В ноябре 1991 года газета «Совершенно секретно» призывала создать систему общепланетарной обороны

В ноябре 1991 года газета «Совершенно секретно» призывала создать систему общепланетарной обороны
Автор: Владимир ВОРОНОВ
16.11.2015
 
24 ГОДА НАЗАД
 
«ЕСЛИ ЭТОТ ШАНС БУДЕТ УПУЩЕН, НЕИЗБЕЖЕН НОВЫЙ ВИТОК ГОНКИ ВООРУЖЕНИЙ»
Из обращения академика Никиты Моисеева «Смерть идёт из космоса»
 
 
«Группа специалистов – математиков и инженеров, занимающихся проблемами анализа последствий возможной ядерной войны и использования космических средств, пришла к выводу о необходимости и реальности создания под эгидой ООН Международной космической системы, способной выполнять по меньшей мере три функции.
 
Первая (главная) – быть полицейской системой, способной предотвращать не только контролируемые запуски космических ракет, но и массированные атаки межконтинентальных ядерных средств.
 
Вторая – служить космической системой для получения любой наземной информации, исключающей необходимость запусков многочисленных спутников-шпионов.
 
Третья – служить (совместно с системой наземных станций) основой экологического мониторинга…
 
Такая система общепланетарной обороны будет стоить дорого. Но она окупится тем, что даст возможность ликвидировать национальные ракетно-ядерные средства и системы космической разведки. Ибо позволит устанавливать на платформах международной космической системы (конечно, за определённую плату) любую аппаратуру наблюдения над земной поверхностью…
 
Нам представляется, что эта деятельность должна заинтересовать Организацию Объединённых Наций и проводиться под её эгидой. ООН могла бы принять участие в создании творческого неправительственного (и внеправительственного) объединения специалистов. И не только инженеров, но и юристов, политиков, поскольку речь идёт о предприятии, которое в перспективе сможет коренным образом изменить всю систему планетарных отношений».
 
КИМ ФИЛБИ: ПЕРВАЯ ЗИМА В РОССИИ
Из воспоминаний Элеоноры Филби «Жизнь со шпионом»
 
«Наступили ужасные холода: по моим представлениям, такие просто не могли быть за пределами Сибири. Киму, как и нашим русским друзьям, морозы были по душе, но его тело, увы, было к ним явно не приспособлено. Он снова слёг с воспалением лёгких…
 
Чем дальше, тем более ощутимым становилась разделяющая нас преграда, и мало-помалу я пришла к выводу, что восстановить былое доверие не удастся.
 
В совершенно непривычной для нас обоих атмосфере, усугубившейся к тому же сильными холодами, времени для задушевных бесед находилось всё меньше. Нас всецело поглощали заботы, связанные со сложностями русского быта: как достать продукты, доставить их домой в больших корзинах и, наконец, приготовить.
 
Другими проблемами были для нас борьба с морозом, поездка на метро три-четыре раза в неделю на Главпочтамт и поиски наилучшего рынка, где можно было 
купить овощи и фрукты. Может быть, эти житейские проблемы помогали нам с мужем спасаться от трудных отношений.
 
Мы оба отдавали себе отчёт, что наши взаимоотношения нуждаются в серьёзной переоценке, но, по крайней мере, у меня просто не находилось для этого достаточно мужества. Полагать, что переехать из Бейрута в Москву то же самое, что из Лондона в Нью-Йорк, или что между нами всё может – без выяснения отношений — продолжаться по-прежнему, было полнейшим абсурдом. Муж на самом деле пересёк идеологический Рубикон, окончательно сбросив маску, которую носил долгие годы, и при этом ожидал, что я отнесусь к этому как к чему-то несущест­венному, как если бы он взял и сбрил усы».
 
В 1961 ГОДУ НА ПЕРВОЙ СОВЕТСКОЙ ПОДВОДНОЙ ЛОДКЕ К-19 («ХИРОСИМА») ПРОИЗОШЛА АВАРИЯ АТОМНОГО РЕАКТОРА
Из статьи капитана 1-го ранга Жана Свербилова «Хиросима» терпит бедствие»
 
 
«Дизельная подводная лодка С-270, которой я в то время командовал, принимала участие в учениях под кодовым названием «Полярный круг», проводившихся в северной части Атлантического океана…
 
Мы тут же полным ходом пошли к предполагаемому месту встречи с подводной лодкой, терпящей бедствие… Николай Затеев, командир К-19, попросил принять на борт одиннадцать человек тяжелобольных и обеспечить его радиосвязью с флагманским командным пунктом, то есть с берегом…
 
К трём часам утра следующих суток подошла подводная лодка Вассера и стала принимать людей. Их раздевали догола, и по рулям они шли голыми. Деньги, партийные и комсомольские билеты закладывали в герметичный кранец. На нашу лодку, помимо первых одиннадцати, перешло ещё 68 человек. К нам же перенесли большие мешки с секретной документацией…
 
На подходе к Полярному стали проводить дезактивацию в отсеках: мыли борта, переборки, настилы, приборы, механизмы. Вскоре пришвартовались у третьего пирса. Сойдя на берег, я не знал, кому доложить о прибытии, – такое количество адмиралов и генералов я видел впервые…
 
С лодки начали выгрузку мешков с секретной документацией К-19, которая так фонила, что приговор был однозначный – жечь. Затем всю команду отправили в баню на санобработку…»
 

Авторы:  Владимир ВОРОНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку