НОВОСТИ
Раковой и Зуеву продлены сроки ареста на полгода
sovsekretnoru

В ожидании отставки?

Автор: Владимир АБАРИНОВ
01.05.2001

 
Ярослав ХАБАРОВ
В статье использованы

В кулуарах Белого дома утверждают, что указ об отставке Волошина уже якобы подписан, а сама отставка последует в мае.

Но... Руководителем президентской администрации был и пока остается Александр Стальевич Волошин. Чем же прельстил он наших президентов?

Ну, во-первых, тем, что в отличие от большинства своих предшественников необыкновенно трудолюбив. Во-вторых, обладает непревзойденной способностью быстро и эффективно выполнять любые поручения президента, независимо от их сложности и трудности.

Его стремление быть полезным и высокоэффективным сотрудником главы государства, способность быть всегда в пределах досягаемости диктуется, можно сказать, и некоторыми обстоятельствами его личной жизни. Александр Стальевич давно в разводе, живет один с почти взрослым сыном, и, пожалуй, именно это «отшельничество» позволяет ему уделять делам служебным большую часть своего личного времени.

История жизни Александра Стальевича – это авантюрный роман. Но я попробую лишь кратко изложить немногое из биографии нашего героя.

Родился в Москве 3 марта 1956 года. Воспитывался в интеллигентной семье (его мама Инна Львовна слывет одним из самых сильных в столице преподавателей английского языка, работала в Дипакадемии).

В детстве никакими особыми талантами не блистал, зато слыл отпетым хулиганом и заводилой. Рассказывают, что кому-то из его друзей родители однажды подарили импортную кинокамеру. Ребята тут же начали снимать любительские фильмы. В них Саша, как правило, изображал шепелявых старушек. Соответственно вырядившись, он ходил по московским улицам, интересуясь у прохожих и постовых милиционеров: «Который час?» Как-то поспорил с приятелями, что проедет в метро от «Беляева» до «Площади Ногина» босым, рискуя попасть в милицию как нарушитель общественного порядка. Однако спор выиграл.

Став студентом, остался таким же увлекающимся и бесшабашным. Едва отпраздновав восемнадцатилетие, женился на сверстнице. Денег молодоженам катастрофически не хватало, они снимали комнату в коммуналке и, естественно, жили в постоянной нужде.

В 1978-м Александр наконец-то окончил МИИТ (Московский институт инженеров транспорта) по специальности «инженер-электромеханик». Начал трудовую деятельность с должности помощника машиниста электровоза (по некоторым данным, никогда им не работал), окунулся сразу в общественную деятельность. Его избирают секретарем комсомольской организации станции Москва-Сортировочная Московской железной дороги. После этого пошли на лад и дела служебные. Он становится хоть и маленьким, но начальником – руководителем лаборатории НОТ (научной организации труда). Однако все это не дает ему удовлетворения. И он решает поменять жизненную стезю. Попав по комсомольскому набору на курсы Всесоюзной академии внешней торговли и успешно их окончив, Александр устраивается на «чистую» работу (помогли мамины знакомые) во Всесоюзный научно-исследовательский конъюнктурный институт (ВНИКИ) при Министерстве внешней торговли СССР. Там он даже продвигается по службе: старший научный сотрудник, заведующий сектором, заместитель заведующего отделом. Но все это типичное «не то».

И в начале девяностых Александр Стальевич от теории переходит к практике. Он и раньше за небольшие деньги помогал знакомым регистрировать кооперативы, оформляя необходимые финансовые и юридические документы. В 1992-м Александр Стальевич сам отправляется в свободное плавание – организует собственную фирму и становится исполнительным директором АО «Анализ, консультации и маркетинг».

Дальше – больше. Волошин начал оказывать различным организациям так называемое «информационное содействие» и в экспорте «Жигулей» сошелся с безвестным тогда Березовским, тоже налаживавшим «научную организацию труда» на ВАЗе. Их дружба укрепилась после нашумевшей аферы с реэкспортом автомобилей, которую вряд ли разработал Березовский, не имевший внешнеторгового опыта. Знакомство с Борисом Абрамовичем определило всю дальнейшую карьеру Александра Стальевича.

В июле 1993-го Волошин возглавил финансово-кредитную организацию АОЗТ «Эста-корпорейшн». Затем стал членом руководства еще нескольких коммерческих структур: компании по управлению активами негосударственных пенсионных фондов «Финко-Инвестмент», консалтинговой фирмы «Анализ, Консультации и Маркетинг» (АО «АК&М») и, главное, «Федеральной фондовой корпорации» («ФФК»).

Последняя контора – самая серьезная. Она была учреждена при Российском фонде федерального имущества (РФФИ) и стала агентом фонда по проведению специализированных денежных аукционов. Располагалась «ФФК» по тому же адресу, что и московское подразделение партии Егора Гайдара «Демвыбор России», а председателем ее совета директоров был избран председатель РФФИ Владимир Соколов. И Волошин, заняв пост вице-президента, а затем президента «ФФК», начал активно набираться практического опыта в проведении приватизационных аукционов и тендеров (через «ФФК» реализовывались крупные пакеты акций «Газпрома» и других естественных монополий), который ему лично, Березовскому и Абрамовичу очень пригодился в ходе «захвата» нефтяной госкомпании «Сибнефть». Стальевич всегда лоббировал интересы команды Березовского и, по существу, был «финансовым поводырем» не очень разбиравшегося в эмиссиях акций и биржевых котировках БАБа.

Напомним также, что еще в 1991 году волошинское АО «АК&М» совместно с ассоциацией «ХХI век» и банком развития «ХХI век», входившими в орбиту небезызвестного Отари Квантришвили, приняло участие в учреждении внешнеэкономической ассоциации «Интер-Экочернобыль» (московская региональная организация «Союз-Чернобыль»). Это была одна из первых «откатных» благотворительных структур, которые потом стали зарабатывать баснословные деньги на таможенных льготах. За нею пошли Национальный фонд спорта, нефтяная компания «МЭС», афганские ветераны, целый ряд других внешнеторговых, церковных и инвалидных структур...

К 1994 году Александр Стальевич уже перестал ездить на метро, его уже не волновали копеечные проблемы. В этот период он помогал вытаскивать Березовскому деньги из скандально известного банка «Чара», обменивая никому не нужные акции «Автомобильного Всероссийского Альянса» («AВВA») на живую «зелень». Всего в 1994-м «Чара» «купила» у «народного автоконцерна» акций на сумму более чем 5,5 млн. долларов. Посредником в этой более чем сомнительной сделке выступала фирма «Эста-корпорейшн» под руководством Александра Стальевича.

В марте 1994-го Волошин продал акции «АВВА», получив за них реальные наличные деньги из «Чары» на счета автомобильной пирамиды Березовского.

Только ли приятельские отношения Волошина с руководителем «Чары» Рустамом Садыковым позволили провернуть эту супервыгодную сделку или это были куда более серьезные «форс-мажорные» обстоятельства в виде бандитских наездов, история пока умалчивает. Злые языки утверждают, правда, что именно Александр Стальевич был в числе тех «добрых людей», которые посоветовали Рустаму Садыкову обратиться за помощью в выбивании денег вкладчиков «Чары» из американских брокеров к авторитету Япончику.

В этом же «черном» для Волошина 1994 году его фирма «Эста-корпорейшн» заключила договор купли-продажи с АКБ «Кредит-Москва» на приобретение у банка облигации внутреннего валютного госзайма на сумму $48 550, хотя номинальная ее стоимость составляла

$ 100 000. Проблема была в том, что официально эту ценную бумагу банк реализовать не мог, поскольку фактически она принадлежала ТОО «Агропромсервис» и на нее в ходе расследования уголовного дела был наложен арест, как на имущество обманутых вкладчиков «Агропромсервиса». По этому поводу Московский городской внебюджетный фонд помощи потерпевшим от преступлений в сфере экономики неоднократно обращался к тогдашнему прокурору Москвы Сергею Герасимову, но тщетно.

История «захвата» командой Березовского «Сибнефти» также хорошо известна. Общее руководство этой операцией осуществляли лично Волошин и фирма «Федеральная фондовая корпорация», в которой Александр Стальевич был тогда президентом. Именно «ФФК» от имени Федерального фонда имущества занималась сбором заявок, проведением аукционов по «Сибнефти», подведением его итогов и информационным обеспечением. Ущерб государству, как потом подсчитала Счетная палата РФ, в ходе приватизации «Сибнефти» был нанесен колоссальный, то есть госбюджет недополучил сотни миллионов долларов, а мощный источник валютных поступлений в казну перешел за бесценок в частные руки. Но это был не единственный «подвиг» волошинской «ФФК».

В декабре 1995 года, например, на специализированном денежном аукционе по продаже АО «Новороссийское морское пароходство» иностранные фирмы Medeve Ltd. (Кипр) и Renaissance Group (Великобритания) приобрели пакеты акций на сумму 15 млрд. рублей; АОЗТ «ИК «Финвест Лтд.» приобрело акции АО «Ювелирпром» на сумму 3,5 млрд. рублей; на общую сумму 99,55 млрд. рублей кипрскими оффшорами был куплен контрольный пакет «Сиданко»; шестьдесят физических лиц приобрели акции РАО «ЕЭС России» на сумму от 400 млн. до 5 млрд. рублей..

Имеются, кроме того, данные Счетной палаты, что руководимая Волошиным корпорация незаконно растратила 279 млрд. 326 млн. рублей из денежных средств, подлежавших перечислению в госбюджет. И еще. Только по десяти проверенным Счетной палатой РФ аукционам упущенная выгода для государства составила более 115 млрд. рублей.

Проверкой также установлено, что у истоков создания «Фонда поддержки приватизации и развития финансового рынка» стоял Березовский.

Способности финансиста Волошина были, однако, по достоинству оценены в Кремле. Руководитель президентской администрации Валентин Юмашев однажды пожаловался Березовскому на трудности в аппаратной работе – мол, нужно бы помощника толкового и работоспособного подыскать. БАБ тут же предложил проверенного в боях за «Сибнефть» Александра Стальевича. И в ноябре 1997 года его назначили помощником руководителя администрации президента РФ по экономическим вопросам. Спустя год, сразу после августовского кризиса 1998-го, Волошин из помощников был произведен в замы Юмашева и стал курировать все экономическое управление кремлевской администрации. Его деятельность на этом посту прорывами в российской экономике, однако, не ознаменовалась. А 19 марта 1999 года Александра Стальевича назначают руководителем администрации президента РФ.

В аппаратной подковерной борьбе Волошин схватился с премьером Примаковым: он только и делал, что критиковал его попытки проводить свою экономическую программу. Аналитические записки антипримаковского содержания с неизменным постоянством оказывались на столе президента, что во многом определило негативное отношение Ельцина к Примакову. После отставки последнего Волошин усиленно проталкивал на пост премьера своего друга и друга БАБа Аксененко – как два старых железнодорожника, они просто обречены были сработаться. Не удалось.

По отзывам знающих людей, не зря в Кремле даже придумали специальное определение методам Волошина: работать наотмашь. И характеризуют Стальевича его кремлевские сослуживцы следующим образом: «Волошин в некотором смысле «отмороженный». Если он считает, что какое-то решение правильное, он, не задумываясь о последствиях, прикажет его исполнять».

В последнее время «отмороженность» Александра Стальевича, однако, стала какой-то неадекватной и часто вызывает вопросы в ближайшем окружении президента.

В частности, достаточное неприятие вызывает у государственнической части окружения президента довольно четкий курс Александра Стальевича на удовлетворение, как прежде, любых пожеланий США, и особенно на поддержание предпочтительных отношений с той частью американского истеблишмента, которая связана с кругами демократической партии США. Известны его официальные контакты с представителями прежней демократической администрации США (в том числе и с послом Коллинзом) и связи неформальные с людьми, действующими в России в интересах «империи янки» более или менее неофициально, под крышей различных общественных, религиозных, благотворительных организаций.

Любопытны из этого числа несомненно прочные связи Волошина и ряда влиятельных сотрудников из президентской администрации с руководителями религиозной еврейской ортодоксальной общины «Хабад-Любавичи», захватившими в последний год не без содействия самой администрации контроль над еврейскими общинами в России и во всем СНГ. Известно, что люди из общины «Хабад-Любавичи» пользуются сегодня определенным влиянием в США, особенно в кругах демократической партии.

Отличные отношения с финансовыми китами ельцинской Семьи (прежде всего такими, как Абрамович, Мамут) и с руководством президентской администрации позволили Берлу Лазару, итальянцу по происхождению и американскому гражданину, раввину хабадской общины в России, быть избранным в прошлом году «главным раввином всей России». (См.: «Совершенно секретно», № 12/2000.)

Любопытно, что еще до этого скандального избрания и получения российского гражданства Берл Лазар был через президентскую администрацию официально приглашен на инаугурацию президента Путина. Честь, которой не был удостоен тогдашний главный раввин России Адольф Шаевич (сторонник ныне опального Гусинского).

Как раз Шаевич, рассказывая о событиях мая 2000 года, признался, что среди уговаривавших его уступить свое место Берлу Лазару был и некий высокопоставленный сотрудник президентской администрации (предполагается, это Владислав Сурков, верный сподвижник Волошина). Встречи Берла Лазара с президентом Путиным с тех пор становятся все более частыми: хабадский раввин угощал кошерной пищей президента Израиля во время его обеда в Кремле, а президент Путин вынужден был присутствовать на открытии хабадской синагоги в Марьиной роще в Москве. И все это, конечно, не без протекции президентской администрации.

Главная опора «семейной» группировки, Александр Волошин оказался на сегодняшний день в сложном положении: впредь он не может напрямую отдавать приказы, например, главе налоговой полиции, а будет вынужден идти на поклон если не к президенту, то к своему главному сопернику Сергею Иванову. Сужение внекремлевского влияния неизбежно и довольно быстро привело к тому, что некогда могущественный Александр Стальевич уже лишился возможности исполнять свой фирменный номер – без помощи конкурентов выполнять любое пожелание президента.

По утверждениям осведомленных людей, самой уязвимой мишенью за кремлевской стеной сегодня (после скандальных событий вокруг Пал Палыча Бородина) является как раз Волошин. Утверждают, что ни у кого из «семейного» клана нет столь лакомого для «информационных киллеров» криминального прошлого, как у Александра Стальевича. Естественно, встает вопрос о его замене.

Осведомленные люди приходят к выводу, что апрельская кадровая кадриль Путина была подготовлена узкой группой «питерских» соратников и проведена по законам разведывательной спецоперации. «Непитерскочекистское» крыло президентской администрации – Волошин и Сурков, судя по их собственной растерянности и невнятным комментариям, которые распространяли дружественные этой части аппарата пропагандисты, – оказалось просто не в курсе.

В кулуарах Белого дома даже утверждают, что указ об отставке Волошина с поста руководителя кремлевской администрации уже якобы подписан, а сама отставка последует в мае. Однако просто взять да уволить Волошина не так просто. Нужно подготовить почву. Чистка обещает быть обширной. О ее возможных масштабах свидетельствует недавнее апрельское «кадротрясение» в силовом секторе исполнительной власти. Из правительства полетят все оставшиеся там члены Семьи. Как утверждают многие аналитики, своей серией кадровых перестановок в апреле Путин, видимо, дал старт двум серьезным процессам: освобождению от старой ельцинской гвардии и глобальному переустройству всей системы центральной российской власти.

Политическая и кадровая реформы Путина, несомненно, будут продолжены. По оценке экспертов, по своей радикальности новые апрельские назначения примерно соответствуют тем, что осуществил весной–летом 1985 года пришедший к власти Михаил Горбачев. Отсюда можно прогнозировать и серьезность долговременных последствий от этих назначений.

Администрация президента, сохраняя пока функции президентского политического и бюрократического штаба, по-видимому, далее будет развиваться в направлении президентской политической канцелярии. В целом – это движение в сторону американской модели, но с русской спецификой. Характер подготовки и проведения уже состоявшихся кадровых перемен свидетельствует о серьезных изменениях в расстановке политических сил в Кремле. Точнее, о значительном ослаблении той части президентского окружения, которая досталась Путину в наследство от прежнего режима.

С другой стороны, действия Путина коренным образом отличаются от похожей акции, предпринятой Борисом Ельциным в 1997 году. Во-первых, ротация высших чиновников, затеянная Путиным, может растянуться во времени на несколько недель, а то и месяцев. А во-вторых, в отличие от Бориса Николаевича, стремившегося придать больший динамизм и радикализм правительству Черномырдина, Владимир Владимирович, судя по всему, сохраняя приверженность принципу «мягких, неболезненных преобразований», главной своей задачей сделал расстановку на ключевых постах людей, лично ему преданных и только ему обязанных своим карьерным ростом.

По сведениям из кремлевских источников, Волошин сначала вроде безропотно согласился на отставку, но потом, поразмыслив, все-таки решил выторговать себе какой-нибудь «запасной аэродром», в частности, «теплые местечки» в акционируемой части российских железных дорог, в РАО «Газпром» или в РАО «ЕЭС». Последний вариант, пожалуй, наиболее выгоден, поскольку подразумевает параллельную «аннигиляцию» Чубайса, который также вряд ли устраивает часть путинского окружения.

Однако, по мнению ряда политологов, несмотря на свою чужеродность как Путину, так и обеим крыльям его команды (питерцы-силовики и питерцы-либералы), Волошин отлично вписался в существующую промежуточную или переходную систему власти.

Демонтаж этой системы дается Путину крайне тяжело. Дело в том, что Александр Стальевич не просто сидит в кресле – он выстроил Систему, отдельные фрагменты которой доставляют членам путинской команды массу неприятностей. Система такова, что Волошин просто не может быть заменен кем бы то ни было. Он может и должен уйти вместе с выстроенной им Системой, если президент захочет и сможет заменить ее чем-то другим.

Тем не менее для Путина глава его нынешней администрации все равно остается проблемой. И дело не в чужеродности Волошина и даже не в том, что он ведет свою игру. Проблема в том, что выстроенная Волошиным Система великолепно работает на сохранение статус-кво, но органически неспособна к решению стратегических проблем и к структурным реформам.

И в заключение еще одно важное соображение: апрельские кадровые перестановки, произведенные Путиным без согласования со старокремлевским кланом, дают российскому общественному мнению основание надеяться на то, что ельцинская эпоха наконец-то рухнула. Если это соображение верно, то судьба Александра Стальевича Волошина уже решена.


Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку