НОВОСТИ
Таджикского бойца ММА выдворили из России за опасную езду (ВИДЕО)
sovsekretnoru

Убить наследника

Автор: Эд ЛЕЙСИ
29.03.2010

– Мистер Коламбия, боюсь, вы меня не помните. Меня зовут Уильям Сэнфорд. Я был адвокатом в деле с «Муэрпарк эпплайэнс». Мне нужен частный сыщик.
– Меня удивляет, мистер Сэнфорд, что после дров, которые я наломал в том деле, вы можете без отвращения думать обо мне,– вежливо ответил я.
– Что было, то было, мистер Коламбия. Сейчас совсем другое дело. Я хочу найти человека.
– В полицию обращались?
– Это дело не для полиции. Я хотел бы нанять вас.
– Хорошо,– пожал я плечами.– Но я беру полторы сотни за день.
– Согласен,– кивнул Сэнфорд.– Нужно найти Стивена Массини. Полтора года назад скончался его дядя. Он оставил свыше 800 тысяч долларов. Стивену должно достаться 18 тысяч. По условиям завещания, все наследники должны одновременно получить деньги. Все с нетерпением ждут дележа, кроме мистера Массини. Он исчез. Несколько месяцев назад я наконец нашел его в Ницце и написал ему письмо. Он художник. Стивен попросил прислать деньги по почте. Я объяснил, что все наследники должны собраться вместе. Он согласился прилететь. Две недели назад мистер Массини вылетел в Штаты. Вы наверняка читали о самолете, который разбился в аэропорту Кеннеди? Стивен был одним из трех уцелевших пассажиров. Физических повреждений у него не было, но он находился в состоянии шока. Прочитав об этом в газетах, я на следующее утро позвонил в больницу. Через час после осмотра Стивен Массини кому-то позвонил. За ним приехала молодая леди, и они уехали. Я дал во все газеты объявления, но он до сих пор так и не позвонил.
– Стивен поддерживал связь с другими наследниками?– спросил я.
– Нет, он не общался с родственниками. После гибели родителей он уехал за границу и с тех пор живет во Франции. Наследники очень недовольны его исчезновением. Они с нетерпением ждут своих денег.
– Странно, что он опять исчез. Для молодого художника 18 тысяч – немалые деньги. Стивен женат?
– Холост, – ответил адвокат. – Я его никогда не видел. У меня даже нет его фотографии. Что касается родственников, то они видели его последний раз очень давно. Ему тогда было четыре года. Сейчас ему 26 лет.
После его ухода я позвонил знакомому из солидной кредитной фирмы и попросил проверить Сэнфорда и Стивена Массини. Потом поехал в больницу. Мне повезло. Две сестры описали мистера Массини: рост за метр восемьдесят, крепыш, весит не меньше 80 килограммов. Черные волосы, обычное лицо, никаких отличительных примет. Они решили, что ему около тридцати. Через час после осмотра он кому-то позвонил. Минут через 20 за ним приехала взволнованная блондинка лет 25. Он не послушал советов и настоял на выписке.
– Он звонил из палаты? – с надеждой спросил я.
– Да.
– Значит, у ваших операторов сохранился номер, по которому он звонил. Могу я его узнать?
Через пять минут я позвонил знакомому парню из телефонной компании. Телефон принадлежал некому Филу Уэллсу. Через полчаса я был в Куинсе. Уэллс жил в маленьком домике с крошечной лужайкой и гаражом на одну машину. Я позвонил своему помощнику Алу Петерсу из телефона-автомата и попросил последить за домом Уэллса с пяти утра.
В восемь утра я уже был на работе. В десять позвонил знакомому из страховой фирмы.
– На мистера Стивена Массини у нас ничего нет. Скорее всего он безработный… Теперь об Уильяме Сэнфорде. Мы называем таких клиентов «большим риском». В прошлом году он погорел на акциях «Муэрпарк эпплайэнс». Доходы от практики 20 тысяч, но живет в особняке в пригороде, состоит в двух клубах, ездит на двух дорогих машинах. Женат. Жена, кстати, третья по счету, красавица, любит драгоценности. Сэндфорд по уши в долгах. Родился в состоятельной семье. Имеет богатого дядюшку, который должен все оставить ему. Дяде 79 лет, но он до сих пор раз в неделю играет в гольф… Это все, Фред.
Я поблагодарил его и попросил проверить Фила Уэллса. Потом достал из сейфа крохотный жучок и маленький магнитофон. Надев комбинезон с эмблемой телефонной компании, я поехал в гости к Филу Уэллсу.
Ал Петерс сидел в своей колымаге метрах в ста от их дома и потягивал апельсиновый сок из бумажного стакана.
– Пока все тихо, Фред,– доложил он.– Никто не входил и не выходил из дома.
Я вернулся в свою машину. Натянул пониже на глаза бейсболку, приклеил густые усы и две волосатые бородавки, положил в карман передатчик и направился к дому Уэллсов. Магнитофон я поставил на полу в машине Ала, а ему дал крошечный наушник и блокнот.
– Ты знаешь, что делать, Ал. Записывай все, что они скажут. Я вернусь через час.
Дверь открыла блондинка с неплохой фигурой в розовом халате. Она заметно нервничала. Черные круги под глазами свидетельствовали о том, что в минувшую ночь ей было не до сна.
– Миссис Уэллс, в районе авария. Мы проверяем все телефоны.
– У меня с телефоном все в порядке.
– Возможно. Но если произошло короткое замыкание, то он может отрицательно влиять на работу других линий. Не беспокойтесь, миссис Уэллс, это очень быстро.
Она провела меня в гостиную, обставленную дешевой мебелью. Я «поговорил» с оператором, разобрал трубку и, хотя она следила за мной, незаметно вставил жучок. Собрал трубку, проверил гудок и удовлетворенно кивнул.
– Полный порядок. Спасибо, мэм.
Через час я набрал ее номер.
– Миссис Уэллс, вас беспокоит друг Стивена Массини…
– Вы ошиблись,– оборвала она меня.
Я повторил попытку.
– Миссис Уэллс, не кладите трубку. Я знаю, что вы забрали мистера Массини из больницы. Я должен передать ему большую сумму денег. Если вы…
– Я вам уже сказала, что вы набрали неправильный номер! Оставьте меня в покое! – она швырнула трубку.
Напугав блондинку, я поехал к Алу Петерсу.
– Элементарно, Фред, – улыбнулся он. – Через секунды после твоего второго звонка она позвонила Стивенсу. Он живет в 121-м номере гостиницы «Дейвенпорт»…
– Мистеру Стивенсу? Ты не ошибся? Не Стивену Массини?
– Мистеру Стивенсу. Рассказала о твоем звонке. Я все записал,– Ал открыл блокнот.– «Не волнуйся, Роуз,– сказал этот Стивенс.– Если он позвонит опять, скажи, что не понимаешь, о чем он говорит. Роуз, может, съездишь на несколько дней к матери в Ньюарк? Я дам знать, когда нужно будет вернуться». – «Я не могу больше играть эту роль, милый. Я боюсь». – «Ничего не бойся, дорогая. Успокойся. Знаешь что, приезжай ко мне. Жду тебя к двум часам».
Гостиница «Дейвенпорт» находилась рядом с аэропортом. Дверь 121-го номера открыл рослый широкоплечий мужчина в спортивных брюках и белой рубашке.
– Да?– дыхнул он на меня парами виски.– Что продаете?
– Нам нужно поговорить, мистер Массини,– я показал значок.
– Частный сыщик! – хмыкнул Массини. – Дергай отсюда, пока я не вызвал настоящих легавых.
– Пожалуйста, вызывайте, мистер Массини. Наверное, вы неправильно поняли причину моего визита. Я хочу вручить вам 18 тысяч долларов.
– Вы от адвоката Сэнфорда?
– От него. Почему вы ему не позвонили? Он должен выполнить условия завещания.
– Передайте ему, что я встречусь с ним, когда захочу.
– Неужели вас не интересует наследство?– удивился я.– Это как-никак 18 тысяч долларов.
– Не знаю… Я хочу вернуться во Францию, а из-за них будет большая путаница с налогами.
– Позвоните Сэнфорду и скажите об этом.
– Когда захочу, тогда и позвоню,– ответил он и захлопнул дверь.
Я позвонил Сэнфорду из холла и рассказал, где искать Массини.
– Спасибо, мистер Коламбия. Я доволен вашей работой. Не смею вас больше задерживать.
Теперь нужно было забрать передатчик. В будущем его могут найти и выйти на меня. Я решил попытаться сделать это ночью. Вернувшись домой, я позвонил знакомому из кредитной компании.
– Совместный доход Уэллсов 9400 долларов. Дом стоит 20 тысяч, закладная на 15. Они купили и обставили его четыре года назад, когда поженились. Она работает машинисткой в компании по торговле недвижимостью, он бронирует билеты в «Транс-Юропиэниен эйрлайнс».
– Это та самая компания, чей самолет недавно разбился?– уточнил я.
– Та. Фил, кстати, разбился в той катастрофе.
Я поехал в библиотеку и внимательно прочитал все статьи о катастрофе самолета в аэропорту Кеннеди. Фил Уэллс действительно находился в списке погибших. Он возвращался с отдыха в Париже. Как сотрудник авиакомпании, летел бесплатно. Его опознали по зажигалке с его именем и фамилией, выгравированными на корпусе.
Вечером я направился в квартал, где жила Роуз Уэллс. Перед ее домом стояли четыре полицейские машины и собралась небольшая толпа зевак.
– Ну и дела! – покачал головой Ал. – Эта миссис Уэллс, похоже, шлепнула твоего Массини. Они нашли ее сегодня после обеда в гостиничном номере рядом с его трупом и орудием убийства.
Я забрал у него магнитофон, поехал на работу и прослушал всю пленку. Был звонок от Массини.
«Собери вещи и жди моего звонка, милая. Меня навестил толстый сыщик, который работает на Сэнфорда. Придется срочно переезжать».
«Но как он тебя нашел?– вскричала Роуз.– Сейчас я так жалею, что мы влезли во все это, Фил».
«Расслабься, детка. Я сказал, что мне не нужно наследство, и вышвырнул его. Позвоню тебе, как только устроюсь. Ничего не бойся, Роуз. Скоро мы разбогатеем».
После этого был еще один звонок.
«Милая, я уже устроился на новом месте,– сообщил знакомый мужской голос.– Комната маленькая, но чистенькая. Я сейчас в отеле «Монро» на Лонг-Айленде. Сейчас 2.40. Лучше не бери машину. Ты сможешь добраться сюда…»
Его прервал звук выстрела.
«Фил?– закричала Роуз Уэллс. – Фил? Что слу?..»
В трубке послышались короткие гудки.
Я еще раз внимательно прослушал последний разговор, позвонил Алу Петерсу и попросил узнать точное время смерти Стивена Массини. После его звонка несмотря на третий час ночи набрал номер телефона Уильяма Сэнфорда.
– Я должен немедленно встретиться с вами,– сказал я.– Наверное, вы уже знаете, что Стивен Массини убит?
– Мне звонили из полиции. Они нашли у него в бумажнике мое письмо.
– Я заеду за вами через полчаса. Ждите меня на улице!
Сэнфорд ждал меня на тротуаре в элегантной шляпе, легком плаще и перчатках. При виде перчаток из дорогой свиной кожи я слегка перевел дух. Он сел рядом со мной и задал вопрос, который я ждал:
– Вы сказали кому-нибудь, что хотите встретиться со мной, мистер Коламбия?
– Нет.
Я тронулся с места. Мне не давал покоя вопрос: когда он достанет пистолет. Я свернул на грязную заброшенную дорогу и остановился.
– Почему мы остановились, мистер Коламбия?– спросил Сэнфорд. Он по-прежнему держал руки на коленях.
– Мы должны поговорить,– сказал я.– Вы наняли меня найти пропавшего наследника. Я выполнил задачу. Но сейчас поиски превратились в убийство.
– Вы поэтому вытащили меня из постели, Коламбия? Я не имею никакого отношения к этому убийству. Его убила миссис Уэллс.
– Сэнфорд, она его не убивала. Я поставил в ее телефон жучок. Пленка с записями ее разговоров по телефону лежит на заднем сиденье. Могу прокрутить. Судмедэксперт установил, что Массини убили около трех часов дня. В 2.40 она разговаривала с ним по телефону из своего дома. Потом в трубке послышался звук выстрела. Эта пленка обеспечивает Роуз Уэллс железное алиби… Вы дождались, когда она приедет в гостиницу «Монро», предварительно вырубив портье и застрелив Массини. Когда она вошла, ударили ее по голове, бросили орудие убийства и ушли. Ее нашли в гостиничном номере рядом с трупом и пистолетом, из которого было совершено убийство.
– Фантастическая история,– тихо проговорил Сэнфорд.– Вы что, шантажируете меня, Коламбия?
– Разве я хоть слово сказал про деньги? Зря вы наняли меня, Сэнфорд. Я тщательно собираю информацию. Мне известно, что вы банкрот и что вы растратили часть наследства Массини. Наследников вы кормили сказочкой о том, что никак не можете найти Стивена Массини. Вы надеялись, что смерть дяди решит ваши финансовые проблемы. Увы, один из наследников нашел Стивена. Вам пришлось написать ему. Он вернулся на самолете, который разбился. Наверное, вы в любом случае собирались его убить. Для вас главное – отложить утверждение завещания в суде и выплату денег. Таинственное исчезновение Стивена из больницы было вам на руку. Но это была временная передышка. Вам все равно нужно было найти его и любой ценой заткнуть ему рот. Для этого вы и наняли меня.
– Коламбия, вы несете полнейшую чушь. Я нанял вас, чтобы найти пропавшего наследника. В этом нет ничего противозаконного. Вы нашли Стивена, но его убили. Меня это совершенно не касается.
– Его смерть еще больше затянет утверждение завещания. Вы, наверное, сейчас днем и ночью молите Бога, чтобы он поскорее забрал к себе вашего дядю. Но Сэнфорд, все дело в том, что я не нашел Стивена Массини.
– Мне надоело слушать ваш бред. Отвезите меня…
– Стивен Массини погиб в авиакатастрофе,– прервал его я.– Одним из трех счастливчиков, оставшихся в живых, был Фил Уэллс. Его-то вы и застрелили. Увидев вокруг себя дымящиеся останки, он вытащил бумажник у ближайшего трупа, подбросил ему свою зажигалку и превратился в Стивена Массини. Потом он позвонил жене и уехал с ней из больницы. Ход его мыслей понятен. Миссис Уэллс получит страховку, подаст в суд на авиакомпанию и, конечно, выиграет дело. Разбогатев, они собирались уехать куда-нибудь за границу. Пожар был таким сильным, что ни о каком стопроцентном опознании трупов говорить не приходится. Филу очень хотелось забрать у вас 18 тысяч, но это было очень рискованно. Он ведь не знал, как выглядит настоящий Массини, и боялся, что родственники его быстро раскусят… Сэнфорд, вы, как все любители, наделали кучу ошибок. Я уже не говорю, что на магнитофонной пленке – алиби миссис Уэллс. Вы были единственным человеком, кроме нее, кто знал, где прячется Уэллс-Массини. После моего звонка вы помчались в «Дэйвенпорт» и узнали от портье, что Массини съезжает. Вы поехали за ним в другую гостиницу. Войдя в номер, он сразу же позвонил жене. Вы же в это время стояли в коридоре перед его дверью и все слышали. Поняв, что скоро приедет миссис Уэллс, вы решили воспользоваться случаем, убить наследника и свалить все на нее.
Лицо Уильяма Сэнфорда блестело от пота. Наконец он выхватил короткоствольный револьвер.
– Все равно не понимаю, чего вы добиваетесь, Коламбия,– сказал он.– Вы не оставляете мне выхода. Придется вас убить.
К моему боку больно прижималось дуло револьвера, но меня охватило странное облегчение. Наконец он достал оружие и тем самым признался в убийстве.
– Мои руки лежат на руле,– быстро сказал я.– Так что не торопитесь спускать курок. Прежде чем делать это, Сэнфорд, загляните в бардачок. Все, что вы сейчас сказали, слышали полицейские. Откройте бардачок, Сэнфорд!
Он открыл бардачок и увидел передатчик.
– Радиус действия 600 метров,– сообщил я.
Неожиданно дорогу осветили мощные фары.
– Вы окружены, Сэнфорд!– громко крикнул капитан, стоявший рядом с Алом Петерсом.– Бросайте оружие и выходите из машины!
Из кустов осторожно вышли двое полицейских в форме с винтовками наперевес.
– Выходите из машины, Коламбия!– адвокат изо всех сил ткнул мне в бок револьвер.– Я использую вас как щит.
Вместо того чтобы подчиниться, я схватил его руку, в которой он держал револьвер. Пока мы боролись, полицейские подбежали к машине. Когда они открыли дверь, Сэнфорд выстрелил.
Я почувствовал сильный удар. Меня замутило, и я изо всех сил сейчас боролся с тошнотой. Слава богу, я догадался надеть пуленепробиваемый жилет. Но у меня всегда был слабый желудок...n


Авторы:  Эд ЛЕЙСИ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку