НОВОСТИ
Трех надзирателей истринского изолятора, откуда сбежали 5 заключенных, будут судить
sovsekretnoru

В Россию под конвоем

В Россию под конвоем

ФОТО: WIKIPEDIA.ORG

Автор: Сергей ХОЛОДОВ
24.10.2021

Все слышали о ленд-лизе. Именно так (от англ. lend – «давать взаймы» и lease – «сдавать в аренду, внаем») называлась государственная программа, по которой США передавали своим союзникам по антигитлеровской коалиции, включая СССР, вооружение, боеприпасы, технику, продовольствие и стратегическое сырье. Но не все представляют себе масштабы американских военно-технических поставок для нужд Красной Армии и советской оборонной промышленности. А масштабы впечатляют. Например, одних только грузовиков за один только 1944 год в СССР было отгружено 129 тысяч. Фронтовики всегда с любовью отзывались о знаменитых американских «студебекерах», способных преодолевать любое бездорожье. Без этих неприхотливых и выносливых машин воевать Красной Армии было бы гораздо труднее. И подобного рода примеров можно привести немало.

Предыстория советско-американского военного сотрудничества такова. 30 июля 1941 года в Москву прилетел специальный представитель Президента США Гарри Гопкинс. В тот же день состоялась его встреча со Сталиным. Обменявшись протокольными любезностями, стороны сразу же приступили к обсуждению военных поставок. Гопкинс поинтересовался у Сталина, что конкретно Советский Союз хотел бы получить от США в первую очередь. Сталин ответил, что Красная Армия в данный момент остро нуждается в зенитных орудиях калибром от 20 до 37 мм, в крупнокалиберных пулеметах, винтовках, а также в высокооктановом авиационном бензине и алюминии для производства самолетов. Гопкинс заверил советского лидера, что американские власти и лично президент Рузвельт сделают все от них зависящее, чтобы поставки начались как можно быстрее.

Нужно отдать должное Рузвельту. Несмотря на противодействие определенной части американской элиты, президент распорядился начать поставки по ленд-лизу уже в августе 1941-го, не дожидаясь формального одобрения со стороны Конгресса США. И действительно, закон о включении Советского Союза в число получателей помощи по ленд-лизу был принят только в конце октября. Однако поставки в СССР к тому времени уже шли полным ходом. Немалая заслуга в этом принадлежит и Гарри Гопкинсу. Это был талантливый организатор, человек неутомимой энергии, с явным сочувствием относившийся к России и русскому народу. В течение всей войны Гопкинс был личным представителем американского президента по вопросам военно-технических поставок в Советский Союз. Именно он решал все вопросы, связанные с ленд-лизом. И делал это весьма умело.

ЧТО ВЕЗЛИ В РОССИЮ?

Итак, благодаря настойчивости Рузвельта и Гопкинса положения закона о ленд-лизе, принятого Конгрессом США в марте 1941 года, были распространены и на СССР. В итоге Советский Союз в списке стран-получателей стал вторым по объемам американской помощи. Первое место в течение всей войны оставалось за Великобританией.

За годы войны СССР получил по ленд-лизу 312 тысяч грузовых и легковых автомобилей, 35 тысяч армейских мотоциклов, почти две тысячи паровозов, свыше 13 тысяч железнодорожных вагонов, около десяти тысяч истребителей, более восьми тысяч зенитных пушек, свыше 30 тысяч радиостанций различного типа и многое другое.

Советская оборонная промышленность получила 2,6 миллиона тонн черных и около миллиона тонн цветных металлов, почти 3 миллиона тонн нефтепродуктов, свыше миллиона тонн химических и взрывчатых веществ. Одного только динамита было доставлено 46 тысяч тонн. А еще советская «оборонка» получила по ленд-лизу более 44 тысяч металлообрабатывающих станков различного назначения. Так что огромное количество боеприпасов и вооружения, произведенных во время войны на заводах Урала и Сибири, было изготовлено благодаря высококлассному американскому оборудованию.

Суммарные поставки продовольствия превысили 4,5 миллиона тонн. И это не только всем известная американская тушенка. За годы войны американцы поставили в СССР свыше миллиона тонн муки, почти 700 тысяч тонн сахара, около миллиона тонн животных и растительных жиров, а также большое количество всевозможных концентратов, например, яичного порошка. Значительная часть заморского продовольствия шла на нужды Красной Армии и работников оборонной промышленности. И в том, что советский солдат на фронте и рабочий оборонного завода в тылу получали в годы войны вполне приемлемый паек, немалая заслуга и американских фермеров. Особой популярностью у наших бойцов пользовались американские мясные консервы и борщ в пакетах, который изготавливался в США специально для Советского Союза.

Отдельная статья поставок – медицинское оборудование и материалы. О том, насколько необходимы были эти поставки, красноречиво говорят следующие факты. Накануне войны основные склады военно-медицинского имущества РККА находились в непосредственной близости от границы. Одних только индивидуальных перевязочных пакетов там насчитывалось более 40 миллионов. Все это было потеряно в первые же дни войны. В итоге Красная Армия фактически осталась без медикаментов. В 1941 году в госпиталях были вынуждены стирать использованные бинты – новых просто не было. Катастрофически не хватало таких жизненно необходимых препаратов, как эфир и морфин для наркоза, стрептоцид, новокаин, глюкоза, аспирин.

Эту брешь закрыли поставки по ленд-лизу. Практически все оборудование и расходные материалы в советских госпиталях – американского производства. Это и лекарственные препараты, и шприцы, и шовная нить, и хлороформ для наркоза, и хирургические инструменты. Список можно продолжать еще долго. Кстати, значительная часть медицинского оборудования, поставленного в Советский Союз по ленд-лизу, прекрасно служила и после войны.

Всего же за годы войны США поставили по ленд-лизу в СССР 17,4 миллиона тонн различных грузов. Еще миллион тонн приходится на долю Великобритании и Канады. Причем, номенклатура и объемы поставок четко регулировались специальными межправительственными соглашениями – так называемыми ежегодными протоколами. В них по запросам советской стороны было четко расписано, что, когда и в каком количестве должно быть поставлено. Первый такой протокол стороны подписали 1 октября 1941 года. Однако реально поставки в СССР начались на месяц раньше: первый американский северный конвой прибыл в Архангельск уже 31 августа. Значительная часть доставленных грузов – почти 130 тысяч тонн – пришлась на долю высокооктанового бензина, в котором так остро нуждалась тогда советская авиация.

«СВОБОДУ» – НА ПОТОК!

Значительный поток военных грузов (почти четверть всех поставок по ленд-лизу) шел по северному маршруту – в порты Мурманска и Архангельска. Этот путь был самым коротким (в отличие от дальневосточного, среднеазиатского и других маршрутов), но и самым опасным. Немецкая авиация и подводные лодки устроили настоящую охоту за конвоями союзников. В общей сложности американцы и англичане потеряли 90 транспортных и 20 боевых кораблей. Около полутора миллионов тонн грузов так и не дошло до пункта назначения. Советский Союз потерял 2 эсминца, 20 подводных лодок и 9 транспортных судов. На дне Норвежского и Баренцева морей до сих пор покоятся десятки кораблей, потопленных немецкими подлодками и самолетами. Более пяти тысяч американских и английских моряков, участвовавших в Северных конвоях, погибли. Потери советской стороны оцениваются в 30 тысяч человек.

Для того, чтобы перевезти через Атлантику миллионы тонн грузов, американцам необходимо было много транспортных судов. На тот момент их явно не хватало. И тогда уже осенью 1941 года на американских верфях началось поточное производство океанских судов серии «Либерти», что в переводе с английского означает «Свобода». Водоизмещение такого транспорта составляло 14,5 тыс. тонн. Оно могло брать на борт до девяти тысяч тонн грузов и развивать скорость до 20 километров в час. Для защиты от подводных лодок противника «Либерти» оснащались 102-мм орудием, а также зенитками и пулеметами – от нападения с воздуха. Всего за четыре военных года было построено 2 тысячи 710 судов этой серии.

Чтобы ускорить строительство, американцы стали активно внедрять всякие технические усовершенствования, в частности, автоматическую сварку вместо клепочных соединений на корпусе. Это дало существенный эффект по времени. В результате сроки строительства кораблей типа «Либерти» постоянно снижались. В 1943 году, например, со стапелей американских верфей в среднем сходило по три «Свободы» в день.

Конечно, с самого начала было понятно, что ресурс таких наскоро построенных кораблей будет не слишком высоким. Но в условиях войны на это сознательно закрывали глаза: главное – не сокращать поставки. Тем не менее, большинство «Либерти» не только благополучно пережили войну, но активно эксплуатировались и в послевоенное время. Некоторые умудрились дожить аж до конца XX столетия.

ВНИМАНИЕ, ВОЗДУХ!

Впрочем, мало было доставить военный груз в целости и сохранности в северные порты СССР. Содержимое транспортных судов требовалось перегрузить на железнодорожные составы и доставить на фронт. А это тоже было сопряжено с немалой долей риска. Ведь железная дорога от Мурманска в центральные районы страны проходила в непосредственной близости от линии фронта и служила отличной мишенью для вражеских самолетов.

Очевидцы тех событий вспоминают, что каждый раз, как только железнодорожный состав ставили под погрузку в Мурманском порту, начинались бомбардировки. Однако график движения грузовых поездов, идущих на фронт, не подлежал изменению и уж тем более отмене. Все, кто был задействован в этой работе – портовые грузчики, железнодорожники, милиционеры, пожарные – выполняли свои обязанности даже во время налетов вражеской авиации. Естественно, были потери. Однако никто не имел права уйти со своего объекта – это приравнивалось к дезертирству и каралось по законам военного времени.

Фашисты бомбили поезда и в пути следования. Наиболее опасные участки – станции Кандалакша и Кемь. Их противник бомбил с особой яростью. По воспоминаниям бойцов, охранявших воинские эшелоны, главное было проскочить Кемь. Далее эшелоны сворачивали на Вологду и Ярославль, то есть уходили на восток и по мере движения становились менее уязвимыми для вражеских стервятников.

Двери вагонов всегда были открыты. Часовые сидели у дверей на подножках, наблюдали за небом и за покрытым брезентом грузом. В случае появления самолетов противника сообщали об этом условными сигналами, а когда был туман или плохая видимость – стрельбой из винтовок. За сохранность груза отвечал головой начальник караула.

 Фото_19_28.JPG

БМ-13 «КАТЮША» НА ПЛАТФОРМЕ СТУДЕБЕКЕРА/

ФОТО: WIKIPEDIA.ORG

Кроме беспрерывных воздушных налетов, немцы пытались сорвать поставки по ленд-лизу и путем организации диверсий в советских портах и на железнодорожных станциях.

С этой целью в окрестностях оккупированного Таллина весной 1942 года немецкая военная разведка абвер организовала три школы, где готовили агентов для заброски в советский тыл. Курировал эти школы фрегаттен-капитан (то есть капитан второго ранга) Александр Целлариус – опытный немецкий разведчик, один из ближайших соратников адмирала Канариса. В задачу Целлариуса входила организация глубинной разведки и терактов в советском тылу. Особенно интересовали немцев Мурманский укрепленный район и Архангельск с его портовой инфраструктурой, поскольку именно туда доставлялось большинство грузов по ленд-лизу.

 Фото_19_29.JPG

ФОТО: GRANGER/TASS

Впрочем, ни одного серьезного теракта абвер так и не совершил – советская контрразведка тоже не сидела сложа руки. Однако группы диверсантов в наш тыл, особенно в Карелию и район Онежского озера, забрасывались регулярно. Один из таких эпизодов лег в основу сюжета замечательного советского фильма «А зори здесь тихие…», снятого по мотивам одноименной повести Бориса Васильева.

ЦЕНА ЛЕНД-ЛИЗА

В период с 1941-го по 1945 год США передали Советскому Союзу техники, материалов и сырья на общую сумму примерно 12 миллиардов долларов (по ценам того времени). Чтобы понять, сколько это в нынешнем долларовом эквиваленте, нужно увеличить эту сумму минимум в тридцать раз.

До сих пор не утихают споры о доле американских поставок в общем объеме экономики Советского Союза во время войны. Впервые некоторые цифры на сей счет привел еще в 1947 году председатель Госплана СССР Николай Вознесенский. По его данным, американская помощь составила 4 процента от общих потребностей Советского Союза. Американцы уже тогда настаивали на 12 процентах. В итоге в советской исторической литературе утвердилась цифра в десять процентов, которая на долгие годы стала канонической.

Однако современные исследования позволяют утверждать, что доля американских поставок достигала 20, а по некоторым видам вооружений и стратегического сырья – до 30 и более процентов от потребностей Красной Армии и оборонной промышленности СССР. В первую очередь, это относится к автотранспорту, средствам связи, продовольствию и медикаментам.

Как бы там ни было, американские поставки сыграли немаловажную роль в снабжении Советских вооруженных сил. Особенно в начальный период войны, когда отечественная промышленность, эвакуированная на восток, еще не заработала на полную мощность и не успевала обеспечивать оружием и всем необходимым действующую армию. Но и впоследствии американские поставки имели большое значение, поскольку давали возможность советской «оборонке» сосредоточиться на выпуске жизненно важной для фронта продукции. Например, не тратить время и ресурсы на производство автомобилей, а сконцентрировать усилия на танках и самоходных орудиях.

Причем, американцы могли значительно увеличить поставки военной продукции и сырья в СССР: возможности стремительно развивавшейся американской промышленности это позволяли. Единственное, что ограничивало товарные потоки, – это огромные расстояния и связанные с ними объективные трудности при транспортировке.

Поставки по ленд-лизу продолжались вплоть до сентября 1945 года, пока СССР вел войну на Дальнем Востоке против Японии. Однако тема ленд-лиза еще долго оставалась в повестке дня советско-американских отношений. Дело в том, что в соответствии с законом о ленд-лизе от 11 марта 1941 года поставленные материалы и вооружение, уничтоженные, утраченные и использованные во время войны, не подлежали оплате. А вот все то, что после окончания войны осталось пригодным для гражданских целей, должно быть либо полностью или частично оплачено, либо возвращено в США. И как только война окончилась, американцы сразу подняли вопрос об оплате.

Для согласования конечной суммы, которую СССР должен был заплатить Соединенным Штатам, начались советско-американские переговоры. Первоначально сумму долга определили в размере 2,6 млрд. долларов. Затем она была снижена ровно вдвое, а через пять лет уменьшена еще на полмиллиарда. Но и этих денег американцы тогда так и не увидели. В связи с начавшейся холодной войной и радикальным изменением геополитической обстановки, Советский Союз посчитал себя свободным от каких-либо финансовых обязательств перед бывшими союзниками.

В начале 1970-ых обе стороны снова вернулись к этой теме. После долгих переговоров удалось достигнуть компромисса: сумма долга определялась в размере 722 миллиона долларов, а сроки погашения растягивались почти на тридцать лет. Из этих денег СССР заплатил лишь 48 миллионов. После чего выплаты прекратились в связи с введением дискриминационной поправки Джексона-Вэника к советско-американскому торговому соглашению 1972 года. Напомним, что эти поправки существенно ограничили товарооборот между СССР и США и вообще негативно сказались на двухсторонних отношениях.

Полностью с долгами за военные поставки по ленд-лизу рассчиталась уже новая Россия как правопреемница СССР: в 2006 году все задолженности по внешним обязательствам Советского Союза были погашены.


Авторы:  Сергей ХОЛОДОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку