Цхинвал-1920

Цхинвал-1920

ЦХИНВАЛ НАЧАЛО XX ВЕКА. ФОТО: WIKIPEDIA.ORG

Автор: Всеволод ВЛАДИМИРОВ
07.07.2020

Ровно сто лет назад – в июне 1920 года – на территории нынешней Южной Осетии разворачивалась военно-политическая и человеческая драма, которая почти неизвестна в России, но память, о которой жива как у южных, так и у северных осетин.

6мая 1920 года Ревком Южной Осетии постановил объявить советскую власть, просить Москву о присоединении к РСФСР и известить об этом правительство Грузии. Через Рокский перевал был направлен отряд советских войск с двумя орудиями. При его поддержке местные большевики быстро захватили Цхинвал.

7 мая РСФСР и Грузия подписали мирный договор, по которому определили свои границы по границам дореволюционных губерний. А значит, оставили Южную Осетию за Грузией.

Три недели спустя – 28 мая – Юго-Осетинский ревком направил в Москву сообщение об установлении советской власти от Они до Душети.

17 июня грузинские войска начали операцию против повстанцев.

Дальнейшие события имели своим итогом следующее: 387 мужчин, 172 женщины и 110 детей были убиты в результате резни. 1206 мужчин, 1203 женщины и 1732 ребенка погибли во время боевых действий. Общее число погибших составили 4812 (по другим источникам, 5279 человек). Если говорить точнее, то это 6–8% от общей численности осетинского населения.

Основная часть населения Южной Осетии покинула тогда территорию своего проживания. Основная масса беженцев устремилась в Северную Осетию и Кабарду. Там они тоже столкнулись с последствиями Гражданской войны в России и разрухой. Голод и эпидемии также унесли жизни многих беженцев.

Само число этих беженцев оценивается по-разному – от 20 до 50 тыс. При этом если говорить о зарегистрированных беженцах, то их было 25 тыс. Отметим, что часть беженцев-южан осталась на территории Северной Осетии.

В Южной Осетии оценивают эти события как геноцид. Президент Южной Осетии Анатолий Бибилов даже объявил 2020 год годом столетия геноцида, а также заявил о намерении добиваться международного признания этого геноцида. В Грузии же эти события считают операцией по усмирению сепаратистов. При этом отрицают факт уничтожения мирного населения после окончания боевых действий. Но не отрицается сам характер боев, который привел к гибели мирных жителей.

Так что же произошло летом 1920 года в Южной Осетии? Тем более, руководство Республики Южная Осетия (РЮО) хочет, чтобы Российская Федерация признала геноцид осетин.

В ЧЕМ СУТЬ ЮГООСЕТИНСКОЙ ПРОБЛЕМЫ?

Для большинства россиян история Южной Осетии – это терра инкогнита, о которой знают нечто очень смутное на уровне «грузины напали на осетин». Грузинская историография уже давно разработала миф об осетинских сепаратистах, которых использовала Россия против Грузии. Более того, есть также миф о неких страшных осетинских стражниках, которых еще царизм нанимал для подавления восстаний вольнолюбивых грузин.

Территория нынешней Южной Осетии еще до инкорпорации как Грузии (реально – Картли-Кахетинского царства), так и обеих Осетий – как Северной, так и Южной – в состав Российской империи была территорией конфликта между южной частью осетинских обществ и грузинскими феодальными кланами. Важно отметить, что осетинские общества – это прямые наследники погибшего в ХIII веке Аланского царства. Поэтому все разговоры об отсутствии у осетин государственной традиции, мягко говоря, беспочвенны.

После вхождения Осетии в 1774 году и инкорпорации Картли-Кахетинского царства в 1801 году Южная Осетия превратилась в арену борьбы между осетинскими обществами и грузинскими феодальными кланами. И позиция российской администрации была не на стороне осетин. По крайней мере, всю первую половину ХIХ века. И любителям фантазий про страшных осетинских стражников стоит напомнить вполне реальные истории про карательные экспедиции русских войск против осетин, где особой жестокостью отличались казаки.

К началу ХХ века возник определенный этнополитический баланс между грузинами и осетинами, которым пыталась помочь российская администрация. В феврале 1917 года монархия в России рухнула, а вместе с ней рухнула и система управления Закавказьем. Соответственно начались и переустройства в руководстве краем.

До октября 1917 года власть в Закавказье была в руках Особого Закавказского комитета (ОЗАКОМ), сформированного Временным правительством из числа представителей основных национальных партий региона (грузинских, армянских, азербайджанских). В ноябре того же года ОЗАКОМ был преобразован в Закавказский комиссариат, в состав которого вошли Закавказский краевой центр советов рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, Армянский национальный совет, Национальный совет Грузии и Центральный мусульманский национальный комитет (Национальный комитет). Комиссариат провозглашал верность Учредительному собранию.

После разгона Учредительного собрания Закавказский комиссариат передал 26 марта 1918 года власть Закавказскому сейму, сформированному из депутатов Учредительного собрания, избранным от Закавказья. Сейм провозгласил 22 апреля создание Закавказской демократической федеративной республики. Ни внешних, ни внутренних границ этой федерации прочерчено не было. Сама эта федерация просуществовала до 26 мая, когда она прекратила существование в связи с провозглашением трех государств – Грузии, Армении и Азербайджана.

Что же происходило в этот момент в Южной Осетии?

В июне и в ноябре 1917 года прошли первые два осетинских съезда Южной Осетии. Оба съезда декларировали необходимость создания осетинского национального автономного образования в составе России. При этом общественно-политический строй России должно решить Учредительное собрание.

В ноябре 1917 года прошел Съезд Осетинского народа, на котором был избран Всеосетинский объединенный комитет. Были сформированы также два Национальных совета – Осетинский (на Севере Осетии) и Южно-Осетинский. Оба совета состояли из разных – часто полярных! – партийных фракций (кадетской, меньшевистской, большевистской, эсеровской).

В марте 1918 года в Южной Осетии произошло крестьянское восстание против аграрной политики грузинских меньшевиков. И хотя причины восстания были, в основном, социальные, но именно это положило начало и межэтническому конфликту.

27–20 мая 1918 года прошел Третий съезд делегатов Южной Осетии, который должен был определить отношение к возникшей грузинской государственности. Решение съезда: отказаться от вхождения в грузинское государство. 15–17 июня проходит Четвертый съезд, который подтверждает решение о непризнании грузинской юрисдикции.

Ответом Тифлиса стала военная интервенция, в которой участвовали грузинская Народная гвардия и германские регулярные войска. В результате 3 августа собрался Пятый съезд, который принял де-факто соглашательскую позицию: временное и условное объединение с Грузией в обмен на широкую территориальную автономию.

РОКОВЫЕ ОШИБКИ

Казалось бы, теперь у грузинских меньшевиков на руках все карты. Используя решение съезда осетинских делегатов, можно было договориться об автономии и решить проблему. Однако вместо этого тифлисские власти решили «замотать вопрос». Они не только бойкотировали всякий разговор об автономии, но и торпедировали возможность ее создания. И вот это была их роковая ошибка! В Тифлисе не учли одного фактора: изменения внешнеполитической конъюнктуры.

В ноябре 1918 года капитулировала Германия – патрон, гарант и основная силовая поддержка грузинской независимости. Начался вывод германских войск из Грузии.

4 декабря 1918 года Шестой съезд делегатов Южной Осетии единогласно – при поддержке даже меньшевистской фракции! – отменил решения предыдущего съезда о вхождении в Грузию.

В феврале 1919 года пала Терская советская республика. Деникинские войска занимают Северную Осетию, которая получает от Деникина де-факто автономию. При этом Деникин – союзник победителей-англичан, которые сменяют немцев в качестве оккупационных войск в Грузии. Тактика англичан проста: до выяснения шансов Деникина на победу во всероссийском масштабе не давать никаких гарантий Грузии. Но одновременно они пытались модерировать конфликт Грузии с деникинцами.

В этой ситуации весной 1919 года Юго-Осетинский национальный совет совместно с Всеосетинским объединенным комитетом инициировали меморандум в адрес Антанты, в котором предложили решение вопроса на следующих началах: объединение Севера и Юга Осетии, вхождение Осетии в качестве федеративной единицы в Россию (если союзники восстановят ее), патронат над Осетией одной из союзных держав (если Кавказ будет отдан под международный контроль), вхождение в северокавказское государственное образование. До решения вопроса в меморандуме предлагалось взять Осетию – особенно южную ее часть! – под патронат Антанты.

Юго-Осетинский национальный совет отказался участвовать в выборах в Учредительное собрание Грузии. В Тифлисе решили применить военную силу. 12 мая грузинская гвардия захватила Цхинвал и низложила Национальный совет. Ни Деникин, ни Антанта никак не отреагировали на эту ситуацию.

А это уже было роковой ошибкой Деникина! Если бы он поддержал бы осетин, то он мог бы получить симпатии кавказских народов, чьи элиты не любили большевиков, но которых слишком пугала «великорусская политика» белых вождей. В этой ситуации единственной силой, которая стала выглядеть защитницей в глазах югоосетинского общества, оказались большевики. В ситуации фактической оккупации, имевшие большой опыт подпольной борьбы, большевики взяли на себя все организационные функции. А в глазах осетинского общества они превратились из одной из политических сил в единственного реального защитника национальных интересов.

В ЛАБИРИНТАХ ФРАКЦИОННОЙ БОРЬБЫ

Однако осетинские большевики сразу же оказались внутри интриг, как кавказского большевистского руководства, так и Москвы. Все началось осенью 1919 года, когда Кавказский краевой комитет РКП(б) (ККК) постановил устроить восстание в Грузии. Точнее, в Грузии и Южной Осетии. При этом если югоосетинские большевики были реально готовы к вооруженному выступлению, то их грузинские коллеги вели себя в «революционно-богемном» стиле. Кроме того, внутри их организации оказались инкорпорированы английские агенты. В результате выступление в Грузии отменили, но югоосетинских подпольщиков об этом не предупредили. Лишь в последний момент осетинские большевики отменили выступление.

Однако весной 1920 года вооруженное выступление в Южной Осетии возникло без всякого внешнего вмешательства. Реагируя на советизацию Северного Кавказа, Тифлис ввел войска для закрытия перевалов, связывающих Север и Юг Осетии. Осетинские повстанцы разоружили милицию в Руке и арестовали меньшевистских эмиссаров.

Казалось бы, нужно не форсировать события и просто ждать, когда повстанцы закрепятся на перевалах. Однако ККК создает Юго-Осетинский ревком. Тут же во Владикавказе формируется и Юго-Осетинская бригада. ККК и стоящие за их спиной Иосиф Сталин и Серго Орджоникидзе не могут не знать, что в Москве ведутся переговоры между эмиссаром грузинского правительства Георгием Уратадзе и руководством НКИД РСФСР.

6 мая Юго-Осетинский ревком провозглашает советскую власть в Руке. И провозглашает ее под давлением эмиссаров ККК. А на следующий день – 7 мая – РСФСР и Грузия заключают мирный договор. Положим, что это не знали посланные из Владикавказа в Рук товарищи. Но этого не могли не знать Сталин и Орджоникидзе. Более того, 6 мая Сталин направил Орджоникидзе телеграмму с указанием прекратить наступательные действия в отношении Тифлиса.

Создав конфликтную ситуацию, Сталин и Орджоникидзе максимально самоустранились от ее разрешения. Более того, они сделали максимально все, чтобы оградить от удара собственно грузинских однопартийцев. Директивой ККК им были запрещены выступления.

 Фото_37_12.JPG

ОСЕТИНСКИЙ ОТРЯД ПОВСТАНЦЕВ. ФОТО: WIKIPEDIA.ORG

Однако на этом «подарки» от Сталина и Орджоникидзе в адрес осетинских однопартийцев не кончились. 12 мая под нажимом Орджоникидзе Грузия и советский Азербайджан заключили секретное соглашение о снятии взаимных претензий по вопросу о Закатальском округе. Сталин и Орджоникидзе не могли не понимать, что тем самым они просто освобождают грузинские войска для переброски в Южную Осетию. Грузинское наступление началось 15 мая.

Единственным человеком, который пытался остановить сталинские «фокусы» и бесчинства меньшевиков, был нарком иностранных дел Георгий Чичерин. 17 мая он направил своему грузинскому коллеге Евгению Гегечкори ноту, в которой назвал действия Тифлиса «ничем не оправдываемым вмешательством в чужие внутренние дела». Гегечкори отверг претензии Чичерина. 25 мая началось грузинское наступление на Южную Осетию, которое и привело к резне и гуманитарной катастрофе.

 Фото_36_12.JPG

18 июня глава Юго-Осетинского ревкома Владимир Санакоев направил Владимиру Ленину и Георгию Чичерину телеграмму, в которой обвинил руководителей ККК, которых он красноречиво называет «краевиками из Тифлиса», в предательстве. По его словам, «краевики» не только не снабжали осетинских повстанцев оружием и боеприпасами, но и фактически запретили полностью вооруженным большевикам Тифлисской и Кутаисской губерний восстание.

Судя по всему, внутри «тифлисских краевиков» существовали настроения против своих осетинских однопартийцев. «Краевики» хорошо понимали, что, скорее всего, меньшевистской Грузии скоро придет конец. А секретный дополнительный протокол к советско-грузинскому договору от 7 мая гарантировал легализацию грузинской компартии. А зачем тогда поднимать восстание, если все можно решить в течение нескольких месяцев?

Кроме того, если советизация Грузии была делом решенным (причем почти легальным путем), то вставал вопрос о границах и устройстве новой советской республики. Осетины, похоже, не хотели вступать и в состав советской Грузии. И между грузинскими и осетинскими большевиками возникли разногласия. Так, все тот же глава Юго-Осетинского ревкома Санакоев в письме члену окружкома Резо Козаеву от 14 сентября 1920 года описывает происшедший в кулуарах Первого съезда народов Востока в Баку эпизод, когда член грузинской делегации Ладо Думбадзе начал писать на билетах югоосетинских делегатов, что они делегированы от Грузии. А на протесты отвечал, что никакой Южной Осетии нет, а есть Грузия.

Таким образом, трагедия Южной Осетии стала результатом шовинистической политики грузинских меньшевиков, которые в течение нескольких лет не только отказывались идти на компромисс с осетинскими политическими силами, но и предпочитали язык карательных операций. Однако нельзя не отметить, что вольно или невольно к этой трагедии причастны и ККК и «краевики из Тифлиса», которые руководствуясь своими этническими комплексами, фактически подыграли своим соплеменникам-меньшевикам.


Авторы:  Всеволод ВЛАДИМИРОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку