НОВОСТИ
Бывший начальник ангарской колонии арестован за взятку в 1 млн рублей
sovsekretnoru

Требуется царь Соломон

Автор: Владимир АБАРИНОВ
01.12.2009
   
Гражданин Финляндии Пааво Салонен и его сын Антон, которого он похитил у бывшей жены, россиянки Риммы Салонен (внизу)  
 
   
 
Россиянка Ирина Беленькая, похищавшая у бывшего мужа-француза свою дочь Элизу  
   
 
Американский спецназ отбирает у Лазаро Гонсалеса его внука Элиана (вверху). Элиан был возвращен на Кубу (внизу)  
 
   

Международные юридические конфликты из-за детей – новинка для России. Для остального мира они давно стали рутиной. Это, однако, не делает менее драматичной и сложной каждую ситуацию

Библейский рассказ о том, как мудрый царь рассудил двух женщин, споривших из-за ребенка, знают все, но знают неточно, поэтому я напомню. Одна из них обвиняла другую в том, что у нее умер по недосмотру младенец, «ибо она заспала его» (то есть во сне задушила или случайно придавила дитя до смерти), и тогда она украла ребенка и заменила мертвого живым. «Утром, – продолжала рассказ женщина, – я встала, чтобы покормить сына моего, и вот, он был мертвый; а когда я всмотрелась в него утром, то это был не мой сын, которого я родила».
Соломон велел принести меч и приказал: «Рассеките живое дитя надвое и отдайте половину одной и половину другой». И вот что было дальше: «И отвечала та женщина, которой сын был живой, царю, ибо взволновалась вся внутренность ее от жалости к сыну своему: о, господин мой! отдайте ей этого ребенка живого и не умерщвляйте его. А другая говорила: пусть же не будет ни мне, ни тебе, рубите. И отвечал царь и сказал: отдайте этой живое дитя, и не умерщвляйте его: она – его мать». (3 Цар., 3: 16-27)
В наше время споры из-за детей стали острой международной проблемой, а правительствам хватает соломоновой мудрости только на то, чтобы рубить сплеча по живому.
Брак как преступление

В Советском Союзе международных споров из-за детей практически не было: указ Верховного Совета СССР от 15 февраля 1947 года запретил советским гражданам вступать в браки с иностранцами, причем закон имел обратную силу: уже заключенные браки подлежали расторжению.
Громкую огласку получило тогда дело сына чилийского посла в Москве Альваро Круса, который в декабре 1946 года женился на советской гражданке Лидии Лесиной. 19-летняя Лидия стала жить в семье посла как его невестка. В октябре 1947 года ее положение осложнилось: правительства Чили и Советского Союза разорвали дипотношения. Посол Окампо безуспешно пытался добиться для женщины разрешения на выезд. Чилийские власти не позволяли покинуть страну 42 советским дипломатам. В конце концов посол был вынужден уехать, оставив сына с невесткой в Москве. Лидия Лесина подала заявление о выходе из советского гражданства, но получила отказ.
Посол Окампо не успокоился. В качестве члена чилийской делегации на Генеральной Ассамблее ООН он поднял вопрос в Юридическом комитете организации. «Речь Окампо, – сообщал руководству министр госбезопасности Семен Игнатьев в записке от 4 февраля 1952 года, – изобиловала клеветническими вымыслами и грубыми нападками на СССР». Все это время Альваро и Лидия жили в гостинице «Националь» посещали и принимали у себя иностранных дипломатов. «Общаясь с иностранцами, – докладывал Игнатьев, – Лесина высказывает в их кругу клевету на советскую действительность».
Руководство согласилось с предложениями Игнатьева: решением Совета Министров Альваро Крус был принудительно выдворен из СССР, а его жена арестована «как социально опасное лицо».
Через полгода после смерти Сталина, 24 октября 1953 года, Никита Хрущев отменил указ, но поднимать железный занавес и не собирался. Браки с иностранцами отныне официально не возбранялись, однако желающим заключить их чинились всяческие препятствия. Роман с иностранцем считался аморальным поступком. Невест прорабатывали на партийных, профсоюзных и комсомольских собраниях, упорствующих увольняли и не брали на другую работу, а не работать в Советском Союзе более четырех месяцев подряд строго воспрещалось – «тунеядство» было уголовным преступлением и каралось ссылкой и привлечением к «общественно-полезному труду» в отдаленных районах.
В годы брежневского застоя процедура значительно облегчилась. Тогда же возникли и первые тяжбы об опеке над детьми. Ни советское правосудие, ни советская дипломатия не имели ни малейшего опыта решения таких вопросов. Чтобы вести дело в зарубежном суде, советскому гражданину был необходим адвокат с соответствующей лицензией; без помощи консульства, не говоря уже о деньгах, справиться с этой задачей было невозможно. В результате советское правительство вмешивалось лишь в «политически важных» случаях, и спор из-за ребенка превращался в очередную идеологическую дуэль.
Самый характерный эпизод такого рода – дело 12-летнего Вальтера (Уолтера) Половчука, возникшее в июле 1980 года. Вместе с родителями, 17-летней и 6-летней сестрами Вальтер эмигрировал в США с Украины. Семейство поселилось близ Чикаго, где жили их родственники. Вскоре родители Вальтера, разочарованные Америкой, решили вернуться. Но Вальтер и Наталья с этим решением не согласились – они отказались уезжать обратно и нашли приют в доме своей кузины.
Поскольку Наталье уже исполнилось 16 лет, она имела право сама решать свою судьбу. С несовершеннолетним Вальтером дело обстояло сложнее. По заявлению Половчуков подросток был доставлен из дома кузины в полицейский участок, но перед тем как передать мальчика отцу, шеф полиции решил позвонить в госдепартамент США. Оттуда ответили, что отдавать Вальтера родителям не следует – этот вопрос будет решать суд. Суд решил, что Вальтеру должно быть предоставлено временное убежище в США вплоть до достижения им совершеннолетия, а тогда он примет самостоятельное решение. За Вальтера вступилась украинская община. Администрация Рейгана поддержала постановление суда.
Сегодня Вальтеру 41 год. Он по-прежнему живет под Чикаго, сам стал отцом и забрал с Украины своих престарелых родителей.

Жертвы – дети
Последнее время международные споры об опеке над ребенком посыпались одно за другим: Сандра Зарубина, Антон Салонен, Элиза Андре... Но это только России они в новинку. На Западе, где международный брак в порядке вещей, такие споры давно стали юридической рутиной. Хотя случается, что частное дело распавшейся семьи силою обстоятельств приобретает политическую окраску. Так произошло 10 лет назад с шестилетним кубинским мальчиком Элианом Гонсалесом.
Он был спасен в ноябре 1999 года американскими рыбаками близ берегов Флориды. Элиан провел в воде двое суток, вцепившись в обломок лодки, на которой пыталась бежать в США группа граждан «Острова Свободы». Из 13 взрослых пассажиров погибли 11, в том числе мать и отчим Элиана.
В США у Элиана нашлись родственники, заявившие властям, что они хотят оставить мальчика у себя. Однако Гавана тотчас предъявила права на ребенка. На вопрос, где жить ребенку, его биологический отец Хуан Мигель ответил: на Кубе.
После того как двоюродный дед Элиана, Лазаро Гонсалес, проиграв безнадежный спор в суде, отказался добровольно вернуть мальчика, правительство США распорядилось отобрать Элиана силой. В пять часов утра к дому Лазаро Гонсалеса прибыли 130 вооруженных агентов Службы иммиграции и натурализации США. В этот момент в Вашингтоне министр юстиции Джанет Рино докладывала президенту Клинтону, что мирные средства разрешения спора исчерпаны. Получив санкцию Клинтона, Рино дала отмашку коммандос. В начале шестого дом был взят штурмом.
Впрочем, налет на жилище Лазаро Гонсалеса нельзя назвать в полной мере штурмом, потому что никакого сопротивления штурмующие не встретили. Они не стали стучаться, предъявлять какой-либо ордер или делать последнее предупреждение. Получив команду, агенты без лишних слов взломали калитку и входную дверь. Восемь до зубов вооруженных человек ворвались в дом и в поисках мальчика перевернули постели. Элиана нашли в кладовке на руках у одного из спасших его рыбаков. По словам потерпевших, агент угрожал открыть огонь, если ему не отдадут ребенка. Позднее Джанет Рино утверждала, что у нее были сведения о том, что в доме есть оружие – этим, мол, и объясняется образ действий ее подчиненных.
Отец Элиана с новой женой и ребенком от второго брака ждали окончания операции захвата на авиабазе Эндрюс близ Вашингтона. На Кубе воссоединившееся семейство было обласкано Фиделем Кастро.
Бывают безвыходные ситуации, когда закон противоречит здравому смыслу, справедливости и милосердию. Так было в случае с Элианом Гонсалесом. Так сошлись обстоятельства и в деле Саши Зарубиной: юридическое легкомыслие португальской пары, не озаботившейся оформлением хотя бы временной опеки, державные амбиции, которые проще всего удовлетворять за счет беспомощных детей, ну, и усердие не по разуму сотрудников российского консульства.
Саша попала из комфорта в бедность? Это не аргумент, иначе надо отобрать детей у всех бедняков и отдать их богачам. Сашина мама пьет водку, дерется, кормит дочку несъедобными консервами? Лишайте ее родительских прав в установленном порядке. А пока все законы на ее стороне.
Международные споры из-за ребенка – чаще всего результат благих побуждений: каждый из бывших супругов хочет создать ребенку наилучшие – по своему разумению – условия и боится лишиться доступа к нему; этот страх усугубляется наличием государственной границы. Такие споры часто ведутся в «серой зоне» международного права.
Иные родители, отчаявшись добиться возвращения ребенка законным путем, идут на похищение. На этот случай существует Гаагская конвенция о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей, открытая для подписания 25 октября 1980 года. Сейчас в ней участвуют 74 страны.
Почему родители похищают собственных детей? Традиционные ответы: «чтобы быть вместе с ними», «ребенку со мной будет лучше». Но психологи утверждают, что действия обделенного родителя далеко не всегда мотивированы интересами ребенка. Часто это месть, стремление наказать бывшего супруга или супругу, доказать свою родительскую состоятельность или мужскую удаль. Бывает, что право доступа к ребенку служит орудием в бракоразводном процессе. Когда жажда мести утолена, ребенок оказывается не нужен никому.

Восток – дело топкое
Американцам проблема хорошо знакома. В Государственном департаменте существует отдел по делам детей, который, в соответствии с Законом «Об ассигнованиях на зарубежные операции, финансирование экспорта и связанных с этим программ», каждый год направляет Конгрессу доклад о делах, затрагивающих интересы граждан США. Как явствует из последнего доклада, нерешенными остаются 1082 дела, касающиеся 1615 детей. Число таких дел из года в год неуклонно растет. Наибольшее их число приходится на страны, подписавшие и ратифицировавшие Гаагскую конвенцию – Мексику, Канаду и Великобританию. За ними следуют не подписавшие конвенцию Япония и Индия.
Одно из самых громких дел последних лет недавно завершилось в пользу американского родителя. Сын американца и бразильянки Шон Голдман в 2004 году был увезен матерью в Бразилию. Мальчику было тогда три года. На родине мать вторично вышла замуж, а вскоре умерла. Заботу о ребенке взял на себя отчим, не пожелавший вернуть его родному отцу. Дэвид Голдман прошел все судебные инстанции, добился того, что к решению вопроса подключились Конгресс и госсекретарь Хиллари Клинтон. В конце концов бразильский суд постановил отдать ребенка отцу. Но в Бразилии на сегодняшний день остаются еще 50 американских детей, увезенных туда одним из родителей.
Острый характер носят споры США и западноевропейских стран с Японией. Японский закон не допускает совместной опеки разведенных родителей – опекуном становится по решению суда только один из них, как правило, мать. Японские матери в свою очередь не дают возможности детям встречаться с отцами-иностранцами.
28 сентября в префектуре Фукуока был арестован гражданин США Кристофер Савойе за попытку похищения своих детей, Айзека и Ребекки, 8 и 6 лет. С их матерью Норико он вступил в брак в 2001 году в Теннесси. С тех пор семья жила в Японии, а в 2008 году перебралась в США. Там брак был расторгнут. Дети по постановлению суда остались с матерью, но за отцом осталось право на опеку. В августе этого года без ведома бывшего мужа Норико Савойе вывезла детей в Японию. Кристофер подкараулил ее, когда она вела детей в школу, отобрал детей и увез их в машине, но далеко уехать ему не удалось. Из-под стражи его освободили с условием, что он покинет Японию.
После прихода к власти Демократической партии Японии послы США и семи других стран Запада специально встречались 16 октября с новоназначенным министром юстиции Кэйко Тиба, призывая ее присоединиться к Гаагской конвенции. Министр обещала подумать. Министр иностранных дел Японии Кацуя Окада в ответ на аналогичные обращения заявил: «У каждой страны свои взгляды на взаимоотношения родителей и детей. Мы изучаем вопрос».
Самая тяжелая ситуация возникает при расторжении брака с гражданином мусульманской страны, особенно Саудовской Аравии. Эта страна – не член Гаагской конвенции и не собирается ее подписывать. По закону шариата, при разводе ребенок остается с отцом. Мать может получить опеку над ребенком только в том случае, если ее бывший супруг – не мусульманин, а сама она – гражданка Саудовской Аравии (что автоматически подразумевает, что она исповедует ислам) и не собирается уезжать. Таких случаев практически не бывает, так так саудовкам запрещено вступать в брак с немусульманами. А вот обратных случаев много.
Разведенная жена иностранного гражданства лишается права на пребывание в стране, выдворяется за пределы королевства и может приехать обратно для встречи с детьми только с письменного разрешения бывшего супруга. Если жена в момент развода беременна, она, наоборот, должна остаться в стране вплоть до родов, родить и оставить младенца отцу. Если отец умрет, мать все равно не получит свое дитя – опека над ним передается ближайшим родственникам отца.
Развод, совершенный гражданскими властями США, не признается в Саудовской Аравии – чтобы вступить в силу, он должен быть оформлен в суде шариата. Не признаются королевством и решения иностранных судов об опеке над детьми. Если жена, с точки зрения законов шариата, не разведена, муж имеет право как потребовать ее депортации, так и, наоборот, воспрепятствовать ее выезду из страны. Замужняя женщина имеет право выехать за рубеж только с разрешения мужа. Двойного гражданства Саудовская Аравия не признает. Дети, родившиеся от отца-саудовца, автоматически получают саудовское гражданство.
Сплошь и рядом бывает так: счастливое семейство едет на родину отца, а обратно в США возвращается одна безутешная мать. Случается, мать пользуется для встречи с детьми любым предлогом, лишь бы въехать в страну. Одна американка специально устроилась на работу в компанию, имеющую представительство в Эр-Рияде, и получила бизнес-визу. Но при попытке увидеться с детьми она была арестована, содержалась до решения своей участи под стражей, а затем была приговорена к уплате штрафа и выдворению из страны.

Дон без страха и упрека
Проблема стоит настолько остро, что в США некоторое время назад появилось агентство, берущееся вывезти ребенка из другой страны, невзирая на решения местных судов или правительств. Оно называется Corporate Training Unlimited и было основано в 1985 году бывшим бойцом американского спецназа – отряда «Дельта» – Доном Фини. Это не что иное, как частное охранное предприятие, в котором работают бывшие однополчане Фини.
Сотрудники CTU, конечно, не устраивают налетов и перестрелок в чужой стране. Они действуют обманом – выдают себя не за тех, кто они есть, пользуются гримом, создают ситуацию, при которой ребенка можно умыкнуть в толпе или, наоборот, на безлюдье. Операция тщательно готовится и занимает иногда несколько месяцев. В 1989 году Фини удалось вывезти 5-летнюю девочку из Бангладеш: он выдал себя за банкира-инвестора, интересующегося текстильным бизнесом, заинтересовал отца девочки, нанял его на работу и послал в командировку в Бангкок, где его приняли другие «Рога и копыта», организованные сотрудниками CTU. А Фини тем временем похитил ребенка. В другом случае, в Тунисе, супруги Фини выдавали себя за виноторговцев.
В 1993 году Фини был арестован исландскими властями в Рейкьявике как раз в разгар такой операции. Фини, его жена Джуди и их коллеги выдавали себя за сотрудников голливудской киностудии, подбирающей площадку для натурных съемок фильма, в котором будут сниматься Сильвестр Сталлоне и Ким Бесинджер. На самом деле они действовали по заданию Джеймса Грейсона из Флориды, которого жена-исландка лишила маленькой дочери. Эрна Эйолфсдоттир – мать двоих дочерей от разных отцов-американцев. В обоих случаях ожидалось судебное решение в пользу отцов. Эрна решила не искушать судьбу и увезла девочек в Исландию.
Дону Фини удалось обмануть Эрну. Он заверил ее, что, когда приедет съемочная группа, они наймут ее на работу ассистентом продюсера. Однажды вся компания отправилась на веселую вечеринку, оставив девочек спать дома. Спящих детей выкрали прямо из постелек. Когда пропажа обнаружилась, Эрна успела с помощью таможенных чиновников задержать Фини, Грейсона и одну из своих дочерей в аэропорту. Джуди Фини и еще один сотрудник CTU с другой девочкой успели улететь более ранним рейсом в Европу, но были задержаны при пересадке в Люксембурге.
Грейсон получил три месяца тюрьмы. Фини был приговорен исландским судом к двум годам лишения свободы, из которых отбыл один, в том числе полгода в строгой изоляции после неудачной попытки побега. Освободившись, Фини вернулся на прежнюю стезю. Госдепартамент США заклинает родителей похищенных детей держаться подальше от CTU. Но в послужном списке Фини десятки детей, возвращенных в Америку.

Плата за неприсоединение
Согласно Гаагской конвенции, похищенный ребенок должен быть незамедлительно возвращен в страну его постоянного проживания (а не гражданства, которое в данном случае значения не имеет), после чего стороны решают вопрос об опеке и правах доступа. Оно и понятно: гражданство маленького ребенка – вещь весьма условная, оформляется и переоформляется легко.
В связи с делом пятилетнего Антона Салонена, который родился в Финляндии и был вывезен туда отцом, президент Финляндии Тарья Халонен рекомендовала России присоединиться к конвенции, дабы снять проблемы такого рода. Если бы конвенция была п–одписана и ратифицирована Россией, оформление задним числом Антону Салонену и Саше Зарубиной гражданства РФ было бы ее нарушением. Зато у России был бы механизм легального решения таких споров – Центральная инспекция, взаимодействующая с такими же органами других стран.
Когда официального представителя МИД РФ Андрея Нестеренко спросили, почему Россия не присоединяется к конвенции, он ответил, что вопрос о присоединении «прорабатывается профильными российскими ведомствами». Для справки: еще в январе 1998 года Россия представила в ООН свой доклад о мерах по защите прав ребенка, в котором сказано, что вопрос о присоединении к Гаагской конвенции будет рассмотрен «в приоритетном порядке». 

Вашингтон


 Владимир АБАРИНОВ

Авторы:  Владимир АБАРИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку