НОВОСТИ
Дудю придется заплатить штраф за пропаганду наркотиков — Мосгорсуд его не поддержал
sovsekretnoru

Вегетарианец

Вегетарианец
Автор: Оливия ДАРНЕЛЛ
03.12.2012

 Газета «Совершенно секретно» в социальных сетях:

– Интересно, когда он перестанет ходить на кладбище, как ты думаешь, Мелисса?
Роберт Уэбстер отошёл от окна и посмотрел на жену, миловидную светловолосую толстушку.
– Никогда, дорогой, – Мелисса встала и задёрнула занавески. – Как печально жить у кладбища, ты не находишь?
Уэбстер пожал плечами.
– Зато мы в курсе всех событий.
– Печальных событий, – уточнила его жена. – Что же касается мистера Дэвиса, то он будет ходить на могилу Джейн, пока не отомстит её убийце.
– Я не согласен с такой оценкой парня, который всего лишь бросил девушку. Мы даже не знаем его имени, а обвиняем. Мало ли какие обстоятельства заставили его это сделать…
– Но Джейн была беременна, – мягко напомнила Мелисса.
– Ну, вырастила бы ребёнка одна. Зачем же принимать лошадиную дозу снотворного?!
– Потому что боялась, что отец спасёт её, – он же врач!
– Ты прекрасно понимаешь, что я имел в виду нелепость самоубийства, а не количество снотворного! – вспылил Уэбстер. – И должен сказать, что все эти Дэвисы – с приветом! И Джейн была ненормальной, и отец тоже не в себе. Несколько лет каждый день ходить на кладбище в надежде, что кто-то придёт рыдать и биться головой о каменную плиту на могиле его дочери! Только вегетарианец способен верить в это!
Мелисса посмотрела на внушительный живот мужа и, с трудом подняв с пола кошку, заметила:
– Ну, наша семья определённо не вегетарианцы.
– Бог с ними, с вегетарианцами, – тихо сказал Уэбстер, – я узнал, что приезжает твой зять.
Мелисса выронила из рук кошку и побледнела.
– Так вот почему ты так нервничаешь.
Она внимательно посмотрела на мужа.
– А ведь у него хватит наглости прийти к нам.
– Ни минуты не сомневаюсь. Успокойся, дорогая, – придёт и придёт. Дом твоей тёти Эммы слишком большой для нас, и эти угодья тоже. Переживать незачем.
– Причём здесь наследство тёти Эммы?! – вскрикнула Мелисса. – Он убил мою сестру!
– Это не доказано, следствие признало его невиновным в смерти Эллис.
– Но ты же прекрасно знаешь, что Эллис не могла утонуть в ванне! Ей помогли.
– Следствие установило, что она была в стельку пьяной.
– Эллис практически не пила, – Мелисса заплакала. – Как ты не понимаешь, ведь она собиралась развестись! Всего за три дня до этой нелепой смерти она приехала сюда, сказала, что Норманн достал её своей ленью и изменами, а теперь, когда у неё такая куча денег, она боится, что он скорее убьёт её, чем даст развод !
– Мелисса, ты рассказываешь это в двадцатый раз.
– А что делать, если в полиции не желают меня слушать?!
– Они слушали тебя, пока соседи не подтвердили слова Норманна о том, что он с Эллис никогда не ссорился.
– Эллис была слишком горда, чтобы об её неприятностях знали посторонние.
– Как тогда объяснить, что, по словам свидетелей, в день смерти её видели очень мило беседующей с Норманном в ресторане, а у входа в дом они нежно поцеловались!   
– Зачем ты повторяешь то, что мне сказал этот тупой полицейский инспектор? Может быть, ты ещё скажешь, что я просто завистливая стерва, которая не может пережить, что всё наследство досталось сестре, а потом её мужу! Так, кажется, объяснил мои показания Норманн.
– Мелисса, – устало проговорил Уэбстер, – я на твоей стороне, ты же знаешь. Но Эллис умерла, следствие закончено. Норманн Тайли получил наследство твоей тётушки, будет жить недалеко от нас и, если я хоть немного знаю его, скоро заявится в гости.
– Я убью его, – мрачно проговорила Мелисса.
– Ну, во-первых, убить совсем не просто, а во-вторых, тебя посадят, – улыбнулся её муж. – То, что сходит с рук подобным типам, никогда не удаётся порядочным людям. И пожалуйста, не унижай себя ссорой, когда Тайли придёт к нам. Держись с достоинством.
– Я постараюсь. – Мелисса подошла к окну и угрюмо уставилась на дорогу, ведущую к кладбищу.
Норманн Тайли пришёл к Уэбстерам уже на следующий день. Этот подтянутый молодой мужчина мало походил на несчастного вдовца. Его красивая физиономия просто лучилась от счастья, когда он вошёл в скромную гостиную и, не дожидаясь приглашения, уселся в кресло.
– А вы не меняетесь, дорогие родственники. Такие же милые любящие супруги. Да, Роберт?
– Зачем ты пришёл к нам? – спросила Мелисса, изо всех сил стараясь сдерживаться.
– Я не был здесь больше года и хотел бы…
– Ждал, когда затихнут слухи о гибели Эллис! – прервала его Мелисса.
– С Эллис произошёл несчастный случай. Не моя вина, что она напилась и утонула.
– Эллис никогда не пила!
– Ну конечно, она вообще была святой, твоя сестричка! Вечная отличница, правильная и воспитанная. Не зря же её так любила ваша тётушка Эмма!
Он с вызовом посмотрел на Уэбстеров. Но они никак не прореагировали на его слова. Тогда Тайли продолжил.
– Считаете ниже своего достоинства говорить о наследстве, которое вам не досталось?
– Продолжай, Норманн, – спокойно проговорила Мелисса.
– С удовольствием. Я давно ждал этого разговора. Вы же терпеть меня не могли, не скрывали этого и всеми силами демонстрировали своё презрение. Как же – плебей, втёршийся в такую достойную семью! Я ведь слышал, Мелисса, как ты называла меня самоуверенным и ленивым идиотом. Не спорю, работать я никогда не любил и несколько самоуверен, но вот насчёт идиота ты ошибалась. У меня хватило ума влюбить в себя Эллис. Ты же не станешь отрицать, что я нравлюсь женщинам, – он с удовольствием посмотрел на себя в зеркало над камином, – особенно таким занудам, как твоя сестра.
– А что же тебе понравилось в ней? – спросила Мелисса.
– Дом вашей тёти Эммы, – широко улыбнулся Тайли. – Когда Эллис привела меня туда, я понял – вот где водятся денежки! Сразу было видно, что здесь живут богатые люди. И я женился на Эллис и подружился с тётушкой. Ты не догадывалась, почему всё наследство досталось Эллис?
– Вероятно, ты как-то сумел настроить тётю Эмму против меня.
– Всего лишь назвал ей несколько прозвищ, которыми ты её наградила и о которых мне поведала Эллис.
– Бедная дурочка, – прошептала Мелисса.
– Да, не особенно умна, – легко согласился Тайли, – но всё же догадалась, что я женился на ней не по великой любви.
– Вот как? – Мелисса с иронией посмотрела на Тайли.
– Да, ты была права, Эллис хотела развестись. Сразу же как получила наследство. И я не возражал, а Эллис почему-то очень боялась, что ей не удастся так легко от меня отделаться. Мы поговорили очень мирно и даже сходили в ресторан, чтобы отметить наше расставание, и Эллис на радостях первый раз в жизни напилась. – Тайли вздохнул, выдержал паузу и добавил: – А потом, Мелисса, твоя сестричка утонула. Как у неё это получилось, я думаю рассказывать не надо. Ты ведь сама подкинула несколько версий полицейским, и, если честно, одна из них была близка к истине. Теперь я не боюсь в этом признаться. Моё горе зафиксировано кучей свидетелей и…
– Что тебе нужно, Норманн? – прервал его Уэбстер.
– О, просто посмотреть на вас. Ведь я так долго терпел ваши надутые физиономии, на которых было написано, что вы выносите это ничтожество только ради вашей милой сестрички. А я делал вид, что ничего не замечаю и просто счастлив, общаясь с вами.
– И что же теперь? – Мелисса, стараясь не смотреть на Тайли, подошла к окну. – Что-то мистер Дэвис сегодня задерживается, – ни к кому не обращаясь, сообщила она.
Тайли казался разочарованным. Он явно ожидал другой реакции на свой рассказ.
– А теперь я намерен обосноваться в доме в доме тёти Эммы, тратить её деньги, наслаждаться жизнью и, чтобы она продлилась дольше, вести до отвращения здоровый образ жизни. Я теперь вегетарианец. Можешь себе представить, Мелисса?!
– Неужели? – Мелисса несколько секунд продолжала смотреть в окно, а потом вдруг посмотрела на Тайли и дружелюбно улыбнулась, – это же всё меняет!
– Что именно? – осторожно спросил Тайли.
– Это означает, что мы ошибались, и всё сказанное тобой было шуткой, хоть и весьма неудачной. Убийца ведь не может быть вегетарианцем, правда, Роберт? – обратилась она к мужу.
Тот промычал что-то неопределённое.
– Знаешь что, Норманн, пойдём на кладбище и положим цветы на могилу тёти Эммы. Ты не был на её похоронах, и это произведёт хорошее впечатление. Ведь тебе здесь жить, не правда ли?
Видно было, что Тайли сомневается, не разыгрывают ли его, но Мелисса выглядела абсолютно искренней.
Он посмотрел на неё, затем на застывшего в непробиваемом молчании Уэбстера и пожал плечами. Ситуация развивалась совсем не так, как он предполагал, но предложение Мелиссы звучало вполне разумно. Наконец в его глазах мелькнуло понимание.
– Хотите дружить с богатым родственником, ребята? – усмехнулся он.
– Я схожу в сад, нарву цветов, – торопливо сказала Мелисса и вышла из дома.
Вернулась она очень быстро с огромным букетом белых роз.
– Пойдём, Норманн, не будем откладывать.
Она взяла Тайли под руку, и тому ничего не оставалось, как последовать за ней.
– Какое огромное, – сказал Тайли, когда они пришли на кладбище.
– Ничего страшного, – сказала Мелисса, – нам недалеко.
Они прошли всего несколько шагов, как вдруг у Тайли зазвонил мобильник. Он остановился, и пока длилась беседа, Мелисса успела дойти до скромной белой плиты. Тайли махнул ей рукой, показывая, что не пойдёт дальше, и продолжал что-то очень оживлённо говорить по телефону.
Мелисса пожала плечами, положила букет и вернулась.
– Я всегда знал, что ты умнее, чем твоя сестра, – самодовольно сказал Тайли. – Действительно, зачем нам ссориться?
– Совершенно незачем, – согласилась Мелисса. – И чтобы доказать это, приглашаю тебя к нам поужинать в пятницу. Ой, – вдруг вскрикнула она и села на землю, – ногу подвернула! Иди, Норманн, ты, наверное, спешишь. Я доковыляю одна, здесь ведь недалеко.
Тайли, которого совершенно не прельщала перспектива тащить на себе Мелиссу до её дома, кивнул.
– Я приду в пятницу, ждите! – и быстро зашагал к выходу с кладбища. По дороге он столкнулся с мистером Дэвисом, который совершал свой обычный путь.
Мелисса проследила взглядом, как Дэвис подошёл к могиле дочери, постоял некоторое время, а потом поспешил обратно.
– Вы не знаете, кто этот красивый молодой человек? – спросил он Мелиссу.
– Мой бывший зять, – лаконично ответила она.
– О! – Дэвис с сочувствием посмотрел на неё. – Как же я не узнал его?
– Неудивительно, – сказала Мелисса, – он давно не был в наших краях и изменился. Впрочем, красивым он был всегда и пользовался бешеным успехом у женщин.
– Не сомневаюсь, – сухо сказал Дэвис, – а вы приходили к своим? – он кивнул в сторону внушительного склепа.
– Да, конечно. Кстати, если вас чем-то заинтересовал Норманн, то приходите к нам на ужин в пятницу, он приглашён.
– С огромным удовольствием, – отозвался Дэвис.
В пятницу у Уэбстеров собралась небольшая компания – две подруги Мелиссы с мужьями. Стол был накрыт и ждали запаздывающих Дэвиса и Тайли.
Роберт Уэбстер вышел на кухню, где его жена доставала пирог из духовки.
– Что за игру ты затеяла?
– Никакой игры, – пожала плечами Мелисса, – я пригласила родственника на ужин, и всё.
– А причём тут несчастный Дэвис?
– Он очень милый человек. И вегетарианец.
– Хорошо, раз уж ты заговорила о вегетарианстве, то почему на ужин нет ни одного овощного блюда?
– Я просто не подумала об этом.
– Не ври мне, пожалуйста, дорогая! Ты целую неделю не вылезала из библиотеки и притащила в дом по меньшей мере десяток книг по вегетарианской кухне, а одну даже зачем-то послала Дэвису.
– Ну хорошо, – нетерпеливо проговорила Мелисса, – я пыталась приготовить несколько вегетарианских блюд, но они не получились. Тебя это объяснение устраивает?
Уэбстер задумался.
– Знаешь что, Мелисса, – наконец сказал он, – скажи мне по-родственному, куда ты подсыпала отраву? Так, на всякий случай.
Мелисса расхохоталась и поцеловала мужа.
– У тебя слишком развито воображение, дорогой.
Наконец пришёл Дэвис и отдал Мелиссе книгу, обёрнутую в бумагу.
– Благодарю вас, прочёл с огромным интересом.
– Я рада, что вам понравилось, – улыбнулась Мелисса. – А вот и Норманн, – она приветливо кивнула Тайли, входящему в дом.
После того как гости были представлены друг другу, Тайли подозрительно потянул носом.
– В чём дело, Мелисса? Здесь пахнет мясом!
– Да, дорогой Норманн, я приготовила гуся и пастуший пирог.
– Что?! – взвился Тайли, – я же сказал тебе, что я вегетарианец, а это означает, что я не ем мяса!
– Подумаешь, – легкомысленно отозвалась Мелисса, – можно разок и отступить от правил.
– Я понял! – не унимался Тайли. – Вы решили поиздеваться надо мной или довести до желудочных колик!
– О чём он говорит? – Мелисса широко раскрыла глаза и повернулась к Дэвису, который терпеливо наблюдал за сценой.
– Боюсь, что мистер Тайли слишком возбуждён, – сказал Дэвис, – но я постараюсь всё уладить. Он повернулся к Норманну.
– Я предлагаю пойти поужинать ко мне, я ваш собрат – вегетарианец и угощу вас исключительно растительной пищей.
Тайли окинул Девиса взглядом, оценивая его социальный статус, и остался удовлетворён.
– Спасибо, я чертовски проголодался.
– Вы не обидитесь, если я уведу вашего гостя? – Дэвис вопросительно посмотрел на хозяйку. Мелисса с огорчением развела руками.
– Если он не возражает.
– Не возражает! – Тайли кинул на Мелиссу разъярённый взгляд и выходя громко хлопнул дверью.
Мелисса вздохнула и обернулась к обескураженным гостям.
– Примирение враждующих сторон не состоялось, но ужин не отменяется! Надеюсь, что вы оцените мои старания по заслугам и не оставите ни крошки!
Поздно вечером, когда гости ушли, отдав должное кулинарному таланту Мелиссы, её муж спросил:
– Я всё-таки не понимаю, что происходит. Такой счастливой и умиротворённой я вижу тебя впервые после смерти Эллис. Чему ты радуешься, неужели тому, что вывела из себя Норманна?
Мелисса загадочно улыбнулась и ничего не ответила.
На следующий день к дому Уэбстеров подъехала полицейская машина.
Констебль Стенли, знакомый им по расследованию смерти Эллис Тайли, был собран и немногословен.
– У меня для вас неприятное известие. Ваш родственник Норманн Тайли вчера ночью неожиданно скончался.
– От чего?! – вскрикнула Мелисса, с размаху опускаясь в кресло.
– Отравился грибами на ужине у мистера Дэвиса.
– Бедный Дэвис, наверное, в отчаянии? – спросила Мелисса.
– Я вижу мистера Тайли вам совсем не жалко? – ответил вопросом на вопрос констебль.
– Ну, не следует требовать от человека слишком многого, констебль. Я вчера пыталась помириться с ним, но безуспешно. Вам, наверное, рассказали об этом?
– Да, ваши гости подтвердили, что вы пригласили Тайли на ужин, с которого он после ссоры ушёл, и не выходили из дома до двенадцати часов ночи.
– Вот видите, – торжествующе проговорила Мелисса, а это означает, что я не могла подложить ему в блюдо какую-нибудь гадость.
– Он отравился… – констебль заглянул в блокнот – энтоломой ядовитой, мэм. Это уже установлено.
– А Дэвис? – встревожено спросил Уэбстер.
– Он не пострадал, хотя находится в ужасном состоянии и страшно переживает из-за случившегося, которое объясняет развившейся за последнее время близорукостью. Говорит, что, вероятно, принял эту энтолому за сыроежки, из которых было сделано рагу.
– Ничем не могу помочь, констебль. Мы с мужем находились весь вечер дома, а Норманн ни съел у нас ни крошки.
– Да, – уныло проговорил констебль, – у вас есть мотив, но железное алиби, а у Дэвиса нет мотива, но алиби отсутствует.
– Что вы подразумеваете под мотивом? – спросил Уэбстер.
– Наследство. У Норманна Тайли не было никаких родственников, кроме вас.
– Ой, – тихо проговорила Мелисса, – вот об этом я даже не подумала.
К счастью, Стенли не расслышал её слов. Его внимание привлекли книги, стоящие на полке.
– Вы увлекаетесь вегетарианством?
– Пыталась, но не получилось. И уверяю вас, на моём ужине ни одного грибного блюда не было.
– Да, мне об этом уже сказали, – проговорил Стенли, – ну что ж, будем считать, что вашему зятю просто не повезло.
– Несчастный случай, констебль! – нахально глядя ему в глаза произнесла Мелисса.  
– Да, – согласился Стенли, – всё указывает на это.
И он ещё раз мрачно оглядел комнату, словно пытаясь обнаружить хоть что-нибудь, опровергающее его слова.
– Ну, Мелисса, – решительно сказал Уэбстер, когда полицейский покинул их дом, – если ты и сейчас не объяснишь мне…
– А нечего объяснять, – спокойно проговорила Мелисса, – просто Норманн, как я и говорила, оказался ленивым и самонадеянным идиотом. Он не дал себе труда даже посмотреть, на чью могилу я положила букет. Подошёл бы и прочитал: «Джейн Дэвис. Покойся с миром»». Мне даже ничего не надо было врать Дэвису. Он увидел букет, красавчика Норманна и сделал выводы.
– Но ты рисковала подставить Дэвиса! – возмутился Уэбстер.
– Ты слишком плохо думаешь обо мне, – Мелисса поднялась с кресла, на котором просидела всё время визита констебля, подняла что-то с сиденья и протянула мужу.
По яркой обёртке Уэбстер узнал книгу, которую возвратил ей Дэвис. На титульном листе было написано: «Съедобные и ядовитые грибы Британии».n

Перевод с английского Ольги Дмитриевой

 

Газета «Совершенно секретно» в социальных сетях:

Facebook

Twitter

ВКонтакте


Авторы:  Оливия ДАРНЕЛЛ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку