НОВОСТИ
Раковой и Зуеву продлены сроки ареста на полгода
sovsekretnoru

У пророка было чувство юмора

Автор: Искандер КУЗЕЕВ
01.03.2006

 
Владимир АБАРИНОВ
Специально для «Совершенно секретно»

Радикальный исламский лидер мулла Крекар: «Это объявление войны нашей религии, вере и цивилизации. Мы, мусульмане, к этому готовы. Война началась»
AP

Я состряпал комедию из гаремной жизни. Я полагал, что, будучи драматургом испанским, я без зазрения совести могу нападать на Магомета. В ту же секунду некий посланник... черт его знает чей... приносит жалобу, что я в своих стихах оскорбляю блистательную Порту, Персию, часть Индии, весь Египет, а также королевства: Барку, Триполи, Тунис, Алжир и Марокко. И вот мою комедию сняли в угоду магометанским владыкам, ни один из которых, я уверен, не умеет читать...
Бомарше.

«Безумный день, или Женитьба Фигаро»

Сейчас уже известно в мелких подробностях, как и кем писался сценарий «карикатурной войны» мусульман с Европой. Когда в сентябре прошлого года датская газета Jylland-Posten напечатала рисунки с изображением пророка Мухаммеда, организация исламистов Дании под названием Европейский комитет почитания Пророка решила устроить кампанию протеста. (Мусульмане составляют около двух процентов населения страны, но ведут себя чрезвычайно активно; достаточно сказать, что только зарегистрированных исламских организаций в маленькой Дании 27.) В мечетях стали собирать подписи под петицией на имя премьер-министра и всячески мобилизовывать общественное мнение. Поскольку датское правительство отнеслось к затее индифферентно, организаторы направили стопы в посольства мусульманских стран в Копенгагене. В середине октября 11 послов арабских государств попросили аудиенции у премьер-министра Андерса Фога Расмуссена. Но премьер, узнав, о чем собираются говорить с ним послы, отказался с ними встречаться.

Тогда активисты кампании обратили взор к влиятельным фигурам арабского мира. Было собрано 43-страничное досье о притеснениях, чинимых мусульманам в Дании, к коему составители присовокупили подборку карикатур, включая три никогда не публиковавшихся рисунка. Пресс-секретарь «европейского комитета» ливанец Ахмед Аккари говорит, что эти три картинки были присланы ему возмущенными единоверцами, а откуда они взялись – Бог весть. Первоисточник одной из них датская газета Extra Bladet установила совершенно точно. Фотокорреспондент агентства АР запечатлел на ней участника ежегодного конкурса на лучшую имитацию поросячьего визга и хрюкания в южном французском городе Три-сюр-Бэз, автомеханика Жака Барро, который для пущего комического эффекта нацепил на нос резиновый свиной пятачок, а на голову – резиновые же уши. Затейник просто обомлел, когда увидел свой портрет в черно-белом размытом варианте в одном ряду с датскими карикатурами. Extra Bladet утверждает, что Аккари прекрасно знаком с оригиналом фотографии и самолично изготовил подделку.

В первых числах декабря делегация датских мусульман прибыла в Каир. Там их приняли авторитетнейший богослов Юсуф аль-Кардави, великий имам исламского университета Аль-Ахзар шейх Мухаммед Саид Тантави, министр иностранных дел Египта Ахмед Абул Гейт и глава Лиги арабских государств Амр Мусса. Этим лицам история показалась заслуживающей внимания. Она пришлась как раз на тот момент, когда арабский мир искал точку опоры для нового импульса в противостоянии экспансии западных ценностей. В египетский МИД и в штаб-квартиру ЛАГ был вызван для объяснений посол Дании. Делегация тем временем созвала в Каире пресс-конференцию, на которой рассказала, что в Дании есть политические силы, требующие запретить Коран, и что датское правительство собирается подвергнуть священную книгу цензуре, исключив из нее стихи, поощряющие насилие. Варяжские гости забыли уточнить, что запретить Коран требует крайне правая ксенофобская Датская народная партия, располагающая по результатам последних выборов 13 процентами мест в парламенте. Что касается цензурных купюр в тексте Корана, то это уже была интерпретация датских мулл.

Вторая делегация оскорбленных датских мусульман отправилась в Ливан, где встретилась с великим муфтием Мухаммедом Рашидом Каббани и другими исламскими клириками, а также приняла участие в программе спутниковой телекомпании «Аль-Манар», сигнал которой – как террористической организации – запрещен к распространению на территории США и Франции. Аккари, кроме того, съездил в Сирию и ознакомил со своим досье тамошних мусульманских вождей. В Дамаске в ту пору царили уныние и фрустрация в связи с вынужденным выводом сирийских войск из Ливана и охотно ухватились за сюжет с карикатурами

7 декабря в Мекке открылся внеочередной саммит организации Исламская Конференция. Россия к тому времени уже получила в ОИК статус наблюдателя, но поскольку в Мекку немусульманам путь заказан, российская делегация вместе с делегациями других немусульманских стран наблюдала за дискуссией из Джидды (хотя возглавлял делегацию РФ как раз мусульманин – полпред президента в Дальневосточном федеральном округе бывший мэр Казани Камиль Исхаков). Как сообщало РИА «Новости», отличительная особенность саммита состояла в том, что «это первая исламская встреча в верхах, повестка дня которой была подготовлена не министрами иностранных дел, а мусульманскими богословами». В кулуарах встречи в изобилии циркулировала датская брошюра. В итоговом коммюнике карикатурам нашлось не последнее место среди глобальных угроз, нависших над исламским миром: «Конференция выразила свою озабоченность растущей ненавистью к исламу и мусульманам, осудила недавний случай глумления над образом Святого Пророка Мухаммеда (мир ему) в прессе определенных стран и заявила об обязанности всех правительств всецело уважать все религии и религиозные символы, а также о недопустимости поношения веры под предлогом свободы самовыражения». Тем самым позиция датских мулл получила от высших светских и духовных властей не просто официальную поддержку, но и морально-правовую базу. Демонстрация возмущения «антиисламской политикой» Дании из добровольной инициативы снизу превратилась в священный долг каждого мусульманина.

Спустя несколько недель публикацию карикатур осудил парламент Иордании, одно за другим посыпались заявления арабских правительств. После того как 10 января рисунки в знак солидарности с датскими коллегами перепечатала норвежская газета, протесты распространились и на Норвегию. 26 января Саудовская Аравия сделала решающий шаг: отозвала своего посла в Копенгагене. За ней последовала Ливия, вовсе закрывшая свое посольство в датской столице. 30 января представительство Европейского Союза в Палестинской автономии захватили вооруженные люди в масках. 4 февраля в Дамаске толпа атаковала датское и норвежское посольства. Волна насилия захлестнула мусульманский мир.

Но, Бога ради, для чего датчанам-то понадобилось публиковать оскорбившие мусульман карикатуры? Это отдельная история.

Слишком либеральное королевство

17 сентября прошлого года в датской газете Politiken вышла статья, повествующая о трудностях, с которыми столкнулся писатель Коре Блюитген: он написал для детей книгу об исламе, но долго не мог найти для нее иллюстратора. Трое художников, к которым он обратился, согласились участвовать в проекте лишь при условии анонимности. Одно из произведений анонима (не карикатура, а вполне реалистическая жанровая сцена в стиле «Библии для детей») было опубликовано тут же в качестве иллюстрации к статье. Художники отказывались от предложения из страха перед местью исламистов. При этом один из них, по словам Блюитгена, ссылался на убийство исламскими фанатиками кинорежиссера Тео Ван Гога в Амстердаме, другой – на нападение в Копенгагене на преподавателя-еврея, который вслух читал студентам, изучающим арабский язык, отрывки из Корана.

Статья положила начало дискуссии о самоцензуре и пределах свободы слова. В рамках этой дискуссии Jylland-Posten и опубликовала 30 сентября полосу со злосчастными 12 рисунками под заголовком «Лицо Мухаммеда». Впрочем, только некоторые из картинок изображали пророка; другие были посвящены непосредственно предмету спора. На одной из них, к примеру, нарисованы разгневанные мужчины-мусульмане, вооруженные ятаганом и бомбой, и их вожак, говорящий: «Успокойтесь, ребята, – в конце концов, это всего лишь рисунок нечестивого ютландца». На другой изображен сладко улыбающийся застрельщик дискуссии Блюитген в тюрбане с оранжевым верхом – оказывается, в датском языке есть идиома «оранжевый тюрбан», что означает «подарок судьбы», «неожиданная удача»; для пущей ясности на головном уборе имеется надпись: «Рекламный трюк». Наконец, еще одна изображает процедуру опознания преступника: перед свидетелем стоят шестеро мужиков и одна дама в чалмах. В даме легко узнается лидер Датской народной партии Пиа Кьёэрсгаард, в одном из мужиков – опять-таки довольный Блюитген, личность прочих установить непросто; это, предположительно, индийский гуру, Иисус, Будда, хиппи и Мухаммед. Свидетель бормочет: «Хм... нет, не могу узнать его».

Картинки сопровождала статья редактора отдела культуры Флемминга Росе. «Некоторые мусульмане, – писал он, – отвергают современное светское общественное устройство. Они настаивают на особом отношении к своим религиозным чувствам. Такое требование несовместимо с демократией и свободой слова, обществом, где ты всегда должен быть готов к нападкам и насмешкам. Это бывает неприятно, и это не значит, что чувства верующих надо высмеивать любой ценой, однако в данном случае эти соображения играют второстепенную роль. Мы скатываемся к ситуации, когда никто не знает, как остановить самоцензуру». Росе объяснил идею редакции – в ответ на обвинения в самоцензуре она предложила напечатать рисунки датских художников с подписями. Из 40 человек, к которым обратилась газета, на предложение отозвались 12

В Датском королевстве – не только старейшей в Европе монархии, но и одном из самых либеральных государств мира – свобода слова гарантирована конституцией 1849 года. Она была ограничена лишь в период нацистской оккупации. В Дании невозможны ни предварительная цензура, ни наказание за публикацию чего бы то ни было. Всем известно, что именно с Дании началась порнографическая революция 60-х годов прошлого века. Здесь рисуют карикатуры на политиков, священников, богов и королеву Маргрете II. Однако в этой стране существует и закон против богохульства (как существует он в Великобритании, Австрии, Германии, Италии, Ирландии, Испании, Нидерландах и отдельных штатах США, но нигде, конечно, богохульство не карается смертью, как в Пакистане). В свое время его нарушение пытались вменить живописцу Йенсу Йоргену Торсену, которого пригласили расписать стену в зале ожидания железнодорожного вокзала, а он нарисовал Иисуса с эрегированным пенисом. Фреску закрасили, но мятежный художник не угомонился. В 1992 году Торсен поставил игровой фильм о Христе, связавшемся с террористической шайкой.

В связи с публикацией «антиисламских» рисунков датская полиция учинила следствие по заявлению мусульманских организаций. В конце концов прокурор пришел к выводу, что право на свободу слова превалирует над любыми иными соображениями, и никакого состава преступления в действиях газеты не усмотрел.

Первой карикатуры на пророка, шесть из двенадцати, перепечатала не европейская, а египетская газета «Эль-Фагр» – она сделала это 17 октября. Сопровождающий картинки текст, естественно, сурово осуждал датских вольнодумцев. Но никакой заметной реакции эта публикация не вызвала. В период с октября по январь рисунки, полностью или частично, появились на страницах крупнейших газет Нидерландов, Германии, Франции, скандинавских стран и Бельгии, но опять-таки никаких протестов не спровоцировали. Некоторые издания опубликовали собственные карикатуры на ту же тему. Некоторые редакторы поплатились за свое решение – так, например, главный редактор France Soir Жак Лефранк был уволен, в других случаях публикация рисунков была остановлена решением владельца или суда.

Гораздо хуже пришлось редакторам в мусульманских странах. В Иордании были арестованы два редактора, осмелившиеся опубликовать крамольные рисунки (спустя двое суток их, впрочем, освободили – не исключено, что по совету из Вашингтона). В Йемене не только был арестован дерзкий редактор, но и газета прекратила существование. Позднее в этой стране та же участь постигла еще три издания и трех журналистов, вздумавших упорствовать в ереси. То же самое произошло в Малайзии – и с редактором, и с газетой. В Алжире закрыты две газеты и арестовали двух редакторов.

Зачем же людей убивать?

Автомеханик Жак Барро, участник конкурса на имитацию поросячьего визга
AP

На этом фоне одиозно выглядят крупнейшие американские и британские газеты – ни одна из них не напечатала датских рисунков, хотя их редакторам, уж конечно, не грозили кары, постигшие их коллег в мусульманских странах. Одну картинку, зато самую взрывоопасную, поместила у себя в номере Philadelphia Inquirer, две – таблоид New York Daily Sun. Из крупнейших американских телекомпаний рисунки показала только ABC, а CNN продемонстрировала их с затемнением, как порнографию. Отказалось от публикации рисунков и агентство АР. Уклонисты мотивировали свое решение критерием «хорошего вкуса» и несоответствием картинок редакционному стандарту, который возбраняет публикацию непристойных и оскорбительных изображений. Редактор Philadelphia Inquirer Аманда Беннетт объяснила, что спорные рисунки стали событием огромного масштаба, а потому обязанность газеты – предоставить читателям возможность самостоятельно сделать вывод об их оскорбительности.

С просьбой прокомментировать «карикатурную войну» я обратился к одному из крупнейших в Америке культурологов, специалисту по истории и философии религий, в прошлом главе делегации США в Комиссии ООН по правам человека и Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе Майклу Новаку

– Это неоднозначная проблема, – сказал д-р Новак. – Лично я терпеть не могу, когда издеваются над религиозными символами, как в тех «произведениях искусства», которые выставлялись в свое время в Америке, – знаете, распятие, утопленное в моче, дева Мария в окружении слоновьих фекалий. Я не выношу таких зрелищ. Точно такие же чувства я испытываю по поводу насмешек над Магометом. Это вопрос уважения к религии. Но это только одна сторона проблемы. Другая – каким образом реагировать на такие вещи. Убивать людей и уничтожать чужую собственность в ответ на оскорбление религиозных чувств просто незаконно. Мы живем в мире, где каждый шестой человек мусульманин. Но только один из шести. Мусульмане должны считаться с тем фактом, что остальные пятеро не исповедуют ислам и имеют иные взгляды. И мусульмане должны воспринимать их позицию точно с таким же уважением, какого они требуют по отношению к себе. Есть и третий срез проблемы – свобода слова. Когда карикатурист, газета или другое средство информации свободной страны допускают ошибки, правительство не несет ответственности. Датские газеты не подчиняются правительству Дании, и так оно и должно быть. Для большинства ближневосточных правительств эта точка зрения остается чуждой. Но они должны усвоить ее, без этого невозможно продвижение вперед. И тот факт, что на Ближнем Востоке не уважают свободу слова, объясняет, почему там власть так деспотична и почему там так часто случаются эксцессы насилия. Но и это еще не все аспекты проблемы. Я думаю, это правда, что в Европе журналисты слишком светские и всегда готовы высмеять веру, и считаю, что это неправильно. Но с другой стороны, нужно сказать и о том, что в арабских странах ненависть к другим вероисповеданиям воспитывают в школе, пресса ближневосточных стран заполнена карикатурами, высмеивающими иудеев, христиан и вообще представителей западного мира. Количество таких насмешек таково, что наводит на мысль о том, что антагонизм к немусульманам – это официальная государственная политика. Такая позиция отнюдь не способствует уважению к исламу на Западе. Наоборот, она внушает здесь сомнения и страх.

– Свобода предполагает и ответственность за последствия твоих поступков…

– Да, публикация этих рисунков была проявлением неуважения – не нарушающим никаких законов, но с точки зрения нравственности это поступок, заслуживающий порицания. Это отвратительно, да и просто глупо. Ну, так и надо было датчанам ответить в той же манере. Не думаю, что насилие – адекватный ответ.

– А что вы думаете по поводу заявлений президента Ирана Махмуда Ахмадинежада, который отрицает Холокост, а теперь еще и затеял конкурс карикатур на тему Окончательного решения?

– За эти высказывания он заслуживает лишь презрения. Эта безответственность – конечно, источник величайшей опасности, особенно в том случае, если он окажется близок к обладанию ядерным оружием.

– Комментарии Ахмадинежада заставляют вспомнить об альянсе мусульманских лидеров с нацистами накануне и во время Второй мировой войны.

– Это одна из ненаписанных глав истории. Мне приходилось слышать мусульманских лидеров, которые выражали сожаление в связи с тем, что молодое поколение вождей выбрало дорогу, по которой шли нацизм и коммунизм. Я имею в виду сеть конспиративных ячеек, использование пыток, запугивания и террора. Почему бы этим молодым лидерам не обратиться к наследию Запада, такому как Всеобщая декларация прав человека, не пойти по пути демократии и терпимости, почему не избрать путь созидания, а не разрушения? Вы совершенно правы – эта линия берет начало в 20–30-х годах, когда наблюдался быстрый рост фашизма на Ближнем Востоке…

В своих ответах Майкл Новак упомянул скандальные «произведения искусства», выставлявшиеся в американских галереях, – «скульптуру» фотографа Андреса Серрано Piss Christ и «картину» британского живописца Криса Офили «Пресвятая Дева Мария». Оба изделия вызвали в свое время общественный шок. Характерно, что крупнейшие американские издания не терзались тогда сомнениями по поводу оскорбительности этих изображений или их несоответствия законам хорошего вкуса, а дружно напечатали репродукции.

Кто запустил «машину гнева»?

В разгар дискуссии в газете Wall Street Journal появилась статья выходца из Ирана Амира Таэри, автора ряда книг по истории Ближнего Востока, в том числе труда «Священный террор», уже ставшего классикой. «В какой мере эти демонстранты представляют ислам? – пишет Таэри. – «Машина гнева» была запущена по призыву «Братьев-мусульман» – политической, а не религиозной организации. Фатву издал шейх «Братства» Юсуф аль-Кардави – он сделал это в эфире своей программы на телеканале «Аль-Джазира». Чтобы не остаться позади, соперники «Братьев-мусульман» – Хазб ат-Тахрир аль-Ислами (Партия исламского освобождения) и Движение изгнанных – подключились к протестам. Полагая, что на этом всем можно что-то выиграть для себя, сирийские лидеры партии «Баас» отказались от 60-летней светской политики партии и организовали нападение на датское и норвежское посольства в Дамаске и Бейруте».

С тем, что протестная волна была спровоцирована политическими мошенниками, трудно не согласиться. Главные застрельщики скандала в скандинавских странах хорошо известны. Это прежде всего датский мулла Ахмед Абдель Рахман Абу Лабан – 60-летний палестинский имам, переселившийся в Копенгаген 12 лет назад. Он создал себе образ «умеренного» клирика, с тем чтобы можно было выступать от имени всей общины и чтобы общением с ним не гнушались цивилизованные политики. Однако единоверцам он проповедует исключительно ненависть к неверным. В интервью датскому телевидению он льет крокодиловы слезы по поводу бойкота, в интервью «Аль-Джазире» хвалит мусульман мира за насилие в отношении страны, в которой он живет. По данным датской разведки, Абу Лабан поддерживает тесные связи с террористическими организациями Египта. Именно в Копенгагене в 90-х годах прошлого века нашел убежище ускользнувший из цепких лап египетской охранки, «мухабарат», Айман аль-Завахири, ныне – правая рука Усамы бен Ладена. Под стать Абу Лабану и живущий в Норвегии выходец из иракского Курдистана мулла Крекар, он же Наджимуддин Фарадж Ахмад. Этим безответственным демагогам просто очень нужно было укрепить свой эфемерный авторитет и тем самым избавить себя от слишком пристального внимания правоохранительных органов.

В отличие от Аллаха, который непостижим, и потому изобразить его выше человеческих сил, внешность основателя ислама подробно описана в хадисах – изустных преданиях и жизни и деяниях пророка. На основании этих текстов современный исламский богослов Сафи ар-Рахман аль-Мубаракфури составил подробный словесный портрет Мухаммеда: «Лицо посланника Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, было белым, овальным, румяным и сиявшим подобно полной луне... Щеки его были гладкими, лоб – широким, а брови – изогнутыми и не сросшимися…» (по другим же сообщениям, брови его, напротив, были сросшимися).

Не соответствуют исторической правде и утверждения о том, что ислам не допускает насмешек над верой. У Саади и Джалаладдина Руми есть юморические и сатирические произведения, затрагивающие ислам, а в поэме суфийского поэта Убайда Закани «Мышь и кот» пародия на мусульманское благочестие, пишет Таэри, достигает раблезианского размаха. Не чужд был шутке и сам пророк – существует множество анекдотов, в которых Мухаммед демонстрирует, не в пример своим нынешним чересчур хмурым последователям, отменное чувство юмора. А посему закончим тем, чем начали, – монологом Фигаро:

«Как бы мне хотелось, чтобы когда-нибудь в моих руках очутился один из этих временщиков, которые так легко подписывают самые беспощадные приговоры, – очутился тогда, когда грозная опала поубавит в нем спеси! Я бы ему сказал... что глупости, проникающие в печать, приобретают силу лишь там, где их распространение затруднено, что где нет свободы критики, там никакая похвала не может быть приятна и что только мелкие людишки боятся мелких статеек».


Авторы:  Искандер КУЗЕЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку