Третья волна уже здесь

Третья волна уже здесь

ФОТО: TASS

Автор: Михаил МЕЛЬНИКОВ
24.04.2021

Россия начинает жить под очередной волной американских санкций, к которым почти автоматически присоединяются Канада, Евросоюз, недовышедшая из последнего Великобритания и ряд других государств. Но надо понимать, что никто, кроме США и Украины, не был инициатором подобных действий – остальные страны только поддерживали их, и не всегда добровольно.

Основной вид антироссийских санкций – это ограничение экономических отношений с теми или иными компаниями либо отраслями. На первом этапе еще срабатывала американская риторика о том, что санкции направлены не против российского народа, а исключительно против предполагаемых виновников обострения на Украине. Но очень быстро масштаб санкционной войны стал таким, что его последствия прочувствовал на себе каждый гражданин России.

ТРЕТЬЯ ВОЛНА – НЕ ПОСЛЕДНЯЯ

Первый набор этих санкций был связан с гражданской войной на Украине, присоединением Крыма и появлением двух непризнанных республик на юго-востоке страны. Россия была названа главным виновником дестабилизации в бывшем братском государстве и летом 2014 года удостоилась пакета санкций, который впоследствии достаточно щедро пополнялся.

Вторая волна санкций пришла в августе 2018 года. Россию обвинили в отравлении бывшего сотрудника ГРУ Сергея Скрипаля, проживающего в Великобритании, и приехавшей к нему дочери Юлии. Здесь США действовали в рамках своего закона о контроле над распространением химического и биологического оружия от 1991 года, но как-то половинчато: введя первый, символический этап ограничений, они до сих пор не ввели положенный по тому же закону «драконовский» или «адский» второй, который, в частности, подразумевает полное прекращение взаимной торговли, полетов авиатранспорта, заморозку дипломатических отношений. Возможно, администрация Джо Байдена претворит эту угрозу в действие.

Наконец, третья волна связана со странным отравлением оппозиционного политика Алексея Навального, в чем также обвиняют Россию. Эти санкции анонсированы лишь в марте 2021 года, а некоторые из них тоже не вступили в действие.

Эта третья волна имеет три основных «гребня»:

1. Запрет поставок в Россию товаров, связанных с национальной безопасностью (под это при желании можно подвести все, что угодно).

2. Приостановка действия большого количества лицензий на обслуживание поставленного в Россию оборудования и на использование технологий и программного обеспечения.

3. Внесение России в список стран, с которыми запрещена торговля оружием (и экспорт, и импорт).

Кажется, что на простых гражданах это не должно сильно отразиться: мало кто из нас экспортирует оружие или лицензирует использование технологий. Однако, например, хозяева известного видеосервиса Zoom сразу же отказались от сотрудничества со всеми российскими юридическими лицами, связанными с государством – в этот список, например, вошли все государственные вузы, активно пользовавшиеся Zoom в период жестких пандемийных ограничений. Теперь им будет доступна лишь стандартная 40-минутная версия разговоров – а значит, студентам придется переходить на какие-то другие платформы.

По России уже прокатилась волна отказов от сотрудничества с компаниями, принадлежащими государству или попавшим в первые санкционные списки бизнесменам. Вроде бы и неважно рядовому человеку, что такой-то поставщик станков отказался их обслуживать, а база научных работ закрыла коммерческий доступ какому-нибудь институту, но последствия такого прекращения сотрудничества могут быть весьма неприятными. Наука восстанавливается очень долго, технологии осваиваются тоже не мгновенно. Таким образом, результатом подобных санкций может быть снижение ВВП России, налоговых сборов и, как следствие, социальных расходов из бюджета.

Но все это касалось и первых волн, с которыми Россия, как видим, благополучно справилась. Да, притормозила, да несколько лет снижались реальные располагаемые доходы, но никакого апокалипсиса в отдельно взятой стране мы не увидели.

С вооружениями выстрел вообще пришелся мимо цели. Россия и до нового пакета санкций торговала оружием главным образом со странами, которых не слишком волновали американские ограничения; другие же использовали, и будут использовать обходные схемы.

Поскольку Россия не выполняет никаких требований уважаемых заокеанских партнеров, логично предположить, что третья волна – не последняя. Тем более что к власти в США пришел ограниченно дееспособный президент, едва ли способный предвидеть последствия собственных – точнее, продиктованных ему решений.

УДАР ПО БАНКОВСКИМ КАРТАМ

Самым грозным из грозящих нам «наказаний» за независимость называют возможное отключение нашей банковской системы целиком или только государственных банков (а явное большинство транзакций идет через них) от SWIFT – Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunication, международной системы банковских платежей. Каждый раз, когда вы расплачиваетесь карточкой или через приложение банка, вы пользуетесь сервисами SWIFT. И каждый раз бенефициары этой системы – чаще всего компании Visa и MasterCard – получают за это свою малую долю (в среднем 0,5– 2%). Россия, надо сказать, страна с очень высоким уровнем проникновения цифровых технологий, доля безналичных платежей у нас существенно выше, чем в большинстве стран Европы, поэтому отказываться от такого куша международные корпорации не хотят. Добровольно нас никто не отключит, и в штаб-квартире SWIFT, расположенной в Бельгии, подчеркивают, что не находятся в американской юрисдикции.

Но – что, если все же отключат? Глава «Сбера» Герман Греф говорит, что в этом случае холодная война покажется детской забавой. Для вверенной ему организации – возможно, но обычные пользователи на первых порах ничего не почувствуют: с 2015 года все платежи внутри России проходят через Национальную систему платежных карт. А вот трансграничные переводы на какое-то время станут почти невозможными. И из-за этого потери бизнеса, причем отнюдь не только банковского, будут огромными. Приостановятся все экспортно-импортные операции, упадет курс рубля, вырастут проценты по кредитам и цены на импортируемые товары, возникнет дефицит. Впрочем, поскольку в разрыве экономических отношений с Россией никто не заинтересован (кроме США, с которыми мы и так уже практически не торгуем), ситуация достаточно быстро нормализуется – в международных расчетах перейдем на китайскую систему UnionPay, менеджмент которой только об этом и мечтает.

Спекулянтам на заметку: если США всерьез надавят на Брюссель и тот отключит SWIFT, пресловутый «доллар по сто» мы увидим уже через пару дней. Коррекция последует не ранее чем через месяц, если события пойдут по благоприятному для России сценарию.

ОТСТУПЛЕНИЕ О КИТАЕ

Однако надо понимать, что американские санкции накладывают отпечаток и на нашу торговлю с Китаем – в частности, китайские банки часто саботируют работу с российскими компаниями, ссылаясь на санкционный режим. Это приводит к постоянным задержкам российских транзакций и периодической их блокировке. Клиентов из России не то чтобы прогоняют – просто дают понять, что нам не рады. Обслуживают порой так, чтобы в следующий раз не пришли. Представитель российского Центробанка в Пекине Владимир Данилов сформулировал это в мягкой форме: «Есть проблемы, связанные с расширенной интерпретацией рядом китайских банков ограничительных мер третьих стран в отношении России». Китайцы, например, порой избегают приема платежей от Сбербанка, хотя те проходят через американские банки-корреспонденты! То есть оказываются в чем-то «святее папы». Участники рынка говорят, что для разруливания ситуации необходимо добраться как минимум до уровня руководителя филиала, так как рядовые клерки молча отклоняют операции.

Китаю, по большому счету, вообще не нужны наши деньги: у него самого такого добра навалом. Восточному соседу нужна наша земля, и чем слабее будет Россия, тем легче на нее давить по какому-нибудь очередному территориальному вопросу. Китай – крупнейший в мире хищник, претендующий на земли буквально всех соседей. Когда разрушился СССР, китайские дипломаты добились перехода суверенитета над участками российской, казахстанской, киргизской, таджикистанской земли – и аппетит во время этой еды только вырос. Другой вопрос, что китайцы не торопятся – пока что мы выгодны им как хорошо вооруженный союзник в экономическом противостоянии с США. Своего рода телохранитель.

НЕДОБРОСОВЕСТНАЯ КОНКУРЕНЦИЯ

Прямая экономическая война между США и Россией, похожая на ту, которую Штаты ведут с Китаем, невозможна. Нет смысла повышать пошлины на товары друг друга, когда объем торговли приближается к нулю. Однако Россия и США вовсю конкурируют на рынках третьих стран, главным образом в сферах энергетики, вооружений, освоения космоса.

Важной частью санкций является препятствование зарубежным проектам России, причем по удивительному совпадению тем, реализация которых может уменьшить прибыль американских компаний. Вашингтону было бы наплевать на «Северный поток – 2», если бы они не пытались навязать Европе свой сжиженный природный газ. Прокачка по трубе намного дешевле, чем сжижение и перевозка по морю, и понятно, что экономные европейцы – за российский вариант. А значит, конкурента надо запретить.

Для рядового жителя России второй «Северный поток» – это рост прибыли «Газпрома», а значит, увеличение налогов, которые платит корпорация в бюджет, и дивидендов, которые достаются владельцам, то есть более чем на 50%, опять же, Российской Федерации. Больше бюджет – больше социальных проектов и прямых выплат. Впрочем, в долгосрочной перспективе новая нитка газопровода едва ли будет полностью нагружена – Европа очень активно экспериментирует с «зеленой» энергетикой, и серьезные успехи на этом пути неизбежны. То есть ущерб от санкций весьма невелик.

Санкционный режим также воспрепятствовал работе «Роснефти» в Венесуэле, но тут уже санкции касались более Венесуэлы, нежели России. Заморожены, увы, сотни проектов поменьше, которые суммарно давали бы триллионы рублей ВВП ежегодно, а с ними и рост уровня жизни в России. Компании вынуждены реорганизовываться, менять руководство, а зачастую и юрисдикцию, изобретать сомнительные схемы – все это, безусловно, сказывается на общем уровне жизни в России. В оказавшихся под «коммерческими» санкциями компаниях работают миллионы наших сограждан.

СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ И МЕССЕНДЖЕРЫ

Еще одним, причем довольно забавным элементом санкционной войны, является возможное прекращение деятельности в России ряда популярных американских сервисов – в частности, практически всем известных Twitter, Facebook, YouTube, Instagram. Юмор в том, что этого, по большому счету, добиваются правительства обеих стран, а протестуют сами компании и их пользователи. США заставляют зарегистрированные у них компании удалять неугодный Америке контент (например, YouTube заблокировал аккаунты популярных телеканалов «Царьград» и Russia Today), Россия, в свою очередь, в судебном порядке требует блокировки, например, страниц, пропагандирующих нетрадиционные половые отношения.

Оказавшаяся между двух огней социальная сеть старается услужить и тем, и другим, не забывая, однако, и об основной задаче своих владельцев – пропагандировать по всему миру западные ценности. Неудивительно, что учредитель «Царьграда», консерватор, Константин Малофеев прямо связывает блокировку канала с запуском проекта «Оставьте нас в покое», посвященного семейным вопросам. Пилотный выпуск, в котором содержалась критика ювенальной юстиции, набрал на YouTube более полумиллиона просмотров, и это вряд ли могло понравиться менеджменту видеохостинга, придерживающемуся совершенно противоположной идеологии. Но приказ о блокировке пришел все же из американского правительства.

 Фото_03_10.JPG

ФОТО: ZUMA/TASS

Можно предположить, что в обозримом будущем работа этих сервисов в России будет ограничена, причем не так нелепо, как получилось с мессенджером Telegram, а на достаточно серьезном уровне – используя известный китайский опыт.

Разумеется, есть и «ответка» – можно предположить, что тот же Telegram достаточно скоро попадет в немилость в США, тем более что он, опять же, отбирает пользователей у местного WhatsApp.

ТУРИЗМ

Санкционный режим США сказывается на туристической и деловой активности наших граждан – даже к выдаче «шенгена» стали относиться строже, а получить американскую визу теперь сродни подвигу (и не только из-за пандемии). Что ж, такова судьба граждан из «подозрительных» стран. Те, кому нужно или просто хочется (и есть возможность) часто ездить, стараются без лишней помпы обзавестись вторым, более удобным паспортом, и это отдельный международный бизнес.

А вот въездной туризм в Россию, напротив, вполне может расцвести после снятия пандемийных ограничений. Сейчас наша страна, как и шестьдесят лет назад, имеет репутацию опоры сопротивления американской версии глобализма, правда, теперь уже не левой, а, наоборот, консервативной. Для людей, критически настроенных к издержкам либеральной парадигмы (засилью мигрантов, множественности гендеров, жесткой цензуре), Россия является символом надежды на какое-то нормальное будущее, своеобразной Меккой умеренного консерватизма, которую было бы очень неплохо посетить. К тому же чемпионат мира по футболу 2018 года показал, что русские и под санкциями остаются исключительно гостеприимной нацией.

КОНТРСАНКЦИИ

Помимо санкций Запада, существуют также наши «асимметричные ответы». Понятно, что выглядеть смешно никто не хочет, поэтому Россия не будет, например, запрещать миру покупать оружие у США – наши возможности несколько скромнее. Самый серьезный удар мы нанесли летом 2014 года, запретив импорт большого числа наименований пищевой продукции из США, Евросоюза и присоединившихся к их санкциям стран. Многие называли такое решение выстрелом в собственную ногу, и действительно, уже к зиме 2014–2015 годов цены в продуктовых магазинах взлетели; следующая зима выдалась не лучше. Но постепенно ситуация нормализовалась (распахать новые земли или вырастить поголовье скота – это вам не маски одноразовые пошить), и мы увидели настоящий расцвет сельского хозяйства в России. В выигрыше оказались также государства, не поддержавшие санкции, (главным образом из Южной Америки) – они получили новый рынок сбыта. Ну и Белоруссия, конечно, оказалась «великой сельскохозяйственной державой» – «санкционные товары» массово продавались у нас под видом белорусских.

Стратегия импортозамещения в других сферах не дала столь же ярких результатов, но изменение правил государственных закупок в пользу отечественной продукции, безусловно, сыграла на руку российскому производству. Сейчас самым страшным его врагом являются не США, а наша родимая практика силового давления на бизнес, но это тема совершенно другой статьи…

* * *

Резюмируем сказанное.

США уже использовали большинство имеющихся в их распоряжении средств давления на Россию. Многие из них оказались успешными в том смысле, что, безусловно, притормозили развитие страны, снизили наш уровень жизни. В то же время санкции негативно отразились на европейской экономике, традиционно тесно связанной с российской: фермеры потеряли рынок сбыта, энергетикам навязывают дорогое топливо вместо дешевого, туристическая активность снизилась по сравнению с «домайданными» временами. При наличии определенной изобретательности Штаты могут еще немного нажать на Россию, но, скажем, запрет авиаперелетов, как своевременно доказал ковид, ничего особенно не изменил.

Единственно эффективным ударом было бы отключение от сети SWIFT. В то же время это приведет к заметным убыткам американских финансовых компаний, а расчетливые США до сих пор старались наказывать нас за счет Евросоюза.

Поэтому основная борьба развернется на уровне идеологии и пропаганды – возня вокруг социальных сетей, перекрестная поддержка оппозиционных СМИ, разоблачения, вбросы, провокации. Разумному человеку эти игры глубоко безразличны.


Авторы:  Михаил МЕЛЬНИКОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку