению, независимость всех СМИ условна: где-то говорится чуть больше правды, где-то – чуть меньше.

На фото: Главный редактор «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов (РИА «Новости»)

Захар Прилепин,
писатель, публицист, шеф-редактор сайта «Свободная пресса»:

– Определенной частью аудитории они, конечно, востребованы. С одной стороны, есть «Эхо Москвы» с его либеральной аудиторией, с другой стороны – «Свободная пресса» или «Советская Россия» с левой консервативной аудиторией, с третьей стороны – ресурс «Спутник и погром» с его аудиторией. Я думаю, аудитория независимых СМИ – это 15–20% населения России, остальные вполне удовлетворены той информацией, которую им предоставляет государство. И в масштабах России это достаточно серьезная цифра, хотя, конечно, они не могут составить конкуренцию центральным каналам. Такая ситуация всегда существовала, это нормально. Не может быть политизировано 100% населения, активно интересуется политикой не так много людей, но иногда хватает и 10%, чтобы разнести страну в клочья. А так и в 1917, и в 1991, и в 1993 году большая часть населения занималась своими делами… Кто-то на рыбалку ездил, пока в стране происходили кардинальные перемены.

 

Евгения Альбац,
главный редактор журнала The New Times:

– У нас очень атомизированное и дисперсное общество, в нем имеется огромное количество разных интересов. У политически активной части общества независимые средства массовой информации безусловно востребованы, и мы это видим по тому, как растет наша подписка.

Олег Кашин, журналист:
– Очевидно, что востребованы. У нас на самом деле уже не первый год на этот запрос отвечают социальные сети: в начале нулевых это был «Живой журнал», сейчас это «Фейсбук» и «Твиттер». И оказалось, что этого до такой степени достаточно, что если завтра вдруг исчезнут все газеты, то никто этого не заметит. Мы часто наблюдаем в новостях какие-то невероятные суммы, за которые приобретен очередной портал, и речь не только о гигантах типа «Вконтакте», но и о каких-то мелких онлайн-предприятиях. Наверное, все деньги перемещаются в эту сферу, а традиционные медиа в России уже совсем умирают. У российского общества сегодня такая структура, когда ни массы, ни власть не нуждаются в таком посреднике, как пресса. Я достаточно мрачно оцениваю ситуацию, потому что стандартный российский журналист – это обычно подчиненный какой-либо госструктуры, а символ журналистики – Андрей Колесников, работающий в кремлевском пуле от «Коммерсанта». А он скорее подчиненный Владимира Путина, нежели независимый журналист. Стоит также обратить внимание на то, что региональная пресса, по крайней мере бумажная, в России существует только за счет местных властей, по сути являясь их пиар-подразделением, что тоже очень неправильно и противоречит духу независимой прессы.

Наталья Синдеева,
генеральный директор телеканала «Дождь»:

– Я считаю, что независимые СМИ в России, конечно, востребованы, потому что иначе мы бы не работали и у нас не было бы зрителей. Сейчас мы чувствуем поддержку зрителей, мы понимаем, что мы нужны. Они не просто нас смотрят, но еще и поддерживают рублем.

На фото: Наталья Синдеева и Александр Винокуров на пресс-конференции о ситуации с отключением телеканала «Дождь» («Коммерсант»)

Константин Эггерт,
бывший главный редактор радиостанции «Коммерсант FM»:

– Какой-то частью общества они востребованы, какой-то нет. Я думаю, любое общество нуждается в многообразии обсуждаемых тем и в многообразии мнений. От этого общество становится только здоровее. Но сегодня эта объективная потребность в России выражена слабо. Мне кажется, что значительную часть общества вполне устраивает ситуация, при которой государственные средства массовой информации не только демонстрируют определенным образом препарированные факты, но и вкладывают определенные мнения в сознание граждан. На мой взгляд, это особенно проявляется в сфере отношений России и окружающего мира, поскольку подавляющее большинство россиян никогда не было за границей и не очень хорошо знает, что происходит за пределами Российской Федерации. Но такая медийная политика в конечном счете ведет к большим проблемам, это показала в свое время история Советского Союза. Замалчивание проблем не ведет к их решению, поэтому – повторю – объективно потребность в независимых средствах массовой информации существует, но, как мне кажется, значительная часть общества этой потребности не сознает. Сейчас я не вижу никаких предпосылок к тому, чтобы ситуация изменилась, это вопрос изменения общественного сознания.

Андрей Бильжо,
художник-карикатурист, писатель:

– Надо сначала разобраться, из чего состоит российское общество. Частью востребованы независимые СМИ, но эта часть составляет меньшинство. В любом обществе всегда существует активная часть граждан, которой небезразлична судьба страны, ее проблемы. Но это всегда и в любом обществе – меньшинство. Остальная часть – это так называемые обыватели, которых волнует только то, что происходит с ними. Они не связывают свою судьбу с судьбой государства или общества. К сожалению, это так, поэтому активному, креативному меньшинству небезразлична судьба страны, а значит, небезразлична и судьба независимых СМИ, а большинству все равно. Поэтому количество независимых СМИ неуклонно сокращается. И будет сокращаться. На место независимых СМИ в России придут пропагандисты типа Дмитрия Киселева, врущие, передергивающие все на свете и получающие за это награды от президента.

Андрей Васильев,
бывший генеральный директор и шеф-редактор ИД «Коммерсант», продюсер проекта «Гражданин поэт»:

– Независимые средства массовой информации, наверное, нужны, только наше общество про это не знает, или оно забыло об этом. Власть считает СМИ обслуживающим персоналом: у них есть водители, уборщики, буфетчики… И вот к журналистам у них отношение примерно такое же. И эта ситуация в ближайшее время не изменится.

Сергей Железняк,
заместитель руководителя фракции «Единая Россия»:

– Они всегда были и будут востребованы, так как люди хотят получать информацию из как можно большего количества источников для того, чтобы самим составлять представление о том, что происходит в стране и мире, и вырабатывать отношение к происходящему. Я считаю, что у независимых СМИ сегодня нет никаких искусственных преград для осуществления деятельности, но для того, чтобы отстаивать независимость своей позиции, журналистам необходимо очень четко выстраивать свои отношения не только и не столько с государством, сколько с акционерами и с главными редакторами изданий. Я считаю, что у государства нет возможности вмешиваться в политику независимых СМИ, если это частные СМИ. Но нужно понимать, что у владельцев средств массовой информации присутствует искушение влиять на редакционную политику, и именно поэтому важна активная позиция журналистского сообщества с тем, чтобы защитить себя от давления.

Александр Минкин,
обозреватель газеты «Московский комсомолец»:

– Безусловно, независимые СМИ востребованы, но – увы – пассивно. Люди хотят объективной информации, а на улицу за нее не пойдут. Вот закроют «Совершенно секретно», «Эхо Москвы», «Дождь», задушат «МК» – и никаких массовых протестов не будет. Хотя в получении объективной информации заинтересованы все: от президента до дворника (сознают они это или нет). Властям неугодна свободная пресса, потому что она сообщает людям о том, что власть некомпетентна, воровата, иногда преступна. Поэтому власть не любит журналистику во всех странах мира. Задача прессы – говорить о том, что власть делает не так. Ведь прислужники власти ей об этом не говорят, не хотят портить ей настроение. Если все и дальше пойдет, как сейчас, то независимые СМИ в России задушат окончательно. Потому что лично Путин не хочет слышать негатив, а его окружение сообщает ему исключительно позитивную информацию. Они ему сообщают, как его любит народ, как его ценят, какой он хороший и гениальный. Увидев Болотную площадь, они организовали ему Поклонную гору: «Смотрите, как вас любят! А там, на Болотной, – отщепенцы, подонки, наемники врага!» Если  бы я мог с ним поговорить одну минуту, я бы ему сказал: «Господин президент, а как получается, что тех, кто вас любит, приходится свозить на автобусах, да еще и денег им давать?»  Ведь любовь-то бесплатная, а если за деньги – это что-то совсем другое.

Елена Вартанова,
декан факультета журналистики МГУ им. М.В. Ломоносова

– Мне кажется, что сегодня они более чем востребованы, хотя нельзя говорить о российском обществе как о монолите, как о каком-то едином организме. Но в России очень много людей, которым интересна позиция независимых средств массовой информации. Хотя здесь тоже очень важно понимать, что мы имеем в виду под независимыми СМИ. Влияние власти в России, мне кажется, осуществляется на средства массовой информации достаточно широко. Во многих странах мира независимыми называют коммерческие СМИ, которые действуют в рамках рекламной бизнес-модели. В России влияние государства распространяется даже на те СМИ, которые не являются его собственностью, это специфика нашей страны. Но думаю, что совершенно независимые от государства средства массовой информации людям очень интересны, и пример интернет-СМИ и социальных сетей в этом смысле показателен.
 


Авторы:  Ирина ЧЕВТАЕВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку