Варшавская трагедия

Варшавская трагедия

ОСВОБОЖДЕНИЕ ВАРШАВЫ.

Автор: Владимир СВЕРЖИН
21.02.2020

Вечером 17 января 1945 года Совинформбюро с гордостью сообщило: «Войска 1-го Белорусского фронта, совершив стремительный обходный маневр к западу от Варшавы, заняли город Жирардув, перерезали дороги на Сохачев, форсировали Вислу севернее Варшавы и, отрезав, таким образом, Варшаву с запада, 17 января путем комбинированного удара с севера, запада и юга овладели столицей союзной нам Польши городом Варшава - важнейшим стратегическим узлом обороны немцев на реке Висла». Москва салютовала войскам, совершившим этот подвиг 24 залпами из 324 орудий. Здесь же, на берегах Вислы, слышались троекратные салюты над могилами воинов – освобождение польской столицы дорого обошлось Советской армии. 200 тысяч человек погибли в дни наступления.

Город был почти стерт с лица земли и казался вымершим. В донесениях сообщалось: «Варшава разрушена. На улицах не встречается ни одного неповрежденного дома, целые кварталы превращены в развалины. Не осталось ни одного памятника. Культурные ценности города разрушены и разграблены. Почти в каждом дворе есть могилы, по улицам разбросаны трупы замученных поляков... На улице Окопов есть могильные холмы, по словам жителей, тут захоронено до 120 тысяч убитых и сожженных немцами поляков».

Однако поутру 18 января из щелей и подвалов осторожно, еще не веря в благополучный исход, начали выходить местные жители. Из миллиона трехсот тысяч человек довоенного населения в живых осталось лишь сто шестьдесят две тысячи! Со слезами на глазах они слушали родную речь на улицах города – вместе с войсками 1-го Белорусского фронта Варшаву освобождали части Войска Польского, и белые орлы красовались теперь повсюду наравне с красными звездами. Спасение казалось чудом. Еще вчера жители Варшавы чувствовали себя обреченными на гибель, а сегодня война отступила, и они выжили! И красные оказались вовсе не лютыми волками, какими рисовала их местная пропаганда. И не хотелось думать, что тысяч напрасных жертв можно было избежать, что все могло быть по-другому. Куда менее трагично.

МАНЕВР ГЕНЕРАЛА АНДЕРСА

История битвы за Варшаву имеет свою долгую предысторию. Рассказывать ее всю здесь не имеет смысла, можно лишь отметить, что на протяжении веков отношения между Россией и Польшей отличались жесткой напряженностью и у обеих сторон друг к другу имелся долгий счет. Но эта страница русско-польских отношений была начата в августе 1941 года. Именно тогда на территории Советского Союза из военнопленных польских солдат и офицеров, а также мобилизованных уже в Красную Армию на территории Восточной Польши других поляков, в силу разных обстоятельств оказавшихся к этому времен на территории нашей страны, было решено сформировать полноценную общевойсковую армию, численностью в 75491 человек. Предназначалась она для борьбы с Гитлером, оснащалась и вооружалась за советские деньги и, по идее, должна была сражаться против общего врага бок о бок с Красной Армией. Во главе ее стоял бывший офицер Генерального штаба Российской императорской армии, дивизионный генерал Польской Республики, Владислав Альберт Андерс. Однако повиновалась эта армия не советскому Верховному главнокомандованию, а «правительству в изгнании», сформированному в Лондоне беглыми польскими деятелями. Сталин, не желавший в столь тяжелый для Советского Союза час портить отношения с союзниками, принял это условие. Иосиф Виссарионович имел основания рассчитывать, что армия примет непосредственное участие в отражении натиска фашистов на Советский Союз. Но у поляков ничего подобного в планах не было.

В декабре 1941 года, когда враг стоял у ворот Москвы, в Кремле состоялась встреча Сталина с генералом Андерсом и министром военных дел Польши (лондонского правительства в изгнании) Владиславом Сикорским. В то время, когда на окраинах столицы отчетливо слышна была канонада, эти двое убеждали Сталина, насколько важно сейчас польской армии идти в Иран, на подмогу английским войскам, сражающимся против еще одного бывшего русского офицера – шаха Резы Пехлеви. Выслушав польских генералов, Верховный главнокомандующий резко заметил: «Обойдемся без вас. Сами справимся. Отвоюем Польшу и тогда вам ее отдадим». Сикорский и Андерс закивали в ответ. В ту пору дни советской власти, казалось, уже сочтены.

НЕ ДОПУСТИТЬ ОСВОБОЖДЕНИЯ ВАРШАВЫ РУССКИМИ

Но в 1944 году, когда, сокрушив мощнейшую группировку немецких войск в Белоруссии, наши войска с боями вышли к предвоенной границе и, перейдя ее, очутились в Польше, лондонскому правительству в изгнании стало не по себе. Русские стояли на Висле, в непосредственной близости от Варшавы и дальнейшие их намерения не вызывали сомнений. Как и отношение советского правительства к лондонским сидельцам тоже было известно. И не только после авантюры генерала Андерса. Из документов, добытых советской разведкой, в Москве было известно – в 1943 году этот клуб самозваных правителей Речи Посполитой тайно передал чешскому президенту Бенешу документ с названием «Польша, Германия и послевоенная реконструкция Европы». В нем содержался тщательно разработанный план, по которому Германия должна быть оккупирована. Западная часть доставалась Великобритании и США, восточная делилась между поляками и чехами. Причем, – видимо, за труд по составлению плана, – земли по Одеру и Нейсе должны были отойти Польше. Советский Союз, так и быть, мог еще некоторое время просуществовать, но в границах 1921 года.

 Фото_37_1.JPG

ГЕНЕРАЛ БУР-КОМАРОВСКИЙ

Теперь же все эти политические фантазии выглядели, по меньшей мере, нелепо. Кто станет принимать всерьез правительство страны, которую освобождают полки Красной Армии, чьи командиры уж точно не забыли черную неблагодарность генерала Андерса в самые тяжелые дни войны? А учитывая, что в одном строю с этими полками идут бойцы сформированного в СССР Войска Польского, то можно не сомневаться: отдать Польшу отдадут, но совсем не ясновельможным лондонским правителям. Этих и в сортирах полы мыть не пустят. Тем более, что в Москве было хорошо известно о документе, разосланном польскому националистическому подполью еще в 1943 году: «Польское правительство направляет протест Объединенным нациям против нарушения польского суверенитета — вследствие вступления Советов на территорию Польши без согласования с польским правительством – одновременно заявляя, что страна с Советами взаимодействовать не будет».

Что ж, не будет, так не будет. Насильно никто не заставляет. Но и Советскому Союзу в таком случае взаимности искать не к лицу. Теперь Красная Армия стояла на Висле, и время играло против лондонских сидельцев. Планировалась конференция в Ялте, фактически, раздел послевоенного мира. И тут одно дело, когда над землями бывшей Речи Посполитой вновь реют польские орлы – и совсем другое, когда в руках так называемого правительства лишь пучок старых карт, а в Варшаве действует администрация, прибывшая в обозе Красной Армии.

Ситуация требовала активных действий. Освобождение Белоруссии советским войскам далось дорогой ценой. Потери составили до 50% личного состава и до 70% боевой техники. Армиям, стоявшим уже в прямой видимости от Варшавы, нужны были отдых, свежие подкрепления, новые танки, пушки, самолеты… Положение немцев было не лучше. Они вгрызались в землю, создавая мощный рубеж. Планируя оборону по Висле, Гейнц Гудериан стягивал сюда все новые части вермахта и СС. Обе стороны медлили, собираясь с силами. Затишье перед грядущей бурей и было признано высокомудрыми правителями в Лондоне наиболее удачным для вооруженного выступления в Варшаве. Проведение восстания было поручено части польского Сопротивления, признающей лондонских сидельцев, так называемой, Армии Крайовой.

 Фото_38_1.JPG

ГЕНЕРАЛ АНДЕРС

Эта крупная организация, имевшая свои подразделения по всей территории Польши, а также на Западной Украине, в Белоруссии и Литве, должна была провести широкомасштабную операцию по захвату власти на местах. О взаимодействии с частями Красной Армии в инструкции, распространенной среди бойцов Армии Крайовой, в частности, говорилось: «...3. Относительно вступающей на наши земли регулярной русской армии – выступать в роли хозяина. Следует стремиться к тому, чтобы навстречу вступающим советским подразделениям выходил польский командир, который имел бы за собой сражение с немцами и вследствие этого истинное право хозяина. В намного более трудных условиях в отношении к русским окажется командир и польское население, освобождение которых от немцев было произведено русскими...». Так что вопрос освобождения Варшавы, как представлялось руководству Армии Крайовой, был решен однозначно.

ВВЯЖЕМСЯ В ДРАКУ, А ТАМ РАЗБЕРЕМСЯ

План восстания был прост: сначала в 3 – 4 дня надавать по морде отступающим немецким частям, ну а там высадится 1-я Польская воздушно-десантная бригада (английская армия) и остальные поддержат… Реальность оказалась далека от пасторальной картины, нарисованной в воображении руководителей (что странно, все в немалых офицерских чинах) восстания.

Во-первых, не оказалось никаких отступающих в панике немецких частей, которые можно было бы разогнать пинками и отобрать оружие с боеприпасами. Сильно потрепанные, утомленные боями и переходами, стоявшие на переформирование в Варшаве части вермахта сохраняли четкое управление и были даже более чем обстреляны. К тому же, для создания нового рубежа по Висле, сюда шли новые подкрепления, в том числе лучшие танковые части СС (дивизии «Герман Геринг», «Викинг» и «Мёртвая голова»).

Во-вторых, солдаты и офицеры парашютисты, о которых мечтали опьяненные воинственным ражем потомки гордых шляхтичей, несомненно, с замиранием сердца следили за происходящим на родине… Однако, как и другие польские части, лишь формально находились под рукой правительства в изгнании. На деле они уже давно были интегрированы в британскую армию. А у командования этой армии на бригаду имелись свои, никак не согласующиеся с варшавскими, планы. Да и сама по себе идея сбрасывать бригаду десантников на город могла прийти в головы лишь тех, кто очень не любил этих бравых парней. А заодно и пилотов Королевских ВВС. Идея десантировать бригаду в отдалении от города, а затем форсированным марш-броском ворваться в Варшаву – не менее абсурдна. В условиях глубоко эшелонированной линии немецкой обороны и массированных средств ПВО, парашютисты обречены на гибель.

В-третьих, идея, что потом «все помогут» была бы хороша, когда б руководители восстания потрудились ответить себе на банальные вопросы «кто такие все?» и «чем помогут?» Как ни обидно было этим бравым генералам: Англия далеко, Америка еще дальше, войска союзников во Франции – мало того, что далеко, так еще и связаны боями. Как ни крути, ближе всех, на другом берегу Вислы, находилась та самая Красная Армия, опередить которую стремились повстанцы. Вопрос «Чем помогут?» – тоже далеко не праздный. Из средств, доступных англичанам (однажды в помощи участвовала и американская авиация) были авианалеты на Варшаву и заброска контейнеров с оружием, боеприпасами и медикаментами. Все это восставшим было несомненно очень нужно, однако в условиях городского боя нет никаких гарантий, что «посылка» непременно попадет в руки восставших – боевая обстановка меняется слишком часто. А ведь каждый вылет – это непременная борьба с ПВО и авиацией противника, потери самолетов и летчиков. Бомбардировка же… – попробуйте на бегу попасть горошиной в карандаш. Если получается – из вас вышел бы отличный метитель бомб. Если нет, то лучше не задумываться, куда попадали летящие, на полный мирных жителей город, адские подарки.

ПОЛЬСКИЙ БУНТ БЕССМЫСЛЕННЫЙ И КРОВОПРОЛИТНЫЙ

Как бы то ни было, 1 – 2 августа 1944 года Варшава восстала. К смелой, но обреченной попытке с оружием в руках отвоевать свободу примкнули бойцы Армии Людовой (организации Сопротивления, лояльно настроенной к Советскому Союзу), отряд еврейской самообороны и множество добровольцев, имеющих ненависть к врагу в доблестном сердце и не имеющие понятия о военной подготовке. Всего поднялось около 40 тыс. человек. Куда меньше, чем поляков, служивших под знаменами Гитлера.

Вооруженные по большей части легким стрелковым оружием, которого тоже категорически не хватало, с запасом боеприпасов на три дня, эти храбрецы столкнулись с частями СС и вермахта. С войсками прошедшими горнило боев, имевшими танки, бронетранспортеры, орудия, минометы, даже бронепоезд, средства наблюдения и связи. Им было совершенно безразлично – пуст ли дом, в котором обороняется горстка повстанцев или в нем живут люди. Чем подвергать опасности своих бойцов – куда проще вызвать на чужое жилище огонь артиллерии. А затем неспешно взорвать дома, пригодные для устройства опорных пунктов. С особым удовольствием расправлялись с поляками украинские полицейские и эсэсовские части, сформированные в Галичине. Этим и приказывать было не обязательно, главное – разрешить и не останавливать. Но варшавяне держались.

Смотреть безучастно на гибель старинного города и его населения советское командование не могло. Измотанные боями, еще далеко не полностью восстановившие силы, войска 1-го Белорусского фронта старались, чем могли, помочь восставшим. За линию фронта посылались диверсионно-разведывательные группы с целью наладить связь с повстанцами, сбрасывались военные грузы (которые руководство Армии Крайовой тут же выдавало за английские). А 15 сентября 1944 года, когда положение дел у Армии Крайовой стало критичным, советские войска перешли в наступление, форсировали Вислу и захватили несколько плацдармов в районе города, в том числе предмостные укрепления Магнушев и Пулавы.

Однако руководивший восстанием генерал Тадеуш Бур-Коморовский отказался координировать свои действия с советским командованием. Попытка захлебнулась, не дав результата. Что отдельно восхищает, 1 августа именно этот генерал отбил в Лондон шифровку: «Поскольку мы начали открытые бои за Варшаву, мы требуем, чтобы Советы помогли нам немедленной атакой извне». Вероятно, в генеральском мозгу не укладывался факт, что в Лондоне не распоряжаются советскими войсками. А между тем немецкие войска методично вычленяли очаги обороны повстанцев и один за другим подавляли их.

2 октября сопротивление восставших было подавлено, генерал Бур-Коморовский капитулировал. Если в ходе боев немцы разрушили 25% домов Варшавы, теперь они целенаправленно и методично уничтожили еще 35% – польская столица была обращена в груду руин. Варшава стала мертвым городом.

НА ШТУРМ!

Еще три с половиной месяца советские войска, собирая мощный бронированный кулак, стояли на противоположном берегу Вислы. Подготовка к решительному штурму была делом не быстрым. Выстроенная по реке Висла оборона, по мнению фюрера, должна была надолго остановить движение советских войск на запад, дать немцам возможность перегруппироваться и весной перейти в контрнаступление. Но мечтаниям Гитлера было не суждено сбыться – 14 января 1945 года войска 1-го Белорусского фронта перешли в наступление и, форсировав Вислу, проломились сквозь эшелонированную оборону противника. 47, 61 и 69 армии и 1-я армия Войска Польского, прорвав оборону немцев, взяли Варшаву в полукольцо. Затем в дело была введена еще и 2-я танковая армия. Обойдя город, она начала перерезать коммуникации в немецком тылу. Гитлеровцы быстро сообразили: если пытаться удерживать Варшаву, то придется зимовать в стылых развалинах, без шансов на деблокирование. Времени на раздумья не осталось. Осознав это, варшавская группировка быстро начала покидать город. Первыми в 4 часа утра 17 января в разрушенную столицу вошли части Войска Польского. Затем в город стали заходить части 1-го Белорусского фронта. В донесении начальнику Главного политического управления Красной Армии сообщалось: «Красную Армию и Войско Польское жители города встречают восторженно. Люди часами стоят на улицах и площадях, горячо приветствуют проходящие войска. Исключительно внимательно относятся к бойцам и офицерам, готовы оказать любую услугу. Офицеров Красной Армии встречают более приветливо, чем польских. Стоит только нашему офицеру обратиться к кому-либо из жителей, как вокруг него образуется толпа народа... Варшавяне теперь твердо убеждены, что единственной избавительницей их от немецкой неволи является Красная Армия и Войско Польское». И им не было никакого дела до мнения лондонского правительства. Они знали правду, так как прочувствовали ее на себе. Между тем, в туманном Альбионе уже набирала силу душещипательная история о коварных русских, безучастно созерцавших, как фашисты топят в крови освободительное восстание гордых поляков. Большая политика не нуждается в правде и, если факты противоречат утверждениям политиков, – тем хуже для фактов.

Фото предоставлены сайтом wikipedia.org


Авторы:  Владимир СВЕРЖИН

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку