«Тёмные дни» миновали…

«Тёмные дни» миновали…
Автор: Сергей ФРОЛОВ
15.12.2015

Как Крым прошёл испытание электрошоком

 

В ночь на 22 ноября в Херсонской области произошёл беспрецедентный теракт: группа агрессивных негодяев (в украинской транскрипции – активистов) взорвала последние две опоры линий электропередачи Каховская – Островская и Каховская – Джанкой, по которым шла электроэнергия в Крым с территории Украины. Накануне, 20 ноября, уже были взорваны две другие опоры ЛЭП (Мелитополь – Джанкой и Каховская – Титан). Таким образом, была полностью разрушена система энергоснабжения полуострова, которая существовала со времён Советского Союза. Крым с его двухмиллионным населением погрузился в темноту, украинский сегмент Интернета зашёлся в воплях восторга и радости, сама Украина лишилась серьёзных доходов – только за 10 месяцев текущего года прибыль компании «Укринтерэнерго» за экспорт электричества на полуостров составила свыше 300 млн гривен.

При этом мировое «общественное мнение», обычно очень чувствительное к актам терроризма, даже ничего толком не заметило. А что тут такого? Привычное дело – 2 миллиона человек накануне зимних холодов оказались без электроэнергии, за которую, кстати, полуостров исправно платил. И платил, надо заметить, по повышенной ставке. Если в 2014 Крым получал электричество с украинской территории по цене чуть выше 1 рубля за киловатт, то в конце 2015-го цена составляла 3,42 за рубля за киловатт. Как объясняли сами украинские энергетики, это – «политическая цена». Заметим, что Россия до сих пор продаёт электроэнергию Харьковской и Сумской областям Украины по «политической» цене 2,3 рубля за киловатт. Ну и по понятным причинам никому в голову на российской стороне не приходит устроить ответные взрывы опор ЛЭП, передающих ток для Украины.

 

Это был фильм ужасов… 

Первые часы после теракта 22 ноября были самыми тяжёлыми. Очевидцы рассказывали об апокалиптических картинах, когда по ночному городу мелькали огоньки от фонариков в сотовых телефонах и смутные силуэты выскочивших на улицы людей. «Это напоминало какой-то фильм ужасов, – поделился пожилой житель Симферополя, – но паники всё-таки не было…»

И это действительно так. Ещё накануне полного отключения энергии местная власть понимала, к чему идёт дело, поэтому сумела максимально подготовиться к катастрофе. Вот что рассказал мне министр внутренней политики, информации и связи Республики Крым Дмитрий Полонский:

«Главное, что нам удалось – сохранить сотовую и аналоговую телефонную связь. Из 1186 базовых станций мобильных операторов на полуострове в момент отключения не работал только 261 объект. Связисты знали, что такая ситуация возможна, поэтому к ней готовились. Если по электроэнергии Крым обеспечивал себя только на 5–10 %, то связь ниже 70 % мы не роняли. Интернет тоже не уронили. Ни на один день ни телевидение, ни радио не прекратили вещание. По Интернету мы вышли из зависимости от Украины – основной трафик уже шёл через Керченский пролив, хотя часть провайдеров работали через Украину. Не думаю, что террористам придёт в голову взрывать и эти коммуникации: это международные каналы, которые принадлежат крупным иностранным корпорациям. Если бы ещё и их обрубили, то Украина бы сильно нарвалась.

Главное – крымчане выдержали экзамен. Мужество проявляли все: и обычные граждане, и представители власти. Чиновники работают как никогда открыто – по телевидению ежедневно показывают заседания штабов, люди знают о каждом нашем решении. Никто из руководства не разбежался по норам, и народ это оценил, поэтому не было никакого ворчания и возмущения.

Были вещи, которые мы пресекали жёстко – к примеру, в первый день катастрофы владельцы заправок попытались резко поднять цену на топливо. Понятно, что люди стали больше покупать бензина и дизеля для генераторов, но мы не могли допустить, чтобы на народных бедах кто-то нажился. В этот же день всех, кто связан с поставками и продажей топлива, собрали у главы республики Сергея Аксёнова – за столом сидели все силовики – прокурор, руководители ФСБ и МВД, председатель Верховного суда. Коммерсантам популярно объяснили, что они не правы – тут же был подписан меморандум об удержании цен на горючее. На следующий день в полном объёме были обеспечены все запасы топлива, и цены остались прежними.

Сейчас, когда со стороны Украины доносятся предложения о возобновлении подачи тока, люди нам пишут и звонят: «Не вздумайте снова подключиться к Украине! Лучше мы потерпим, пока полностью не заработает энергомост, но от этих уродов больше ничего не хотим!» Вообще, интересная сложилась ситуация: чем хуже нам делает Украина, тем больше крымчане чувствуют сплочённость. Если раньше ещё были у кое-кого какие-то сомнения: а правильно ли мы проголосовали в марте 2014-го, то после варварского отключения света все последние сомнения растаяли. Я не знаю, кто дал совет этим дебилам взорвать опоры, но этого человека точно можно отнести к «российским шпионам»: ничего более верного для разжигания ненависти и презрения к Украине в Крыму сделать просто нельзя…»

 

Испытание темнотой 

По большому счёту Крым прошёл внезапную и уникальную проверку на готовность к любой чрезвычайной ситуации, какой не знал ни один регион России, не говоря уже о других странах. С мобилизационной точки зрения это уникальный опыт, и его ещё только предстоит изучить специалистам. Когда на полуостров прибыл десант из высоких федеральных чиновников и экспертов, то многие из них признавали, что для разрешения подобной ситуации нет готовых рецептов, поэтому всем приходилось действовать в необычных условиях, на ходу придумывая нестандартные шаги.

Украинская сторона, видимо, всерьёз рассчитывала, что весь регион окажется полностью отсечён от цивилизации, рухнут все системы жизнеобеспечения, а население будет психологически сломленным. Но вышло всё немного по-другому.

Во-первых, энергетики сумели перейти на резервные источники тока, поэтому устояли все важные объекты – больницы, роддома, канализация, водопровод, военные части. Во-вторых, крымчане проявили неожиданную сплочённость и сознательность – те, кто запаслись генераторами (а таких в Крыму со времён веерных отключений 1990-х годов довольно много) предлагали своим соседям подзарядить телефоны, вскипятить воду. В интернет-форумах молодые мамы делились адресами, где можно согреть молочные смеси и даже постирать пелёнки. Даже уголовный мир вёл себя удивительно достойно: несмотря на кромешную тьму, уличная преступность не показала роста.

 

Корабль-кабелеукладчик работает без перерыва

 

Каждый день в 18.00 люди ждали, словно сводку Информбюро, телевизионную трансляцию заседания оперативного штаба, где в прямом эфире руководители республики решали самые наболевшие проблемы и выдавали важную для населения информацию. В магазинах, на улицах и в общественном транспорте только и слышны слова «мегаватт», «генерация», «подстанция»… Доходило до смешного, когда одна пенсионерка обратилась к продавцу с просьбой: «Дайте мне 300 ватт колбаски…»

Особая нагрузка в эти дни легла на колл-центр «Крымэнерго», где в авральном режиме все свободные сотрудники отвечали на звонки жителей полуострова. В «светлое» время в этом центре работали 8 сотрудников, которых беспокоили в основном сообщениями о мелких авариях и проблемах с оплатой энергии.

После 22 ноября на вахту встал 21 сотрудник. За 12 часов дежурства на телефоне каждому из них приходилось отвечать в среднем на 300–350 звонков. При этом звонки были самые разные – от реальной оперативной информации до полной шизофрении. Оно и понятно: в момент чрезвычайных происшествий человеческая психика срабатывает по-разному. Руководительница колл-центра Инна Калашникова рассказала, с какими неожиданными звонками приходится сталкиваться операторам: «Алло, а почему у моего соседа свет горит круглые сутки?! Срочно приезжайте!»; «У моей соседки собираются какие-то криминальные личности! Отключите им свет!» (впоследствии выяснилось, что таким образом брат хотел проучить сестру); «Я требую, чтобы свет в моём доме подавали не раньше 10.00 – я только к этому времени просыпаюсь!»

 

В «тёмные дни» крымчане показали образец мужества и сознательности

 

И наконец, совсем абсурдный случай, когда гражданин позвонил в колл-центр, а в это время один из операторов отвечал на параллельный звонок по-украински. Услышав украинскую речь, гражданин завопил: «Вы по какому адресу находитесь? Я сейчас же звоню в ФСБ – у вас там засели украинские диверсанты!!!»

Тем не менее операторам приходится проявлять максимум выдержки и не срываться даже во время самых неадекватных звонков. Всего за 10 «тёмных дней» сотрудники колл-центра приняли свыше 24 тысяч звонков. Гвозди бы делать из этих людей…

 

катастрофа помогла ускорить модернизацию крымской энергосистемы

 

Рви последнюю нить! 

Официально «тёмные дни» Крыма кончились вечером 2 декабря, когда внезапно прилетевший на полу-
остров Владимир Путин торжественно запустил первую «цепь» энергомоста между Кубанью и Крымом. Сразу после этого полуостров получил дополнительные 265 мегаватт, и жизнь для крымчан действительно заметно полегчала. По крайней мере на полуострове реже стали проходить «веерные отключения», на улицах Симферополя появилось хоть какое-то освещение, а в гостинице, где я остановился, даже заработал лифт.

Любопытно, что ещё накануне в российской прессе и социальных сетях царило уныние в жанре «ну вот, опять власть прошляпила проблему». Когда появились первые сообщения о строительстве энергомоста и осторожные прогнозы о том, что к 20 декабря на полуостров подадут электричество по подводному кабелю, то скептики (особенно, на украинской стороне) буквально зашлись в насмешках: «Ага, сейчас же! Не смешите – к 20 декабря… Да вы хоть понимаете, сколько времени надо на прокладку кабеля и строительство полноценной ЛЭП?!»

И вот тут самое время кое-что прояснить. Дело в том, что стратегическое решение по созданию энергомоста было принято практически сразу после возвращения полуострова в состав России. Все мы помним, какую истерическую реакцию вызвало на Украине это решение крымчан. Несложно было догадаться, что киевская власть будет мстить и гадить при любой возможности, а потому надо готовиться к тому, что полуостров временно превращается в остров.

Так оно и вышло. Сначала порошенковский Киев объявил водную блокаду, перекрыв Северо-Крымский канал. В ответ Крым оптимизировал все свои водные ресурсы и от жажды не умер. Затем Президент Украины объявил транспортную блокаду и прекратил движение поездов. Всё железнодорожное сообщение переместилось на керченский паром. Полуостров снова выстоял. Следующая блокада – продовольственная, которую организовали украинские и татарские националисты, вымела с прилавков украинские продукты, разорила поставщиков и дальнобойщиков из Незалежной, но эффекта по-прежнему не дала. И тогда обезу-
мевшие нацики решили разорвать последнюю нить, соединявшую Крым и Украину – энергетическую. Теперь и её больше нет, а дальше рвать уже просто нечего.

 

«Мы выиграли первые три дня» 

Но ещё задолго до рокового 22 ноября началась незаметная работа по строительству энергомоста. Сразу после вхождения Крыма в состав Российской Федерации от Министерства энергетики России на полуостров был направлен заместитель министра Андрей Черезов, который до этого занимался энергообеспечением олимпийских объектов. Тогда же началась проработка вариантов обеспечения энергонезависимости полуострова. Слово самому Андрею Владимировичу:

– Ещё совсем недавно у нас были нормальные отношения с украинскими энергетиками. Мы понимали, что продажа энергии для них – прибыльный бизнес. Киловатт-часы ведь покупались по заведомо завышенной цене, а других вариантов у Крыма не было. И тут вдруг этот подрыв, а дальше – непонятные объяснения, что, мол, не можем восстановить опоры, нас к ним народ не пускает. А мы знали, что линия Каховская–Титан была восстановлена, она бы нам позволила дать мощность на север полуострова – это порядка 150 мегаватт. Но наши украинские коллеги откровенно саботировали её включение.

Когда мы с коллегами  приехали на полуостров, были полностью отключены Керчь, Феодосия. Первые два-три дня работа велась в «ручном режиме» – давались команды, где что включить, какие объекты запитать в первую очередь. Когда-нибудь ещё будем вспоминать, как делили эти «мегаватики»… Главное – обошлись без трагедий, никто не умер на операционном столе, никто не замёрз. Очень сильно выручили мобильные газотурбинные электростанции и дизельные генераторные установки, которые перебросили сюда сразу после присоединения Крыма к России. Без них ситуация с энергоснабжением была бы более критической.

А ведь была критика по поводу дизельных генераторных установок: «зачем вы везёте этот «металлолом?» Вообще-то, они абсолютно новые, использовались только в Сочи. В итоге этот «металлолом» и спас ситуацию. Несмотря ни на что, вся «социалка» – водоснабжение, канализация, больницы – всё удержалось на дизельных генераторных установках. Это позволило снизить напряжённость на первом этапе, поэтому  у людей нет злости на власть. Представляете, если бы был бардак в больницах, не было бы воды и хлеба, по-другому бы люди с нами разговаривали… Мы выиграли первые три дня. Работали все социально-значимые объекты и предприятия жизнеобеспечения (хлебзаводы, птицефабрики и прочее).

– Андрей Владимирович, про кабель расскажите поподробнее…

– Решение о необходимости прокладки кабельных линий с территории Тамани было принято ещё в 2014-м. Уже к лету 2014-го мы понимали, какая схема энергоснабжения будет применена. В то же время мы столкнулись с проблемой выбора производителя кабельной продукции. В принципе, кабель в 220 киловольт два завода у нас производят, но это подземный кабель. Вторая проблема – нам нужен был кабель единой длиной 13 800 метров, который в настоящее время в России не производится.

Мы рассмотрели предложения заводов-изготовителей кабельной продукции, причём таких, у которых имеется свой порт. Машиной такой барабан  не вывезешь – он весит порядка 700 тонн. На данный момент весь кабель первого этапа строительства энергомоста проложен в полном объёме.

– Почему ставку сделали на китайского производителя?

– У них большой опыт производства и прокладки подобного кабеля. Они показали себя настоящими профессионалами.

Мы понимаем, что все решения были правильными и своевременными, в том числе и с выбором партнёра. Были некоторые возражения против использования китайской продукции: мы, дескать, никогда не применяли её. Поступали также предложения от европейских производителей и из Кореи, но работа с ними имела санкционные риски, из-за которых мы могли и деньги отдать, и кабель не получить. Хватит нам истории с «мистралями»! Китайцы, без особых клятв, поступили как реальные союзники. Они очень точно выполняют договорные обязательства. Последние поставки были значительно ускорены. Мы ведь на интуитивном уровне понимали, что к декабрю что-то случится.

– Были какие-то сигналы от спецслужб?

– Были.

– В прессе проскакивают опасения, что кабель, дескать, может нанести вред окружающей среде….

– Все экологические стандарты соблюдены, и никакого вреда для окружающей среды прокладка кабеля не принесёт, что подтверждается положительным заключением экологической экспертизы проекта. Кабель заглубляется на 1,5–2 метра в грунт. В мелководной части он заходит в футляр, который и защищает его, и делает удобным замену и ремонт. Похожие работы по прокладке кабельных линий выполнялись в России, в том числе – кабельная линия 220 кВ на остров Русский длиной порядка 2 км и кабельная линия 330 кВ на Васильевский остров в Питере, порядка 4,5 км. Но такой длины, как в Крыму, в России никогда не прокладывали. Это технологический прорыв, который нам ещё только предстоит проанализировать.

– А АЭС в Крыму будете достраивать?

– Однозначно не будем. Сейчас от той стройки уже ничего не осталось – всё разрушено, разграблено. Технические и сейсмические требования к строительству данных объектов стали более жёсткими, чем на момент начала строительства АЭС. Нам в Крыму не нужна вторая «Фукусима». Вместо этого будем строить дополнительную генерацию, основанную на газовых ТЭС. Когда энергомост заработает в полном объёме, он обеспечит передачу мощности порядка 850 мегаватт, что позволит с учётом собственной генерации покрыть практически всю потребность в электроэнергии.  А если ещё поработать с энергоэффективностью предприятий и коммунальных служб, то можно сэкономить очень приличное количество мегаватт. Похоже, этим тут вообще не занимались. В целом всё энергохозяйство Крыма требует серьёзной модернизации – высокий износ оборудования, никаких серьёзных вложений в украинский период не было. Система распределения электроэнергии тут развивалась совершенно хаотично –  из-за высокой коррупции, процветающих «самозахватов», нелегального строительства, а также большого количества незаконных подключений к электрическим сетям.

– Террористы, взорвавшие опоры ЛЭП, уже грозят, что и кабель перерубят…

– Я скажу так: обо всех угрозах мы знаем, внимательно их отслеживаем, необходимые меры уже приняты. Очень серьёзные меры… Пусть только попробуют.

 

Да будет свет!

После беседы с заместителем министра я отправился на край полуострова, чтобы своими глазами увидеть строительство    легендарного энергомоста. И надо признать, картинка сильно впечатлила. Где-то в середине Керченского пролива корабль-кабелеукладчик неспешно выпускал в воду кабель из очередной 700-тонной катушки, а на берегу кипела работа энергетиков по созданию новой высоковольтной линии – от берега к подстанции «Камыш-Бурун», затем до подстанции «Кафа», расположенной на подъезде к Феодосии, и далее – по всему полуострову.

Сейчас всё внимание энергетиков сосредоточено на «Кафе», откуда пойдёт распределение энергопотоков – на Джанкой и Симферополь. «Кафа» представляет собой гигантский квадрат в несколько гектаров, ограждённый бетонным забором, в середине которого находятся мощные трансформаторы и прочие устройства для поддержания мощного потока энергии в 220 киловольт. На строительстве этой подстанции царит оживление, которое напоминает кинохронику первых пятилеток. Рабочие и инженеры – а всего на строительстве линии заняты 1500 человек – работают круглые сутки, в ночное время объект освещают прожекторы. Совсем уже немного осталось до запуска объекта на полную мощь, когда сюда подойдёт ток со всех ниток со дна Керченского пролива.

Здесь, на «Кафе», я в который уже раз слышу мысль о том, что случившаяся катастрофа, по сути, помогла в пожарном порядке реформировать всю энергосистему Крыма, в которую за 23 украинских года никто не вложил ни копейки. В другой ситуации, возможно, ещё долго до многих проблем не дошли бы руки. А теперь – появился силовой кабель из Тамани, построены новые опоры и подстанции, само энергохозяйство перетрясли и оптимизировали, разобрались с неразумным потреблением. Заодно и землю крымскую подчистили от следов прошлой войны: во время прокладки новой линии сапёры тоннами вывозили снаряды и гильзы времён Великой Отечественной. Бывали дни, когда на утилизацию отправляли по 5–6 КамАЗов с опасным грузом. Только боевых снарядов и мин обезвредили 800 штук, а уж обычные гильзы никто и не считал.

Ещё совсем недавно на месте «Кафы» было голое поле, но всего за 8 месяцев тут появился серьёзный энергетический объект, который навсегда закроет тему дефицита электричества на полуострове. Из разговоров со специалистами выясняю, что по техническим планам подобные сооружения строятся за 24 месяца. Однако управились за 8 месяцев, и это хороший факт: мы не разучились совершать маленькие подвиги, когда очень надо. А сегодня Крыму действительно очень надо побыстрее вернуться к нормальной жизни. И судя по всему тому, что я увидел за несколько дней на полуострове, это произойдёт очень скоро.

 

 

Из досье «Совершенно секретно»

Силовой кабель для энергомоста изготовлен на одном из китайских предприятий, длина 13 800 метров, диаметр 220 миллиметров. Внутри него, кроме токопроводящего «жилья» из медного сплава, находится оптоволокно, что позволяет вместе с электроэнергией передавать телефонный и интернет-сигнал. Также кабель снабжен термопарой – проводами, которые замеряют температуру внутри кабеля. Теоретически при больших нагрузках силовой кабель может выдерживать температуру до 115 градусов.

К весне 2016 года по дну Керченского пролива лягут 4 линии, каждая состоит из четырех кабелей – три рабочих на одну фазу плюс один резервный, что позволит подавать на полуостров 850 мегаватт. Расстояние между кабелями на дне – 10 метров. Приблизительная стоимость только одного кабеля составляет примерно 8 млрд рублей. Общая стоимость объектов «энергомоста», включая линейные и подстанционные объекты на территории КФО и Кубани, составит порядка 47 млрд. рублей.

Кабель из Китая в Новороссийск был доставлен на китайском судне, затем переброшен на баржах в Крым. В настоящее время укладкой кабеля занимается судно-кабелеукладчик.

Два с лишним дня уходит на намотку кабеля с баржи на кабелеукладчик плюс два с половиной дня на прокладку. В результате за 5 дней кладётся одна нитка с пропускной способностью более 200 мегаватт.


Авторы:  Сергей ФРОЛОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку