НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Виталий Архангельский VS семья Матвиенко

Виталий Архангельский VS семья Матвиенко
Автор: Людмила Андрюхина
25.02.2014

Сможет ли политэмигрант выиграть в Высоком суде Лондона у банка «Санкт-Петербург»?

Высокий суд Лондона может вызвать в качестве свидетеля председателя Совета Федерации (бывшего губернатора Санкт-Петербурга) Валентину Матвиенко, сообщили СМИ. Соответствующий вопрос уже обсуждался судом, но решение пока не вынесено. Речь идет о процессе между банком «Санкт-Петербург» и предпринимателем Виталием Архангельским.

В частности, судья Роберт Хилдьярд, рассматривающий дело, заявил: «Если вы не можете организовать посещение [процесса Валентиной Матвиенко и другими официальными лицами] или если они не посетят его по причинам, пока неизвестным мне, я в любом случае смогу потом сделать из этого выводы». (Цитата по сайту «Агентство бизнес новостей».)

В свою очередь сторона ответчика (банка «Санкт-Петербург» и Александра Савельева) указывала на то, что пригласить в суд Валентину Матвиенко будет трудно – с учетом того, что она официальное лицо другого государства. В ответ судья заметил, что ее приглашают в суд не как официальное, а как частное лицо.

Банк-истец официально опроверг появившуюся информацию о том, что Валентина Матвиенко якобы уже приглашена в Лондон в качестве свидетеля.

Официальная позиция банка состоит в следующем: «Банк «Санкт-Петербург» информирует о том, что в последнее время участились случаи распространения недостоверных сведений о ходе судебного разбирательства в Высоком Суде Лондона по поводу взыскании задолженности Осло Марин Групп (ОМГ) и ее владельца Виталия Архангельского перед банком.

Для придания делу политической окраски г-м Архангельским используются все возможности. Откровенно надуманные доводы о политическом преследовании со стороны Банка «Санкт-Петербург»  дают возможность ответчику противодействовать экстрадиции его в Россию, где по подозрению в мошенничестве и легализации средств, полученных преступным путем, против руководителя ОМГ по заявлению четырех банков возбужден целый ряд уголовных дел. В 2010 году владелец ОМГ был объявлен в международный розыск.

Банком «Санкт-Петербург» в рамках взыскания задолженности с ОМГ и его владельца уже получены положительные решения судов РФ, Британских Виргинских островов и  Болгарии.

В мае-июне состоится финальное заседание Высокого Суда Лондона, который, как мы абсолютно уверены, вынесет справедливое решение по этому делу. Никакой политической окраски данный хозяйственно-экономический спор не имеет и в принципе иметь не может.»

Напомним, что Виталий Архангельский был вынужден покинуть Россию в 2009 году из-за уголовного преследования по поводу якобы невыплаченных кредитов банку «Санкт-Петербург». После чего был объявлен в международный розыск.

Комментарий Банка:«Фактически, еще в 2008 году, а также в последующие годы в отношении В. Архангельского было возбуждено несколько уголовных дел, включая дела по факту мошенничества с кредитом в Морском Банке (ОАО) и по факту легализации средств, полученных преступным путем.   Уголовное дело по заявлению Банка «Санкт-Петербург» было возбуждено гораздо позже, когда г-н Архангельский уже находился в международном розыске».

В 2012 году  Следственная палата апелляционного суда Франции приняла решение об отказе в экстрадиции Архангельского. В том же году банк «Санкт-Петербург» и председатель его правления Александр Савельев подали иск в Высокий суд Лондона к Виталию Архангельскому и его жене Юлии. Требование: взыскать 52,8 млн фунтов стерлингов (позже они почти в 2 раза снизили свои требования). В иске упомянуты компании, связанные с Архангельским, – «Выборгская судоходная компания», «ЛПК «Скандинавия», «Онега», Oslo Marine Group Ltd (OMG), «Медстрахком», Land Breeze Holdings Limited и Bissonia Holdings Limited и др.

Виталий Архангельский в свою очередь пытается с помощью встречного иска оспорить в Лондоне сам факт задолженности, ссылаясь на криминальную передачу структурами банка «Санкт-Петербург» в офшорные и подставные фирмы его бывших активов. Банк якобы заставил Виталия Архангельского передать доли в уставном капитале ООО «Западный Терминал» и ООО «Страховое общество «Скандинавия» компаниям, подконтрольным банку «Санкт-Петербург». По словам предпринимателя, это произошло «с помощью политических связей на самом высоком уровне российской государственной власти, при содействии со стороны полиции и российской судебной системы». После того как Архангельский лишился своего бизнеса, банк продлил все кредиты его компаниям на полгода (в 2008 году банк выдал компаниям Архангельского кредит в размере 3 миллиардов рублей сроком от года до трех лет). Однако вскоре нарушил соглашение и потребовал немедленного возврата всех кредитов. В результате, по словам Виталия Архангельского, активы компаний были отобраны и перепроданы, а их руководство сменилось.

Комментарий Банка:«Условия реструктуризации были нарушены самим г-ном Архангельским и компаниями группы «Осло Марин», допустившими просрочку в погашении кредитов. Кроме того, в то же самое время в Англии, Франции и Эстонии были арестованы морские суда, находящиеся в ипотеке у Банка «Санкт-Петербург», по причине невыплаты заработной платы командам и неоплаты портовых сборов»

В интервью «Совершенно секретно» Виталий АРХАНГЕЛЬСКИЙ прокомментировал происходящее в Высоком суде Лондона.

– Банк «Санкт-Петербург» обратился с иском против вас в Высокий суд Лондона, на что вы ответили встречным иском. Почему вы, считая себя жертвой аферы, первым не инициировали процесс против людей, захвативших ваш бизнес?

– На самом деле история развивалась следующим образом. Это я первым, осознав несправедливость и бесперспективность российских судов, обратился в зарубежный суд – Британских Виргинских островов (BVI) и добился его решения о заморозке активов моих оппонентов. Это решение также предусматривало предоставление суду информации об имеющихся у ответчиков активах и имуществе. Но ответчики предложили остановить разбирательство на BVI и перевести судебный процесс в Англию, что, безусловно, технически проще и дешевле, с чем я и согласился.

– Не понимаю. Суд BVI, по сути, вынес пусть предварительное решение, но в вашу пользу, а вы отказались продолжать там процесс?

– Для меня было главным то, что мои оппоненты признали иностранную юрисдикцию в принципе. Как вы помните, в деле Березовского и Абрамовича суд два года обсуждал саму возможность использования британской юрисдикции, а мне удалось завоевать юрисдикцию одним ударом.

Комментарий Банка:«В действительности, суд Британских Виргинских островов (BVI) своим решением от 2 февраля 2012 года признал отсутствие у г-на Архангельского каких-либо правовых оснований для подачи иска на BVI, приняв в связи с этим решение о передаче дела в Лондон по соглашению сторон. Приказ о «заморозке активов», вынесенный судом BVI, был оспорен и отменен  в течение 3-х дней, вследствие чего судом был вынесен приказ о возмещении Банку всех издержек».

– В СМИ появлялось довольно много мутной информации о бенефициарах банка «Санкт-Петербург». Владеете ли вы достоверными данными о реальных владельцах? Есть ли у вас документальные доказательства их причастности к рейдерским захватам вашего бизнеса? И представлены ли эти доказательства в Высоком суде Лондона?

– Безусловно, информация о бенефициарах банка является противоречивой. Тем не менее я полагаю, что главную скрипку в банке играют Валентина Матвиенко и ее сын, а также некоторые неоднозначные деятели современной России (такие, как родственник бывшего министра обороны РФ Анатолия Сердюкова – Валерий Пузиков, ныне находящийся в федеральном розыске, губернатор Московской области и ряд других). Причастность их к рейдерскому захвату моего бизнеса и стала ключевым фактором, который приняли во внимание зарубежные суды, соглашаясь рассмотреть мой иск к банку «Санкт-Петербург» – как на BVI, так и в Лондоне. Более того, во Франции расследуется уголовное дело против банка и Александра Савельева лично по подделке подписей и попытке завладения моим имуществом.

Комментарий Банка:«Данные заявления не имеют под собой никакой достоверной основы, поскольку после выхода на IPO в 2007 году ОАО «Банк Санкт-Петербург» является публичным обществом, акции банка размещаются на ММВБ и РТС и любой желающий может приобрести их по текущей рыночной цене. Акционерами Банка являются ЕБРР, East Capital и др. Информация о конечных бенефициарах совершенно прозрачна и в полном объеме представлена на сайте Банка».

– Вы будете добиваться приглашения в Высокий суд Лондона всех названных вами людей? Но тот же Валерий Пузиков, по некоторым данным, находится в Израиле? Вы готовы судиться с ним и в Израиле?

– Я оставлю это на усмотрение суда. Еще один судебный процесс мне сейчас не потянуть физически, но вот привлечь фигурантов к лондонскому процессу – это реально.

– Ваши слова о причастности Валентины и Сергея Матвиенко, Валерия Пузикова и прочих известных в России людей к деятельности банка действительно подтверждены документами, которые признаются западными судами? Или это разговор на уровне догадок, который вряд ли может иметь судебные последствия? Проводили ли вы с помощью соответствующих специалистов сбор информации в разных юрисдикциях – ведь среди официально называемых акционеров банка есть компании с иностранной регистрацией? 

– Владимир Матвиенко (муж самой Валентины Ивановны, а до него этим пакетом владел сын – Сергей Матвиенко), Валерий Пузиков, Максим Воробьев и Людмила Воробьева (брат и мать губернатора Московской области Андрея Воробьева) – официальные ПРЯМЫЕ акционеры банка. Информация о них есть на сайте банка. Сергей Матвиенко много лет был заместителем председателя правления банка (Александра Савельева). Безусловно, мы проводили и проводим сбор информации. Многое уже есть у нас в распоряжении – например, мы готовы доказать взаимосвязь руководства банка с компаниями, которые стали рейдерами моего бизнеса. Мы продолжаем собирать и накапливать информацию как из официальных источников, так и ту, что подтверждают свидетели. Я уверен, что еще много сюрпризов (неизвестных широкой публике) всплывет в британском процессе. Вероятно, после оглашения показаний свидетелей сенсационной станет информация о том, кто же является партнером Валентины Матвиенко в ее банковском бизнесе, но при этом не показывает это общественности и борцам с коррупцией

На фото: Валентина Матвиенко и ее сын Сергей (фото: «Коммерсант»)

– Никакая информация не удовлетворит суд, если она не будет подтверждена документальными доказательствами. Причем они должны быть собраны в соответствии с международным правом – иначе суд Лондона не примет их в расчет. Именно это продемонстрировал процесс между Романом Абрамовичем и Борисом Березовским. Сможете ли вы с документами в руках доказать связь между офшорами-рейдерами и личными счетами названных вами персон?

– Конечно. Александр Савельев и Сергей Матвиенко считали и считают себя неприкасаемыми, а потому действовали откровенно, и их сделки не были прикрыты даже для вида. Все взаимосвязи очевидны и прозрачны. А львиная доля документов у нас уже собрана.

Комментарий Банка:«Заявление о готовности что-либо доказать «с документами в руках» являются голословными, поскольку все документы, на которые ссылается г-н Архангельский, должны были быть раскрыты английскому суду, если, по мнению г-на Архангельского, они существуют и относятся к рассматриваемому делу;  однако до настоящего времени такие документы раскрыты не были». 

– Заказывали ли вы финансовые расследования людям, которые специально этим занимаются?

– Да, к процессу привлечено много российских и зарубежных экспертов. Так, например, с моей стороны одним из экспертов выступает известный профессор-экономист Сергей Гуриев.

– Но такой работой на Западе занимаются люди, имеющие соответствующие лицензии. У ваших экспертов они есть? И если да, в каких странах эти лицензии выданы?

– Авторитет эксперта оценивается судом на базе его биографии и профессионального опыта. Мы работаем с российскими, французскими, болгарскими и британскими экспертами.

– То есть лицензии на проведение финансовых расследований как минимум у британских экспертов есть?

– Безусловно.

– В свое время вы получили политическое убежище во Франции. Какими мотивами руководствовались власти страны, признав ваш отъезд из России «политическим»?

– Одним из мотивов был тот факт, что банк «Санкт-Петербург» пытался подменить на процессе моей экстрадиции своими адвокатами саму Российскую Федерацию, что вызвало не столько гнев французского судьи, сколько его иронию.

– Что значит – «подменить собою Российскую Федерацию»?

– Европейская Конвенция о выдаче (экстрадиции) требует, чтобы в судебном процессе интересы требующей экстрадиции страны (в нашем случае – России) представлял Прокурор Французской республики, а интересы подсудимого – его адвокат. Решение, разумеется, принимает судья. Других участников процесса не предусмотрено. А тут адвокат банка «Санкт-Петербург» пытался влезть в судебное заседание и навязать свою точку зрения, что встретило сопротивление со стороны судьи, который сказал, что выставит его из зала, если тот будет нарушать судебные правила. Кстати, про процесс предоставления мне политического убежища написана целая глава в учебнике для французских функционеров, занимающихся присвоением статуса беженца. В ней описывалась только моя история во Франции и Бориса Березовского в Великобритании.

Французский суд, обратите внимание, в своем решении об отказе в экстрадиции указал не на формальные, а на существенные причины – цитирую: «В <…> спутанном, по крайней мере в переведенном варианте, изложении фактов не могут быть даже отдаленно выявлены никакие фактические обстоятельства, которые могли бы установить, позволить понять или предположить, что вменяемые правонарушения – мошенничество, злоупотребление доверием и отмывание средств – могли бы быть совершены с указанными отягчающими обстоятельствами [Архангельским В.А.]…»

– Вы постоянно говорите о коррупции высокопоставленных российских чиновников, которые якобы приложили руку к вашему делу. Представили ли вы в суд документальные доказательства того, что разворовывание ваших активов способствовало личному обогащению называемых вами VIP-персонажей?

– Эти персонажи стали просто владельцами моего бизнеса… Они получили мои активы, компании, недвижимость и т.д. Стоимость этих активов превышает 20 млрд рублей. Директором моего крупнейшего актива – Западного портового терминала в Санкт-Петербурге – является то самое лицо, которое возглавляло ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области и занималось моим преследованием до и после моего отъезда из России в 2009 году и возбуждало против меня уголовные дела. Я говорю о Владиславе Пиотровском.

Комментарий Банка:«Владислав Пиотровский никогда не являлся и не является директором ООО «Западный терминал». Данные могут быть проверены в ЕГРЮЛ».

– К Владиславу Пиотровскому и другим гражданам РФ, которых вы считаете коррупционерами, будут предъявлены претензии в суде Лондона? И если нет – то почему?

– Безусловно, будут. Но все детали и последовательность я оставляю на усмотрение суда – пока еще рано говорить о том, как это будет. Я просто этого пока не знаю – «я не волшебник – я только учусь»…

– Кого еще из высокопоставленных чиновников вы обвиняете в коррупции и на каких основаниях?

– Существует связанная группа из питерских судей, судебных приставов, полицейских, сотрудников прокуратуры – в Высоком суде Лондона мы как раз описываем и доказываем взаимосвязи. Частично с помощью прямых доказательств, частично – косвенных.

– Как я понимаю, для того, чтобы доказать личную причастность того или иного персонажа к рейдерскому захвату вашего бизнеса, надо представить суду доказательства, подтверждающие, что ваши активы послужили незаконному обогащению того или иного фигуранта. В отношении кого именно у вас есть такие доказательства, которые могут быть представлены суду? И есть ли они?

– Мы говорим про Сергея и Валентину Матвиенко, Александра Савельева и руководство банка «Санкт-Петербург» – заместителей председателя Правления банка Ирину Малышеву и Владислава Гузя и ряд других лиц, а также о нескольких десятках технических компаний, которые выполняли функцию рейдеров. Некоторые показания Ирины Малышевой в буквальном смысле повеселили британский суд. Малышева, например, в ходе процесса сама признала, что банк не забирал в залог мои компании, которые были у него в залоге под выданный мне кредит. А отдал их «самостоятельным бизнесменам». При этом безвозмездно. Такая, представьте, благотворительность. Мы уже доказали, что эти самостоятельные бизнесмены были номинальными владельцами, связанными с банком.

Комментарий Банка:«До настоящего времени Ирина Малышева не давала ни устных, ни письменных показаний английскому суду».

– Насколько ваши финансовые возможности позволяют вести процессы в зарубежных судах? И в какой момент вы будете готовы поставить в этой истории точку?

– К сожалению, все, что у меня было, отобрали Савельев и компания… Их целью является выжать меня как лимон, чтобы я не мог продолжать борьбу в европейских судах. Тем не менее меня продолжают поддерживать мои французские адвокаты и мои единомышленники в Лондоне, которые выполняют этот грандиозный объем работы бесплатно. Не секрет, что борьба в Лондоне – это достаточно дорогостоящий процесс. Мне противостоят десятки миллионов евро, украденных у простых граждан. Я лишь могу противопоставить им правду и свою принципиальность.

Комментарий Банка:«Банк «Санкт-Петербург» обращает внимание, что существенно искажая факты в своих интервью, г-н Архангельский всего лишь пытается уйти от  исполнениях своих обязательств».

СПРАВКА

Если судить по российским регистрационным сведениям, на сентябрь 2011 года контроль в банке «Санкт-Петербург» (56,43%) принадлежал топ-менеджерам, включая самого Александра Савельева, занимающего пост председателя правления и являющегося мажоритарным акционером. Напрямую он владеет 29,91% его акций. Еще 3,68% акций банка он в числе прочих физлиц контролирует через компанию Malvenst Investments Ltd. Всего этой компании принадлежит 19,36% акций «Санкт-Петербурга», и у господина Савельева есть опцион на приобретение всей этой доли. Кроме того, 0,25% акций банка принадлежат ему через компанию Issardy Holdings Ltd. В свободном обращении на рынке находится 26,32% акций банка. Остальная часть распределена среди пяти акционеров, доля каждого из которых не более 8%. Владельцами акций банка ранее назывались Юрий Пилипенко (владел 7,99% акций банка через Russian Dealerships Holding [RDH] Ltd), Максим Воробьев (2,7%), Михаил Кенин (1,6%), Сергей Матвиенко (4,12%) и другие.

 


 


Авторы:  Людмила Андрюхина

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку