«В Сирии воюют за Германию»

«В Сирии воюют за Германию»
Автор: Андрей ВЫПОЛЗОВ
10.01.2020

В конце 2019 года политическая жизнь в ФРГ забила ключом. Вначале главная оппозиционная сила «Альтернатива для Германии» («АдГ») провела съезд, на котором, порядком омолодившись, заявила о планах удвоить результат на предстоящих в 2021 году выборах в бундестаг (из-за раскола правящей коалиции выборы могут пройти еще раньше). Затем Социал-демократическая партия Германии (СДПГ), наконец-то, выбрала новых председателей (из старейшей партии, основанной 150 лет назад и катастрофически теряющей голоса сегодня, еще летом разбежались лидеры). Теперь СДПГ будет решать вопрос о целесообразности продолжения «большой коалиции» с блоком ХДС/ХСС (читай: Ангелой Меркель). Весь этот внутриполитический сыр-бор имеет непосредственное отношение к России. Об этом в интервью «Совершенно секретно» рассуждает наш бывший соотечественник, депутат бундестага от «АдГ» и руководитель Центрального совета российских немцев Вальдемар Гердт.

«НЕТ СТРАТЕГИИ ВО ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКЕ»

— Уважаемый Вальдемар, на съезде партии «Альтернативы для Германии», которая единственная из политических сил вашей страны, выступает за стратегический союз с Россией, произошла знаковая смена руководства. Вместо Александера Гауланда, который в феврале 2020 года отметит 79-летие, сопредседателем стал 44-летний депутат бундестага Тино Крупалла. По сути, пришло новое поколение. На ваш взгляд, скажется ли это на дальнейшей популярности «АдГ»?

— Да, Гауланд политически изящно отошел в сторону, рекомендовав на свое место молодого депутата Крупаллу. Я его очень хорошо знаю, мы общаемся в бундестаге. Не все его взгляды разделяю, но сам по себе он очень честный и порядочный человек. Главное — он сделал себя сам (начинал художником-дизайнером в лакокрасочном производстве), у него потрясающая работоспособность. Это как раз та часть немецкой молодежи, которая от папы в наследство ничего не получила, а добилась в жизни всего сама, и эта внутренняя уверенность перешла в политику. Что нас всех немного не устраивало в предыдущем руководстве «АдГ», так то, что там собрались, в основном, теоретики. Решения, на мой взгляд, принимались довольно поверхностные, а их исполнение практически не контролировалось. Надеюсь, что сейчас будет больше практики.

— А что конкретно вас не устраивало в предыдущем периоде?

— Например, сильно раздражало, что совершенно нет стратегии по внешней политике. Без ложной скромности скажу, что никто, кроме меня, в «Альтернативе для Германии» не занимается внешнеполитическими вопросами. У меня очень неплохие отношения с администрациями Путина и Трампа. Я был в Крыму, был в США, был в Китае. Несколько дней назад приехал из Сирии. Думаю, что мы скоро будем напрямую общаться с Башаром Асадом, чтобы начать решать набивший оскомину вопрос с беженцами. Но, к сожалению, все эти внешнеполитические вопросы не нашли своего отражения в «АдГ», хотя я ездил и работал принципиально, как говорится, от имени и по поручению партии. Сегодня «Альтернатива для Германии» подросла, она уже не младенец, и пришла пора выстраивать внешнеполитическую линию. Без этого мы не двинемся дальше. Многие избиратели мне задают вопросы: «что это ты мотаешься по всему свету, не лучше ли провести на нашей земле презентацию к следующим выборам?» Конечно, работать с избирателями «на земле» это лучше и проще и для здоровья, и для семьи. Но я езжу туда, где корень всех проблем. Был в Крыму, потому что там корень отмены санкций. Был в Сирии, потому что там корень решения бесконтрольного миграционного потока. Если не искать решения проблемы в своей глубинной сути, то мы можем хоть запровозглашаться, но не сдвинемся с места.

— А каким вы видите решение вопроса с беженцами?

— Ну, вот провозгласили: «надо всех выселить назад!» Но если мы не создадим на Ближнем Востоке рабочих мест, не создадим условия для безопасного возвращения, чтобы нынешние мигранты из Германии добровольно вернулись на свою родину, то грош цена таким призывам. Надо шире смотреть на вещи, вот чего нам пока не хватает в партии. Например, у моих коллег были большие глаза, когда я весной выдвинул свою кандидатуру в Европарламент от латвийской Партии центра. «Зачем?» – спрашивали…

— Зачем, действительно?

— Если бы я хотел пройти в Европарламент от такой маленькой страны, как Латвия, поверьте, я бы это сделал. Одной только своей речью в Риге я едва ли не поднял людей на баррикады, чтобы отменить миграционный пакет, согласно которому Ригу наводнили бы мигранты с Ближнего Востока и Африки. Но мне надо другое — оживить подобные партии в странах Восточной Европы. Если удастся объединиться на консервативных ценностях в Румынии, Болгарии, Греции, Эстонии, Латвии, Литве, то, представляете, какая будет сила в Евросоюзе! Короче, пришло время «Альтернативе для Германии» брать ответственность как за страну, так и за Европу. Пока же мы несем ответственность больше за себя.

ТРОЯНСКИЙ КОНЬ

— Вы — представитель российских немцев первой миграционной волны, когда только рухнул Советский Союз. Скажите, потенциал наших бывших соотечественников политически исчерпан?

26_18.JPG

— Начну с того, что «Альтернативу для Германии» все больше поддерживают восточные немцы. А мы — российские немцы — в основной своей массе проживаем в Западной Германии. Так уж случилось, в 90-е годы прошлого века федеральное правительство нас расселило в западных землях.

— Как недальновидно со стороны ФРГ. Троянского коня запустили…

— Тогда на территории бывшей ГДР не было соответствующей инфраструктуры для жизнедеятельности такого огромного числа репатриантов (в 90-е годы прошлого столетия из бывших советских республик суммарно прибыло порядка 2 млн человек. — Прим. ред.). Но я всем говорю, что сегодня российские немцы — это восточные немцы на западе. У российских и восточных немцев — единое мировоззрение, основанное на христианских семейных ценностях, а также дружбе и сотрудничестве с Россией. А у западных немцев, далеко ходить не надо — я это вижу по соседям — иное мировоззрение. 70 лет целенаправленного промывания мозгов, начиная с детсада, наложило огромный отпечаток на образ мышления «западников». Например, они верят всему, что говорят по телевизору. Иначе мир рухнет. Верят, например, что каждый имеет право быть, кем захотел — от гомосексуалиста до педофила, что семья — это пережиток прошлого и т. д. Но поскольку мы — российские немцы — живем в Западной Германии, то неизбежно контактируем с народом. На работе, на, извиняюсь, гулянках вопросы мировоззрения поднимаются всегда. И когда рассказываешь им, что традиционная семья — это то, на чем стоят цивилизации, сначала встречаешь ожесточенный отпор, потом идут не менее ожесточенные споры, но затем, через день-два, люди начинают задавать вопросы. И это самое главное! Как только человек начинает задумываться, то цель достигнута.

— А в бизнесе Германии доля «российских немцев» велика?

— Очень хороший вопрос, потому что я сам в Германии начинал с предпринимательства и считаю, что эта сфера деятельности — самый прямой путь для сотрудничества с Россией. Судите сами, сегодня в стране проживает порядка 4 млн российских немцев, и около 4,5 тыс. малых и средних предприятий создано российскими немцами. На мой взгляд, это хороший процент, и он растет. Причем, виден следующий «фирменный почерк»: наша молодежь начинает, например, работать на фирме сантехником, а через год-два становится самостоятельным игроком. Мы сохранили pioniergeist — новаторский дух, дух предпринимательства. Этот дух вытолкнул и меня. Я же не сразу стал бизнесменом, а затем депутатом. По специальности, полученной в Советском Союзе, я — зооинженер, и мне посчастливилось, что меня в начале 1990-х годов в Германии приняли на работу. Только я — дипломированный инженер — три года кормил свиней. Сдавал по 15 тыс. голов в год, и еще параллельно начал заниматься строительным бизнесом. В один прекрасный день хозяин фирмы сказал мне: не могу тебя обманывать, ты не наемный рабочий. Ты — предприниматель, давай дуй в бизнес. Тогда я еще не понимал, что это такое, и он меня буквально взял за руку, привел в сельский совет и зарегистрировал за 20 марок строительную фирму на мое имя. А сегодня наша подрастающая смена хваткая, дерзкая в плане бизнеса, и это вдохновляет.

— А какие отрасли за российскими немцами?

— Основное — это строительство. Пожалуй, каждая третья строительная фирма в Германии, подчеркну, успешная фирма, основана и ведется нашими ребятами. Сюда же включу весь сопутствующий строительному сектору бизнес, всех субподрядчиков. Очень много российских немцев работает в машиностроении, в металлообработке. Есть целая ветка в металлургии, которая завязана на Россию. Здесь же, в Германии, как воздух нужны заказы, чтобы рабочие места были сохранены. И в лучшие времена, когда я еще занимался бизнесом, я приносил в Германию огромное количество заказов. Заводы работали в три смены, производя то, что покупала Россия. Например, мы строили домостроительные комбинаты в Ростове и Махачкале. Есть планы по Калининграду.

— А есть направления, куда российских немцев не пускают?

— Энергетика. Возобновляемая, «зеленая». Например, я три года пытался пробиться на рынок ветроэнергетики, но все потенциально прибыльные участки раскуплены и поделены 5-10 лет назад. Методика вытеснения, конечно, не сравнима с российской (улыбается), более что ли элегантная, но не менее эффективная. Поэтому перспектива у нас одна: на базе Центрального совета российских немцев, где я председательствую, объединить всех бизнесменов из числа российских немцев в единую ассоциацию, чтобы обидеть каждого стало сложнее.

НЕМЕЦКИЙ БРЕЖНЕВ

— Вернемся к большой политике. Ваш прогноз живучести правящей ныне коалиции во главе с Ангелой Меркель.

— Я могу спрогнозировать одно: политика, которая не создает, а сокращает рабочие места в стране, недолговечна. С введением санкций против России в Германии началось катастрофическое сокращение рабочих мест. Ведь очевидно, что если у человека есть работа, и он может достойно обеспечивать свою семью и детей, то он не возьмет в руки оружие и не выйдет на улицу. И наоборот. Вот к этому «наоборот», на мой взгляд, готовит страну правительство Меркель. Возьмите Эммануэля Макрона. Он прилетел в Белград как политик, а улетел, подписав контракт на строительство метро. Владимир Путин куда только не летает и всегда во время его визитов заключаются контракты. И только Меркель — куда ни прилетит, всюду рушит. Побывала в Китае, мы разругались так, что 3 млрд евро убыток. Полетела в Америку, и мы с ней уже не совсем друзья. Честное слово, такого политика надо просто гнать. Нас уже Трамп публично, как какую-то собаку, пинает, а мы цепляемся за ногу. Опять же приведу пример из свой деятельности. Я отправился в командировку в Монголию и узнал, что там остались последние запасы лития. Я моментально связался с нашими бизнесменами, буквально прокричал им: «Прилетайте немедленно в Улан-Батор!» И если немецкие предприниматели осуществили выгодную сделку, то я знаю, что не зря съездил. А если говорить о персоналиях в высшем политическом бомонде Германии, то мы все смеемся над Леонидом Ильичом Брежневым, мол, засиделся в Союзе во власти. Да, на посту Генерального секретаря ЦК КПСС он находился 16 лет (с 1966 по 1982 гг.). Но Меркель руководит страной 15-й год. И все молчат. Все это говорит о том, что демократия, о которой так печется Германия, дает сбой.

— Вальдемар, если продолжать говорить о немецких политиках, то в России очень симпатизируют лидеру Левой партии Германии Саре Вагенкнехт. Она также выступает за сотрудничество с Россией, но находится, по сути, в противоположном «Альтернативе для Германии» лагере. Насколько она может стать вашим союзником?

— Левые силы Германии — это наследники коммунистов, и я хорошо понимаю, почему они стоят на позициях хороших отношений с Россией. И в этом у нас есть грани союзничества, хотя мы смотрим на союз с Россией с позиций суверенитета Германии. Но чтобы не было у вас переоценки левых, скажу, что они выступают за еще более открытые границы, чем правящая верхушка. Они готовы наладить паромную переправу с Африкой, возить псевдобеженцев самолетами. В планах левых — завести в страну нелегально два миллиона беженцев! Если это произойдет, то в Германии начнется гражданская война. А что касается лично Сары, то, поверьте, она давно уже не левая.

— А какая?

— Она внутри все больше и больше наша, и с самого начала была нашей. Единственное, когда она вышла на политическую арену, еще не было «Альтернативы для Германии». И на самом деле Сара Вагенкнехт имеет большие проблемы в своей партии, ее практически отстранили. Ее держит у левых только безусловный риторический талант.

— В начале беседы вы упомянули о поездке в Сирию, где, согласитесь, небезопасно. А сегодня во время партийного съезда вы проходили мимо многотысячной толпы экстремистов, которые угрожали расправой. Где на сегодня опасней?

— Вы удивитесь, но в Сирии было намного безопаснее, и это не фигура речи. В Сирии люди спокойно ходят по улицам, при том, что они приняли назад 1,5 млн беженцев. Я спросил — а сколько у вас бездомных? Мне ответили — у нас нет бездомных. А у нас только в одном Берлине таких — 11 тыс.

— Вы имеете в виду беженцев с Ближнего Востока?

— Немцев!!! Сирийские и прочие беженцы размещены по приютам и домам. Они еще долго могут, свесив ножки, греться под неплохим финансовым одеялом за счет немецких налогоплательщиков. А вот немцы… Очень часто встречаешь господина в костюме, который, озираясь по сторонам и стесняясь, опускает руку в мусорный бак за пустой бутылкой. На это смотреть просто больно. Мы свое население отдали в жертву каким-то глупым идеологическим догмам, что нас не понимают даже мусульмане на Ближнем Востоке и в Азии. Они за головы хватаются: «Что вы делаете? Это совершенно не тот ислам, который вы запускаете!» В Сирии Рождество Христово является государственным праздником. В главной мечети в Дамаске лежит голова Иоанна Крестителя в саркофаге, а одна из башен мечети носит имя Иисуса. В храме рядом со мной молились мусульмане и целовали христианские святыни, и это было естественно. Мне рассказали историю, когда в одном городе было уничтожено 372 террориста. Когда проверили их документы, то получилась 81 страна мира и ни одного сирийца. Сирийские коллеги сказали мне: «Если бы мы проиграли, то все бы они пришли к вам, в Германию. Мы на самом деле за вас воюем».

— На самом деле в России также понимают, что если Германия не остановит бесконтрольный поток мигрантов с Ближнего Востока, то вся эта лавина рано или поздно устремится через Польшу — в Россию.

— И наступит Армагеддон.

Фото автора


Авторы:  Андрей ВЫПОЛЗОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку