НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

ВОРОВКА

Автор: Г. СЛЕЗАР
29.07.2008

Рисунок Юлии ГУКОВОЙ
Когда Ральф громко хлопнул дверью, Рут вздрогнула, как от удара. Стена раздражения и непонимания между ними начала расти давно. Они оба понимали это, но ничего не могли сделать. Женаты они были уже десять лет, временами, как и все, ссорились, но раньше всегда быстро мирились. Сегодня же, перед уходом на работу, Ральф холодно поцеловал ее на прощание и громко хлопнул дверью.

Тяжело вздохнув, Рут вернулась в гостиную. Достала из открытой пачки, лежащей на телевизоре, сигарету, закурила и поморщилась. У сигареты был горький привкус. Она погасила ее в пепельнице и отправилась на кухню. Налила вторую чашку кофе и села ждать.

Через полчаса муж приедет на работу. Еще через пять минут наберет номер ее матери и бестактно сообщит о вчерашнем эпизоде, третьем за последние три недели. Мать будет разговаривать с зятем спокойно, но к тому времени, когда дозвонится до Рут, ее голос будет дрожать от едва сдерживаемых рыданий.

Без четверти десять, как она и думала, телефон зазвонил. Конечно, это была ее мать. Ее голос дрожал.

– Мама, пожалуйста, не надо!– попросила Рут, закрывая глаза.– Пора бы уже привыкнуть, что я ворую. Я ничего не могу с собой поделать. Постарайся это понять...

Потом начались привычные разговоры о докторах и поездках за границу. Короче, обо всем том, что они с Ральфом не могли себе позволить.

– Я знаю, что это болезнь,– вздохнула Рут.– Знаю, что красть очень плохо. Но все же лучше, чем быть убийцей или алкоголичкой. Люди больше сочувствуют...

Когда мать заплакала, она взмолилась:

– Пожалуйста, мама, не плачь. Своими слезами ты не помогаешь мне, а делаешь только хуже.

После продолжительной паузы Рут попрощалась и положила трубку. Вернулась в гостиную и легла на диван.

Нахлынули тревожные вопросы. Как все случилось? Почему это вообще произошло? Почему я краду? Поможет ли мне доктор? Рут задрожала. В детстве она была абсолютно нормальным ребенком. Родители у нее были не богачами, но вполне состоятельными. Жили они в прекрасном двухэтажном домике недалеко от бухты Сан-Франциско. В школе она училась хорошо, лучше своих чопорных старших сестер.

Красть она начала в школе. Ее первой кражей был очень красивый пенал, который она утащила у Фанни Ритер. Она по ошибке вытащила его дома вместо своего, и все поняли, что она воровка.

Рут Муди расплакалась, вспоминая свое детство. Нет, как всегда подумала она, дело здесь не в прошлом. В детстве она была хорошей и невинной девочкой.

Вопрос, как обычно, остался без ответа: почему она крала? Почему она украла моток ниток из универсама на Вашингтон-авеню? Или дешевые перламутровые пуговицы? А кто может сказать, почему вышла из магазина на Четвертой авеню с сумочкой, за которую не заплатила?

Люди сочувствовали ей и понимали. Понимали, что она не воровка, а женщина с большими проблемами. Все дело не стоило выеденного яйца. Они позвонили Ральфу. Он приехал и заплатил за украденные товары. Ее имя и описание занесли в особый черный список. Вот и все.

В одиннадцать часов раздался звонок. Задремавшая Рут резко проснулась и первым делом посмотрела на телефон. И только тогда поняла, что звонили в дверь.

Стоявший на пороге низенький мужчина с красным обгорелым лицом, какое бывает, когда чересчур долго загорают под ультрафиолетовой лампой, снял шляпу. Но это был его первый и последний вежливый поступок. Он без приглашения вошел в прихожую и закрыл за собой дверь.

– Вы Рут Муди?

– Да,– ответила Рут, чувствуя больше досаду за то, что он разбудил ее, чем страх.

– Мне нужно с вами поговорить об одном маленьком деле, миссис Муди,– он показал в улыбке желтые от табака зубы и кивнул в сторону гостиной.– Может, пригласите в комнату?

– Какое дело? Вы что-то продаете?..

– Нет, я не продаю, миссис Муди,– засмеялся незнакомец.– Я покупаю. Не возражаете, если я присяду?

Не дождавшись приглашения, сел на диван и поправил брюки, чтобы не мялись складки.

– Думаю, вам лучше меня выслушать. Речь пойдет о вашем муже.

Ее рука судорожно метнулась к вороту халата. Она села подальше от непрошенного гостя.

– Что вы хотите этим сказать?

– Мне кое-что известно о вашем муже,– пожал плечами коротышка.– А о вас я, кстати, знаю намного больше. Если об этом кто-то узнает, быть беде.

Он положил шляпу рядом с собой.

– Миссис Муди, как насчет того, чтобы заработать тысячу долларов?

– Что?– изумилась Рут

– У меня для вас маленькое предложение. Если согласитесь, получите тысячу баксов. А если откажетесь, у вашего мужа могут возникнуть большие неприятности. Надеюсь, вы понимаете, что я имею в виду?

– Нет...

– Тогда я, с вашего позволения, объясню. Вы бы на месте начальника стали держать человека, жена которого ворует?

Рут прикрыла рот рукой.

– Теперь вы, надеюсь, понимаете, о чем я говорю?– хмыкнул он.– В наши дни семья имеет большое значение для работы. Приходится думать о репутации фирмы и все такое.

– Откуда вы знаете?– тяжело вздохнула Рут.– Кто вам сказал?

– Не спрашивайте меня об этом, миссис Муди. Скажем, у меня есть свои источники. Да вы не расстраивайтесь. Это ведь болезнь, такая же, как пневмония или лихорадка. Вы ничего не можете с собой сделать...

Рут со злобой посмотрела на непрошеного гостя.

– Сколько хотите?

– Мне не нужны ваши медяки, миссис Муди,– замахал он руками.– Разве я вам не говорил, что пришел покупать, а не продавать.

– Что я должна сделать?– осведомилась Рут.

– Мой друг расскажет подробности. Вам нужно только надеть пальто со шляпкой и поехать со мной. Все очень легко, поверьте мне. Не пожалеете.

– Никуда я с вами не поеду,– решительно заявила Рут.

– Ну, как знаете,– пожал плечами краснолицый коротышка.– Вы нам, честно говоря, не очень-то и нужны, миссис Муди. Мы просто хотели вам помочь.

– Вы шутите!

Незнакомец достал из кармана визитную карточку и с улыбкой прочитал:

– «Отто Мавиус и компания», 420, Пятая авеню. Это место работы вашего мужа, правильно?

– Но я не одета!– в панике воскликнула Рут.– Я не могу сейчас с вами поехать.

– Я не тороплюсь, миссис Муди. Могу и подождать.

Какое-то время они пристально смотрели друг на друга. Потом Рут бросилась в ванную комнату.

Через полчаса они сидели в такси и ехали в какой-то скромный отель. Рут сидела в углу и, скрестив на груди руки, чтобы он не заметил, как она дрожит, смотрела в окно. Ее попутчик тоже не был расположен к разговору. Он сидел и задумчиво смотрел в окно.

У двери в 408-й номер коротышка повернулся к Рут и сказал:

– Расслабьтесь, миссис Муди. Мой друг вам понравится. Он настоящий джентльмен.

Настоящий джентльмен сидел на софе, всей в буграх и ямах, в вышитом халате и курил турецкую сигарету. Продолговатый столик был завален бумагами.

Когда Рут с краснолицым шантажистом вошли в комнату, джентльмен положил ручку и пригласил их войти. Его бледное моложавое лицо расплылось в широкой улыбке.

– Добрый день, миссис Муди!– приятным голосом поздоровался хозяин.– Садитесь на софу. Это единственное более-менее удобное место в этой комнате.– Он посмотрел на ее спутника.– Налей миссис Муди чего-нибудь выпить.

– Конечно. Чего изволите, миссис Муди?

– Кофе можно?– спросила Рут.

Настоящий джентльмен кивнул краснолицему напарнику, и тот пошел к столу, на котором до сих пор стояли остатки гостиничного завтрака.

– Миссис Муди,– обратился к ней джентльмен, обхватывая руками колено,– мой друг рассказал, что от вас требуется?

– Нет.

– Ну и хорошо. Тогда это сделаю я.

Он вытащил изо рта сигарету и положил в пепельницу.

– Мы знаем, что вы клептоманка, миссис Муди. Ну-ну, не расстраивайтесь. Мы с моим другом знаем, что вы не преступница.

Краснолицый кивнул.

– И поэтому,– продолжил джентльмен,– мы хотим сделать вам маленькое предложение. Надеюсь, вы не откажетесь, потому что в противном случае...

– Она знает, Гарри.

– Хорошо. Тогда не буду повторяться. Вы должны одно понять, миссис Муди. Что бы ни случилось, вам ничего не грозит. Вас никто не арестует за то, что вы сделаете.

– Арестуют?– ужаснулась Рут.

– Не арестуют. Юридически вы не отвечаете за эти маленькие кражи. Ведь вы воруете, потому что должны воровать, а не по каким-то другим причинам. Если вас поймают, вы просто вернете то, что украли... и делу конец.

– Я не понимаю...– голос девушки дрожал от испуга.

– Я вам все объясню. Нам известно, что вас ловили три раза,– Рут едва не расплескала теплый кофе, пока несла чашку к губам.– А это значит, что вы уже, так сказать, профессиональная клептоманка, миссис Муди. Об этом знают в магазинах и полиции. Если вы украдете что-нибудь более ценное, чем моток ниток...

Ее глаза расширились от страха, и обгорелый засмеялся.

– Думаю, вы все поняли. А теперь я объясню, что вам нужно будет делать.

Он взял лист бумаги с кофейного столика

– Ровно в четверть первого завтра днем вы войдете в магазин «Трэвел». Это ювелирный магазин, он расположен на Сорок седьмой улице. Конечно, не «Тиффани», но магазин довольно известный... Подойдете к прилавку, я покажу на плане, к какому... Подзовете продавца и попросите показать поднос. Его я тоже вам покажу. Потом в магазине начнется шум. Десять против одного, что продавец оставит вас с подносом. В любом случае, он отвлечется. Вы возьмете алмазную булавку, лежащую в правом верхнем углу, и спокойно выйдете из магазина. Видите, все очень просто.

Рут вся покрылась холодным потом.

– Вы спокойно выйдете из магазина так же, как вошли. На улице увидите человека с желтым ящиком. На нем будет написано «Пожертвования для детей». Бросите булавку ему в ящик и пойдете дальше. На углу вас будет ждать такси. Сядете в него и назовете водителю свой адрес,– Гарри улыбнулся.– Вот и все, собственно говоря. Больше от вас ничего не требуется.

Рут потеряла дар речи. Она посмотрела сначала на дверь, потом на окно. Опять взяла чашечку, но кофе был холодный и безвкусный.

– Я не смогу сделать это,– прошептала она.– Не смогу.

– Не бойтесь, миссис Муди, вам ничто не угрожает. Если вас остановят, отдадите булавку и все. Когда в «Трэвеле» узнают о вашей болезни, вас тут же отпустят.

– Я не могу. У меня не хватит смелости.

– Не хватит смелости, миссис Муди?– Гарри с улыбкой посмотрел на низенького напарника.– Где, ты говоришь, работает мистер Муди?

Краснолицый с ухмылкой полез в карман.

– Хорошо,– сдалась Рут Муди.– Показывайте, какой прилавок и какой поднос.

Рут в своем лучшем платье и пальто и новой шляпке вошла в «Трэвел». В магазине было около двадцати прилавков, но она, быстро сориентировавшись, направилась к тому, который показал на плане Гарри.

Продавец в темном костюме и сером галстуке с легким поклоном поинтересовался, чем может ей помочь.

– Покажите мне, пожалуйста, вон тот поднос, что лежит на второй полке,– негромко попросила она и оперлась обеими руками на прилавок, чтобы не упасть.

– Сию минуту, мэм,– продавец уважительно, словно хотел похвалить ее за безукоризненный вкус, улыбнулся. Когда он достал бархатный поднос и поставил его на стол, алмазы засверкали.

Ее взгляд остановился на потрясающе красивой булавке с алмазом, лежащей в углу. Менее чем в трех метрах от нее джентльмен в пальто с бархатным воротником и шляпе с серой лентой рассматривал драгоценности и при этом беззаботно вертел зонтиком с тяжелой металлической ручкой. Все кончилось тем, что зонтик угодил в витрину. Тишину в магазине нарушил его испуганный возглас, потонувший в звоне разбиваемого стекла.

Продавец на долю секунды замер в нерешительности, не зная, спрятать поднос или оставить его на прилавке, потом бросился к месту происшествия. После его ухода прошли пять драгоценных секунд, прежде чем Рут вспомнила, что ей нужно сделать. Она схватила алмазную булавку, спрятала ее в карман и двинулась к выходу.

До него было не больше нескольких метров, но к тому времени, когда она закрыла за собой дверь, ноги у нее подкашивались от усталости. По залитой ярким солнцем улице торопливо шли прохожие. Смех и стук каблуков, привычные уличные звуки вернули уверенность, но испуг не прошел. Когда она увидела недалеко от магазина знакомое обгорелое лицо и услышала звон монет в ящике, то испытала даже чувство облегчения.

– Помогите бедным деткам, сударыня,– с улыбкой заныл краснолицый.

Рут кивнула и бросила в ящик булавку с алмазом.

– На углу ждет такси,– тихо сообщил он, позвякивая монетами.– Поезжайте домой, миссис Муди.

– Хорошо,– вновь кивнула Рут.

Какая-то старушка бросила в ящик четвертак и получила благодарную улыбку.

Рут села в такси, но адрес вспомнила только через несколько минут после того, как машина выехала на улицу.

Когда Ральф Муди вернулся вечером домой, он застал жену в слезах.

– Дорогая, в чем дело?– встревожился он.– Что случилось?

– О, Ральф...

– Неужели опять?– нахмурился он.– Опять украла?

Она кивнула с несчастным видом.

– Ну и что ты утащила на этот раз?– спросил он, стараясь говорить спокойным голосом.

– Я была в «Трэвеле»...

– Где?

– В «Трэвеле». Это ювелирный магазин на Сорок седьмой улице.

– Не может быть, Рут. Господи, только не ювелирный магазин!

Успокоившись, Ральф при помощи осторожных расспросов узнал все, что произошло днем.

– Я испугалась и не знала, что делать,– всхлипывая, объяснила девушка.– Ральф, я пойду к врачу. Вы с мамой были правы. Мне нужно лечиться

– Боюсь, болезнь зашла слишком далеко,– покачал головой Ральф.– На этот раз ты украла не моток ниток и не сумочку, Рут, а очень дорогую вещь. Одному богу известно, сколько она стоит.

– Но они заставили меня сделать это! Они шантажировали меня.

– Давай позвоним в полицию,– предложил Муди.

– В полицию?

– Конечно, мы должны позвонить в полицию, Рут. Неужели ты этого не понимаешь?

– Но почему?– удивилась она.– Почему мы должны идти в полицию?

– Потому что скрывать то, что произошло, очень опасно. Если тебя узнают, все будет очень плохо. Неужели ты этого не понимаешь? Мы должны обязательно позвонить в полицию.

Когда он уже крутил диск телефона, Рут испуганно спросила:

– Но Ральф, а что будет, если они мне не поверят?

Полиция прибыла по звонку довольно быстро.

– Послушайте, миссис Муди,– вздохнул капитан Райт после того, как Рут закончила рассказ.– Если вы что-то забыли, мой вам совет, выкладывайте все, как на духу. Я не хочу сказать, что вы выдумали свою историю. Мне кажется, что она слишком фантастична, чтобы быть выдуманной. Но я могу ошибаться, глубоко ошибаться. Вот если бы вы могли опознать их...

– С какой стати ей лгать?– немедленно бросился на защиту супруги Ральф Муди.– Чего она этим добьется?

– Ну, скажем, алмаз стоимостью от 8 до 10 тысяч долларов,– пожал плечами сыщик.– Вдруг вашей жене пришло в голову попытаться обмануть своих сообщников. Допустим, она испугалась, что в «Трэвеле» ее запомнили, и решила рассказать эту историю. Я не хочу сказать, что все так и было. Но я не судья, мистер Муди, а полицейский.

– Я сказала правду,– грустно покачала головой Рут Муди.

– Мне еще никогда не доводилось слышать о подобных ограблениях,– вздохнул Райт.– Как вы думаете, сколько человек вам поверит? Вот если бы вы сумели их описать. А то ведь за исключением обгорелого лица, у нас ничего нет.

– Но вы же побывали в гостинице и знаете, что они снимали номер,– напомнила Рут.

– Мы только знаем, что тот номер снимал некий мистер Фред Джонсон из Кливленда, миссис Муди, который уже выселился. Но мы не знаем даже, настоящее это имя или вымышленное.

– Но разве это не доказывает...

– Это ровным счетом ничего не доказывает,– прервал ее полицейский.– Они могли перекрасить волосы и полностью изменить свою внешность. Я почти уверен, что у вашего краснолицего сейчас самое обычное, не обгорелое лицо.

– А тысяча долларов?– неожиданно щелкнул пальцами Ральф.– Они пообещали выслать Рут тысячу долларов, если она украдет булавку. Тысяча долларов доказывает невиновность моей жены.

– Не очень-то рассчитывайте на эту тысячу, мистер Муди,– хмыкнул капитан Райт.– Если ваша жена говорит правду, то вы никогда не увидите эти деньги.

После недолгой паузы он хмуро сказал:

– Хорошо, допустим, вы правы. Может, это новый способ грабежа. Не исключено, один из них работает в универсаме и имеет доступ к «черным спискам».

– Почему бы нам не проверить сотрудников магазинов?

– А вам известно, сколько человек там работает, мистер Муди? Это громадная работа.

Из глаз Рут вновь потекли слезы, и она полезла в сумочку за платком. Прижала уголок к заплаканным глазам, потом сунула платок обратно. Девушка уже собиралась закрыть сумочку, когда что-то привлекло ее внимание.

Она достала из сумочки какой-то узкий продолговатый предмет и несколько секунд непонимающе смотрела на него. А когда подняла глаза, они были сухими и сияли.

– Капитан...

– Да, миссис Муди?

– Вы сказали, что вам нужно хорошее описание. А может, имя одного из них лучше описания?

– Имя?– недоверчиво повторил Райт.– Вы шутите? Вы на самом деле знаете, как зовут одного из этих людей?

– Знаю,– расхохоталась Рут Муди. Ральф испуганно вздрогнул, но поняв, что смех настоящий, а не истерический, успокоился. Девушка протянула полицейскому продолговатый предмет из сумочки со словами:

– Не знаю, почему я сделала это, но вчера я чисто машинально прихватила ее из той комнаты в гостинице.

Капитан Райт держал в руках дорогую ручку с золотым пером и черным колпачком. На корпусе было выгравировано золотыми буквами: Гаррисон В. Мойер.

Полицейский улыбнулся Рут и направился к телефону. Номер участка он набирал кончиком авторучки. 



Пе­ре­вод с ан­г­лий­ско­го C. МАНУКОВА


Авторы:  Г. СЛЕЗАР

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку