В гибели Михаила Пимкина, 23 лет, никто не виноват?

В гибели Михаила Пимкина, 23 лет, никто не виноват?
Автор: Елена ВЛАСЕНКО
26.02.2013

Ветеринарный врач Евгений Пимкин во время наводнения 6 июля 2012 потерял сына. Тот вместе с невестой и друзьями погиб от сильного удара тока – в воду попал оголенный провод. Никто не понес наказание за их смерть: ни одному чиновнику не предъявили обвинения в халатности, а уголовное дело по факту гибели людей, как считает Пимкин, пытаются «спустить на тормозах». Об этом он рассказал президенту Владимиру Путину и редакции «Совершенно секретно».

Подробно о борьбе Евгения Пимкина газета «Совершенно секретно» писала в материале «Крымск – зона поражения».

Сыну Пимкина Михаилу в день наводнения исполнилось 23 года. В Геленджик он поехал вместе со своей 19-летней невестой и ее подругой. Все они погибли, пытаясь спасти человека, который, как им показалось, тонул. Однако этот человек уже был мертв: он лежал в воде рядом с рекламным щитом, который был подключен к электропитанию. Произошло короткое замыкание, и сильный удар тока убил его и всех четырех человек, который, один за другим, пытались спасти его и друг друга. 

Евгений Пимкин рассказывает, что получил компенсацию за гибель сына, но так и не добился желаемого: чтобы уголовное дело по факту гибели сына и его близких переквалифицировали со статьи «причинение смерти по неосторожности» на статью «халатность, повлекшую смерть двух и более лиц». Соответственно, обвиняемых в халатности – ни чиновников администрации, ни сотрудников энергетической компании, ни владельцев рекламного щита – пока нет и, как опасается Пимкин, и вовсе не будет. Свои опасения он изложил в письме президенту Владимиру Путину. В нем, в частности, говорится:

«Ничего, кроме отписок, я не получил, сроки предварительного расследования продлеваются уже девятый месяц, и конца и края этому произволу не предвидится. <…> У всех потерпевших сложилось твердое мнение, что наше дело хотят свести к одному виновному, который несанкционированно подключил рекламный щит к уличному освещению в 2007 году. Фирмы и должностные лица, которые эксплуатировали объекты уличного освещения и должны были контролировать правильность эксплуатации, а также собственник в лице администрации Геленджика, по мнению следствия, не несут никакой правовой ответственности. Также следствие до сегодняшнего дня не видит проявления халатности в действиях должностных лиц администрации Геленджика, которая не приняла никаких мер по предупреждению жителей города и отдыхающих о чрезвычайной ситуации, хотя к настоящему моменту у следствия есть неопровержимые доказательства», – сказано в письме Евгения Пимкина к Путину. Это третье письмо Пимкина этому адресату. Предыдущие два эффекта не имели.

Адвокат Пимкина Сергей Гагауз в интервью «Совершенно секретно» выразил мнение, что расследование умышленно затягивается:

– Создается впечатление, что свалить всю вину хотят на риэлтора, который поставил рекламный щит и не обесточил его во время наводнения. Но чем отличается администрация Крымска от администрации Геленджика? Ничем. Лишь тем, что в Геленджике пострадавших гораздо меньше, что не снимает с администрации ответственности.

Напомним, четыре чиновника Крымского района обвиняются в халатности, три из них находятся под стражей.

В администрации Геленджика все претензии отвергли:

– Гибель людей вследствие поражения током произошла в 14:15–14:20 по московскому времени. В указанное время у нас оснований для введения режима чрезвычайной ситуации не было. Он был объявлен в 16:00. В связи с введением режима ЧС уполномоченными службами были предприняты все возможные меры по информированию населения всеми доступными способами, а также по эвакуации людей из затопленных районов города и сельских населенных пунктов, – сказал «Совершенно секретно» пресс-секретарь ведомства Максим Жмутский

Сергей Гагауз утверждает, что смерть Михаила Пимкина и его близких наступила позже:

– В уголовном деле есть показания свидетелей. Из них следует, что смерть наступила около 16:00. Тогда же их и нашли. Представить себе, чтобы в центре Геленджика два часа лежали пять трупов, сложно.

В наводнении на Кубани погибли 171 человек, большинство – в Крымске, где стихия нанесла наибольший ущерб. В Геленджике погибли двенадцать человек. Интересы близких большинства из них представляет Сергей Гагауз. По его словам, все они были удивлены тем, что никому в городе не были предъявлены обвинения в халатности.


Авторы:  Елена ВЛАСЕНКО

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку