НОВОСТИ
Украина утверждает, что расстрел группы мигрантов на границе с Белоруссией — фейк (ВИДЕО)
sovsekretnoru

«В ОДИНОЧКУ МЫ ПРОБЛЕМУ С МАФИЕЙ НЕ РЕШИМ»

Автор: Александр ЗИНУХОВ
01.07.2002 – Уверена, что убийство генерала Гамова – дело рыбной мафии. Пограничнику не простили честность, неподкупность и принципиальность. Бесспорно и то, что незаконный вылов рыбы в российской экономической зоне и ее выгрузка в японских портах невозможны без так называемой «крыши». Причем властной.

– Во главе делегации депутатов Госдумы, избранных от дальневосточного региона, вы побывали в Японии. Как там звучала тема рыбной мафии?

– В Токио мы встречались с парламентариями, бизнесменами, рыбопромышленниками. Министерство иностранных дел Японии передало мне документы, в которых указывалось, что в 2000 году в Японию было продано морских биоресурсов на 1 миллиард 266 миллионов долларов. А мы на тот момент располагали другой официальной справкой из российского Таможенного комитета и Госкомстата. Согласно ей, эта сумма составляет всего 233 миллиона долларов. Разница – более миллиарда долларов! Украденная прибыль скрывается в оффшорных зонах от налогообложения.

Мы с японскими коллегами приняли решение о создании совместной парламентской комиссии по вопросам незаконного промысла и контрабанды морепродуктов. В Москву я привезла документы, в которых зафиксирован заход наших судов с контрабандным уловом в японские порты. В них – названия траулеров, компаний-судовладельцев, объемы улова, характер продукции. Прямо кладезь информации для ФСБ, рыбоохраны, пограничников, таможни и налоговой полиции! Документы переданы во все заинтересованные инстанции. Кстати, как потом выяснилось, компетентные организации и без нашей помощи располагали важной оперативной информацией. Японские экспертные оценки многих в правительстве повергли в шок: оказывается, граница на Дальнем Востоке, несмотря на все усилия, остается проходным двором для контрабандистов. Было, например, установлено, что некое российское судно, которое по документам находилось в такой-то период времени в России, на самом деле совершило за это время не менее двадцати рейсов в Японию.

Эксперты подтвердили главный вывод: объем неконтролируемых поставок в Японию составляет ежегодно от 1 до 2,5 миллиарда долларов. Дополнительная проверка показала, что сдача морепродуктов в японские порты судами отдельных фирм превысила выделенные им квоты вылова в 3,5 – 10 раз.

Вот выдержка из аналитической записки, полученной мною от руководства одной из российских спецслужб: «В последнее время браконьеры проявляют активные попытки выявить планируемое использование сил и средств Федеральной пограничной службы. Они отслеживают перемещение патрульных кораблей, передают об этом информацию по радиоканалам условными сокращенными сигналами и кодами. Преступники пытаются подкупить и скомпрометировать должностных лиц погранслужбы. Контрабандисты стараются уклониться от прохождения точек контроля и перегружают рыбпродукцию без представителей погранслужбы на борту. Контрабандисты обычно вводят ложные данные в технические средства контроля за местонахождением судов». Так действует рыбная мафия.

– Можно себе представить, как обогащаются капитан и судовая команда...

– Ошибаетесь. Капитан, может, и получает какие-то премиальные от хозяина. А рыбаки довольствуются крохами с барского стола. Как правило, после захода траулера в японский порт экипаж закрывают в трюме на засов. За процессом сдачи лова пристально наблюдают с берега представители криминальных структур. Они могут быть из России, но с японским паспортом. Мафия интернационализировалась, всюду чувствует себя вольготно. Японские власти ничего не предпринимают, чтобы пресечь незаконный бизнес.

– Почему же рыбаки не сдают улов в родные порты?

– Если верить документам, то в свои порты заходят порядка девяти процентов судов. Оформление груза в российском порту, досмотр судна могут растянуться больше чем на неделю. А ведь все можно сделать за три часа! Свое слово о состоянии судна и рыбопродукта у нас должны сказать по меньшей мере двадцать пять ведомств, а рыба тем временем портится.

В прежние времена дальневосточные крабы перерабатывались на наших предприятиях. На экспорт шел только готовый продукт. Сейчас эти предприятия бездействуют или влачат жалкое существование. Но если мы вернем рыбу в наши порты, то неизбежно придут новые технологии, заработают судостроительные и ремонтные заводы, я уверена.

– В России существует единый официальный образец государственного свидетельства об отгрузке морепродуктов за рубеж?

– Японцы утверждают, что до сих пор Москва не может согласовать с ними единую форму документа. Но, между прочим, сами ничего не делают, чтобы положить конец этому хаосу. Значит, такое положение дел и в Японии многих устраивает.

– Как все-таки разобраться с рыбной мафией?

– Россия не в состоянии решить проблему разграбления биоресурсов в одиночку. Ведь договорились же цивилизованные страны совместно бороться с терроризмом. Те же японцы должны понять, что сегодня в их порты завозится контрабандная рыба, а завтра потоком пойдут наркотики и оружие. Тем более случаи такие уже были.

По договоренности правительств России и Японии, с 1 апреля японские власти ввели более строгий контроль за заходом российских судов в свои порты. Теперь наши соседи систематически предоставляют информацию о выявленных ими нарушениях со стороны российских рыбаков и обо всех поставках морепродукции. И вот первые результаты: мафия тут же переориентировала часть своей рыбной флотилии на порты Южной Кореи. Потоки завоза продукции — крабов, икры, трепангов, морского ежа – в Южную Корею увеличились в три раза. Надо так понимать, что если завтра для мафии «закроют» Южную Корею, то контрабанда поплывет в Китай..


Авторы:  Александр ЗИНУХОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку