НОВОСТИ
Кремль ведет переговоры с Моргенштерном. «Это утка», — отрицает Кремль
sovsekretnoru

Венок для коммерсанта

Автор: Лариса КИСЛИНСКАЯ
01.04.2003

 
Лариса КИСЛИНСКАЯ
Обозреватель «Совершенно секретно»

«Важняк» Ирина Лиманская на деле

«Вто время, когда я служил, у большинства сотрудников милиции, особенно из оперативных подразделений, главным было чувство долга. И теперь это чувство важнее других – нынешним стражам порядка и законности кажется, что им все должны» – так начал свой рассказ коммерсант Михаил Волков, доктор экономических наук, в недавнем прошлом сотрудник милиции. Мы познакомились в конце 80-х, когда Михаил Викторович был заместителем начальника отдела по борьбе с организованной преступностью МУРа, положившего начало московскому РУБОПу. Потом, уйдя из милиции, он стал банкиром и, скопив необходимый капитал, открыл фирму, специализирующуюся на предоставлении маркетинговых и консалтинговых услуг.

История, которая произошла с ним, к сожалению, типична для нашего времени, когда за очень большие деньги фабрикуются уголовные дела, когда сотрудники милиции, прокуратуры и таможни без тени смущения требуют с крупных коммерсантов сотни тысяч (а то и миллионы) долларов за место под солнцем, а если это не удается, зарабатывают еще более крупные суммы, реализуя изъятый товар путем внесудебной конфискации.

Но случай с Волковым интересен тем, что бывшие коллеги решили наказать его за то, что он пришел на помощь приятелю как юридически грамотный человек – просто помог ему написать жалобу.

Дело № 686

 

Все началось с обычного телефонного звонка в конце декабря 2001 года. Знакомый Волкова, Андрей Суржиков, сообщил ему, что 18 декабря на таможенный терминал «Элиар» приехала оперативно-следственная группа, возглавляемая старшим следователем по особо важным делам прокуратуры Москвы Ириной Лиманской. На терминале арестовали 18 грузовиков с различными товарами (два из них – Суржикова), изъяли всю документацию терминала и таможенного поста. При этом следователь задержала до утра водителей, имеющих российское гражданство. Как уверял Суржиков, без всяких на то оснований. Утром обнаружили два трупа – смерть водителей списали на отравление «паленой» водкой. Обыск проводили по материалам уголовного дела № 686 по факту контрабанды обуви на таможенном терминале «Элиар», возбужденного Лиманской 13 декабря 2001 года.

Вскоре стало известно, что за «мероприятие» вокруг терминала «Элиар» проплачено 600 тысяч долларов США. Далее оказалось, что уголовное дело № 686 не было зарегистрировано, как того требует закон, в зональном информационном центре ГУВД Москвы, а изъятые по нему вещественные доказательства также не поставлены на учет в ЗИЦ.

И тогда Волков помог Суржикову написать жалобу в ФСБ. Бывшего оперативника удивило, что почти все члены оперативно-следственной группы прибыли на обыск в иномарках стоимостью не менее ста тысяч долларов. Он также указал в жалобе на то, что следователь Лиманская живет явно не по средствам – автомашина «ауди-А6», только что купленная дорогая квартира, няня для детей, личный водитель, кухарка и т.д. Из ФСБ жалобу отправили в Генеральную прокуратуру России на имя первого заместителя Генерального прокурора – Юрия Бирюкова. Незарегистрированное уголовное дело № 686 Генеральная прокуратура взяла на контроль. В отношении обеспеченного следователя дело возбуждать не стали: не нашли оснований. Проверяющие сообщили, что машины «ауди» у Лиманской нет. Ей просто объявили строгий выговор – по результатам проверки.

Как опер старой школы, Волков легко доказал, что на самом деле машина «ауди» у Лиманской есть, только оформлена на подругу, живущую по соседству. Доказательства нашлись в сводке происшествий по городу. 23 ноября 2001 года в ОВД «Бабушкинский» обратилась Ирина Лиманская, представившаяся следователем прокуратуры Северо-Восточного административного округа. Она заявила, что двое неизвестных похитили у нее сумку с документами – ее водительское удостоверение, свидетельство о регистрации «ауди-А6» У080 0х99 РУС, страховой полис, служебное удостоверение, а также 700 долларов США, 2 тысячи рублей, сотовый телефон «Нокиа»

Волков пишет новую жалобу, обращая внимание на «карманную» сумму – ведь это зарплата следователя месяца за три – и мелкую ложь по поводу места работы: очевидно, следователю не хотелось, чтобы об истории ее ограбления узнало руководство ее родной Московской городской прокуратуры.

Все эти изыскания Волкову даром не прошли. Оперативно-следственная группа г-жи Лиманской доподлинно узнала, что жалобы писал их бывший коллега, к тому же заслуженный работник МВД СССР. Начался сбор «компромата».

И с июля прошлого года рядом с офисом Михаила Волкова в Подколокольном переулке без соответствующей санкции суда началось негласное сканирование сотовых телефонов самого Волкова, Суржикова и еще двух его приятелей, Игоря Неймана и Дмитрия Титаренко. Последние очень интересовали оперативно-следственную группу, так как они – одни из покупателей грузов Суржикова и на складах фирм хранился товар (итальянские колготки) на сумму миллион долларов.

Ритуальные шутки

 

4 июля 2002 года в полдень к офису Волкова подъехала автомашина «Газель» с табличкой «Ритуал» – доставили венок с траурной лентой: «Дорогой Миша, пусть земля тебе будет пухом».

Волков выяснил, что заказ на венок оформлен в морге городской больницы № 33. А больница эта находится на улице Короленко, рядом со зданием прокуратуры, где трудится Лиманская. Оформлявший заказ молодой человек по приметам походил на члена оперативно-следственной группы Виталия Рагалева.

Его ли эта шутка, устанавливать никто не стал, но у Рагалева, безусловно, были веские причины обижаться на Волкова. Еще в начале 2001 года он, будучи оперуполномоченным отдела по борьбе с экономическими преступлениями (ОБЭП) УВД Восточного административного округа, встречался с приятелем Волкова Нейманом в ресторане «Пиккадилли». Представившись «ответственным представителем МВД», оперативник, по словам бизнесмена, начал требовать 150 тысяч долларов за помощь в возврате незаконно изъятого товара и за предоставление «крыши». Ссылался на бывшего помощника бывшего министра внутренних дел РФ Александра Орлова, намекал, что заплатить нужно – хотя бы «в знак уважения к генералу».

...Этот эпизод напомнил мне фрагмент из жизни знаменитого Япончика. Приезжавшие в США делать бизнес новички-соотечественники приходили к Вячеславу Иванькову и «в знак уважения» вручали вору в законе определенные суммы. Михаил Волков, обезвредивший в недавнем муровском прошлом нескольких известных преступных «авторитетов», в том числе Сильвестра, говорит, что проще было иметь дело именно с ними, чем с новым поколением стражей порядка.

Волков посоветовал Нейману написать заявление в УФСБ по Москве и области и задержать Рагалева с поличным. Так и сделали. При повторной встрече с Рагалевым, который тогда числился стажером УБЭП ГУВД Москвы, бизнесмен, пользуясь радиомикрофоном, полностью задокументировал факт вымогательства. Но задержание с поличным не состоялось – не было требуемой суммы. Рагалева тогда просто уволили. Но довольно скоро помогли вернуться в милицию – аж в Главное управление по борьбе с экономическими преступлениями МВД РФ, где он умудрился «потерять» рабочее дело агента, в связи с чем был переведен с понижением в ОБЭП Восточного округа и уже откуда откомандирован в бригаду Лиманской. Видимо, в ОБЭП 22-летний страж закона потрудился как следует, так как успел за недолгий срок стать счастливым обладателем автомобиля «мерседес-бенц» и часов «Патэк Филипп» за 20 тысяч долларов.

Вскоре после истории с траурным венком в офисе Волкова начался обыск, во время которого обнаружили и изъяли копии записей разговоров Рагалева и Неймана. Обыск проходил без санкции прокурора, по постановлению следователя Лиманской, хотя неотложности в его проведении не было – уголовное дело № 686 тянулось к этому времени уже десять месяцев. Еще одно нарушение закона – адвоката грубо выдворили из здания. Кроме того, в обыске активное участие принимал не входивший в оперативно-следственную группу сотрудник Центральной оперативной таможни Карен Арутюнян. Копию постановления о производстве обыска Волкову так и не выдали.

Как проходил обыск, Волков подробно описал в своих заявлениях руководству ФСБ и МВД: «На момент начала обыска мне и моим сотрудникам было объявлено оперуполномоченным Оперативно-розыскного бюро (ОРБ) Главного управления МВД РФ по Центральному федеральному округу Обидиным Вячеславом Вячеславовичем в присутствии Лиманской, что мои мобильные телефоны прослушивались с лета 2002 года. Мне стали детально пересказывать разговоры с моими знакомыми, партнерами по бизнесу и т.д. В частности, Обидин В.В. спросил: «Чем я могу объяснить, что 04.07.2002 г. в мой в офис прислали похоронный венок с лентой?» На мой вопрос: «Откуда ему это известно?» – он ответил, что я об этом делился со своими знакомыми по телефону. Далее Обидин пересказал мне мой разговор с директором ООО «ВИК-ВЕД» Суржиковым, которому я помог составить жалобу в ФСБ РФ на действия Лиманской, изъявшей поступивший в адрес егоa фирмы товар. Обидин изложил мой разговор с мобильного телефона 969... на который мне позвонил Суржиков. Суржиков тогда сказал, что ему звонил с угрозами какой-то Обидин из транспортной прокуратуры и просил явиться на допрос. Он представился капитаном милиции. Я ответил Суржикову, что в милиции таких людей я не знаю, а по справочной адресной базе Москвы значится только один Обидин Вячеслав Вячеславович, которому 41 год, – он проживает с женой и сыном, но вряд ли это тот Обидин В.В., так как до капитана в 41 год может дослужиться только очень слаборазвитый человек

Михаилу Волкову всерьез грозят арестом за «преступное изучение спроса» на итальянские колготки

При обыске это привело Обидина в страшный гнев, он стал угрожать, что «порвет» меня и посадит, а за что, они всегда найдут – они власть. После того как я выяснил, что ему действительно 41 год и что он действительно капитан, он, по всей видимости, понял, что я его ничем не оскорбил. Далее Обидин и Лиманская сказали, что вычислили меня по разговорам с Суржиковым и Нейманом и если бы я не написал на них жалобу, они не пришли бы ко мне с обыском.

Также Обидин В.В. заявил, что слушались телефоны моего офиса: <...> домашние телефоны: <...> мобильные: <...> а также все телефоны Неймана и офиса Титаренко. Я спросил: «На основании каких материалов они пришли на обыски в частный офис и ко мне домой?» Лиманская И.В. и Обидин В.В. ответили: «На основании записей телефонных разговоров». В момент наших разговоров их свидетелями были понятые, приглашенные Лиманской И.В., сотрудники ООО «БАЛКАН-МЕТАЛЛС»: <...>

Если основанием для производства обысков, а в дальнейшем предъявления обвинения по ч. IV ст. 188 УК РФ (контрабанда) и избрания меры пресечения в виде подписки о невыезде явились телефонные переговоры, то возникает вопрос, кто мог дать санкцию на их проведение по уголовному делу № 686, не попадающему под категорию тяжких?

В связи с изложенным считаю, что своими действиями старший следователь по особо важным делам прокуратуры г. Москвы Лиманская И.В. и оперуполномоченный ОРБ ГУ МВД по ЦФО капитан милиции Обидин В.В. грубо нарушили закон, а именно ст. 186 ч. I УПК РФ и ст. 6 «Закона об ОРД», так как проводили мероприятие «прослушивание телефонных разговоров» в ходе расследования нетяжкого преступления. Кроме этого, Обидиным В.В. допущено разглашение служебной тайны, а мне, как лицу, которому стало известно, что в отношении меня проводятся агентурно-оперативные мероприятия, должно быть предоставлено право потребовать ознакомления с их материалами через суд».

Преступный маркетинг

 

Как видно из заявлений, следующий обыск прошел по месту жительства Волкова, после чего ему сказали, что оставлять его в деле в качестве свидетеля теперь нельзя, так как он будет жаловаться, значит, на допрос он должен явиться уже в качестве подозреваемого. 4 ноября ему было предъявлено обвинение по ст. 188 ч. IV УК РФ (контрабанда), причем юрист 1-го класса, кандидат юридических наук Лиманская пишет в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого удивительные вещи: «Являясь президентом фирмы ООО «БАЛКАН-МЕТАЛЛС», созданной им для прикрытия преступного бизнеса, создал совместно с Нейманом и Титаренко сеть организаций... Согласно отведенной ему преступной роли, он по указанию Неймана проводил так называемые маркетинговые и аналитические исследования по изучению спроса на территории России того или иного наименования колготок импортного производства... После проведения исследований им, Волковым, совместно с Нейманом и Титаренко был определен ряд фирм, у которых экономически целесообразно осуществлять закупку товаров – колгот, и с этими фирмами он вел переговоры... Для реализации своих преступных намерений они договорились воспользоваться услугами так называемого таможенного брокера», также не установленного следствием.

Постановление о привлечении в качестве обвиняемого пестрит выражениями – «во исполнение преступного замысла», «преступный маркетинг», «преступный сговор». И еще – «не установленные следствием лица». Ну уж это зря: могли бы установить целый ряд лиц, носящих итальянские колготки, и тоже привлечь к уголовной ответственности за содействие «преступному замыслу» обвиняемых наладить «преступный маркетинг»

После предъявления обвинения Волкову объяснили, что все это необходимо, чтобы в Генеральной прокуратуре РФ продлили срок расследования дела № 686, а без наличия обвиняемого в течение года это невозможно. Если же он, Волков, попытается обжаловать действия следователя, то она может изменить меру пресечения – мол, в городской прокуратуре и Мещанском суде все решат в ее пользу. И действительно, вскоре Волкову предъявили постановление Мещанского межмуниципального суда о наложении ареста на здание офиса в Подколокольном переулке, принадлежащего ему на правах собственности. Протокол был составлен без понятых и адвоката, копию постановления на руки не выдали.

Через несколько дней Волкову вручили еще шесть постановлений за подписью все того же судьи: о наложении ареста на квартиру, на два автомобиля, на загородный дом в Салтыковке, где живет семья Волкова, а заодно и на дом его соседей. Как проходил обыск, Волков подробно описывает в заявлении в Генеральную прокуратуру России: «Во время обыска от старшего оперуполномоченного ОРБ РУБОП Обидина В.В. в мой адрес поступила угроза, что я задел интересы больших людей и что мне и членам моей семьи следует остерегаться за свою безопасность.

Далее со словами «не будешь больше жаловаться» 31 октября 2002 года с меня была взята подписка о невыезде следователем Лиманской И.В., а 04 ноября 2002 года мне было предъявлено обвинение по ст. 188 ч. IV УК РФ, где я был обвинен в систематической контрабанде, преступном маркетинге, поисках более выгодных партнеров и другом идиотизме. Так в уголовном деле № 686 через год после начала следствия появился обвиняемый, не имеющий даже малейшего отношения к делу.

В настоящее время я предупрежден, что если напишу хотя бы еще одну жалобу, мне за преступный маркетинг изменят меру пресечения на арест, и пока я хожу под подпиской, я не должен мешать следствию».

Чисто по профессиональной привычке Волков отметил, что описывающий его имущество сотрудник ОБЭП Сергей Лакомкин пользуется «гелендвагеном-G400»; его коллега Сергей Фролов – серебристым джипом «БМВ-Х5». Каждая из этих машин стоит около ста тысяч долларов. Наручные часы борцов с «преступным маркетингом» стоили не меньше двадцати тысяч долларов. Любопытно, что сотрудники оперативно-следственной бригады пользуются услугами водителя, судимого за угон машин.

«Самое обидное, – говорит М.Волков, – что Лакомкин и Фролов служили когда-то в ОБЭП Восточного округа, то есть в том подразделении, которым я руководил с 1985 по 1989 год и был известен им по ряду крупных разоблачений работников партийных и советских органов, начиная от зампреда исполкома и кончая первым секретарем райкома КПСС».

В.В. Обидина, которого обидело высказывание Волкова, что в 41 год капитаном может быть только слаборазвитый человек (а что? хорошее звание – д’Артаньян, например, шел к нему 20 лет), снова разозлила «въедливость» Михаила Викторовича. Он выяснил: за последнее время капитан купил себе три квартиры общей площадью около 194 м2 (цена 250 тысяч долларов США) и еще три квартиры для родственников. Немало стоит и «ауди-А4», на которой ездит капитан милиции. Странно, что все они жалуются на зарплату!..

...Получив отказ Лиманской по всем ходатайствам, Волков и его адвокат обратились в городскую прокуратуру. Но, как г-жа следователь и предсказывала, заместитель прокурора Михаил Никонов им ответил: «Уведомляю, что в удовлетворении жалобы в защиту интересов обвиняемого Волкова М.В. отказано полностью. Действия следователя при проведении следственных действий по уголовному делу № 686 (производстве обысков, привлечении Волкова М.В. в качестве обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. IV ст. 188 УК РФ, избрании меры пресечения в отношении обвиняемого Волкова М.В.) проведены в полном соответствии с требованиями уголовно-процессуального законодательства.

Постановление о привлечении в качестве обвиняемого составлено в полном соответствии со ст. 171 УПК РФ, вынесено следователем при наличии достаточных доказательств вины обвиняемого в инкриминируемом деянии...»

Адвокат Волкова вынужден был подать жалобу в судебную коллегию по уголовным делам Мосгорсуда об отмене постановлений о наложении ареста на имущество подзащитного. Заявления были сданы и в канцелярию по уголовным делам Мещанского межмуниципального суда. В суде не смогли отыскать отметку о регистрации этих постановлений и вообще выяснить, действительно ли они выносились судом.

20 марта президиум Мосгорсуда отменил все постановления о наложении ареста на имущество Волкова и его соседей, так и не найдя в материалах следствия никаких доказательств его «преступной деятельности». Еще 14 февраля был подан иск о признании обвинения и возбуждения уголовного преследования незаконными, но Лиманская пока никаких документов суду не представила. На все претензии в свой адрес Ирина Лиманская отвечает однозначно: «Доводы о неконкретности обвинения не соответствуют действительности в связи с тем, что постановление о привлечении в качестве обвиняемого составлено в полном соответствии со ст. 171 УПК РФ, а именно: указаны дата и время его составления, кем составлено постановление, фамилия, имя, отчество лица, привлекаемого в качестве обвиняемого, число, месяц, год и место его рождения, описание преступления с указанием времени, места его совершения, а также иных обстоятельств, подлежащих доказыванию в соответствии со статьей 73 УПК РФ, пункт, часть, статья УК РФ, предусматривающей ответственность за данное преступление, и решение о привлечении лица в качестве обвиняемого по данному делу».

Следствие продолжается.


Авторы:  Лариса КИСЛИНСКАЯ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку