НОВОСТИ
Бывшего схиигумена Сергия посадили в колонию на три с половиной года
sovsekretnoru

Тысяча и одна ночь Муаммара Каддафи

Автор: Сергей СТРОКАНЬ
01.05.2004

 
Сергей СТРОКАНЬ
Специально для «Совершенно секретно»

АР

В политике XXI века становится все меньше мистики, аномалий и необъяснимых явлений. Но есть лидер, который как был, так и остается «неопознанным политическим объектом». Речь идет о сидящем уже 35 лет в бедуинском шатре вожде ливийской революции Муаммаре Каддафи. Для одних он – безумец и «бешеный пес», для других – отец и властитель дум, превзошедший Маркса и Ленина, Христа и Мохаммеда.

Первым британским политиком, посетившим Ливию в незапамятном 1943 году, был Уинстон Черчилль. Так говорят сегодня, не уточняя, что ливийского государства тогда еще не было. Так что когда недавно в Ливию с «историческим визитом» прилетел премьер Тони Блэр, именно ему предстояло стать британским первооткрывателем этой сказочно богатой нефтью страны, последние три с половиной десятилетия управляемой эксцентричным и экстравагантным полковником Каддафи.

Тони Блэру предстояло перевернуть залитую выцветшей кровью страницу отношений с ливийским лидером, одно упоминание о котором еще недавно вызывало у любого добропорядочного англичанина ярость, негодование, омерзение – все что угодно, но только не желание пожать ему руку и тем более заключить его в дружеские объятия. Ведь это его ливийские «соколы» в 1988 году взорвали в небе над Шотландией лайнер с 270 пассажирами на борту. Ведь это он долгие годы тайно поддерживал боевиков из Ирландской республиканской армии.

Но вот недавно полковника Каддафи словно подменили. Он стал посыпать голову пеплом, осудил международный терроризм, открыл двери в страну инспекторам ООН, продемонстровав им, где и как в свое время пытался создавать оружие массового уничтожения. И Тони Блэр вспомнил слова мудрого Черчилля о том, что, черт возьми, «торговать можно хоть с людоедом». Несмотря на негодование политических оппонентов и улюлюканье прессы Блэр полетел на Ближний Восток.

Их полуторачасовая встреча проходила не в Триполи, а за городом – в роскошном бедуинском шатре, в пустыне. Именно здесь, а не в столице, с давних времен находится резиденция ливийского лидера.

АР

Общение с ним произвело на британского премьера приятное впечатление. Блэр не только был удивлен вежливостью и обаянием человека, о котором слышал столько страшных историй, но и не мог не радоваться намечающимся крупным сделкам в нефтегазовой и авиастроительной отрасли, общая сумма которых может составить миллиард долларов. Отличный повод заткнуть рот горлопанам, устроившим истерику по поводу его визита. Блэр чувствовал себя мэтром, приехавшим дать урок цивилизованной дипломатии, и ни в чем не чувствовал подвоха.

Однако когда фотография его беседы с Каддафи обошла британские газеты, произошел настоящий фурор. Газета «Дэйли миррор» обратила внимание на одну малозаметную деталь, свидетельствующую о том, что ливийский лидер негласно выказал дорогому британскому гостю не почет, а презрение. Газета обвела на фотографии ботинок Каддафи, указав, что все дело в нем. Нет, не в качестве или происхождении ботинка, а в его угле наклона по отношению к Тони Блэру. Специалисты по арабской культуре, на которых ссылается газета, обратили внимание, что Каддафи сидит, положив ногу на ногу, и его левая подошва повернута к британскому премьеру. Эксперты были в шоке. По их словам, Каддафи подверг Блэра страшному оскорблению, поскольку обувь считается у арабов грязным и недостойным предметом, ассоциируясь с неприличными частями тела. Редактор издающейся в Лондоне арабской газеты «Аль-Кудс» Абдель Барии Атуан так и заявил корреспонденту «Дэйли миррор»: «Я был просто потрясен этой сценой. Хуже этого могли быть только побои»

Его борьба

 

«Казус с ботинком» лучше всего выражает сущность этого загадочного человека, у которого есть не одно, а несколько «я». Пристрастие к жестам, расшифровать которые могут лишь посвященные, стремление никогда не раскрываться перед кишащим врагами и конкурентами внешним миром выработалось у него еще в молодости. Именно это качество помогло сыну простого бедуина-кочевника, пасшего коз и верблюдов, встать во главе свергшей короля Идриса революции и построить свою джамахирию.

Это сегодня на «демократическом» Ближнем Востоке в моду все больше входит передавать власть по наследству от отца к сыну, словно речь идет не о республиках, а о монархиях. Кто-то, как молодой сирийский президент Башар Асад, эту власть уже получил, кто-то только готовится. Однако отец Муаммара Каддафи мог завещать ему разве что шатер и скотину, чего его отпрыску было явно недостаточно. Он предпочитал называться не сыном пастуха, а потомком древних благородных бедуинских племен, которому предстоит сыграть важную миссию в истории его страны, вместе с Ираком многие века назад ставшей колыбелью мировой цивилизации.

Еще учась в школе, сообразительный юноша понял, что в народе зреет глухое недовольство правящей в стране королевской династией. Причины этого недовольства были весьма распространенные – разрыв между «верхами» и «низами», нищета, бесправие, коррупция, кризис морали и падение нравов. «Низы» больше не хотели, чтобы так продолжалось дальше, но как изменить ситуацию, не знали. Однако молодой человек, казалось, четко представлял себе, что нужно делать. Каддафи, которому не было еще и двадцати, создает подпольную молодежную организацию для борьбы с монархическим режимом. Подобные организации стали возникать и в других частях страны. В 1964 году молодые нелегалы собрались на свой первый съезд. В ту пору окончивший школу и лицей Муаммар Каддафи уже служил в армии в офицерском чине. Делегаты съезда объявили о создании «Организации свободных офицеров юнионистов-социалистов», девизом которой, по предложению все того же Каддафи, стал лозунг египетской революции 1952 года «Свобода, социализм, единство!». Средством достижения своих целей «свободные офицеры» избрали военный переворот.

Впоследствии оказалось, что у «свободных офицеров» есть конкуренты. Мысль о военном перевороте также пришла в голову группе военных во главе с полковником Шелхи. Зная или догадываясь о том, что «свободные офицеры» помышляют о захвате власти, группа Шелхи решила отправить многих из них на стажировку за границу – чтобы не мешали.

Новоиспеченный лидер, воодушевленный социалистическими идеями, сблизился с СССР и объявил войну империализму. Теперь Союза больше нет, а война с Западом, кажется, закончилась
PHOTOXPRESS

Однако Каддафи со своими сторонниками сумели опередить «конкурирующую фирму». Восстание полковника Шелхи было назначено на 15 сентября 1969 года. «Свободные офицеры» решили выступить на две недели раньше. На рассвете 1 сентября в разных частях страны под руководством возглавляемого Каддафи Совета революционного командования (СРК) началось вооруженное восстание. Ливийская монархия рухнула за один день, как карточный домик. Военные быстро и без особых проблем взяли под свой контроль государственные и военные объекты, заблокировав подъезды к американским базам. В тот же вечер Муаммар Каддафи выступил по национальному радио, торжественно объявив о том, что революция, о которой мечтали народные массы, свершилась. «Мы будем руководствоваться принципами свободы, единства, социальной справедливости», – пообещал он. Верховная власть в стране перешла к загадочному СРК. Кто в него входит и кто стоит за никому не известными людьми, сулящими ливийцам «свободу и равенство», поначалу никто толком не знал – ни в самой Ливии, ни за ее пределами. Отправившийся на лечение за границу король Идрис, которого в одночасье лишили трона, изумленно следил за происходящим из газет и ничего не понимал. По свидетельствам очевидцев, терялись в догадках, выдвигая одну версию фантастичнее другой, и аккредитованные в стране дипломаты, военные журналисты. Кто-то говорил о «руке Москвы», кто-то – о спецоперации ЦРУ. Это была столь близкая будущему ливийскому лидеру таинственность и многозначительность, придавшая больший смысл его словам и поступкам. Только после двухнедельной паузы Муаммар Каддафи был официально объявлен лидером ливийской революции. Теперь это была уже его страна, из которой, как из пластилина, он мог лепить все что хотел. Тогда ему было только 27 лет

Победа революции произвела переворот и в его личной жизни. До революции он был женат на дочери генерала Халида, заместителя начальника генерального штаба королевской армии и одного из ближайших приближенных короля Идриса. Однако сразу же после революции ее лидер развелся с Фатимой. Ведь теперь она была из «бывших». И женился на медсестре из военного госпиталя Сафие.

Мудрость вождя

 

Победа в революции укрепила его веру в собственную гениальность и предначертанную ему особую историческую миссию. Ознакомившись со многими существующими в мире религиозными и атеистическими учениями и теориями, предлагающими разные пути развития и концепции спасения, Каддафи решил, что должен создать собственное учение, которое превзойдет их все вместе взятые, предложив «окончательное решение проблем человечества». Так появилась его знаменитая «Зеленая книга», кстати говоря, уже переведенная на русский язык и выпущенная в Москве внушительным тиражом 100 тысяч экземпляров.

В «Зеленой книге» Каддафи решил превзойти всех – Маркса и Ленина, Христа и Мохаммеда, знаменитых философов, экономистов, психологов, социологов, культурологов всех времен и народов. В результате получился крепко шибающий в голову коктейль из научного социализма, ислама, теорий известных арабских националистов. Очевидно и то, что ее автор долго и серьезно изучал труды российских анархистов – Бакунина, Кропоткина. Их идеи легли в основу «Третьей теории» – одного из важнейших разделов «Зеленой книги».

Гневно обрушиваясь на политический строй государств так называемого «цивилизованного мира», Каддафи называет его «диктатурой в фальшивом обличье демократии». При этом увлеченно пускается в рассуждения, выглядящие очень эффектно. Вот характерный пример его гипнотизирующего стиля: «Референдум – фальсификация демократии. Те, кто говорит «да», и те, кто говорит «нет», на самом деле не выражают своей воли, а обречены современной демократией на молчание. Они могут сказать лишь одно слово – «да» или нет». Это наиболее жесткая и беспощадная форма диктаторского режима. Говорящий «нет» должен иметь возможность мотивировать, почему он сказал «нет», а не «да», а говорящий «да» должен иметь возможность объяснить, почему он сказал «да», а не «нет». Каждый должен иметь возможность обосновать свое желание, причину одобрения или неодобрения!»

В чем же выход? Каддафи видит его в создании «джамахирии» – государства, где через народные комитеты всем заправляют сами революционные народные массы (по-арабски «джамахир» – народ). При этом ливийский лидер подчеркивает, что речь идет не о набившей всем оскомину «джумхурии», или «республике, как называются сегодня большинство арабских стран». Ливийский лидер подчеркивает, что «джамахирия» – его собственное изобретение, до которого не додумались другие братья-арабы, которым никогда не подняться до тех интеллектуальных вершин, до которых поднялся он – великий и неповторимый Каддафи. Человек, не похожий на других во всем, даже в своих рассуждениях о спорте: «Бокс и разные виды борьбы свидетельствуют о том, что человечество еще не окончательно избавилось от пережитков варварства. Однако когда человек поднимется на более высокую ступень цивилизации, это неизбежно произойдет». Однажды, рассуждает автор, люди будут с усмешкой и смущением вспоминать о том, что занимались боксом и борьбой.

Как он перехитрил Америку

 

В 1998 году ливийские террористы взрывают авиалайнер в Шотландии.
AP

Впрочем, в реальной политике Муаммар Каддафи предстал антиподом тихого мыслителя, поясняющего агрессивному и недостаточно цивилизованному миру, сколь негуманно ударить человека даже во время боксерского поединка. Не ограничившись академической критикой «гнилых западных демократий», в 70-е – 80-е годы лидер ливийской революции объявляет беспощадную войну Западу и прибегает к действиям, после которых экс-президент США Рональд Рейган называет Каддафи «бешеным псом Ближнего Востока». И это крылатое определение в течение не одного десятилетия определяет отношение к ливийскому лидеру не только американского истэблишмента, но и всего западного мира

Каддафи начинает свой «геополитический бокс», нанося Западу один удар за другим. Творчески развивая известное положение классиков о праве нации на самоопределение, он оказывает активное содействие экстремистам из Ирландской республиканской армии, борющимся с британскими властями. Дескать, пусть они там, в Лондоне, не очень-то расслабляются, зная, что и у парней из Ольстера в мире есть влиятельные друзья. В апреле 1984 года происходит инцидент, после которого Лондон и вовсе разрывает дипотношения с Триполи. У здания ливийского посольства в Лондоне застрелена сотрудница британской полиции Ивона Флетчер. Стреляют с посольской территории. Вскоре происходит еще одно событие, потрясшее цивилизованный мир, – взрыв на дискотеке в Западном Берлине, в организации которого обнаруживается «ливийский след». На дискотеке гибнут несколько американских солдат. Разъяренный Рональд Рейган решает примерно проучить «бешеного пса», после чего в апреле 1986 года американская авиация летит бомбить Триполи. Во время бомбардировки гибнет его приемная дочь, но сам Каддафи оказывается неуязвимым для американских ракет.

Спустя два года он наносит Западу еще один, пожалуй, самый чувствительный удар, после которого против Ливии вводят санкции и она надолго попадает в американский «черный список» самых опасных режимов современного мира. В 1988 году в небе над Шотландией двое ливийских террористов взрывают лайнер авиакомпании «PanAmerican» с 270 пассажирами на борту. Еще через год в небе Нигера взрывается самолет Air France. Следы опять ведут в Ливию.

Между тем полковник Каддафи все больше входит в роль несгибаемого борца с империализмом и сионизмом. Он всерьез задумывается над созданием собственного оружия массового уничтожения – ядерного, химического и бактериологического. В тайных лабораториях и научных центрах работа идет по 24 часа в сутки.

Что касается Израиля, то здесь ливийский лидер претендует на то, чтобы переплюнуть братьев-арабов по части ненависти к «сионистскому образованию». Однако заметим, в войне 1973 года, получившей название «война Судного дня», сражаются египтяне и сирийцы. Но не ливийцы. Потому что Каддафи хитрее и зря на рожон не лезет. Он гневно призывает сбросить евреев в море, но предпочитает делать это из своей резиденции в пустыне. И только спустя много лет выясняется, что его эмиссары ведут тайные переговоры с еврейским государством. В общем, Каддафи опять демонстрирует удивительную способность к невероятным перевоплощениям.

Сегодня он бьет себя в грудь и пытается внушить всему миру, что был не в курсе, когда ливийцы совершали теракты. И поскольку он отличный актер, многие в Ливии ему верят. Впрочем, его обаянием очарованы не только ливийцы. 8 апреля этого года в Вашингтоне происходит еще одна необъяснимо-загадочная история. В ходе открытого заседания независимой комиссии по расследованию терактов 11 сентября 2001 года советник президента США по национальной безопасности Кондолизза Райс в течение двух часов обстоятельно рассказывает о войне, которую международные террористы ведут против США уже 20 лет. Останавливается даже на малозначительных эпизодах. Но при этом не говорит ни слова о деле Локкерби, которое до 11 сентября считалось самым крупным терактом против американских граждан. Более того, Райс начинает хвалить Каддафи. Родственники жертв трагедии не верят своим ушам. Кто-то негодует, считая это оскорблением памяти погибших, кто-то пребывает в растерянности.

В 2004-м британский премьер Тони Блэр приехал в гости к Каддафи, который сумел исподтишка выразить ему свое презрение
AP

Между тем монолог Райс – еще одно доказательство того, что ливийский вождь как политический экстрасенс способен загипнотизировать и подчинить своей воле не только глядящие ему в рот народные массы, но и администрацию Буша, наивно верящую, что это она сегодня подчиняет себе весь мир. Во всяком случае, Муаммара Каддафи себе уж точно не подчинила. В действительности же все не так просто. «Плохой парень» мировой политики – лидер ливийской революции Муаммар Каддафи – вдруг оказался первым учеником. Первым показал другим «плохим парням» пример того, как можно выжить в эпоху наивно-прямолинейного Джорджа Буша. Как все гениальное, рецепт прост – провести сеанс саморазоблачения, покаяться в грехах и не бодаться с дубом. Не такая уж большая плата за то, чтобы сохранить за собой сказочно богатую и абсолютно покорную тебе страну

В итоге Каддафи добился того, чего не удалось сделать Саддаму Хусейну, – перехитрил Америку. Из врага превратил ее в друга, после чего в Триполи потянулись западные лидеры, спешащие расцеловать вчерашнего мерзавца. До Тони Блэра прилетал итальянский премьер Сильвио Берлускони, который сошел с трапа самолета с таким видом, словно это самый счастливый день его жизни. Теперь можно со стопроцентной уверенностью утверждать, что, по крайней мере, до тех пор пока у власти в Вашингтоне будет оставаться та же команда, с головы Каддафи не упадет ни один волос. Несмотря на то что кумир Джорджа Буша Рональд Рейган и считал ливийского полковника бешеной собакой.

Как это ни парадоксально, но сегодня не судьба Каддафи зависит от Буша, а судьба Буша, у которого на носу президентские выборы, зависит от Каддафи. Ведь ливийский лидер выглядит образцово-показательным примером того, как твердость и непреклонность нынешнего главы Белого дома через год после свержения иракского диктатора дает свои плоды. У американской публики создается впечатление, что эта твердость заставляет трепетать мировых негодяев, перевоплощая их в блудных сыновей, которые свое отблудили и все осознали. Сегодня Каддафи позарез нужен Бушу как доказательство того, что в Ираке тот поступил правильно. Джордж Буш и не подозревает о подвохе. Не понимает, что оказывается под воздействием ливийского мага, чья стихия – вечные перевоплощения.

В сетях спецслужб и колдунов

 

В течение десятилетий по кирпичику складывая свою социалистическую джамахирию, которая, по его замыслу, должна была стать прототипом будущего строя землян, Муаммар Каддафи, конечно же, не мог не оглядываться на «одну шестую часть земли», задолго до него попытавшуюся оказаться «впереди планеты всей». Однако это было вовсе не раболепное копирование советской модели, столь популярное в свое время в получивших независимость странах Азии и Африки. Ведь, напомним, этот самовлюбленный и верящий в свое величие человек никогда не мог представить себя в роли ученика, а не учителя. На самом деле строительство описанной в «Зеленой книге» «страны народных комитетов» с самого начала было проникнуто духом скрытого соперничества со «страной советов» и призвано показать, что ливийский социализм гораздо лучшее и совершеннее советского.

Напомним, что на бумаге все было замечательно – ведь речь шла о стране прямого народовластия, осуществляемого через народные комитеты. Что касается лидера, то его роль формально как бы выводилась за рамки политической системы. Не случайно у Муаммара Каддафи сегодня нет традиционного для первых лиц титула – он не президент и не премьер-министр, как, впрочем, и не генсек. Поскольку ливийская модель официально отрицает государство, Каддафи является всего лишь «лидером ливийской революции».

Казалось бы, в такой стране раскрепощенные люди по определению не могут быть лишь винтиками государственной машины. А лидер этой страны должен быть мудрым наставником и арбитром, наблюдающим за творчеством масс со стороны. На самом деле, как это часто бывает с непредсказуемым Каддафи, все у него получилось с точностью до наоборот. В сегодняшнем мире почти не осталось стран, столь же бесконечно далеких от «подлинного народовластия», как Ливия.

AP

Говорят, что ни одно общество в мире не окутано такой сетью спецслужб, как ливийское. Каждый четвертый, если не третий ливиец сотрудничает с местными спецслужбами – «мухабарат». В результате абсолютно все находится под колпаком у «органов».

Но вот еще один парадокс – несмотря на столь жесткий контроль, каждый умудряется делать то, что считает нужным. Причем на любом уровне: от мелкой лавки до госструктур. Социалистической революционной дисциплины нет и в помине. Если вы сумеете найти кого-то на рабочем месте, вам крупно повезло. А за простой справкой можно ходить годами

Из практики социализма позаимствованы такие явления, как, например, система продуктовых пайков. В 80-е годы в магазинах не было даже мыла. Затем ситуация несколько улучшилась, во многом благодаря личной инициативе мелких ливийских коммерсантов, или челноков, которые любыми путями пытались завезти в страну все, чего не хватало. Вообще же каждая ливийская семья имеет так называемую семейную книгу – «кутейбу», где записаны нормы выдачи продуктов, вернее, прожиточного пайка: сахара, чая, риса, муки. Все это население покупает по очень дешевым ценам. В то же время фрукты, овощи, мясо стоят очень дорого. К примеру, в море полно креветок, а стоят они до 60 динар, то есть 45 долларов за килограмм.

Главным рычагом продвижения по службе оказываются не ум, знания и рабоспособность, а принадлежность к тому или иному клану. Править страной Каддафи помогают родственники, люди из его клана или близкие семье проверенные кадры. В результате вождь бесконечно тасует одну и ту же колоду – одни и те же высокопоставленные лица переходят с одного места на другое. Например, сегодня некто курирует спорт, завтра этот человек уже отвечает за экономику, а послезавтра его могут перебросить на культуру. Многое решают интриги. Каддафи капризен и вспыльчив, и подчиненные этим пользуются. Например, когда ему сообщают пусть и недостоверную информацию о каком-то чиновнике, его первый порыв – немедленно наказать. Чиновника снимают, проходит определенное время, и вот он как ни в чем не бывало всплывает вновь.

Еще одной уникальной чертой ливийской социалистической джамахирии является повальное увлечение мистикой и всякой чертовщиной, идущее от самого вождя. Как выясняется, оккультные силы могут плодотворно работать на великой стройке социализма. Чуть ли не каждый второй ливиец посещает магов-шейхов, пытаясь с их помощью решить те или иные проблемы. Например, у вас есть недруг. Вы идете к шейху, рассказываете о своей проблеме, он вас выслушивает и дает рецепт – записочку или какой-то предмет наподобие волоса тигра или другого животного. Вы должны положить эту записку или волос под дверной коврик у порога вашего врага или еще лучше в его машину.

Дома известных колдунов напоминают резиденции министров или других важных чиновников. Часто можно видеть, как сюда подъезжают машины с армейскими или правительственными номерами или номерами госбезопасности. Все эти, казалось бы, серьезные люди обращаются к шейху для решения своих проблем.

Обаятельный Муаммар не обделяет вниманием представительниц прекрасного пола. В то же время он давно женат и имеет нескольких детей
AP

Хотя в стране несколько тысяч магов, особенно ценятся несколько, числом не более десяти. Это все чернокожие маги из центральной Африки. К ним наведывается и сам лидер ливийской революции. А его жена, как рассказывают, почему-то предпочитает колдунов марокканских.

Шерше ля фам

 

Наше представление о восточной женщине сформировано кинолентой всех времен «Белое солнце пустыни». Помните, «Гюльчатай, открой личико!» На Востоке, в том числе на арабском Востоке, женщина и сегодня остается по большей части все той же Гюльчатай. Однако Ливия и здесь, как и во всем остальном, оказывается не похожей на другие восточные царства.

Ливийская женщина чувствует себя гораздо свободнее, чем женщины во многих других арабских странах. Многие ливийки не довольствуются ролью домохозяек, идут на службу и нередко занимают высокие посты. Немало и таких, кто не имеет никаких постов, но при этом гораздо влиятельнее многих министров. Что это – ливийский аналог западной эмансипации, победа ливийского феминизма?

Вовсе нет. Секрет столь высокого статуса ливийских женщин кроется в том, что вся страна стала одним большим гаремом ее вождя. И хотя сам он пытается играть роль образцового многодетного семьянина и не раз заявлял, что «мужчина должен довольствоваться только одной женой», ни для кого не секрет, что Муаммар Каддафи – главный Казанова страны, имеющий право первой ночи и не помнящий, сколько тысяч любовниц у него было. Такое причудливое воплощение в реальной жизни получает сформулированный им в той же «Зеленой книге» тезис о том, что «женщина должна обладать полными правами, исключая права на превращение в мужчину и отказ от своей женственности»

«Отставленные» любовницы никогда не сетуют, ибо всех их вождь щедро одаривает, дает возможность заняться бизнесом или, что самое распространенное, – выдает замуж за людей, которых потом благодаря своим бывшим подругам полностью контролирует. Известно и о гвардии женщин-телохранителей Каддафи. Самые симпатичные и покладистые быстро продвигаются по службе и затем пополняют когорту влиятельных дам Ливии. Многие запросто вхожи к лидеру революции и могут уладить любое дело. Пример с Каддафи берут и члены его окружения, высокопоставленные чиновники. Это своеобразный гибрид проституции и бизнеса – еще одно социальное ноу-хау джамахирийской модели. Добиться в Ливии чего-либо по протекции имеющей колоссальные связи дамы-подруги влиятельного человека, которую здесь называют «гяхба», – привычное явление.

В общем, женщина в Ливии – больше чем женщина. Говорят, что большинство нынешних министров сделали карьеру именно благодаря своим подругам.

Борец за чистоту расы

 

Один из сыновей Каддафи – Саади – с прошлого года числится игроком итальянской футбольной команды «Перуджа»
AP

Мания ливийского величия не раз рождала в голове Муаммара Каддафи безумные проекты, вроде «Соединенных Штатов Африки». В свое время, разочаровавшись в «трусости и капитулянтстве арабов», полковник решил стать лидером Черного континента и повести его за собой «к свободе, к свету». При этом он поставил задачу создать новую сверхрасу, смешав ливийскую кровь с негритянской.

Стратегия покорения Африки, впрочем, оказалась достаточно простой. Для ее осуществления Каддафи решил подчинить себе – в финансовом и экономическом отношении – как можно больше африканских стран. С этой целью в Ливии были созданы сотни фирм, которые стали внедряться в разные страны, подчинять себе самые перспективные отрасли, скупать землю, территории, где есть полезные ископаемые. Первопроходцами, как и следовало ожидать, оказались проверенные люди из системы госбезопасности. Затем в Африку поехали соплеменники Каддафи из племени каддафа. Вождь настаивал на том, чтобы ливийские мужчины, находясь в африканских странах, обзаводились женами и детьми, даже если у них есть семьи в Ливии. Он уже видел себя отцом и богом новой расы. А тем временем его жена стала «королевой алмазов», контролирующей алмазные прииски в ряде стран. Еще одной статьей сотрудничества с Африкой стал наркобизнес. Поставки африканских наркотиков в Европу сегодня идут через Ливию. Естественно, с благословения Каддафи.

Правда, следует отметить, что появление сверхрасы, судя по всему, откладывается. Некогда наивные как дети африканские лидеры в последнее время дают понять, что раскусили ливийского лидера. Ливийские кредиты нам нужны, а вот Соединенные Штаты Африки – нет, хором говорят они. Так что очередная завиральная идея полковника из Триполи оказывается очередной великой утопией.

Месяц ганнибал

 

С некоторых пор он свел до минимума общение с внешним миром, избрав местом своего постояннного обитания Азизию – военную базу, где размещается ливийское военное командование и палаточный бедуинский городок. Здесь же, в роскошном бедуинском шатре, приспособленном под представительские нужды, он принимает гостей, словно дело происходит не в XXI веке, а много столетий назад. Этот человек и в самом деле живет по своему времени, отличному от времени остального мира. Традиционно ливийский народ использовал исламский календарь, ведущий летоисчисление с момента переселения пророка Мохаммеда из Мекки в Медину. Однако ливийский вождь счел это неправильным и стал отсчитывать мусульманскую эпоху с момента смерти пророка. Впрочем, не только это отличает ливийский календарь от основного мусульманского. Каддафи взял за основу европейский год и переименовал в нем месяцы. В результате август, названный в честь римского императора Августа, стал «ганнибалом» – в честь карфагенского военачальника. Июль, названный в честь Юлия Цезаря, теперь называется «насер» – в честь бывшего египетского лидера Гамаля Абделя Насера. Из-за многочисленных реформ календаря ливийцы окончательно запутались, «какое нынче тысячелетье на дворе». Некоторые газеты выходят с двумя различными датами, отталкиваясь от двух летоисчислений. А одна из газет, «Аль-Джамахирия», в верноподданническом порыве даже начала отсчитывать время с 1969 года – года прихода к власти Муаммара Каддафи.

В общем, нет, наверное, в мировой современной политике деятеля сумасброднее и одновременно хитрее, чем Муаммар Каддафи – простой полковник, который правит богатейшей страной с нищим населением уже три с половиной десятка лет, и конца его правлению не видно.

Сергей СТРОКАНЬ – корреспондент ИД «Коммерсантъ»

 


Авторы:  Сергей СТРОКАНЬ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку