НОВОСТИ
Кремль ведет переговоры с Моргенштерном. «Это утка», — отрицает Кремль
sovsekretnoru

Висельник на кабане

Автор: Сергей ИЕЗУИТОВ
01.09.2010

 
Работу знаменитого скульптора нашему корреспонденту в Италии удалось приобрести всего за 150 евро  
 
   
   
Июнь 1899 года. Скульптор Паоло Трубецкой лепит в Ясной Поляне бюст Льва Толстого  
   
 
Марина Федоровна Шаляпина  
 

Невероятная история одной скульптуры, созданной русским гением, и считавшейся утраченной навсегда 

В мае я заглянул на римский блошиный рынок «Порта Портезе». Приходить туда лучше всего ранним утром, когда торговля только начинается, или к часу дня. Итальянцы пакуют непроданное в коробки или попросту выбрасывают ставший ненужным товар.
У одного из лотков на асфальте живописный натюрморт: сломанные теннисные ракетки, медная посуда, сплющенная труба горн, разрозненные энциклопедии, старинные гравюры, куклы прошлого века, набор ржавых гирь для весов, старые, но вполне приличные кроссовки и камень для керлинга.
– Слушай, – поймав взгляд, окликнул меня продавец, – купи камень, хороший, с ручкой! Дешево отдам, мне его домой тащить неохота!
– А что это такое?
– Да кто его знает... Бери, камень хороший – во дворе поставишь. Ручка удобная. Давай за 20 монет!
– Да нет, спасибо! – и я принялся рассматривать горн.
– А хочешь, я тебе бронзу продам, хорошая, тяжелая. Польская работа… Ты кто – поляк, американец, немец? Там даже подпись есть... Троу- бе... нет, Тро... Сейчас покажу...

«Карикатура» на царя
…В этой истории причудливо переплелись судьбы сразу нескольких исторических персонажей. А началась она на севере Италии, в городе Интра, на Лаго-Маджоре, где 15 февраля 1866 года в семье князя Петра Трубецкого, русского дипломата, родился сын Павел или по-итальянски Паоло.
Мальчик рос независимым, не переносил диктат. Учебу, как одно из проявлений насилия, не любил, и потому с образованием постоянно возникали проблемы. При этом был он чрезвычайно способным и трудолюбивым. Но только если дело приходилось по душе и занимало его беспокойную натуру. Особенно увлекла Паоло скульптурная композиция – в ней он преуспел и как талантливый самоучка, и позже как вполне зрелый профессиональный скульптор, положивший начало течению под названием «скульптурный импрессионизм». Первые свои работы восьмилетний Паоло показал в театре марионеток. Потом заинтересовался живописью. Картины, однако, скоро наскучили. Кисти он благополучно забросил и вновь переключился на скульптуру. Снял комнату в Милане, поступил в мастерскую скульпторов Донато Баркалья и Эрнесто Баццаро. В 20 лет пришло первое признание: на выставке в городе Брера «Конь» Трубецкого поразил всех. Впоследствии именно конь станет фирменным знаком (или, выражаясь современным языком, «фишкой») скульптора и сыграет, возможно, роковую роль в его жизни. Пока же 20-летнему юноше, красивому, талантливому и саркастически относившемуся ко всему и всем, легко давались и успех в искусстве, и победы над женскими сердцами.
В 1887 году он приехал в Россию, где много работал, преподавал и выслушивал критику за отступление от классических канонов. Некоторые «эксперты»-современники называли его произведения грубой мазней, а скульптуры – «карикатурами» на позировавших. Трубецкой действительно не любил сияющие обработанные поверхности и говорил, что «человек не может быть гладеньким и лишенным изъянов – в природе всегда найдешь шероховатости!»
Скульптор подружился с Левитаном, Серовым, Репиным, Шаляпиным. С Федором Ивановичем, его семьей он впоследствии поддерживал отношения во времена своих странствий.
В 1900 году Паоло Петрович победил в конкурсе на создание памятника императору Александру III.
Неуживчивый и резкий, он редко прислушивался к чужим мнениям – «что видел, то и лепил». Как он сам любил повторять, «нет смысла обращать внимание на тех, кто в искусстве мало смыслит. Главное, что произведения нравятся их создателю!» В результате великий князь Владимир Александрович усмотрел в произведении Паоло карикатуру на брата. Никто не знает, чем закончилась бы российская эпопея в жизни скульптора, но еще до открытия памятника императору он почувствовал резкое охлаждение в отношениях и с семьей самодержца, и с чиновниками от искусства. Николай II вообще хотел «свезти долой с сыновьих глаз постыдный памятник в Сибирь, в иркутские земли».
Паоло сигнал понял и навсегда распрощался с родиной предков, отправившись в 1906 году в Париж, а затем в 1914-м в США.
В 1921 году Паоло вернулся во Францию, а спустя еще два года обосновался в итальянском городе Палланца – тихом и сонном центре провинции Новара. Летом набережные озера Лаго-Маджоре оживляли отдыхающие. Осенью и зимой пустынные набережные окутывал туман, располагавший к размышлениям, и Трубецкой навсегда полюбил эту грустную романтическую пору.

Подарок дуче
…Италия тем временем жила серьезными политическими переменами. Спустя год после возвращения Паоло Петровича в родные края к власти пришли фашисты. Люди к ним присматривались скорее с надеждой. В их лидере Бенито Муссолини одни видели талантливого организатора, журналиста и оратора. Другие – актера, позера, опереточного героя. 28 октября 1922 года «опереточный персонаж» начал знаменитый поход на Рим, в результате получил кресло премьер-министра и установил в Италии диктатуру.
Паоло Петрович такого рода политиков недолюбливал. Считал их пустыми самозванцами и фанфаронами. Бенито же подкупал искренними речами. Да и страна вдруг начала преображаться...
Тем не менее Трубецкой никогда бы не задумал скульптуру Муссолини, если бы не другая яркая личность – Луиджи Фредди. Этот журналист, один из основателей движения «Молодой фашистской Италии», вместе с Муссолини прошел маршем на Рим. Обладавший острым умом и прекрасным чувством юмора, Луиджи умел завоевывать мужскую дружбу и женские сердца. В ту пору у Фредди стремительно развивался роман с Мариной Шаляпиной. Павел Петрович помнил ее непослушной девчонкой c огромными, широко посаженными голубыми глазами, которая во время его встреч с Федором Ивановичем пряталась под обеденным столом, чтобы подслушивать «взрослые» разговоры.
Луиджи любовную историю держал в тайне. Паоло он больше рассказывал о планах Муссолини по преобразованию Италии. «В перспективе мы должны стать империей, а империи нужны заморские территории, нам будет тесно в сегодняшних рамках, – убеждал Луиджи. – А почему бы тебе не сделать подарок дуче? Ты же в свое время создал прекрасную конную статую императора России! Было бы очень кстати».
В 1930 году в мастерской Трубецкого появляются два бронзовых Муссолини – голова дуче с характерным профилем и тяжелой челюстью словно вырастает из скалы. Один до 1945 года будет украшать фойе миланского театра «Ла Скала» в компании еще одного «Трубецкого», статуи Джакомо Пуччини. Другой отправится в путешествие по Италии вместе с выставками.

Марина Шаляпина о «шутке» мастера
– Это Марина. Миленький, вы когда будете свободны на этой неделе? Я бы хотела вам рассказать что-то интересное. Приезжайте в среду, только после 11 утра. Мне нужно побывать у куаффёра (парикмахера – фр.), а потом я с радостью с вами встречусь.
Этот разговор происходил в 2007 году. Марине Федоровне Шаляпиной в ту пору было 95 (ее не стало два года спустя, в июле 2009-го).
– Марина Федоровна, может быть, что-то привезти?
– Мой любимый Porto Tawny, только не белый, я его терпеть не могу. Не перепутайте brown, light brown (произнесла на прекрасном английском), запомните? Буду ждать!
Встречи с Мариной Федоровной (она всегда просила называть ее «Мари-
на», но внутренний редактор никогда этого не позволял) были фейерверком воспоминаний, шуток, блестящего юмора и уничижительно острых описаний известных персонажей, с которыми жизнь сталкивала мою ослепительную собеседницу.
В назначенное время я был у Марины Федоровны. Идеальная прическа, облегающее платье, туфли на каблуке. Вручил Porto Tawny, светло-коричневый. Сказал, что «выглядит на все 100». Марина тут же поймала шар. Она эту шутку очень любила и обычно отвечала – «дожить еще надо, я вообще не понимаю, зачем ОН это со мной делает!».
В тот день Марина Федоровна много рассказывала как раз о своем муже – Луиджи Фредди:
– Работала я тогда в провинци Пиза, на студии. Снимали фильм «Балерины». Я ставила хореографические номера. Мне это просто было – я же окончила балетную школу. Навестить труппу приехал генеральный директор итальянского кинематографа Луиджи Фредди с огромной свитой. На банкете мы оказались друг напротив друга. Он всякие забавные истории рассказывал – очень умный был и красивый, элегантный. И вдруг он начал на Элеонору Дузе ворчать, да еще резко так. Папа ее боготворил, да и мне она очень нравилась. Это потом я узнала, что Луиджи всегда всех подначивал. А тогда начала с ним спорить – молодая, горячая была – схватила вазу с розами, что рядом стояла, и – бух! Прямо в него. Все переполошились, а он мне: «Я же вам специально все это рассказывал!» Так мы и познакомились. Потом я в Рим переехала. В студиях «Чинечитта» работала. И Луиджи встретила снова. Так мы и влюбились. Я тайком к нему в Венецию поехала. Он меня отослать пытался. Я уехала в отель, а на следующий день пригласила Луиджи ужинать и сказала: Останусь на всю жизнь с тобой!» И осталась на 40 лет.
 Вспоминала Марина Федоровна и Муссолини:
– Луиджи меня никогда Муссолини не показывал, а то неизвестно, что получилось бы! Дуче очень влюбчивый был, никого не пропускал мимо, и разговоры разные про него ходили. Циничный до мозга костей, но при этом романтик с выразительными глубокими глазами и огромным шармом. Очень умный человек, только зачем с этим психопатом Гитлером связался? Луиджи тоже был саркастичный. Поэтому у них и получилась взаимная симпатия. И еще один человек, похожий по характеру, – Паоло Трубецкой. Мы его Павлушей называли, ему очень не нравилось. Или Паоло, или Павел Петрович. Он иногда странные поступки совершал. Заказали ему скульп-
туру Муссолини. Чтобы олицетворяла Италию, рвущуюся вперед. Паоло ведь бюсты его делал. Как так получилось, сейчас никто и не скажет. Может, напился, а может, пошутить захотел. Он любил покуролесить со своими скульптурами. Луиджи говорит: «Муссолини был в ярости, когда увидел статуэтку. Кричал, что это не он, а какой-то висельник скачет. И не на бронзовом коне, а на кабанчике. Он там в галстуке, а ему причудилось, что у него обрывок веревки на шее. Муссолини иногда суеверный был, почувствовал, видимо, нехорошее что-то. Трубецкой в немилость и попал. А вскоре и вовсе умер!..
В 1938 году Паоло Трубецкой ушел из жизни. Часть его произведений оказалась в музеях. Несчастливая скульптура много раз переходила из рук в руки и в итоге пропала.

Почем «тяжелая бронза»?
…Колоритный продавец на «Порта Портезе» не терял надежды меня заинтересовать. Воспроизвести надпись на «хорошей, тяжелой» бронзе он так и не смог и, порывшись в багажнике, выудил из тряпок громоздкую бронзовую скульптуру…
Бронза оказалась подписана Paolo Troubetzkoy, 36. Всадник с характерным профилем поднял руку в фашистском приветствии, лошадь мчится, опустив голову. Одна деталь показалась странной и диссонирующей: петля на шее? Нет, все-таки развевающийся на ветру галстук. Вспомнился рассказ Марины Федоровны. А если статуя «та самая», и итальянец в курсе? Как тогда купить пропавшего «несчастливого» Трубецкого?
– Берешь? – спрашивает мой собеседник, загорелый до черноты, с белой щетиной и в майке-«алкоголичке».
– Сколько ты хочешь?
– 450 евро!
– За это старье! Да у меня таких и денег с собой нет, – поворачиваюсь и иду.
– Подожди, сколько ты дашь? Давай за триста!
– Нет, плачу сотню.
Итальянец закатывает глаза и, вздыхая, начинает заворачивать бронзу в мешковину. Зная что будет дальше, я спокойно отворачиваюсь.
– 300 и забирай! Давай за 250!
Я роюсь в карманах и вытаскиваю полторы сотни евро.
– Говорю же, больше ничего нет! Не хочешь, я пошел...
– Ты американец, ты гангстер! Стой, ну хотя бы двести – хватает меня за руку, – я же с тобой как с человеком. Нет денег, ладно, давай сколько есть.

В 1936 году дуче вряд ли задумывался над тем, как завершит свой земной путь. Но «знаки», ниспосланные судьбой, действительно не любил. Однажды у деревни Медзегра его автомобиль едва не сорвался в пропасть.
«Будь проклято это место!» – крикнул дуче. 28 апреля 1945 года именно в тех краях его расстреляли вместе с верной Клареттой Петаччи. Она отказалась спасти свою жизнь и оставить любимого Бена. Потом тела перевезли в Милан и повесили на бензозаправочной станции площади Лорето. Со статуей Трубецкого интуиция подвела Муссолини лишь в одном – петлю затянули не на шее, а на ногах. Дуче и Кларетта висели вниз головой, для поругания, чтобы толпе было удобнее плевать им в лицо… n

Рим


Сергей ИЕЗУИТОВ



Авторы:  Сергей ИЕЗУИТОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку