НОВОСТИ
Начали «хамить пациентам». Визит антиваксеров в больницу превратился в балаган (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Вкус белой водки

Автор: Елена СВЕТЛОВА
01.09.2000

 
Юлия ЛАТЫНИНА,
обозреватель «Совершенно секретно»,

1 сентября арбитражный суд Москвы пытался рассудить двух начальников ликеро-водочного завода «Кристалл» – Александра Романова, которого назначило в мае Мингосимущества, и Владимира Свирского, бывшего главбуха завода. Оба начальника вот уже месяц сидят: Романов в заводоуправлении, отрезанный от всей жизни на «Кристалле», а Свирский – на проходной, откуда контролирует всю территорию завода. Суд решил, что настоящий директор – это Романов. Но Свирский не собирается отказываться от борьбы.

ШТУРМ ЗАВОДА «КРИСТАЛЛ» начался 4 августа. Первой на завод проникла десантно-диверсионная группа налоговой полиции. Люди в масках принялись изучать документацию и оттеснили охрану от дверей заводоуправления. А как только двери остались без присмотра, в них проскочили основные силы – сотрудники крупного охранного предприятия «Оскорд» и строительная милиция. «Главнокомандующий войсками» Александр Романов ссылался на решение совета директоров от 26 мая, назначившего его гендиректором.

Однако прежнему руководителю завода Владимиру Свирскому в тяжелых оборонительных боях удалось отстоять родную землю. «Линия Маннергейма» проходила через заводскую проходную. Главным элементом обороны была ножка табуретки, продетая в ручку двери.

События на «Кристалле» наглядно иллюстрируют основной закон российской промышленности: в стране, где суды стоят рупь пучок, хозяином норы является тот барсук, который в ней сидит. Кроме этого, внезапный захват позволяет получить доступ к серверам и на основании имеющихся там данных «заказать» своих противников налоговой полиции. На большинстве заводов есть даже специальные люди, чья обязанность – уничтожить сервер при атаке противника.

В этом смысле захват завода Александром Романовым нельзя признать технически успешным. Во-первых, ему не удалось захватить всю территорию завода. Во-вторых, сервер «Кристалла» находится в другом месте. При захвате были нарушены элементарные правила тылового обеспечения: атакующим не подвезли еду. Сотрудники охранного агентства, сопровождавшие Романова, простодушно пожаловались мне, что даже колбаска, которой захватчики разжились в соседнем магазине, и та протухла: холодильников-то в заводоуправлении нет.

О ТОМ, ЧТО ПРЕДСТАВЛЯЮТ из себя финансы ликеро-водочных заводов, ходят легенды. Вкратце легенды сводятся к следующему: любой ЛВЗ России – это неиссякаемый источник черного нала для бандитов, губернаторов и ментов. Директор одного из оборонных предприятий России до сих пор не может опомниться от того, как осетины заключили с ним контракт на поставку оборудования для такого завода. А заключили так: пришли в кабинет и вывалили на стол из мешка пять миллионов долларов налом.

«Кристалл», конечно, будет поприличней.

«Кристалл» контролирует около 60 процентов рынка белой водки в Москве. Ежемесячный его оборот – не менее 200 миллионов рублей. Точный объем прибыли назвать трудно, так как водку «Кристалл» производит, как бы это сказать... на давальческой основе. То есть завод не покупает спирт у посредника, а просто перерабатывает его за определенную плату и вновь отдает посреднику. Смысл всей операции в том, что благодаря ей производство водки сосредоточено на заводе, а навар от ее продажи – у посредника. Раньше таким посредником был Торговый дом «Кристалл», а теперь – Торговый дом «Кристалл-Лефортово». Уверяют, что основным бенефициаром последнего является крупный бизнесмен Антон Малевский, более известный как лидер измайловской преступной группировки.

Таким образом, даже если предположить, что на заводе, в отличие от всех российских ЛВЗ, нет разливочных линий, работающих без учета, все равно те, кто контролирует завод, распоряжаются сотнями миллионов долларов в год. «Отпускная цена водки с завода – 28 рублей, а дешевле 50 рублей «кристалловскую» водку в магазине не найдешь», – грустно говорит Александр Романов.

Собственно, на вопрос, зачем дерутся, мы уже ответили. Есть сотни миллионов долларов, прописанных по адресу: Самокатная, дом 4. Их хозяина можно поменять простым росчерком пера. За «Кристалл» воюют по той же причине, по которой вечно грабят ювелирные магазины: красиво, дорого и унести легко. Дальше интересна только история вопроса.

История такова.

В НАЧАЛЕ ПЕРЕСТРОЙКИ генеральным директором завода «Кристалл» был Владимир Ямников – человек влиятельный и могучий. Именно благодаря талантам Ямникова контрольный пакет акций завода, который принадлежит государству и находится тем самым в федеральной собственности, был фактически передан в управление Комитету имущества города Москвы. И Ямников получил возможность маневрировать между двумя своими друзьями: Виктором Черномырдиным и Юрием Лужковым.

У Ямникова всего было много: две семьи, куча покровителей, и на заводе «Кристалл» тоже были две команды, соревновавшиеся перед Ямниковым.

Однако в 1996 году Ямников умер от неумеренного потребления собственного товара, и две команды поссорились между собой. Генеральным директором стал главный инженер Юрий Ермилов. Ермилов тоже уважал собственный товар и на генерального директора не очень тянул. Злые языки уверяют, что именно в его правление доминирующие позиции на заводе заняли измайловцы.

Александр Романов
Фото из журнала «Деньги»

Вторая команда, оттертая от завода, оказалась во главе компании «Союзплодимпорт», монополиста по экспорту русской водки, и попыталась силой завладеть невестой. Атака шла с двух сторон. Во-первых, «Союзплодимпорт» скупал у рабочих акции. Во-вторых, он попытался передать контрольный пакет завода из Московского фонда имущества в федеральную собственность.

В обоих случаях атака не удалась: генеральный директор Ермилов запретил рабочим продавать акции на сторону под страхом увольнения. А Московский арбитражный суд, понятное дело, постановил, что акциями московского завода должна управлять Москва.

Так у завода появились первые враги: «Союзплодимпорт» и Мингосимущества.

ТАК КАК ПРОТИВНИКИ «Кристалла» объединились с федеральным правительством, то сам Ермилов попросил помощи у московского. Если быть точнее, Ермилов предложил московскому правительству выделить ему 140 миллионов рублей налогового кредита для скупки акций. Правительство Москвы кредит предоставило, и посредник завода – Торговый дом «Кристалл» – скупил около 25 процентов акций предприятия.

Дело было в 1999 году, в самом начале президентской гонки. Фактически получалось, что завод скупал акции под Лужкова в уверенности, что тот победит на выборах. Но Лужков не выдвинул свою кандидатуру. На «Кристалле» подумали: а зачем ему какие-то акции?

23 февраля 2000 года Торговый дом «Кристалл» по распоряжению руководства завода продал 20 процентов акций четырем фирмам – «УРН-98», «Сангрин», «Аргумент-2000» и «Техногрэсс». В марте эти компании покупают еще 5 процентов акций, а потом большая часть пакета (19,46 процента) уходит в кипрскую оффшорку Interem Management Ltd.

Новый директор, Александр Романов, считает эти операции с акциями, мягко говоря, незаконными. Особое возмущение у него вызывает тот факт, что часть фирмочек, купивших акции «Кристалла» по невысоким ценам, являлась одновременно получателями... благотворительной помощи завода «Кристалл». «Заметьте, – говорит Романов, – общая сумма дивидендов, которые государство получило от этого завода в прошлом году, составила 700 тысяч рублей, а благотворительной помощи было оказано на 38 миллионов рублей».

Так у «Кристалла» образовался третий враг – часть правительства Москвы.

КАК МЫ УЖЕ ГОВОРИЛИ, главная прибыль оседает не на заводе, а у посредника. До выборов таким посредником был Торговый дом «Кристалл». Его совладельцы – завод «Кристалл» и группа «Красный Октябрь», близкая правительству Москвы. Но после того как акции по бросовым ценам перепродали в оффшорку, отношения между заводом и «Красным Октябрем» резко ухудшились. Завод обзавелся новым посредником – Торговым домом «Кристалл-Лефортово», а «Красный Октябрь» стал четвертым отвергнутым женихом.

И вот летом все женихи объединились и решили защитить государственный интерес. А заключался он, по их мнению, в смене директора, который нагло обманывает государство.

Защищать государственный интерес выбрали Александра Романова. Бывший зампред «Роснефти» Александр Романов к водке отношения не имел, но зато учился в Финансовой академии вместе с замминистра государственного имущества Сергеем Моложавым. Кандидатуру Романова горячо поддержал Евгений Пантелеев, председатель совета директоров завода и министр правительства Москвы. Остальные участники конфликта оказались на вторых ролях. Владимир Свирский заметил мне, что в свите г-на Романова он видел и менеджеров «Союзплодимпорта», и менеджеров «Красного Октября»

Особая торопливость всех участников коалиции в деле защиты государственного интереса была вызвана тем, что после выборов Кремль тоже почувствовал вкус к водке. И создал холдинг «Росспиртпром», в который вот-вот должны быть переданы госпакеты всех ликеро-водочных заводов.

ВСЕ УЧАСТНИКИ ЭТОЙ ИСТОРИИ ссылаются на государственный интерес. Руководство «Кристалла» ссылалось на государственный интерес, когда просило у Москвы налоговый кредит. Для покупки акций в оффшорку. Новый гендиректор Александр Романов тоже ссылается на государственный интерес: дескать, оборот у завода 200 миллионов рублей в месяц, а государство получило от него дивидендов на 700 тысяч рублей в год.

Но, простите, какая государству разница, что сторожить овец вместо одного волка приставят другого? Допустим, выгонят с «Кристалла» Владимира Свирского. Где гарантия, что новый директор не учредит вместо Торгового дома «Кристалл-Лефортово» Торговый дом «Кристалл-Солнцево»?

Нам говорят: гарантия в том, что г-н Романов – честный человек. Допустим, это правда. А когда Владимир Свирский утверждает, что Романов заплатил за назначение деньги, – он врет. Но знаете, что случится с честным человеком на этом месте? А вот что: через месяц придет Некто, даст чиновнику 20 миллионов долларов и сядет на место Романова. И честный Романов не сможет защититься. Потому что у него не будет денег оплачивать суды.

Владимир Свирский (слева)

Можно ли как-то разрубить этот гордиев узел? Элементарно. Для этого надо продать государственный пакет акций. «Кристалл» приносит больше денег, чем иная нефтяная компания, – так и продайте его любому желающему на открытом аукционе за несколько сотен миллионов долларов. Если у Свирского есть деньги, пусть купит. Пусть купит Романов. Пусть купит Антон Малевский, ради Бога.

Давайте не будем тешить себя иллюзией, что, став частным, завод «Кристалл» начнет платить налоги. От этого лечат не приватизацией, а новым налоговым кодексом. Но одно точно изменится: чиновник, который имеет три тысячи рублей зарплаты, не сможет росчерком пера поменять директора завода, который имеет 200 миллионов рублей месячного оборота. И почвы для коррупции станет немножко меньше.

А пока упорное сопротивление Владимира Свирского непобедимой, казалось бы, коалиции правительства Москвы и Министерства государственного имущества доказывает, что на самом-то деле никакого общефедерального приказа о судьбе «Кристалла» нет, а есть лишь воля отдельных подружившихся чиновников.


«СеверАлко»: в тихой Вологде умудрились выделить дотацию на… производство водки

Как известно, любой городской бюджет выделяет дотации и субсидии сирым и убогим. К числу последних обычно относятся «пионеры», пенсионеры и планово убыточные, но необходимые городу отрасли и предприятия. Где-то дотируют народные промыслы, где-то спецшколы, а кое-где додумались и до субсидий исламским лицеям с ваххабитским уклоном. Но даже и на этом фоне абсолютный российский рекорд поставила тихая Вологда: там умудрились выделить дотацию на... производство водки. И не слабую – по шесть рублей на бутылку.

Как считают в местных «алкогольных кругах», сия сногсшибательная идея родилась в голове хозяина скандально известной компании «СеверАлко» Виталия Плугарева. И с активной помощью областной администрации и лично губернатора Вячеслава Позгалева она стремительно претворилась в жизнь. Чем господин Плугарев еще раз доказал, что в Вологде он может сделать реальностью любой экономически абсурдный проект. Когда-то про зятя Хрущева говорили: «Не имей сто рублей, а женись, как Аджубей». Злые языки утверждают, что нынешний хозяин «СеверАлко» великолепно использовал и этот опыт.

Виталий Плугарев появился в Вологде три с небольшим года назад и представился местным чиновникам как помощник Чубайса по особым поручениям. Быть спецпорученцем главного приватизатора – это вам не с Пушкиным на дружеской ноге, поэтому шустрый молодой человек немедленно получил еще и статус помощника губернатора Вячеслава Позгалева. Вскоре господин помощник привез с собой несколько таких же шустрых друзей-партнеров и уже с этого трамплина пошел делать свою стремительную провинциальную карьеру.

После того как троица быстро, но примитивно обанкротила местный «Скомбанк» и «раздербанила» Череповецкий ликеро-водочный завод, начались настоящие чудеса. Операция по захвату крупнейшего в регионе ликеро-водочного завода «Вагрон» была проведена так быстро и нагло, что участники действа даже опомниться не успели. Конкурсный управляющий «Вагрона», некто Комягин, просто написал доверенность на имя Плугарева примерно так же, как пишут доверенность на управление «Жигулями»: я, такой-то, доверяю такому-то управление... Но и этого амбициозным бизнесменам было мало. В их глобально мыслящих мозгах созрела идея создать винно-водочный холдинг. И дружественное руководство области в лице заместителя губернатора Николая Костыгова издало постановление о создании АО «СеверАлко», куда и должны были добровольно-принудительно войти Череповецкий, Великоустюгский ЛВЗ и, естественно, «Вагрон». Частная фирма «СеверАлко» имела лишь склад, зато получила право распоряжаться всей продукцией предприятий.

С оппонентами в лице Министерства по антимонопольной политике (МАП), Мингосимущества и сотрудников заводов «Хлестаков вологодского розлива» разобрался быстро и эффективно: заместителя председателя областного управления МАП Вячеслава Хлевчука мощной атакой через местные СМИ вынудили уйти в глухую оборону, руководитель областного комитета по управлению госимуществом господин Пак, конечно же, из абсолютно альтруистических побуждений проигнорировал прямое указание московского начальства и обеспечил вхождение Череповецкого ЛВЗ в «СеверАлко», а также дал последнему зеленый свет. Для подавления великоустюгского мятежа, где «восстало» все предприятие, использовали авиацию и частный спецназ. Плугарев прилетел в город на зафрахтованном самолете (уже лет десять самолеты туда не летают) и во главе десанта в лице самой крутой охранной фирмы фактически оккупировал местный ЛВЗ, выставив из кабинетов прежнюю администрацию. Очевидцы говорили, что когда рабочие возмутились тем, что из-за «боевых действий» они недосчитались нескольких вагонов водки, «оккупант» ответил им с большевистской прямотой: «Что мне ваша водка – мне три вагона денег надо для губернатора».

Вообще можно списать такие неосторожные заявления на происки темных сил, если бы Плугарев не изобретал и другие аналогичные «перлы изящной словесности». Так, на вопрос местного репортера о том, почему в «СеверАлко» работает жена начальника УБЭП, он тоже не мудрствовал лукаво: «Надо же ей где-то работать!» В ответ на слухи о родственных связях с губернатором (слухмейкеры долго утверждали, что он женат на племяннице Позгалева) Виталий Васильевич продемонстрировал свидетельство о разводе и заявил, что вопрос снят. После чего местная оппозиционная пресса единодушно признала его изобретателем первого «пиаровского развода». А одному столичному журналисту, поведя его к аквариуму в своем кабинете, он сказал: «Я тут пираний держу, каждое утро запускаю к ним чисто аквариумных рыбок и с наслаждением наблюдаю, как они их рвут на части. Хочешь покажу?»

Казалось бы, чего еще желать Плугареву и компании? Но они порешили, что если уж наглеть, так наглеть, и потребовали для «Вагрона» дотаций из городского бюджета, так сказать, на поддержку штанов сирым и убогим водочным королям. И, самое интересное, добились этого вполне легальным путем. Правда, для этого пришлось «поработать» с депутатами городского собрания, выкрутить руки мэру, но это уже детали. Шесть рублей субсидий на каждую бутылку водки способны оправдать и не такие усилия. Причем постановление состряпано так своеобразно, что чем больше выпуск водки, тем больше объем дотаций. Плюс к этому «СеверАлко», пользуясь покровительством власть имущих, попросту не платит заводам деньги за их продукцию. В результате к сегодняшнему дню Вологда имеет большой шанс оказаться крупнейшим должником ликеро-водочного предприятия – случай уникальный даже для постсоветской России. Правда, мэр Якуничев заявил мне, что такого грабежа он не допустит, но у Плугарева и стоящего за ним губернатора наверняка на этот счет существует другое мнение...

Чтобы прояснить ситуацию, я попытался встретиться с областным руководством. В течение двух дней губернатор, а также его многочисленные замы и помы при кодовом слове «СеверАлко» скрывались под предлогом отпусков, командировок, болезней и чрезмерной занятости. Я уж грешным делом подумал, что меня просто боятся, пока истинную причину мне не пояснил один из чиновников среднего звена, показывая на настенный календарь в кабинете, на котором изображены губернатор Позгалев и Патриарх Алексий II: «Губернатор у нас считает себя равным если не Богу, то уж его наместнику на земле. И на таких, как ты, ему глубоко плевать с небесной колокольни». В справедливости этих слов я убедился при встрече с заместителем руководителя «СеверАлко» Михаилом Михайловичем Смирновым (в девичестве Махмудом Махмудовичем Камаловым). Самоуверенный молодой человек популярно объяснил непонятливому журналисту, что родственные связи его «духовного отца» с руководством области являются «полным бредом», а имея в кармане диплом выпускника МГУ, в этой зачуханной провинции можно сделать карьеру и поудачнее. Я имел неосторожность несколько усомниться в таком простом объяснении. И высказал предположение, что вологодский успех Плугарева все-таки связан с губернаторским участием и с переменой отношения первого лица сладкая жизнь «СеверАлко» может закончиться. В ответ Смирнов-Камалов, несколько увеличившись в размерах, заявил: «Мы достигли такого уровня развития, который позволяет нам говорить то, что думаем». После чего произнес небольшую тираду, из которой я понял, что они настолько круты сами по себе, что им (с Плугаревым) наплевать и на губернатора, и на мэра, а меня он обвинил в преднамеренном хамстве, после чего разговор закончился, так сказать, естественным образом...

Согласно кулуарным разговорам, скоро из Петербурга должен приехать окружной чиновник и представить федерального инспектора по Вологодской области. И наиболее вероятным кандидатом на эту должность является как раз руководитель областного управления налоговой полиции Владимир Золотов, у которого на «северных алконавтов» давно имеется большой зуб. И не зря губернатор ведет отчаянную борьбу против этого назначения и усиленно проталкивает человека из своего ближайшего окружения. В случае назначения Золотова сладкая жизнь может быстро закончиться не только у Плугарева и компании, но и у самого «божественного» губернатора...


Авторы:  Елена СВЕТЛОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку