НОВОСТИ
Блогера Варламова задержали в Либерии, толпа «требовала крови»
sovsekretnoru

Тысячелетняя война

Автор: Владимир АБАРИНОВ
01.12.2009
   
Картина Рембрандта «Урок анатомии доктора Тулпа». Внизу: изобретатель метода вакцинации Эдвард Дженнер делает прививку своему сыну  
   
   
 
Импровизированная больница в Камп-Фанстоне, штат Канзас, где были размещены жертвы «испанки». Как предполагалось, эпидемия зародилась в этом штате, она погубила не меньше 20 млн человек во всем мире. Фото 1918 года  
   

Человек начал болеть гриппом четыре с половиной тысячи лет назад. Лекарства от него он до сих пор так и не сумел изобрести

На море с каждым днем все реже полотенца:
Ведь осень, говорят, неряха из нерях...
И ходят две сестры – она и инфлюэнца,
Две девы старые, – и топчутся в дверях.

Из скромных домиков их гонят: кто – дубиной,
Кто – жаркой банею, кто – ватным армяком;
Кто подогадливей, их просто гонит хиной,
Легко тягающейся с крепким тумаком.

Игорь Северянин

В первых строках романа «Война и мир», действие которого начинается в июле 1805 года, о хозяйке модного петербургского салона сообщается: «Анна Павловна кашляла несколько дней, у нее был грипп, как она говорила (грипп был тогда новое слово, употреблявшееся только редкими)».
Тот факт, что слово было новое, разумеется, не означает, что и болезнь была новая – гриппом болели и прежде, только называли его инфлюэнцей.
В конце 30-х годов позапрошлого века слово было уже общеупотребительным. В «Театральном разъезде» Гоголя одно из действующих лиц выражается так: «Да вот и грипп тоже. У меня все дети переболели». А Достоевский считает грипп непременным атрибутом сырой и промозглой петербургской зимы. «Тут мне встретилась погребальная процессия, – пишет он в «Петербургской летописи» в апреле 1847 года, – и я тотчас в качестве фельетониста вспомнил, что грипп и горячка – почти современный петербургский вопрос». А ниже добавляет с горькой иронией, что хворь эта неподвластна «даже петербургским модным лечениям».

Метаморфозы, почти по Овидию
Из одной популярной статьи в другую кочует утверждение, что впервые эпидемию болезни, похожей на грипп, описал Гиппократ в 412 году до н. э. В сочинениях великого медика мне удалось найти вот что: «Кашли начались около зимнего солнцестояния, на пятнадцатый или двадцатый день после частых перемен южного ветра, северного ветра и снега. Из этих поражений одни были более короткие, другие более длительные и после них появились многочисленные перипневмонические поражения. Прежде равноденствия у большинства больных было возобновление болезни обыкновенно на сороковой день от начала... Быстрее всего умирали больные, испытывавшие холод при сильном лихорадочном ознобе». («Эпидемии». Книга шестая)
Весьма схожие симптомы приводит в своем описании мора, постигшего Афины, Овидий в «Метаформорфозах»:
Грозный был мор в города ниспослан по злобе Юноны,
 Возненавидевшей край, хранящий соперницы имя.
С бедствием этим, пока почитали его за людское,
Тайных не зная причин, искусством боролись врачебным.
...Потаенного пламени первым
Знаком была краснота с затрудненным частым дыханьем,
Спекшийся пухнет язык; открыт, изнутри опаленный,
Высохший рот, и ему не отраден вдыхаемый воздух.

Здесь важно то, что напасть ниспослана обиженной богиней, но люди этого не знают и пытаются лечить наказание свыше как обычную болезнь. Точно так же – гневом богов – греки и римляне, за неимением иных объяснений, трактовали и эпидемии других болезней. В Средние века появилась новая теория: первопричиной гриппа стали считать неблагоприятное расположение звезд. Отсюда итальянское название influenza – «воздействие» (небесных тел). В одном из старых итальянских источников недуг назван influenza di febbre scarlattina – «инфлюэнцей скарлатинозной лихорадки».
Первой зарегистрированной пандемией инфлюэнцы считается вспышка 1580 года. Она распространилась по Европе, достигла Московии и даже Африки. В Риме болезнь свела в могилу восемь тысяч человек. Некоторые испанские города обезлюдели вовсе.
В Новый Свет инфлюэнца попала с каравеллами Колумба. В 1493 году ее вспышка почти начисто истребила туземное население Антильских островов. По имеющимся сведениям, переносчиками инфекции были свиньи, которых испанцы везли на кораблях в качестве провианта.
Слово «грипп» – гораздо более позднего происхождения, чем «инфлюэнца». Согласно этимологическому словарю Макса Фасмера, оно восходит к русскому «хрип». Слово это появилось в европейских языках в годы Семилетней войны (1756-1763), когда жестокая эпидемия вспыхнула среди солдат русской армии, оккупировавшей Пруссию. Командовавший русскими силами генерал-фельдмаршал Апраксин вынужден был отступить. Императрице Елизавете Петровне он докладывал, что сделал это, «нашед… многие главнейшие и человеческим разумом непреодолимые препятствия от рановременных по здешнему климату ненастей и морозов и не могучи воли Божией противиться». Но матушка в резоны фельдмаршала не поверила, повелела арестовать неудачливого военачальника и учинить следствие. В тюрьме Апраксин Степан Федорович и отдал Богу душу.
Вообще от эпидемий во время войн погибало больше народу, чем на поле боя. Иногда даже кажется, что войны на самом деле вели не люди, а микроорганизмы.
Вплоть до середины XIX века господствующей теорией распространения заразных болезней была теория миазмов – недоброкачественных испарений из почвы и воды, особенно образующихся при гниении. «Нездоровыми» считались берега Темзы, Сены и, разумеется, заболоченный грунт Петербурга. Нидерландский натуралист Антони ван Левенгук во второй половине XVII века сконструировал микроскоп и добился 300-кратного увеличения. В 1697 году его лабораторию в Делфте посетил молодой русский царь Петр. Левенгук показал гостю открытые им невидимые глазу, ничтожно малые живые существа. Но о том, что эти существа – возбудители инфекций, в то время никто не догадывался.
Параллельно медики искали способы профилактики заразных болезней. На Востоке практиковалась инокуляция (прививка) – введение в ткани живых организмов инфицированного материала. Содержимое пустул (гнойников) больного, например, оспой втирали в кожу предплечья здорового человека, который заболевал в легкой форме. В XVIII веке жена английского посла в Турции Мэри Уортлей Монтегю стала энтузиасткой внедрения инокуляции в Англии. Екатери-
на II выписала из Англии врача Томаса Димсдаля, который в 1768 году привил оспу ей и ее сыну – наследнику Павлу Петровичу, многим придворным, а впоследствии и внукам императрицы Александру и Константину Павловичам. Король Франции Людовик XV умер в 1774 году от оспы, и в тот же год инокуляцию сделали его вступившему на престол сыну Людовику XVI. В Северной Америке командующий Континентальной армией генерал Джордж Вашингтон приказал инокулировать всех своих солдат. Переболевший, и не по одному разу, едва ли не всеми инфекционными болезнями, Вашингтон в итоге скончался, судя по всему, от гриппа, простудившись во время верховой прогулки.
В самом конце XVIII века английский врач Эдвард Дженнер создал метод вакцинации. Слово «вакцинация» происходит от латинского vacca – «корова». Дженнер заметил, что крестьянки, переболевшие коровьей оспой, никогда не заболевают оспой натуральной. Он привил восьмилетнему мальчику Джеймсу Фиппсу содержимое пустулы с руки крестьянки Сары Нельме, а потом попытался заразить своего пациента натуральной оспой. Мальчик не заболел. Дженнер повторил опыт 23 раза и в 1798 году опубликовал результаты своих исследований. В том же году в английской армии и на флоте была введена обязательная вакцинация. Прошло еще почти 200 лет, прежде чем немецкий микробиолог Энрике Пашен открыл вирус натуральной оспы.

Шестибалльный «шторм»
Исследователи-эпидемиологи дорого заплатили за свое знание. Не зная в точности природы заболевания, они шли на риск заражения, а порой осознанно прививали заразу себе. Часто опыты заканчивались трагически. Эти люди с полным основанием могли бы повторить вслед за знаменитым амстердамским хирургом Николасом Ван Тулпом, запечатленным на полотне Рембрандта «Урок анатомии доктора Тулпа»: Aliis inserviendo consumor – «Служа другим, трачу себя».
Загадка гриппа оказалась самой сложной. В 1918-1919 годах пандемия «испанки» убила, по разным оценкам, от 20 до 100 миллионов человек, добравшись и до Арктики, и до отдаленных островов Океании. И лишь в 1931 году американский вирусолог Ричард Шоп выделил вирус гриппа из организма больной свиньи.
В народе бытует мнение, что иммунитет против гриппа не вырабатывается – поэтому, мол, и бесполезна его профилактика. На самом деле иммунная система человека вырабатывает антитела против вируса гриппа точно так же, как против любой другой инфекции. Если бы вирус не менялся, переболевший гриппом однажды был бы защищен на всю жизнь. Но в том-то и дело, что вирус гриппа постоянно мутирует. Штаммы обмениваются генами, образуя все новые разновидности. Против новых разновидностей иммунная система бессильна.
Согласно новейшей теории, человек начал болеть гриппом около 4,5 тысячи лет назад, когда на юге Китая приручили утку. До этого момента вирус спокойно жил в организме утки и никого не трогал. Сегодня, помимо птичьего, нам знаком собачий, лошадиный, коровий, свиной грипп. Вирус гриппа обнаружен у северных оленей, летучих мышей и китов. И все же самый распространенный переносчик – дикие птицы.
Официальным началом вспышки гриппа штамма H1N1 считается 17 марта 2009 года, когда первый случай заболевания был зарегистрирован в Мехико. Однако инфекция, судя по всему, распространялась уже с января. Очагом считается городок Ла-Глория в штате Веракрус, где расположены свиные фермы крупнейшего в мире производителя свинины – американской компании Smithfield Foods. Болезнь протекает в мягкой форме, поэтому опасность была осознана далеко не сразу. В Ла-Глории 60 процентов населения страдали респираторным заболеванием. 12 апреля в городе Сан-Луис-Потоси скончалась 39-летняя женщина с диагнозом «острая вирусная пневмония». Это первая известная жертва свиного гриппа.
Мексиканские власти приняли меры – закрыли школы и учреждения. Некоторые страны отменили пассажирские авиарейсы в Мексику. Но было уже поздно. 13 апреля вирус свиного гриппа был обнаружен у 10-летнего мальчика в Сан-Диего. 27 апреля Канада сообщила о четырех случаях заболевания. В тот же день один больной обнаружился в Испании и двое – в Великобритании.
28 апреля о наличии одного больного заявил Израиль, двух – Новая Зеландия. 29 апреля к ним добавились Австрия и Германия.
21 июня, когда случаи массового заболевания свиным гриппом были зарегистрированы в 76 странах трех континентов, Всемирная организация здравоохранения объявила о начале пандемии и повысила уровень угрозы до самой высокой отметки – шести баллов. В Соединенных Штатах в тот момент было около 18 тысяч больных. Уже в середине июля в США было зарегистрировано более 37 тысяч случаев заболевания, причем очаги распространения нельзя было локализовать: инфекция распространилась по всем штатам и территориям США, включая Гуам, Пуэрто-Рико и американские Виргинские острова. В конце октября федеральные Центры по контролю и профилактике заболеваний министерства здравоохранения и социальных служб США опубликовал новую шокирующую статистику: примерно каждый пятый американский ребенок в настоящее время болен гриппом, в большинстве случаев это вирус H1N1. Доля инфицированных взрослых составляет семь процентов. За последние полтора месяца с признаками «свиного гриппа» госпитализировано столько же пациентов, сколько обычно госпитализируется в течение всего сезона. По данным на 30 октября, начиная с апреля от свиного гриппа в США скончалось более 1000 человек, в том числе 114 детей.
По причинам внутриполитического характера ключевые должности в правительстве США, связанные со здравоохранением, оставались, а некоторые и по сей день остаются вакантными. Назначенная министром здравоохранения губернатор штата Канзас Кэтлин Себелиус была утверждена Сенатом лишь 28 апреля 65 голосами против 31. Руководитель федеральных Центров по контролю и профилактике заболеваний и генеральный хирург США еще даже не назначены. 30 апреля появилась информация о том, что свиным гриппом заболел советник министра энергетики США Стивена Чу, который готовил визит президента Обамы в Мексику.
Несмотря на все усилия, правительству не удается обеспечить население вакциной. Оно обещало американцам, что к середине октября они получат 120 миллионов доз вакцины. Позднее цифра была скорректирована – власти обещали уже только 45 миллионов доз. Но и это обещание остается невыполненным. По последним данным, в настоящее время готово к употреблению лишь 16,5 миллиона доз. Эта цифра совершенно неудовлетворительна. По заключению экспертов, взрослым достаточно одной прививки, тогда как детям младше 10 лет необходима двойная вакцинация. В настоящее время грипп прививают только группам риска, прежде всего детям с хроническими заболеваниями.
В больницах не хватает коек для размещения инфицированных, по всей стране закрываются школы, невыходы на работу по причине болезни или по уходу за заболевшим ребенком начинают принимать угрожающие экономике масштабы.

Вашингтон


 Владимир АБАРИНОВ

Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку