Улетел с места преступления

Автор: Таисия БЕЛОУСОВА
01.02.2009

   
 

Александр Евтеев и Андрей Камынин.

 
   
 

виновник их гибели,
гражданин ФРГ Беньямин Томас Хоберт

 
   

Московское ДТП с международным резонансом: родственники погибших обвиняют МИД РФ в бездействии и требуют, чтобы гражданина Германии судили по российским законам

 

Двадцать девятого ноября 2008 года в 23.50 на проспекте Вернадского в Москве погибли 17-летние Андрей Камынин и Александр Евтеев, первокурскники Московского государственного института радиотехники, электроники и автоматики. Как раз в тот день их посвятили в студенты. Вечером ребята побывали еще на дне рождения у своей однокурсницы Нади, а затем отправились провожать старосту группы Аню на проспект Вернадского. Прощаясь с Аней, они пообещали ей позвонить или сбросить SMS-сообщение, как только окажутся дома.

Чтобы дойти до метро, ребята должны были пересечь проспект Вернадского по нерегулируемому пешеходному переходу у дома №33. Но когда им оставалось сделать всего несколько шагов, чтобы оказаться на тротуаре, в них на полной скорости врезался джип, мчавшийся от улицы Кравченко к центру города.

 

По чужой полосе

 

– Андрея я воспитывала одна, он был домашним, но самостоятельным ребенком, – вспоминала в беседе со мной Ольга Камынина. – Жили мы довольно скромно, поэтому сын никогда ничего для себя не требовал. По окончании 9-го и 10-го классов работал в трудовых лагерях. Изредка, когда я чувствовала, что у него назревает конфликт с хулиганистыми мальчишками, хотела вмешаться, но Андрей твердо говорил: «Я все решу сам». И решал. По воспоминаниям друзей сына, он был интересным собеседником, умел ценить мнение других; заступался за тех, кто слабее…

– Брат очень любил родителей, особенно маму, – рассказывала старшая сестра Александра Евтеева Мария. – Несмотря на шестилетнюю разницу в возрасте, он опекал меня, старался поддержать в трудную минуту. Брат был открытым и веселым, легко находил общий язык с людьми, поэтому друзей, приятелей, да и просто добрых знакомых было у него великое множество.

– Той ночью мы спросили в ГИБДД, с какой скоростью ехала машина, – говорит Ольга Камынина. – Нам ответили, что это определить невозможно, тормозного пути у нее вообще не было. По мнению специалистов, скорость в момент столкновения была не менее 120-140 км/час, и это на переходе, где водитель обязан пропустить пешеходов! Но это не все. Со слов очевидцев известно, что водитель джипа по непонятной причине, не снижая скорости, перестроился со своей полосы на ту, что левее. Андрей от удара перелетел через автомобиль и оказался на проезжей части. Сашу под днищем протащило еще метров 60. По мнению экспертов, от полученных множественных повреждений ребята скончались мгновенно.

– Джип чудовищно изуродовал брата, – плачет Мария Евтеева. – Я слышала, что водитель пытался сбежать с места происшествия, но ему преградили путь два автомобиля, и он был вынужден остановиться. Спасибо тем, кто это сделал.

Очевидцы вызвали «скорую помощь» и сотрудников ГИБДД. Минут через двадцать на место ДТП прибыла съемочная группа интернет-портала Life.ru. Журналистка Надежда Гладченко рассказала мне:

– Мы рассмотрели черный джип – мощный, дорогой, это была одна из элитных моделей «Порше Кайен», такие покупают любители скоростной езды. Поначалу мы предположили, что джип столкнулся с другим авто: его капот был сильно смят, от мощного удара сработали подушки безопасности. Чуть позже узнали, что другого автомобиля не было. Сбив ребят на большой скорости, водитель продолжал мчаться, однако, увидев свидетелей ДТП, решил все-таки остановиться… Джип имел дипломатические красные номера с буквой «Т» – «технический персонал». Очевидцы, стоявшие на обочине, сказали нам: «Очень быстро подъехали его (водителя) люди, вон те трое, стоящие у джипа. Они ни с кем не разговаривают и к водителю никого не подпускают».

Владелец «Порше Кайена» – 31-летний Беньямин Томас Хоберт, преподаватель немецкой школы имени Ф.П. Гааза при посольстве ФРГ – не выходил из автомобиля, пока не приехал представитель германского посольства.

– Хоберт находился в шоковом состоянии, но был трезв, что засвидетельствовали врачи больницы, – вспоминал в беседе со мной следователь 3-го отдела следственной части Следственного управления при УВД по Юго-Западному округу Москвы Павел Щукин. – После больницы его привезли к нам, на Обручева, 25, где он должен был дать показания. Но согласно 51-й статье Конституции РФ он воспользовался правом не свидетельствовать против себя. Задерживаем мы виновных в ДТП лишь в том случае, если они могут скрыться. А тут представитель германского посольства, заявив, что Хоберт дипломатическим иммунитетом не обладает, пообещал, что он не будет препятствовать следствию. По этому ходатайству мы его в ту же ночь и отпустили. Никакой подписки о невыезде я у него не брал.

1 декабря следователь Щукин передал все материалы по ДТП в Главное следственное управление (ГСУ) ГУВД г. Москвы, где по факту гибели людей было возбуждено уголовное дело.

 

Каков ваш статус?

 

– В соответствии с международным законодательством и законами Российской Федерации следствие не может напрямую обращаться в дипломатическую миссию иностранного государства, – рассказывала Ольга Камынина. – Посредником в таких случаях обязано быть министерство иностранных дел. Однако оно не торопилось встать на защиту интересов российских граждан. Поскольку дело не сдвинулось с мертвой точки, мы были вынуждены обратиться с открытым письмом в средства массовой информации. После чего следователю стали звонить из МИДа. Чиновников интересовало, насколько высок социальный статус родственников погибших, есть ли у них адвокат и выходы «на верх». Я сотрудник правоохранительных органов, родители Саши Евтеева трудятся в системе МПС; адвоката, как и связей в верхах, у нас нет. Для чего эта информация понадобилась мидовским чиновникам, мы могли только догадываться.

15 декабря Главное следственное управление ГУВД г. Москвы получило наконец официальное сообщение из МИД России. Выяснилось, что г-н Хоберт обладает дипломатическим иммунитетом. У родственников погибших возникло подозрение, что он получил иммунитет задним числом, то есть после совершения ДТП. И хотя знающие люди говорили, что дипломатический иммунитет получить постфактум нельзя, родственники погибших в это не поверили.

16 декабря родственники погибших узнали, что Хоберт 9 декабря улетел в Кельн.

Бездействие МИДа заставило друзей и сокурсников Андрея и Саши встать в пикет у здания посольства Германии в Москве на Мосфильмовской улице.

– Никто из посольства к нам не вышел, – вспоминал один из участников акции Глеб Беляков. – А поскольку пикет был несанкционированным, нас быстро разогнала милиция, при этом шесть человек попали в отделение. Правда, всех скоро выпустили.

Только 19 декабря МИД России вызвал посла Германии, где ему было сделано официальное представление в связи с ДТП на проспекте Вернадского: «С учетом тяжести последствий инцидента и ввиду неготовности германской стороны обеспечить полноформатное сотрудничество Б.Т. Хоберта со следствием… послу Германии было указано, что расследование уголовного дела, возбужденного в России по факту происшествия, будет продолжено. По его завершении материалы и выводы следствия будут по межгосударственным каналам переданы Германии с целью уголовного разбирательства по линии немецких компетентных властей».

Посол ФРГ в ответ сообщил, что по факту происшествия в Германии планируется уголовное разбирательство, в рамках которого будут учтены и материалы, представленные российской стороной.

Чтобы выяснить, что предприняло министерство иностранных дел для защиты интересов россиян, мы обратились с запросом в Департамент информации и печати и получили ответ: «МИД России, разумеется, не бездействовал. Начиная с момента трагического происшествия, незамедлительно вступил в контакт как с правоохранительными органами, ведущими расследование, так и по дипломатическим каналам с германскими властями... По мере продвижения расследования, исходя из принятых в таких случаях форм дипломатической переписки, МИД России неоднократно требовал от германской стороны лишить Б.Т. Хоберта иммунитета от уголовной юрисдикции на территории Российской Федерации… Однако германская сторона не пошла навстречу в этом вопросе. С точки зрения международного права, решение об отказе или сохранении иммунитета своих сотрудников – прерогатива представляемого государства. Оно не может быть навязано извне, хотя МИД России не разделяет такой, основанный на формальных соображениях подход, применительно к данному, конкретному случаю…»

Посольство ФРГ на наш запрос сообщило, что «чрезвычайно сожалеет о трагическом случае. По нему уже возбуждено соответствующее дело в Германии».

 

А был ли иммунитет?

 

Итак, на месте происшествия представитель германского посольства утверждал, что дипломатического иммунитета у Хоберта – сотрудника административно-технического персонала посольства – нет. Теперь МИД России утверждает, что иммунитет у Хоберта есть. Когда и на каком основании г-ну Хоберту был предоставлен иммунитет? Обладают ли подобным иммунитетом другие учителя школы им. Ф.П. Гааза? Эти вопросы мы адресовали МИД РФ и германскому посольству, но ответа не получили. Поскольку эти сведения не являются государственной тайной, можно предположить, что с иммунитетом у Хоберта все не так чисто.

Кроме того: кто те люди, которые никого не подпускали к Хоберту? Дали они показания или отказались сделать это?

По уверению следователя Щукина, Хоберт был трезв – мол, в деле имеется медицинская справка. Однако родственники погибших утверждают, что сдать необходимые анализы Хоберт отказался.

– Мы хотели бы, чтобы Хоберта, убившего двух россиян, судили по российским законам, – говорит Ольга Камынина. – Но если с него не снимут дипломатический иммунитет, то его судить не будут. А если иммунитет снимут, то еще неизвестно, как расценит действия своего соотечественника немецкий суд. В немецкой прессе уже появилась статья, рисующая, видимо, со слов Хоберта, совсем иную картину происшествия. Водитель, трезвый, как стеклышко, ехал по автобану со скоростью 50 км/час. Вдруг из кустов ему под машину бросились мальчишки. В Германии подобное пересечение автобана расценивается как самоубийство. Но проспект Вернадского никогда не был автобаном, а кустов на месте происшествия нет и в помине.


 

  Таисия Белоусова


Авторы:  Таисия БЕЛОУСОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку