НОВОСТИ
Начали «хамить пациентам». Визит антиваксеров в больницу превратился в балаган (ВИДЕО)
sovsekretnoru

В эфире Семья

Автор: Лариса КИСЛИНСКАЯ
01.07.1999

 
Юлия ЛАТЫНИНА
Фото Бориса КРЕМЕРА, Сергея МИХЕЕВА/Коммерсант

Михаил Лесин

Кремль высоко оценил заслуги Михаила Лесина в успешном выполнении операции по изгнанию с канала РТР старейшей программы российского телевидения «Совершенно секретно», ставшей в мае 1999 года лауреатом премии «ТЭФИ», и наградил его, назначив руководителем вновь созданного Министерства по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций.

Всероссийская государственная телерадиокомпания тяжко больна. ВГТРК – по словам Михаила Лесина, еще неделю назад занимавшего пост первого зампреда ВГТРК, – получает в месяц от рекламы и из бюджета 5–6 млн. долларов, а нуждается в 23–25 миллионах. Согласно бюджету на 1998 год, РТР причитается около 1,8 млрд. рублей, и деньги эти платят регулярно. То есть в месяц как раз набегает 150 млн. рублей – те самые 6 млн. долларов.

А где же деньги от рекламы?! Как получилось, что единственная в стране телекомпания, которая получает госсредства, единственная телекомпания, которая не должна платить за сигнал, которая имеет кучу льгот (например, указом от 19 января 1993 года освобождена от обязательной продажи части валютной выручки), стоит на паперти с протянутой рукой?

И связано ли это с тем, что фактическим руководителем ВГТРК является Михаил Лесин, основатель компании «Видео интернэшнл», имеющей эксклюзивное право размещения рекламы на ВГТРК?

* * *

В начале 1994 года по РТР показали фотографию министра финансов Сергея Дубинина. Портрет был обрамлен золотыми воротами, как в сериале «Санта-Барбара». Подпись просила поклонников сериала писать письма Дубинину, потому как канал не получает положенного финансирования. Оригинал портрета обладал достаточным чувством юмора, чтобы тут же перечислить деньги...

Спустя два года «Вести» рассказывали о предвыборном митинге коммунистов. Выпускающие редакторы (должность появилась после ухода Попцова; люди эти ничего сами не писали, зато контролировали, как бы чего не вышло) категорически потребовали от Светланы Сорокиной убрать из-за спины Зюганова... заполненный людьми стадион.

Между этими эпизодами – пропасть между РТР юным и нынешним. Изменилось не государственное телевидение: изменилось государство. За восемь лет юное личико российской демократии превратилось в морщинистую харю, обезображенную нищетой одних и невыносимой алчностью других. И вместо услуг фотографа ей понадобились услуги визажиста.

От революционного романтизма к семейной бюрократии

Российское телевидение зарождалось на волне демократического романтизма. Когда в 1990 году Олег Попцов, замглавного в «Московских новостях», пробил у Председателя Верховного Совета Бориса Ельцина распоряжение о создании РТР, у новой структуры не было ничего, кроме трех часов в день на «второй кнопке» и горячего желания противостоять косному Гостелерадио.

«Вести» стали единственной программой, которая во время путча 1991 года не показывала балет «Лебединое озеро», и были вознаграждены по-царски. В их распоряжении оказалась вся Шаболовка, «первая кнопка» радио, нелимитированные бюджетные средства и – лучшие молодые продюсеры, которые наперебой предлагали услуги каналу. Именно тогда на канале появляются Светлана Сорокина (покинула канал) и Михаил Пономарев (покинул канал), аналитический «Момент истины» Андрея Караулова (снят с эфира), да и ваши покорные слуги – программа «Совершенно секретно», изгнание которой с официального канала президентской Семьи было вопросом времени.

По мере приближения выборов-96 Олег Попцов становился все более неудобен. Александр Коржаков тогда лоббировал идею отмены выборов, и было ясно, что эту идею Попцов поддерживать не будет. Собственно, Коржаков пробил два указа. Один – об акционировании ОРТ. Второй – 14 февраля 1996 года – о снятии Попцова и назначении на должность председателя ВГТРК своего протеже Эдуарда Сагалаева.

После отставки Коржакова, Барсукова и их «духовного отца» Сагалаев был обречен. 10 февраля 1997 года его место занял рыцарь победивших демократов Николай Сванидзе. Смена председателей канала отражала перемены во власти. Отменный журналист, Сванидзе был слишком плохим администратором, и в 1998 году его заменили на бесцветного Михаила Швыдкого. Впрочем, к этому времени вопрос о том, кто занимает пост председателя канала, не имел значения – 9 июля 1997 года указом президента первым зампредом канала был назначен Михаил Юрьевич Лесин, основатель рекламного агентства «Видео интернэшнл», которому с 1994 года принадлежало монопольное право размещения рекламы на ВГТРК. Вообще-то, Лесин, говорят, очень хотел стать главой ВГТРК. Но мелкие эпизоды – 218 млрд. рублей необеспеченного кредита, полученного «Видео интернэшнл» от «Московского городского банка» накануне банкротства последнего, и нехорошие слухи, связанные с исчезновением главы банка Долгова, – помешали назначению. Времена были детские, иммунитет на компромат еще не выработался..

Михаил Лесин родился 1 июля 1958 года. В ВЛКСМ не состоял, однако в 1989 году созданный им кооператив «Игротехника» был преобразован в предприятие «Интеллекс» при Тимирязевском райкоме ВЛКСМ. На телевидение Лесин пришел через КВН – он был одним из самых остроумных кавээнщиков МИСИ.

Став в 1991 году одним из основателей «Видео интернэшнл», Лесин не оставляет собственно рекламного творчества. Именно он становится автором рекламных роликов банка «Империал» и создает предвыборные плакаты Ельцина: «Верю. Люблю. Надеюсь», «Спаси и сохрани».

Михаил Лесин был тем единственным журналистом, которому Ельцин дал интервью и рассказал о своей болезни и предстоящей операции на сердце

История приватизации Лесиным финансовых потоков ВГТРК типична для молодой демократии. Это история о том, как демократы, не снисходящие до финансов, продавали право первородства за чечевичную похлебку. И не замечали, что их наивность ведет к образованию квазифеодального государства, в котором источником прибыли будет не рынок, а бюрократическая привилегия. Государства, бесконечно далекого от рынка, но упорно именующего себя демократическим и тем самым компрометирующего в глазах избирателя и рынок, и демократию.

В 1994 году ВГТРК и «Видео интернэшнл» учреждают АОЗТ «Агентство по продаже рекламных возможностей РТР» (АРТР). В июне 1994 года АРТР получает эксклюзивное право на продажу рекламы на РТР.

С этих пор ситуация будет только ухудшаться. Сначала уменьшится ежемесячная оплата (с 6,3 млн. долларов в 1994 году до 3,8 млн. в 1996-м). Зато – видимо, за лучшее качество услуг – увеличивается размер агентского вознаграждения (с 10 до 25 процентов). Потом уменьшается размер предоплаты – со 100 до 50 процентов. Впрочем, к 1995 году АРТР не имеет привычки платить в срок. Агентство постоянно должно телевидению, причем точный размер этой задолженности установить не представляется возможным ввиду досадной привычки одних и тех же должностных лиц подписывать датированные одним и тем же временем акты взаиморасчетов, в которых, тем не менее, содержатся разные цифры. К примеру, 30 декабря 1995 года гендиректор АРТР Коваленко и зампред ВГТРК Ложкин подписывают сразу два акта. Согласно одному, АРТР должно компании 5,9 млн. долларов, согласно другому – 3,3 миллиона. Обе суммы роднит то, что ни одна не отражена в бухучете ВГТРК. Разумеется, такую мелочь, как пеня за хронические неплатежи, ВГТРК не начисляла... И Эдуард Сагалаев подписывает эксклюзивный договор уже не с АРТР, а собственно с «ВИ».

Получается, что расходы лежат на ВГТРК, а деньги получает «Видео интернэшнл». В свое время Борис Березовский заметил, что в России сначала приватизировались финансовые потоки, а потом – собственно компания. Деятельность «ВИ» – это и есть приватизация финансовых потоков ВГТРК.

Рента с государства

В 1995 году Борис Березовский получил в свои руки первый канал – для поддержки президента на выборах. А так как частный канал из бюджета кормиться не мог, то Березовский заодно выпросил и «Сибнефть» – на финансирование государственных задач через частный сектор. Похожим образом – вне конкурсов – появилось и НТВ, только в его создании главную роль играла благосклонность московских, а не федеральных властей.

Можно до хрипоты спорить, хорошо или плохо продавать каналы за копейки олигархам. Но несомненно одно: ни ОРТ, ни НТВ не получают казенных денег. С момента приватизации любое перемещение средств внутри этих компаний – это их внутреннее дело. НТВ настроено на то, чтобы получить прибыль. Поэтому оно делает хорошие программы, закупает дорогие фильмы и даже старается, чтобы политические задачи владельца НТВ Гусинского не слишком вызывали у зрителей икоту. А то так и аудиторию потеряешь

Благодаря государственному статусу ВГТРК основной финансовой целью его хозяев стала не максимизация прибыли, а присвоение государственных средств.

Первое, на что упал взгляд руководителей ВГТРК, было гигантское недостроенное четырнадцатиэтажное здание на Шаболовке и пункт приема передач в Клину, ранее принадлежавшие военным. Достройка их позволила бы передавать сигнал ВГТРК не по дряхлым радиорелейным линиям, а по спутнику из космоса. Под достройку можно было создать частную фирму и привлечь инвестиции. А под предлогом привлечения инвестиций можно было передать фирме много государственного добра.

Первым опытом в этом духе стало создание в августе 1994 года ТОО «РТР-телесеть». Усевшись (без оформления арендных отношений) в здании ВГТРК на 5-й улице Ямского поля, компания тут же получила от ВГТРК режим наибольшего благоприятствования.

К примеру, закупив за 142 тыс. долларов видеопроекционную кубовую систему «Панасоник», ВГТРК сдает систему в аренду ТОО «РТР-телесеть» и... тут же арендует ее обратно, но по более высокой цене. Угадайте, что происходит по истечении срока договора? Правильно. Система переходит в собственность ТОО. На день проверки Счетной палатой ВГТРК была должна за купленную ею же систему... 292 тыс. долларов.

В целом ТОО получило от ВГТРК кучу всякого оборудования (иногда бесплатно, как, например, спутниковую антенну за 97 млн. рублей, иногда – в аренду), а взамен ВГТРК заключила с ТОО договор, по которому ТОО распространяет программы РТР, а РТР за это платит. Стоимость услуг ТОО в 1996 году была оценена в 1,4 млрд. рублей, и в отличие от государственных станций, которые сидели на голодном пайке, ТОО получало от ВГТРК плату обильно и регулярно.

Представьте себе ситуацию, при которой «АвтоВАЗ» сдает свой главный конвейер в аренду ТОО «Васькин и кот», обеспечивает Васькина и кота рабочей силой, а потом покупает у ТОО по двукратной цене автомобили. Ситуация с ТОО «РТР-сигнал», которое бесплатно сидело в Клину, бесплатно – на основании приказа председателя ВГТРК – использовало монтажную аппаратуру, вело вещание собственных каналов «Метеор-спорт» и «Метеор-кино» и еще получало от РТР бюджетные деньги за распространение сигнала, ничем не отличается от нашей гипотетической ситуации с «АвтоВАЗом».

С переменой руководства эпопея с ТОО «РТР-сигнал» как-то сама собой заглохла, зато в 1996 году родилась новая «лавка». Называлась она ОАО «РТР-сигнал» и была учреждена 17 февраля 1997 года все с той же благой целью привлечения инвестиций.

И снова на баланс новосозданной конторы передается имущество – на основе, как написано в акте проверки, «инвентарных карточек без номеров и подписей с исправлениями» – всего на сумму 11 млн. рублей в ценах декабря 1992 года. Правда, часть имущества передать забыли – например, из актов выпала вся технологическая аппаратура комплексов «Енисей» и «Тобол», стоившая в ценах 1965–1971 года 31,8 млн. рублей – то есть в три раза выше стоимости поставленного на баланс имущества.

Аппаратура вообще испарилась в неизвестном направлении – отыскалась лишь служебная записка, в которой высокий чин РТР просил посодействовать в вопросе продажи аппаратуры некоему ТОО «ПМК-167» за крупную сумму в 10 млн. рублей – на зарплату работникам клинского центра. Аппаратура, в которой только золота было 8,5 килограмма, ушла за скромную сумму в 2 тыс. долларов.

Олег Попцов

При передаче имущества незавершенное здание на Шаболовке было оценено по состоянию на 1 января 1997 года в 4,4 млрд. рублей, в то время как, по оценкам аудитора Александры Богатыревой, стоило оно около 100 млрд. рублей. Радиорелейную линию Москва – Клин, для которой только оборудование стоило 3,9 млн. долларов (21,4 млрд. рублей), не считая монтажа, оценили в 4,6 млрд. рублей. Станцию Scientific Atlanta, купленную за государственные денежки в 1995 году за 2 млн. долларов, передали ОАО за 4,3 млрд. рублей.

Понятно, что чем меньше стоило переданное на баланс ОАО имущество, тем меньшей была и сумма, которую покупатель должен был выплатить за покупку «РТР-сигнала». В результате 75 процентов акций ОАО, причитающиеся к продаже на инвестиционном конкурсе в марте 1997 года, были оценены в 313 млрд. рублей. Меньше 50 млн. долларов.

Впрочем, проведение конкурса по продаже ОАО – это отдельная песня. Во-первых, конкурс был инвестиционный. То есть победителем признавался не тот, кто перевел государству большую сумму денег, а тот, кто пообещал государству побольше вложить в ОАО. Понятно, что количество обещающих при таких выгодных условиях могло резко устремиться к бесконечности, а ОАО следовало продать своим. В связи с этим условия «открытого» конкурса несколько подредактировали. А именно: оказалось, что в конкурсе могли принять участие только те лица, которые... могли представить документ, подтверждающий, что они могут предоставить ОАО «РТР-сигнал» право на использование спутникового транспондера (сиречь передающего устройства) с техническими параметрами: минимальная зона покрытия – европейская часть РФ, полоса пропускания минимум 36 Мгц, ЭИИМ не менее 42 дБМт в центре луча..

Это просто классика жанра, господа. Победить в конкурсе мог любой желающий, но только тот, кому принадлежал совершенно определенный спутник.

В конкурсе участвовали две фирмы, обе тесно связанные с «Московским национальным банком» небезызвестного Ашота Егиазаряна. Выиграло ОАО «Уникоминвест-центр». Оно заплатило государству 370 млрд. рублей, часть которых была в дальнейшем... использована на приобретение беспроцентных векселей самого ОАО «Уникоминвест-центр».

Мы обращаем внимание читателей, что все это безобразие происходило в марте 1997 года. Эпоха залоговых аукционов уже закончилась. Однако захватывающая дух эпопея с продажей госсобственности за беспроцентные векселя лавки «Редькин и хрен» резонанса не вызвала...

И еще маленькая подробность. Большая часть сведений, касающихся интимных финансовых взаимоотношений ВГТРК и ОАО «РТР-сигнал», которые мы цитировали, не вошла в акт проверки Счетной палаты 1997 года, подписанный аудитором Вениамином Соколовым. Они вошли в отдельный акт, составленный аудитором Александрой Богатыревой.

Говорят, бесстрашный борец с коррупцией г-н Соколов в то время собирался баллотироваться в губернаторы и поддержка ВГТРК была бы ему кстати. Александра Богатырева после своего особого акта была вынуждена уволиться из Счетной палаты.

Неэвклидовы долги

Семьдесят – восемьдесят процентов денег любого канала идут на оплату сигнала. ВГТРК не составляет исключения. Канал хронически должен связистам. Когда производитель, отчаявшийся получить деньги за купленную и показанную ВГТРК программу, идет в суд, он слышит: «У нас нет средств на сигнал! А вы хотите, чтобы мы вам платили!» И очень интересно посмотреть, откуда берется задолженность за связь и как она покрывается.

11 ноября 1996 года председатель ВГТРК просит Черномырдина о выделении средств для оплаты задолженности предприятиям Минсвязи. Всего ВГТРК должна «за сигнал» 422,4 млрд. рублей. Спустя три дня (!) письмо с положительной визой Черномырдина поступает в Минфин, и тот выделяет компании – нет, не деньги, а облигации внутреннего валютного займа 7-го транша номиналом в 90 млн. долларов. Почему не деньги? Потому, что деньги стоят столько, сколько стоят, а облигации еще надо продать. И может статься, что они будут проданы не очень выгодно для государства.

Так оно и происходит: облигации поступают на счет ВГТРК в «Уникомбанке» и тут же продаются (через МФК) за 30 процентов от номинала, хотя рыночные котировки на тот момент составляют 36 процентов от номинала. Из 162 млрд. рублей, поступивших на счет ВГТРК от столь убыточной операции, на оплату связистам направлено 5,1 млрд. рублей. Большая часть остального – 51 млрд. рублей – пошла на оплату творческих договоров.

Дела рекламные, убыточные

В связи с известной переменчивостью настроений в верхах менеджеры канала смотрели на ВГТРК как на бесхозный сад, а на себя – как на дворовых мальчишек, задача которых – обтрясти с сада как можно больше яблок до очередного переворота внутри Семьи. Отсюда – ОАО «РТР-телесеть» при Анатолии Лысенко, ОАО «РТР-сигнал» при Эдуарде Сагалаеве и «Видео интернэшнл» при них при всех.

Займемся несложной арифметикой. По потенциальному объему аудитории РТР занимает второе место после ОРТ. По объему рекламы в период «прайм-тайм» – второе место после ТВ-6. ВГТРК – это единственная компания, которая получает бюджетные деньги. И тем не менее НТВ – прибыльная компания, ТВ-6 – прибыльная компания, большая часть из двух тысяч российских теле- и радиокомпаний зарабатывают деньги, а ВГТРК в долгах как в шелках.

С чего бы это? В 1996 году, согласно данным, предоставленным ВГТРК проверяющим из Федеральной службы телевидения и радиовещания, компания выручила 243 721,7 млн. рублей за 315,94 часа рекламы. Простейшая арифметика показывает, что средняя стоимость минуты рекламы в 1996 году составила 12,8 млн. рублей, или 2141 доллар. Столько платят за рекламу в самой низкорейтинговой дневной передаче. Учтите, что в вечернее время стоимость рекламы на канале ВГТРК доходит до 20 тыс. долларов за минуту, и прикиньте, насколько занижены цифры

Посчитаем по-другому. В 1996 году ВГТРК получила из бюджета 394,1 млрд. рублей – то есть 73 млн. долларов. В том же, 1996 году, по данным Счетной палаты, неучтенное рекламное время составило 57,8 часа. (О том, что подсчеты эти у специалистов вызывают смех, умолчим: в стране с одиннадцатью часовыми поясами невозможно посчитать ни скрытую рекламу, ни упоминания спонсоров в передачах, ни рекламные блоки в регионах.) Тем не менее, учитывая, что минута рекламы на РТР стоит до 20 тысяч, ВГТРК недополучила от рекламы как минимум 172,2 млн. долларов – в 2,5 раза больше суммы государственного финансирования.

Эдуард Сагалаев

Если бы это происходило в частной компании – это называлось бы минимизацией налогов и было бы личным делом компании. Но это происходит в государственной компании и потому называется приватизацией бюджета.

«Сейчас уже не «Видео интернэшнл» должно ВГТРК, а наоборот», – в сердцах бросил один из моих собеседников. Каким образом? А очень просто. ВГТРК ведь не только должна получать деньги за рекламу. Она и должна платить за производство программ. На ВГТРК работают свыше четырех тысяч человек. Для сравнения: на ОРТ – тысяча двести человек, на НТВ – около восьмисот. Огромная разница вызвана тем, что НТВ с самого начала делало ставку на закупку программ, в то время как Олег Попцов планировал сделать из госкомпании производящий центр. Для ВГТРК закупалась самая современная аппаратура и монтировались самые современные студии. Одна «ньюс-рум» обошлась налогоплательщику в 24 млн. долларов.

Однако сейчас ВГТРК производит, по сути, только новостные программы – «Вести», «Подробности», «Зеркало», да еще «Федерацию». Все остальное закупается у независимых производителей, которые зачастую используют для этого арендованное у ВГТРК оборудование. Это все тот же «АвтоВАЗ», который сдает в аренду конвейер и платит арендодателям за произведенные ими машины.

Понятно, что есть огромное количество программ, которые может произвести только сторонний производитель. Но странное дело – значительная часть производителей связана все с тем же «Видео интернэшнл». Только в 1996 году ВГТРК перечисляет 25,7 млрд. рублей в адрес ЗАО «ПК «Видео интернэшнл» и 24 млрд. рублей в адрес ТТПО «Фокус» (генеральный директор Александр Акопов, ныне – один из руководителей ВГТРК).

У нас нет юридических доказательств, что большинство внешних производителей, регулярно получающих за программы деньги (есть ведь и другие, которым не платят), связаны дочерними отношениями с теми десятками компаний, которые мы здесь для краткости обозначаем как «Видео интернэшнл».

Но, рассуждая логически, если завод сдает в аренду прокатный цех и потом покупает у арендаторов прокат – имеет место либо глупость, либо изощренный увод денег. Михаил Лесин не производит впечатления глупого человека...

О принадлежности автодорог «АвтоВАЗу»

Сравнительная история ОРТ и РТР невозможна без сравнения характеров Бориса Березовского и Михаила Лесина. Оба – люди блестящего ума (что служит, впрочем, не смягчающим, а отягчающим обстоятельством). Оба сделали карьеру на близости к Семье. Оба использовали покровителей (Каданникова или Попцова) как ступеньку, которую, взобравшись, отталкивают ногой. Но Березовский всегда лез на подмостки – Лесин, вопреки своему прошлому кавээнщика, предпочитал тень. Березовский, используя выборы 1996 года, получил ОРТ почти в собственность. Лесин не успел или не захотел проскочить. В результате ОРТ волей-неволей должно зарабатывать деньги, в то время как ВГТРК может позволить себе портить собственные рейтинги цензурой, а преимуществ над конкурентами добиваться с помощью президентских указов.

8 мая 1998 года выходит указ президента № 511 «О совершенствовании работы государственных СМИ». Совершенствование заключается в том, что ВГТРК превращается в холдинг, который объединяет региональные телерадиокомитеты и региональные предприятия связи, раньше принадлежавшие Минсвязи.

Сейчас все технические средства передачи сигнала принадлежат ВГТРК. То есть все компании получают деньги за производство картинки и платят деньги за передачу картинки по сети. Холдинг получает деньги за производство картинки и за сеть тоже... получает деньги. Это все равно как если бы российские автодороги передали «АвтоВАЗу». И «АвтоВАЗ» получал бы деньги и за продажу автомашин, и за проезд по дорогам иномарок. (Кстати, региональные приемо-передающие станции на телевидение тратят около 10 процентов своей мощности. Остальное – это телефон, телеграф, военные, сотовая связь. То есть куча услуг, которые стоят денег. «АвтоВАЗу» отдали не только дороги, но и закусочную на стоянке

Политическая логика указа ясна. Холдинг – это удавка на шее всех остальных компаний. Он может заставлять их платить за сигнал или прощать долги в зависимости от политической ориентации. (Насколько это важно – ясно после попытки Примакова обанкротить ОРТ.) Во-вторых, холдинг контролирует местные телерадиокомпании, имеющие в регионах более высокие рейтинги (до 30 процентов аудитории), нежели федеральные СМИ.

Мотивы, руководившие г-ном Эдуардом Гинделеевым (как говорят, главным архитектором указа), вполне понятны. У коммунистов они вызовут отчаянное неприятие, у либералов – горячее одобрение, но и те и другие сойдутся в одном: это были политические мотивы.

Холдинг не получился. Получилось другое. После того как все региональные ГТРК стали филиалами ВГТРК, «Видео интернэшнл», по букве заключенного с ВГТРК договора, стало хозяином рекламы на всех ГТРК от Анадыря до Смоленска. Допустим, власть эта скорее номинальная: отследить из Москвы, сколько крутят рекламы в Оренбурге, просто нереально. Но благодаря указу потенциальный клиент «Видео интернэшнл» отныне может купить рекламу пакетом – не только в центре, но и в регионах. Указ «О совершенствовании работы государственных СМИ» стоило бы переименовать в указ «Об увеличении прибыли «Видео интернэшнл».

Указ № 511 только что получил творческое развитие: 6 июля президент Ельцин создал Министерство по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций и назначил его главой Михаила Лесина. Журналистам остается только надеяться, что отныне предоставление лицензии на «ведение указанных видов деятельности» не будет связано с заключением изданиями эксклюзивных договоров с «Видео интернэшнл»...

Указ президента как главный компромат

Да позволено нам будет вернуться к тому, с чего мы начали, – к угасанию самой первой и самой блестящей российской телекомпании.

По опросам социологов из Комкон-2 (проводились с 6 по 12 октября 1997 года и с 9 по 15 февраля 1998 года), РТР значительно уступает по размерам своей среднесуточной аудитории не только ОРТ (это было бы естественно – у них больше передатчиков), но и НТВ. По данным Национального института социально-психологических исследований, в Челябинске РТР занимает по популярности 10-е место, в Новосибирске – 9-е, в Красноярске – 6-е, в Ростове-на-Дону – 5-е место.

Николай Сванидзе

По степени доверия государственное телевидение занимает третье место после негосударственных каналов – ОРТ и НТВ. Казалось бы, какое отношение имеют низкие рейтинги РТР к основной теме этой статьи – приватизации финансовых потоков ВГТРК? Да самое прямое. И то и другое отражает нынешнее лицо государства Российского. Государства, в котором угодливая лесть по отношению к власти позволяет выбивать новые указы, которые, в свою очередь, укрепляют положение частной компании.

Страшно не то, что Россию затопил океан компромата, – страшно то, что главный компромат содержится не в грязненьких телефонных прослушках, а в указах президента. Назначение Михаила Лесина, основателя «Видео интернэшнл», на должность сначала зампреда ВГТРК, а теперь министра печати – это вещи куда более масшабные, чем какие-нибудь 421 тыс. немецких марок, истраченных на не поставленную на баланс ВГТРК берлинскую квартиру, бесчисленные подчистки в бухгалтерских документах, списанные декорации или купленные по завышенной цене автомашины.

И тут возникает главный парадокс, над которым мы предлагаем подумать читателю. Большие куски никто не ест в одиночку. Опасно – можно подавиться. Существуют лишь два ответа на вопрос о взаимоотношениях президентской семьи и ее друга Михаила Лесина. Либо в Кремле не знают о том, что указы президента превратились в высокодоходный финансовый инструмент, и тогда это называется некомпетентностью власти. Либо – знают, но бездействуют. И тогда речь уже идет не о некомпетентности, а о соучастии.

Семья торопливо сажает своих людей на предвыборные потоки: Михаила Ванина – на таможню, Михаила Зурабова – на Пенсионный фонд. Очевидно, что состояние ВГТРК прекрасно укладывается в эту схему, в которой политический самообман Семьи причудливо сочетается с коммерческой проницательностью ее друзей, а уверенность в том, что бюджетные деньги позволят Семье выиграть выборы, – с торопливым растаскиванием этих самых денег в предчувствии электоральной катастрофы

И именно упадок РТР свидетельствует, что интересы семьи Ельцина не более совпадают с интересами России, нежели интересы семьи Маркоса – с интересами Филиппин.

* * *

Выводы нашей статьи достаточно серьезны, чтобы бросать их за глаза. Поэтому мы задали содержащиеся в статье вопросы непосредственно Михаилу ЛЕСИНУ, назначенному на днях министром по делам СМИ.

– Вы одновременно являетесь зампредом ВГТРК и основателем «Видео интернэшнл», которое имеет эксклюзивное право рекламы на втором канале. Как вы считаете, не способствует ли такое совмещение перекачке госсредств из государственной структуры в частную?

– Полная чушь. Во-первых, эксклюзивное право «Видео интернэшнл» получило в 1994 году, а я пришел на канал в 97-м. Во-вторых, из состава пайщиков «ВИ» я вышел в 94-м. Пока ни одна из проверок не предъявляла мне подобных обвинений. На сегодняшний день условия соглашения таковы, что «Видео интернэшнл» получает всего 1,5 процента комиссионных за рекламу и переводит деньги на счет ВГТРК в трехдневный срок. Это соглашение выгодно в первую очередь именно ВГТРК.

– В таком случае, каково финансовое состояние канала? При выгодном соглашении?

– Могу только сказать, что на содержание ВГТРК в ее нынешнем виде – на каналы, региональные ТРК, предприятия связи – нужно порядка 23–25 миллионов долларов в месяц. Государственное финансирование плюс реклама – это 5–6 миллионов долларов.

– А откуда остальное?

– Бартер, зачеты – недавно кредит у Внеш-экономбанка взяли...

– Насколько оправданна с финансовой точки зрения практика покупки телепрограмм у сторонних производителей при наличии собственных студий? Какая часть этих производителей связана с «Видео интернэшнл»?

– Структуры «Видео интернэшнл» не имеют преимуществ перед другими должниками. На сегодня ВГТРК задолжала ПК «Видео интернэшнл» около двух миллионов долларов. Что же касается производства или покупки программ, то это, извините, проблема корпоративной стратегии. Предположим, я бы пришел в «Совсек» и начал допытываться у Боровика: «Артем, а сколько у тебя штатных журналистов и сколько внештатников? И почему ты заказываешь статьи внештатнику, если штатный журналист тоже может ее написать?» Да, оборудование у канала есть, но на содержание этого оборудования деньги третий год не выделяются.

Михаил Швыдкой.
Если бывшие председатели ВГТРК мужественно отстаивали одну из самых острых программ российского телевидения, то Михаил Швыдкой сдал ее при первом же окрике Кремля

– ВГТРК – единственный канал, который получает средства от государства. У него очень большой объем вещания и очень большой объем рекламы. Как бы вы оценили положение ВГТРК в сравнении с НТВ?

– Почти такое же, как у нас. И я бы не сказал, что другие каналы лишены государственных денег. ОРТ получило кредит от Сбербанка, НТВ спутник запустило под гарантии правительства...

– Хотя ВГТРК и уступает НТВ по популярности в тех районах, где принимают НТВ, его аудитория шире, а потому реклама на ВГТРК не менее выгодна. Почему, когда рекламодатель по соглашению между «Видео интернэшнл» и НТВ покупает пакет рекламы на ВГТРК и НТВ, полученные средства распределяются как 70 на 30 в пользу НТВ?

– Вранье. Никакого подобного распределения нет.

– Кому принадлежат сейчас передающие станции? Являются ли они филиалами ВГТРК? Должна ли ВГТРК платить им за сигнал?

– Станции являются филиалами ВГТРК, и мы за сигнал не платим. Но станции (читай – ВГТРК) сами должны платить за электричество, за аренду, зарплату. Финансовое положение 70 процентов ОРТПЦ просто катастрофическое. Мы на какой-нибудь Камчатке, согласно одним тарифам, берем рубль за передачу сигнала ОРТ и тут же, согласно другим тарифам, платим три рубля за электричество, которое на передачу израсходовали.

– Кто сейчас продает рекламу в региональных ГТРК?

– Как правило – региональные рекламные агентства.

– То есть у них нет соглашения с «Видео интернэшнл»?

– Где-то есть, а где-то нет.

Продолжение темы в материалах:
№08 1999 Секреты Миши-агитпропа,
№08 1999 Сексуально - музыкальный канал


Авторы:  Лариса КИСЛИНСКАЯ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку