НОВОСТИ
Литвинович рассказала, как избивают женщин в российских тюрьмах
sovsekretnoru

УГЛЕВОДОРОДНАЯ БОМБА

УГЛЕВОДОРОДНАЯ БОМБА
Автор: Юлия СТАРИНОВА
14.10.2014
 
КАК МЕЖДУНАРОДНЫЕ САНКЦИИ ОТРАЗЯТСЯ НА ЭКОНОМИКЕ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА?
 
Как иногда стремительно развиваются события! В мае этого года в СМИ прошла информация о том, что корпорация ExxonMobil (EM) — ключевой партнер компании «Роснефть» по целому ряду проектов, реализуемых на шельфе Черного моря, в Арктике, Сибири и на Дальнем Востоке, — из-за санкций приостанавливает сотрудничество с российской стороной. Тогда, четыре месяца назад, выдвигались разные версии развития событий, делались прогнозы по поводу того, как уход мирового гиганта скажется на состоянии дел в «Роснефти», российской нефтегазовой отрасли и экономике страны в целом. Руководители обеих компаний информацию опровергли, подтвердили намерение сотрудничать и впредь, заявили о новых совместных планах.
 
Некоторые из этих планов уже сбылись — в частности, в конце сентября было объявлено об открытии в рамках арктического проекта, реализуемого EM и «Роснефтью», крупнейших объемов нефти и газа на шельфе Карского моря (по предварительным оценкам, запасы скважины «Университетская-1» составляют 338 млрд кубометров газа и более 100 млн тонн нефти). А еще через несколько дней ExxonMobil объявила о сворачивании в связи с экономическими санкциями девяти из 10 совместных с «Роснефтью» программ. Меры эти не коснулись только проекта «Сахалин-1» (в нем EM принадлежит 30%, столько же — японской Sodeco; «Роснефть» и индийская ONGC делят поровну оставшиеся 40%).
 
Губернатор Сахалинской области Александр Хорошавин и глава японской компании Tokyo Gas Шигеру Мураки 25 сентября провели переговоры о росте присутствия региона на газовом рынке Японии. Причем речь шла об увеличении поставок сжиженного природного газа (СПГ) не только с уже действующего на проекте «Сахалин-2» завода, но и того, который планируется запустить в 2018–2019 годах по проекту «Сахалин-1» (тому самому, совместному проекту ExxonMobil и «Роснефти»).
 
— Правительство Российской Федерации намерено значительно увеличить долю страны в мировом производстве СПГ. Серьезная роль в этом отводится Сахалинской области. У нас есть планы по наращиванию своего присутствия на газовом рынке Японии, который для нас является приоритетным, — сообщил на встрече с главой японской компании Александр Хорошавин. — Перспективы здесь мы связываем с проектами строительства третьей очереди завода СПГ в рамках «Сахалина-2» и нового завода СПГ в рамках совместной инициативы компаний «Роснефть» и ExxonMobil.
 
Г-н Мураки планы одобрил. А три дня спустя заявил, что Tokyo Gas не намерена заключать новые контракты на покупку СПГ с российскими компаниями из-за санкций…
 
… На официальном сайте ExxonMobil некоторые пресс-релизы, связанные с перспективами сотрудничества с российской стороной, завершаются следующим примечанием:
 
«Любое заявление, содержащееся в данных материалах, представляет собой перспективную оценку, связанную с известными и неизвестными рисками, неопределенностями и другими факторами, в результате влияния которых фактические результаты могут отличаться от ожидаемых».
 
Последуем примеру ExxonMobil и попробуем представить себе возможные последствия «нефтегазовых» санкций.
 
КОМПАНИИ: СВОИМИ СИЛАМИ?
 
В ОАО «Роснефть» корреспонденту «Совершенно секретно» предоставили материалы интервью, которое президент компании Игорь Сечин дал агентству Bloomberg. В этих материалах, подчерк­нули в пресс-службе «Роснефти», как раз и отражена позиция руководства НК по сложившейся ситуации.
 
— Мы продолжим работу, несмотря ни на что, — сообщил Сечин Bloomberg. — Сейчас компания уже планирует работы на следующий сезон. Думаю, у нас не будет никаких проблем с привлечением инвесторов и подрядчиков. Если Exxon будет вынуждена покинуть проект, мы привлечем партнеров, которые не имеют ограничений на сотрудничество. При этом ExxonMobil сможет вернуться в проект в любое время, когда пожелает и когда для этого представится возможность. Мы в наших решениях следуем законодательству и заключенным договоренностям, однако бизнес есть бизнес, и мы обязаны учитывать и его законы тоже.
 
Игорь Сечин отметил при этом, что партнерами и инвесторами компании вовсе не обязательно должны стать США или страны Евросоюза — высок интерес к проекту и со стороны азиатских корпораций. Кроме того, глава «Роснефти» подчеркнул, что у компании достаточно собственных ресурсов для того, чтобы обойтись без зарубежных финансовых вливаний. Компания рассчитывает и на весомую поддержку государства.
 
— Рост цен на нефть также создаст новые финансовые возможности для «Роснефти» в реализации ее проектов, в том числе и арктических, — говорит Игорь Сечин. — А в ближайшие 5–7 лет стоимость российской нефти, судя по ряду предпосылок, может составить до $150 за баррель.
 
Представители ExxonMobile также представили агентству Bloomberg свое видение ситуации. И вот с их точки зрения — для российской стороны перспективы нефтегазодобычи в Арктике далеко не такие оптимистичные, какими их рисует глава «Роснефти». Как заявляют в EM, у российской стороны нет ни достаточного опыта, ни технологий нужного уровня, чтобы вести работы в Арктике. Нет их и у потенциальных (то есть, очевидно, азиатских) партнеров компании. А значит, чтобы создать необходимую базу для добычи, средств и усилий потребуется куда больше, чем пытаются представить в «Роснефти». Настолько больше, что срок окупаемости проекта отодвигается в совершенно неопределимое будущее. При том что гигантские запасы «Университетской-1» пока еще окончательно не подтверждены.
 
Зато планы по совместной работе на проекте «Сахалин-1» у «Роснефти» и ExxonMobile остаются в силе. И в большой степени связаны они со строительством нового завода СПГ. Перспективы эти сохраняются — об этом, как сообщили нам в пресс-службе «Роснефти», заявила на сентябрьской конференции «Нефть и газ Сахалина 2014» вице-президент компании Влада Русакова. Первую очередь завода мощностью 5 млн тонн в год планируется запустить через 4–5 лет. Ресурсной базой для проекта станут запасы Сахалина-1, а также месторождений Северное Чайво и Северно-Венинское — общим объемом 584,4 млрд кубометров газа. Стоимость проекта оценивается в $8 млрд.
 
Однако не повлияют ли на его будущее заявления японской стороны — при том, что Япония как раз и является главным импортером российского СПГ?
 
В этом плане компания «Газпром», безусловно, оказывается в более выгодном положении — принадлежащего компании завода СПГ на Сахалине-2 санкции, похоже, не коснутся. Ведь речь о новых контрактах.
 
— Что касается завода СПГ на Сахалине-2, то, думаю, руководство Tokyo Gas все же не его имело в виду, — сообщил «Совершенно секретно» источник в ОАО «Газпром». — Этот первый российский завод СПГ, кроме прочего, установил своеобразный рекорд в том плане, что его поставки были законтрактованы на десятки лет вперед задолго до начала самого строительства: соответствующие договоренности между Tokyo Gas и Газпромом были заключены еще в 2003 году, а завод был введен в эксплуатацию в 2009-м. Контрактом же предусмотрены поставки в объемах до 9,6 млн тонн СПГ в Японию и соседние азиатские страны в течение 24 лет. Собственно, руководство Tokyo Gas и подчеркнуло, что уже заключенных договоров санкции не коснутся. Что до новых договоренностей, то есть по новым проектам и объемам, то сейчас по ним ведутся переговоры, а ход переговоров комментировать было бы, как вы понимаете, некорректно.
 
Между тем новые проекты Газпрома — «Владивоcток-СПГ», «Балтийский СПГ», регазификационный терминал СПГ в Калининградской области — находятся на разной стадии готовности и вполне могут попасть под санкционный удар.
 
При этом о некоторых результатах санкций можно говорить уже сейчас. По данным ЦДУ ТЭК, Газпром в сентябре 2014 года сократил поставки газа за рубеж по сравнению с сентябрем 2013-го на 24%.
 
Эксперты прогнозируют дальнейшее снижение экспорта российского газа на 5% (оценка Газпрома — 3,1%). По итогу выручка компании, по данным самого Газпрома, может упасть на $1,9 млрд, по другим оценкам — на $3 млрд. Падение доходов от нефти в 2015 году прогнозируется на уровне $40 млрд.
 
Но есть и другой вопрос, не менее, а скорее и более важный: ударят ли санкции по нефтегазовым регионам? И прежде всего по Сахалину, на который завязаны и японские поставки, и западные партнеры.
 
ХОРОШО, ДА НЕ ОЧЕНЬ
 
Эта народная присказка вполне применима к Сахалинской области.
 
С одной стороны, регион по итогам 2013 года стал лидером в ДВФО по привлечению иностранных инвестиций: на Сахалинскую область пришлась почти половина (49%) зарубежных вложений в экономику Дальневосточного федерального округа.
 
С другой — 98% этих инвестиций пришлось на нефтегазовую отрасль, причем из них более 40% — вложения со стороны Японии. Так что вполне естественный вопрос — как сложившаяся ситуация отразится на экономике региона. Да и вообще, шире — на жизни в нем. Ведь если и случались «прорывы» в этом смысле на Сахалине, то в основном как раз благодаря богатейшим в России запасам нефти и газа, которые в «нефтяном» эквиваленте оцениваются в 5 млрд тонн.
 
Тот же проект «Сахалин-2» — на сегодня один из крупнейших в мире и «главный» для острова — буквально перевернул жизнь региона. Создание транспортной и энергетической инфраструктуры, рабочих мест, налоги, долгожданная газификация населенных пунктов (процесс этот до сих пор идет — люди ходят по нефтяным и газовым богатствам, а топят дровами; такое для Сахалинской области не редкость); развитие образования, новых отраслей бизнеса, солидные социальные выплаты — все это (как к этому факту ни относись) сделали нефть и газ.
 
По данным, которые нам предоставила компания «Сахалин Энерджи» — оператор проекта «Сахалин-2» (участники — ОАО «Газпром», концерн Shell, группа компаний «Мицуи», группа компаний «Мицубиси». — Прим. ред.), по состоянию на конец 2013 года в модернизацию инфраструктуры острова было вложено более $600 млн (речь о строительстве дорог, транспортных узлов (морских и авиационных), обновлении коммуникаций и так далее. — Прим. ред.). Налоги и другие обязательные платежи компании в региональный бюджет составили в 2013 году $947 млн (больше 30% от общего объема поступлений). Нефтяники и газовики дали работу и местным компаниям, и жителям региона: контрактов с российскими предприятиями было заключено на $18,7 млрд, в перспективе по проекту планируется создать 2,5 тыс. постоянных рабочих мест плюс столько же — в смежных областях.
 
Так повлияют ли санкции со стороны Японии — основного потребителя нефти и газа региона — на социально-экономическое положение в Сахалинской области?
 
Сейчас, когда два главных игрока дальневосточного рынка только-только заявили о своих намерениях, прогнозировать что-либо в этом плане трудно. В правительстве области, разумеется, заявляют, что все под контролем.
 
— Губернатор региона Александр Хорошавин принял участие в заседании Госсовета под председательством Президента РФ. На нем шла речь о развитии российской экономики в условиях западных санкций, прежде всего — ее реального сектора, а применительно к Сахалинской области — о ведущей для нашего региона нефтегазовой отрасли, — сообщили «Совершенно секретно» в пресс-службе правительства Сахалинской области. — И, как заявил Александр Хорошавин, сомнений в том, что сахалинские нефтегазовые проекты будут реализовываться и дальше, несмотря на разного рода ограничения, нет никаких. Подтверждением тому стала и 18-я Международная конференция «Нефть и газ Сахалина 2014», завершившаяся 25 сентября в столице региона. Ее участники — руководители российских и зарубежных компаний — говорили о перспективах совместных программ, реализуемых на Сахалине.
 
Такой расклад (во всяком случае, на данный момент) нам готовы подтвердить и в Газпроме.
 
Как сообщают в компании, 30 сентября состоялись переговоры между председателем правления ОАО «Газпром» Алексеем Миллером и исполнительным директором Shell Ван Берденом. Темой обсуждения стало производство сжиженного природного газа в рамках проекта «Сахалин-2», в частности, запуск до конца года третьей технологической линии завода СПГ. Так что, по крайней мере, сокращением рабочих мест санкции для сахалинцев точно не обернутся.
 
Фото: Михаил Климентьев. РИА «НОВОСТИ»
 
КОМУ ВЫГОДНО?
 
Так найдутся ли рынки сбыта для вновь произведенного СПГ?
 
Сейчас сжиженный природный газ, произведенный на проекте «Сахалин-2», экспортируется в 10 стран мира. Однако 82% из идущих на продажу объемов «забирает» Япония. По сути говоря, это весь российский сжиженный газ, производимый единственным заводом СПГ в нашей стране.
 
Почти половина всей электроэнергии Японии генерируется на СПГ, однако сказать, что наши соседи так уж зависят от сахалинского газа, нельзя: поставки из России в общем объеме ввозимого в Японию СПГ занимают всего 9,6%.
 
Из 87,5 млн тонн СПГ, закупленных Японией в 2013 году, 83% пришлось на Ближний Восток, 3% — на США. Остальное, понятно, почти все наше.
 
Однако японская сторона уже не раз заявляла о пересмотре состава игроков этого рынка и степени их участия. В частности, говорилось о том, что долю импорта СПГ из США неплохо бы повысить до 20%: построить там с японским участием завод по производству сжиженного газа. Как говорится — как словом, так и делом. Заходим на официальный сайт Tokyo Gas и видим там информацию о переговорах с США и Южной Кореей. Информация совсем свежая — появилась уже после объявления о санкциях…
 
Вообще нужно сказать, что сжиженный природный газ — продукт всем хороший (экономичный в использовании, экологичный и так далее), один у него недостаток — дорог при транспортировке. СПГ с Сахалина в Японию доставляют морским путем, и в итоге он для покупателя не просто в разы, а в десятки раз оказывается дороже, чем обошлась бы поставка природного газа через газопровод.
 
При этом использование СПГ Японией вряд ли уменьшится: государство, отказавшееся от использования атомной энергии, ищет альтернативу, и газ — удобный вариант. Вот только бы подешевле…
 
Разговоры о строительстве газопровода между Японией и Сахалином ведутся довольно давно. В очередной раз активизировались они после того, как был заключен контракт на прокладку газопровода и поставку газа в Китай. Однако российская сторона считает проект неперспективным.
 
Причина — особенности сахалинского рельефа, высокая сейсмическая активность в регионе, вместе с этим — необходимость прокладки трубопровода на больших глубинах: все это либо требует очень сложных технологических решений и ведет к удорожанию проекта в разы, либо и вовсе делает работы технически невыполнимыми. Поэтому японская сторона на свои предложения стабильно получает отказ. И, как считают эксперты, не исключено, что нынешний уход от закупок российского СПГ — это способ со стороны Японии «надавить» на упрямого партнера и добиться своего.
 
— Вы знаете, нынешняя ситуация мне очень напоминает санкции 1980-х годов, когда наши политические оппоненты с помощью схожих мер обрушили цену на советскую нефть и баррель стоил порядка $9–10, — говорит доктор экономических наук, член-корреспондент РАО Альберт Фалалеев. — Конечно, это было большое потрясение для экономики страны, а в итоге и к определенным политическим последствиям привело…
 
Что касается действий Японии, то мне здесь видится не некая политическая позиция, а бизнес-игра, стремление, пользуясь ситуацией, решить некоторые свои вопросы. Чем обернется происходящее для российской экономики? Я думаю, что сейчас у России достаточно ресурсов и резервов, чтобы достойно выйти из этой ситуации. Проблемы, конечно, будут, но, как мне кажется не фатальные. Единственное — я бы посоветовал российскому руководству при существующем положении вещей переориентироваться с внешнего на внутренний рынок.
 
Сейчас уже существует определенный инфраструктурный «задел», созданный по зарубежным контрактам, его вполне можно использовать для газификации российских регионов. А то парадокс — за границу пытаемся протянуть эти длинные трубы, а в своей стране, в том числе в «газовых» Сибири и на Дальнем Востоке, есть огромные территории, где газа в домах никогда и не видели. Это решение двух задач: помимо обеспечения населения газом, это развитие рынка: внутренний потребитель компенсирует возможные потери на рынке внешнем. Но вообще, как показывает мой богатый опыт, не было еще в истории человечества ни одного такого случая, чтобы из-за экономических санкций пострадали только те, против кого они направлены. Обычно авторам этих самых санкций в итоге достается не меньше. Пусть и в отдаленной перспективе.
 
… Видимо, этой же точки зрения придерживались и участники конференции «Нефть и газ Сахалина 2014», состоявшейся в конце сентября.
 
Как отметил заместитель министра энергетики РФ Кирилл Молодцов, ведомство не намерено корректировать стратегию развития отрасли из-за санкций. В документе, рассчитанном на период до 2035 года, предусмотрены, в частности, планы по увеличению пропускной способности нефтепровода Восточная Сибирь — Тихий океан до 80 млн тонн нефти в год. Единственное — будут разработаны дополнительные меры поддержки добывающих компаний, в частности, импортозамещения технологий.
 
Серьезные планы связаны с газовым рынком Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) — и далеко не только японским. Как было отмечено на конференции, в Китае, Южной Корее, Тайване, Индии потребление природного газа к 2030 году превысит триллион кубометров ежегодно; в этот период на АТР будет приходиться четверть мирового потребления газа. Ожидается рост спроса и у новых импортеров российского сырья — Сингапура, Индонезии, Малайзии, Таиланда, Филиппин, Вьетнама. Здесь потребление газа вырастет с нынешних с 270 млрд кубометров в год до 530 млрд к 2030 году, причем 60% этого объема будут покрываться за счет импорта.
 
В общем, не Японией единой…
 

Авторы:  Юлия СТАРИНОВА

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку