Цифровой рубль

Цифровой рубль

ФОТО: СЕРГЕЙ БОБЫЛЁВ/ТАСС

Автор: Михаил МЕЛЬНИКОВ
12.05.2021

В начале 2021 года китайские власти озадачили финансистов всего мира информацией о том, что начавшееся предыдущей осенью тестирование цифрового юаня (юань – национальная валюта Китая) проходит успешно, и в скором времени «цифра» может быть признана полноценной платежной единицей. Китай – не единственная страна, проводящая эксперименты с цифровой валютой, но из-за его роли в мировой экономике внимание мира сосредоточено именно на новом облике юаня.

В этой статье мы объясним, что такое вообще цифровая валюта, чем она отличается от традиционных рублей, долларов, юаней с одной стороны и от пресловутых биткоинов и остальных «-коинов» с другой. После этого станет яснее, чего нам ждать и как изменится наша жизнь после оцифровки денег.

Тем более что одной из главных финансовых тем рубежа осени и зимы в России был проект цифрового рубля. «Сбер» представил весьма амбициозную концепцию развития этого направления в России и даже немного напугал этим Центробанк. Впоследствии дискуссия несколько затихла, но совершенно очевидно одно: оцифровки рубля, как и остальных значимых валют, не избежать.

НАЛИЧНЫЕ ДЕНЬГИ

Как ни странно, цифровой рубль – это слегка переосмысленное старое. Наши бумажные рубли, равно как и все другие наличные валюты, по сути, тоже являются цифровыми – ведь у каждой купюры есть уникальный номер, и при желании можно отследить судьбу любой из них. Правда, для этого пришлось бы при каждой транзакции сканировать этот номер и загружать в систему – примерно как это происходит сейчас с подакцизными товарами (например, алкоголь) и лекарствами. Подобные идеи ранее даже звучали в Центробанке, но цена вопроса – оборудование для всех торговых точек и потери времени на кассах – оказалась неадекватной. Неудивительно, что ни в одной стране мира подобное отслеживание наличных не производится.

Именно поэтому традиционная «наличка» – главный враг банков и полиции всего мира. Наличными деньгами платят «черные» зарплаты, с их помощью осуществляют незаконные или просто сомнительные сделки, они выпадают из оценки потребительского поведения гражданина при составлении его цифрового портрета. Как только вы снимаете деньги в банкомате или получаете «нал» в кассе, государство и бизнес «слепнут». И им это не нравится.

К тому же наличные деньги относительно легко подделать, и даже не только с целью наживы. Есть, скажем, известный прием гибридной войны – вброс на рынки вражеских стран большого количества поддельных купюр для дестабилизации финансовой системы. Еще Наполеон пытался подкосить русскую экономику фальшивыми рублями, а во время Второй мировой войны в Германии печатали едва ли не больше фунтов стерлингов и долларов, чем на «родине» этих валют.

Цифровая же валюта, равно как и безналичная, подделке не подлежит – если, конечно, хорошо вложиться в защиту системы от покушений извне. Банк «Сбер», активно продвигающий подобные идеи, например, оценивает расходы на создание такой защиты в 20–25 млрд рублей – вполне терпимо.

БЕЗНАЛИЧНЫЕ ДЕНЬГИ

Почти 80% всей денежной массы России, однако, не имеет наличной формы. На 1 марта 2021 года у нас с вами 12,54 трлн наличных и 45,64 трлн безналичных рублей. Безналичный объем делится на переводные (19,62 трлн) и непереводные (26,02 трлн) депозиты физических и юридических лиц. Переводные депозиты – деньги, которые можно использовать в любой момент (скажем, на вашем зарплатном счету), непереводные – с фиксированным сроком хранения (например, срочный вклад в банке) или иными условиями использования (например, эскроу-счета, о которых ниже).

Переводные депозиты физических лиц (9,94 трлн рублей) по природе своей очень близки к наличным, и легко в них превращаются, хотя вы могли заметить, что банки постепенно вводят все более строгие ограничения на снятие средств в банкоматах.

Контроль безналичных средств юридических лиц во всех значимых странах достаточно жесткий, а недостаточно законная «обналичка» является как минимум административным правонарушением. Объясняется это громкими словами о борьбе с финансированием экстремизма и терроризма, какая-то доля истины в этом есть, но в первую очередь государственных мужей волнует сбор налогов. Если ты сделал безналичный рубль наличным, то несмотря на все контрольно-кассовые системы, 90% задачи по уводу средств от налоговых инспекторов можно считать выполненной.

Но безналичные рубли, в отличие от наличных, не имеют никаких различий между собой, это одни и те же единицы и нули компьютерного кода. Когда организация получает деньги, например, по государственному заказу, этот «безнал» ложится на ее счет, смешиваясь с другим безналом, и определить, какие деньги на какие цели пошли, уже совершенно невозможно.

Есть, конечно, попытки распутать эту мешанину – эскроу-счета, о которых вы наверняка слышали применительно к строительству. Если раньше застройщик получал деньги от первых покупателей нового проекта и мог бросить эти средства на какие-нибудь другие объекты, то теперь это невозможно. Все, что заплатили покупатели квартир в «доме 25 по 3-й улице Строителей», аккумулируется на специальном счете, деньги с которого застройщик получит только после сдачи дома в эксплуатацию. Но у этого способа защиты клиентов есть много неудобств, в рассказе о которых мы слишком далеко уклонились бы от темы.

ЦИФРОВЫЕ ДЕНЬГИ

О цифровых деньгах все знают главным образом благодаря биткоину – фантастической «валюте», любимом инструменте спекулянтов нового поколения. Поэтому первое, что нужно знать о цифровом юане, рубле или иной национальной валюте, – ее нельзя «майнить». Цифровые деньги, точно так же, как и обычные, выпускает только Центробанк. Цифровая валюта не имеет отдельного обменного курса: ее стоимость всегда совпадает со стоимостью обычных денег.

В середине октября 2020 года Центробанк опубликовал «доклад для общественных консультаций», преамбула которого выглядела заманчиво: цифровой рубль (в тексте его чаще называют ЦВЦБ – цифровая валюта центрального банка) сочетает в себе плюсы наличных и безналичных денег. С одной стороны, его легко и удобно применять при платежах в Интернете, с другой – он вполне может использоваться и в офлайн-режиме.

Хотя в докладе рассматриваются разные сферы применения будущей ЦВЦБ, очевидно, что авторы склоняются к его использованию во всех сферах жизни, включая розницу. Да и главным преимуществом цифрового рубля называют именно «переход к безналичным платежам»: на уровне предприятий доля наличных расчетов и так исчезающе мала.

Авторы указывают, что страны – Швеция, Южная Корея, Китай – уже запустили цифровые валюты, их проекты находятся в пилотной стадии. Опыт Венесуэлы, еще раньше создавшей El Petro, государственную нефтяную цифровую валюту, целомудренно не упоминается – видимо, во избежание неприятных ассоциаций с развалом экономики.

Активно, даже агрессивно объясняя, что цифровой рубль не является криптовалютой, Центробанк, однако, зачем-то пытается обойти молчанием тот факт, что функционировать он будет, скорее всего, на той же платформе блокчейн (само это слово употребляется лишь один раз, в определении слова «токен» – уникального идентификатора рубля), как это происходит в большинстве других стран, опыт которых рассматривается в докладе. Блокчейн, как мы его знаем применительно к финансам, делает абсолютно прозрачными все транзакции в сети для каждого участника этой сети – другой вопрос, что идентификатором выступает всего лишь номер кошелька, а не Ф.И.О. или другая личная информация. Центробанк признает эту проблему: «Инфраструктура ЦВЦБ гарантирует конфиденциальность информации для пользователей, но не предполагает анонимности транзакций. Для их совершения необходима идентификация, а данные учитываются на платформе Центрального банка».

Для государства это, безусловно, огромный плюс. Центробанк, а с ним, надо полагать, и Минфин, и Федеральная налоговая служба видят каждую транзакцию, а у каждого рубля есть свой уникальный идентификатор. Таким образом, криминальные сделки становятся крайне затруднены: арестовав, например, торговца наркотиками, господа следователи получат его полный цифровой след и придут к каждому из граждан, переводивших ему деньги.

В конце своего доклада авторы задают экспертам 22 вопроса про то, нужна ли такая валюта России, и как ее лучше использовать. Правда, «общественная консультация» выдалась довольно вялой. Те, кто не любил Центробанк, стали не любить его еще сильнее за очередной шаг к тотальной цифровизации, а голоса в поддержку инициативы раздавались в основном на официальном уровне: надо идти в ногу со временем, эти рубли надежны и защищены, они повысят прозрачность экономики.

«СБЕР» РУБЛЬ»

А потом вслед за Центробанком на ниву удивительных предложений пришел «Сбер». И выяснилось, что ЦБ со своими тремя типами рублей (наличный, безналичный, цифровой) – вовсе не революционер, а максимум осторожный модернист. Потому что крупнейший розничный банк страны предложил решить проблему кардинально – сделать все безналичные рубли цифровыми. Бритва Оккама говорит нам, что плодить сущности – не лучшая идея, и аналитики «Сбера» упирают именно на это. Неизбежная конкуренция цифровых и безналичных рублей вообще может очень больно ударить по банковскому бизнесу, волнуются еще в одном госбанке – ВТБ.

 Фото_04_11.JPG

ФОТО: PHOTOXPRESS.RU

Подчиненные Германа Грефа озвучили розовую мечту налоговика: чтобы каждый рубль был уникальным, чтобы в любой момент можно было узнать, где сейчас находится рубль с тем или иным идентификатором. И, более того, предложил сделать цифровые рубли целевыми и ввести систему смарт-контрактов.

Целевое применение достигается присвоением рублю определенных атрибутов: скажем, эти деньги могут быть направлены исключительно на выплату зарплат, а те – только на выплату налогов. Предприниматель физически не сможет потратить их как-то иначе, и это гарантирует выполнение его социальных и экономических обязательств. После факта целевого применения особые атрибуты меняются или исчезают вовсе.

В качестве примера «смарт-контракта» «Сбер» приводит электронные кошельки детей, деньги в которых мама сможет запрограммировать исключительно на покупку яблок и салатиков, а никак не шоколада и сигарет.

Объединяет всю эту гамму возможностей основное правило: хозяином денег окончательно становится тот, кто их выпустил, а не тот, кто вроде бы честно их заработал. В соответствующей презентации Сбербанка это и не маскируется: «Государство получает беспрецедентные инструменты контроля».

Где-то это, конечно, полезно – скажем, академик Сергей Глазьев еще три года назад призывал к цифровому маркированию средств, выплачиваемых по государственным закупкам. Это отличная борьба с откатами. Но распространять подобный контроль на всю нашу частную жизнь Глазьеву в голову не приходило. А Грефу пришло.

С ЗАБОТОЙ О ЧЕЛОВЕКЕ

Открытие этого окна Овертона (ну вы же ждали этого выражения после Бритвы Оккама, да?) изменит всю нашу жизнь. Потому что от всех озвученных предложений остается менее одного шага до того, чтобы сделать целевыми и наши зарплаты. Разумеется, исключительно ради нашего блага. Такую-то часть – исключительно на ЖКХ, такую-то – на питание, такую-то – исключительно на посещение спортзалов, ибо нам нужна здоровая нация, и так далее. Заботливое государство помогает неразумным гражданам планировать свой бюджет.

 Фото_04_12.JPG

ФОТО: СЕРГЕЙ БОБЫЛЁВ/ТАСС

Не за горами и сообщения от автоматической системы мониторинга: «В прошлом месяце вы потратили слишком много средств на алкоголь, квота снижена на 20%. Освободившиеся средства Вы сможете потратить на обследование печени в такой-то клинике». Или, например, сказал президент о необходимости активизации внутреннего туризма, и 30% твоей зарплаты можно потратить исключительно на проезд или гостиницы внутри России. Наша родимая русская кампанейщина именно так и выглядит.

Это не все. Контроль цифровых рублей – это огромная государственная база данных, а, как известно из нашей реальности, государственные данные почему-то с легкостью попадают в руки преступников. Какие только базы не продаются в «темном интернете», а основные данные по любому человеку «пробиваются» через анонимные Telegram-каналы за считанные минуты. Одно дело собирать по отдельным банкам историю ваших покупок (которая там не особенно детализирована – ну потратили 3700 рублей в «Магните», но на что конкретно, непонятно), другое – комфортно взять из единой базы полную разблюдовку. Вот только есть подозрение, что цифровая активность приближенных к власти людей по какой-нибудь уважительной причине в общую базу попадать не будет. Зато, например, шантажистам – настоящее раздолье.

КТО РИСКНЕТ?

Подробнее наши зияющие цифровые перспективы мы сможем узнать (и «Совершенно секретно» непременно сообщит об этом своим читателям), когда будет опубликован соответствующий законопроект. Законопроекта о цифровом рубле пока нет и, более того, Центробанк со «Сбером» формально даже не могут его выдвинуть, хотя нет сомнений, что документ этот вчерне готов в недрах обеих организаций. Просто статья 104 Конституции Российской Федерации постулирует, что правом законодательной инициативы в стране пользуется ограниченный круг граждан и организаций – президент, представители обеих палат федерального парламента, правительство и региональные заксобрания, а также, с оговорками, Конституционный и Верховный суды. Поэтому действовать ЦБ и «Сбер» будут через правительство (главы обоих банков возглавляли там Министерство экономического развития) или через своих многочисленных лоббистов в Государственной думе.

Кто конкретно рискнет стать лицом столь значимого проекта, сказать сложно. Но нет сомнений, что внесут его уже после новых думских выборов, когда сложится расклад политических сил на ближайшую пятилетку.

* * *

Резюмируем. Цифровой рубль – это аналог криптовалюты без возможности частного майнинга и без заложенного в систему ограничения числа монет. Его выпуск (майнинг) монополизирован Центробанком, а обменный курс всегда совпадает с курсом национальной валюты. Для рядового человека цифровые рубли изначально ничем не будут отличаться от денег на переводных депозитах (например, зарплатных счетах), зато ЦБ и государственные органы будут иметь гораздо более подробную информацию об их использовании. Кроме того, открываются возможности не только для контроля, но и государственного планирования расходов граждан.

Предположительно, цифровые рубли начнут выпускать по проекту ЦБ, то есть как третью сущность к наличным и безналичным, но довольно скоро «по многочисленным просьбам общественности» перейдут на рельсы «Сбера» – его модель проще и понятнее.

Благонамеренным гражданам, не нарушающим законов и не склонным к аморальному поведению, бояться совершенно нечего: их жизнь не изменится. Да, будет еще больше правил, да, пространство для шагов влево и вправо существенно сократится, но просто не надо выходить из строя и раскачивать лодку.


Авторы:  Михаил МЕЛЬНИКОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку