ТЕНЬ ВЫБОРОВ

ТЕНЬ ВЫБОРОВ
Автор: Игорь ДМИТРИЕВ
24.09.2014
ШЕСТЬ МИЛЛИАРДОВ БЮДЖЕТНЫХ РУБЛЕЙ БЫЛИ ПОТРАЧЕНЫ НА ИМИТАЦИЮ НАРОДНОГО ВОЛЕИЗЪЯВЛЕНИЯ
 
Выборы 14 сентября стали рекордными в стране по количеству избирательных кампаний. Только одних губернаторов выбирали в 30 субъектах РФ. Ни в 1990-е, ни в 2000-е годы такого количества глав регионов в один день не избирали. В четырнадцати регионах выбирали региональные заксобрания, к этому надо добавить выборы глав городов и местных депутатов. Однако, несмотря на такое обилие избирательных кампаний, нынешние выборы можно признать самыми предсказуемыми. Все реальные конкуренты отсекались еще на предварительной стадии – где-то с помощью надежного муниципального фильтра, где-то откупом в виде престижных кресел. У оппозиции не было шансов провести ни одного своего кандидата. 
      
Такого итога выборов постсоветская Россия еще не видела. Всегда где-то, но находилось несколько отрадных для оппозиции викторий. В этот раз ландшафт был предельно однообразным. Не только ни одной победы, но даже ни одного второго тура выборов! Даже в Республике Алтай, где его, казалось, было не избежать, действующий глава Александр Бердников, по данным ЦИКа, набрал 50,63% голосов, избежав сражения один на один. Политолог Дмитрий Орешкин констатировал: «Если бы не административные методы накрутки голосов, второго тура было бы не избежать. Бердников – довольно слабый и непопулярный руководитель».
 
ГУБЕРНАТОР САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ «НАСАДИЛ В НЕЙ МОРДОВСКИЙ РЕЖИМ»
 
Если уж в Алтае власть обошлась без лишних проблем, то в прочих регионах ее результаты были просто триумфальными. Например, губернатор Самарской области Николай Меркушкин добился показателя в 91%! Бывший глава Мордовии, он, по словам Орешкина, «насадил мордовский режим управления избирательными процессами, заставив всех ходить строем, – именно то, чего от него ждали федеральные власти, когда переводили в проблемную Самару, ранее отличавшуюся демократичностью. Теперь же председатели избирательных комиссий под страхом репрессий должны были обеспечить нужные проценты».
 
Так, число избирателей, которые жаждали проголосовать досрочно, в Самарской области было в несколько раз больше, чем в гигантской Москве, – 225 тысяч человек. Еще больше (350 тысяч человек – в процентном отношении почти в 25 (!) раз больше, чем в Москве) было лишь в традиционно «единодушном» Татарстане и Санкт-Петербурге, где выборы оказались, пожалуй, самыми скандальными. И это при том, что политическое поле в Самарской области и так выстрижено властью совершенно по федеральному образцу, то есть до почти полной стерильности. 
 
Вообще, в большей части тех субъектов РФ, где прошли выборы их глав, мало-мальски значимых конкурентов у действующих губернаторов, увы, не было изначально. Например, в Калмыкии, Коми, Удмуртии, Алтайском и Ставропольском краях, Вологодской, Воронежской, Ивановской, Курганской, Новосибирской, Псковской, Самарской, Тюменской и Челябинской областях, Ненецком автономном округе…
 
Интереснее ситуация в другой половине выборных регионов – там, где оппозиция могла выдвинуть сильных конкурентов. Могла, но толку-то… Так, в Санкт-Петербурге высокий рейтинг у депутата Госдумы, экс-министра труда и социального развития РФ Оксаны Дмитриевой, которая давно выступает авторитетным критиком региональной власти. Но на помощь губернатору Георгию Полтавченко пришел барьер муниципального фильтра. Конечно, Дмитриева могла бы найти общий язык с единороссами, пойти на некие договоренности и получить недостающие подписи, сымитировав в дальнейшем борьбу. Однако кандидат от СР предпочла компромиссу конфликт и осталась за бортом кампании. Дмитриева заявила, что Полтавченко незаконно «дал команду собрать за себя более 70% подписей муниципальных депутатов», и призвала к порче бюллетеней. 
 
Полтавченко выиграл бы и так, но ведь важно было, с каким результатом. И началась битва за цифры, в которой Полтавченко набрал аж 80%. Дмитриева официально заявила: «Научная и культурная столица стала столицей уголовных избирательных фальсификаций. Это самая масштабная из всех фальсификаций, которые видел Санкт-Петербург. Весь город был свидетелем массового подвоза к ТИКам и ИКМО бюджетников, членов общественных объединений, пенсионеров. Например, так принудительно поступили с ветеранами ВОВ после траурной церемонии на Пискарёвском кладбище в день годовщины начала блокады. Наблюдателей, кандидатов и СМИ удаляли с участков, препятствуя не только свободному волеизъявлению 
граждан, но и работе прессы. Тысячи людей фактически стали соучастниками уголовных преступлений. Петербург превратили в Кущёвку!»
 
НЕУГОДНЫХ КАНДИДАТОВ ОТСЕКАЛИ МУНИЦИПАЛЬНЫМ ФИЛЬТРОМ
 
Такой же механизм нейтрализации был применен и в Курской области, где за высший пост решил побороться ее бывший губернатор Александр Руцкой – в прошлом тоже политик федерального масштаба, вице-президент страны. Его высокий авторитет позволил ему собрать нужное число муниципальных подписей. Однако и здесь его ожидал подвох. Пять подписей у него оказались «двойными» – эти муниципалы, как оказалось, еще прежде подписались в поддержку другого кандидата. Согласно законодательству, избирком засчитывает автограф в поддержку только того выдвиженца, который получил его первым. Соответственно, эти подписи у Руцкого были забракованы, а оставшихся не хватило для преодоления «муниципального фильтра».
 
Напрасно бывший вице-президент РФ возмущался, обвиняя областную власть в том, что она «занимается провокациями: «Я свои подписные листы проверил досконально. Каждый депутат, который оказал мне поддержку, написал заявление, что подписывался только за меня. Но в администрации области заставляли депутатов задним числом подписывать лист либо за губернатора Александра Михайлова, либо за кандидатов от ЛДПР и КПРФ. Если люди отказывались, им угрожали». Глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов не исключил, что команда Михайлова заранее заготавливала «ловушки» в виде «кротов», подписывающихся за разных кандидатов, на случай если Руцкой преодолеет муниципальный фильтр.
 
В Липецкой области с помощью муниципального фильтра отсекли депутата Госдумы от КПРФ Николая Разворотнева, в Нижегородской области – депутата Законодательного собрания области от КПРФ Владимира Буланова. И тот, и другой тоже считались главными конкурентами действующих губернаторов, и с их уходом выборы стали реально безальтернативными. Вообще, в масштабах всей страны на этих выборах не смог зарегистрироваться ни один кандидат от оппозиционных партий РПР-ПАРНАС и «Яблоко». Зато, например, малоизвестная в широких кругах партия «Патриоты России» смогла преодолеть муниципальный фильтр в семи (!) регионах, «Гражданская платформа» – в четырех, «Зеленые» – в трех регионах. С какой радости за этих выдвиженцев подписывались прожженные муниципальные депутаты, знают только они.
 
В БАШКИРИИ, ОРЕНБУРГСКОЙ И ОРЛОВСКОЙ ОБЛАСТЯХ ВЛАСТЬ СДЕЛАЛА СИСТЕМНОЙ ОППОЗИЦИИ ПРЕДЛОЖЕНИЕ, ОТ КОТОРОГО НЕЛЬЗЯ БЫЛО ОТКАЗАТЬСЯ 
 
Другой сценарий нейтрализации опасных конкурентов был реализован в Башкортостане, Оренбургской и Орловской областях. Там власть предпочла договориться с руководством системных партий, и те сами отозвали с дистанции своих кандидатов. Так, в Башкирии единственным реальным соперником для главы республики Рустэма Хамитова был экс-глава правительства Раиль Сарбаев, выдвинутый партией «Гражданская сила». Однако конкурентные выборы не в традиции приволжских республик, и всего лишь за сутки до сдачи подписей в Центризбирком Башкирии «Гражданская сила» отозвала свою кандидатуру. Можно только предполагать, каким было поступившее в адрес движения предложение, от которого нельзя было отказаться.
 
В Оренбургской области это предложение было более явным. Там вся системная оппозиция объединилась вокруг депутата Госдумы от ЛДПР Сергея Катасонова, поддержанного местными отделениями КПРФ и СР. Однако ЛДПР неожиданно отозвала Катасонова, а глава региона Юрий Берг одновременно с этим предложил другому депутату Госдумы от ЛДПР Елене Афанасьевой место в Совете Федерации. В Приморском крае аналогичная договоренность, открывшая зеленый свет губернатору Владимиру Миклушевскому, была достигнута заранее, когда он номинировал в тот же Совет Федерации депутата Госдумы от СР, бывшего вице-спикера верхней палаты парламента Светлану Горячеву.
 
В Орловской области неожиданный отзыв постиг сразу двух оппозиционных кандидатов. Любопытно, что там главой области является член КПРФ Вадим Потомский. Это членство отнюдь не мешало ему получить поддержку «Единой России» (ЕР). Более того, бывший лидер региональной ЕР, экс-спикер облсовета Иван Мосякин пошел на выборы от той же самой сомнительной «Гражданской силы». И с тем же результатом. На этапе сбора подписей эта партия внезапно отозвала кандидатуру Потомского. 
 
В ОРЛОВСКОЙ И ВОЛГОГРАДСКОЙ ОБЛАСТЯХ НЕУГОДНЫХ КАНДИДАТОВ НАСТИГЛИ УГОЛОВНЫЕ ДЕЛА
 
Та же судьба постигла и другого кандидата в губернаторы Орловщины, представителя «Народной партии», бизнесмена и областного депутата Виталия Рыбакова. При этом последний был еще и наказан, став подозреваемым в уголовном деле о махинациях в близких ему компаниях. Рыбаков считает, что расследование не было бы начато, не стань он участником выборов. Да и сам Потомский откровенно заявил: «Есть случаи, когда тебе можно заниматься бизнесом, но лучше при этом не лезть глубоко в политику, иначе она глубоко залезет в тебя. Это – случай Рыбакова».
 
В Волгоградской области тоже не обошлось без уголовного дела. Его фигурантом стал лидер местной КПРФ, депутат Госдумы Николай Паршин, обвиненный в мошенничестве. В результате руководство КПРФ отозвало Паршина с выборов.
 
Лишь в нескольких регионах выборы с натяжкой можно было считать конку-
рентными. Например, Красноярский край, где исторически силен местный патриотизм, который выливается в протест против «варяга» из Новосибирской области, и.о. губернатора Виктора Толоконского. В Мурманской области неплохой рейтинг имел выдвиженец СР, вице-спикер облдумы Александр Макаревич. То же самое можно было сказать о кандидатах в Республике Алтай – выдвиженце «Гражданской силы» Владимире Петрове и коммунисте Николае Ромашкине.
 
В Якутии таковым считался кандидат «Гражданской платформы» Эрнст Берёзкин. Наконец, в Астраханской области в выборах участвовал известный в регионе оппозиционер, экс-депутат Госдумы от СР Олег Шеин, прославившийся на всю страну полуторамесячной голодовкой протеста против фальсификаций на выборах несколько лет назад. Однако и в этих регионах речь шла лишь о достойном сопернике, не более. Как уже было сказано, все закончилось уже в первом туре.
 
Фото: Мария Сибирякова. РИА «Новости»
 
В МОСКВЕ ИЗБИРАТЕЛЕЙ ЗАВЛЕКАЛИ ДЕШЕВЫМИ ПРОДУКТАМИ
 
По данным зампреда Центризбиркома РФ Леонида Ивлева, общая сумма средств, выделенных на то, чтобы 14 сентября «провести свободные, легитимные и конкурентные выборы», превысила шесть миллиардов рублей. За такие деньги, как говорится, любой каприз, хозяин – барин. Хозяин, то есть власть, и не церемонилась ни на региональных, ни на местных выборах в средствах достижения цели. Так, по словам члена ТИК в подмосковном Жуковском Алексея Миняйло, в этом городе было массовое удаление общественных контролеров и, соответственно, бесконтрольная фальсификация итоговых протоколов. По его словам, «всего переписано не менее 40% итоговых протоколов УИК. Типичный результат «Яблока» до переписывания протоколов – 25–45% голосов, после переписывания протокола – менее 2% голосов».
 
На этом фоне Москва стала оазисом почти честного голосования. Но именно подсчета голосов, а не выборов в целом. Как и во многих других регионах, почти все неугодные кандидаты были сняты с дистанции задолго до 14 сентября. А отсюда логично вытекает другая тенденция – массовое снижение явки. Минимальный ее показатель зафиксирован в Отрадном – лишь 18%. В двенадцати районах столицы по сравнению с прошлогодними мэрскими выборами явка упала на 15% и более. И это несмотря на то, что власть решила заманить на них граждан по забытой советской традиции – дешевыми продуктами. У избирательных участков было открыто около 3 тысяч палаток, где, например, картофель продавали по 12 руб. за 1 кг, а капусту и свеклу – по 8 руб. Сказочные цены…
 
Однако и такие благодеяния со стороны власти не вызывали у избирателей прилива благодарности в виде желания прийти на избирательный участок и отдать свой голос кандидату от власти. Автор этих строк на минувших выборах принял участие в избирательной кампании одного из оппозиционных, «яблочных» столичных кандидатов и может поделиться своими впечатлениями. Наш агитационный куб стоял на выходе из метро «Тимирязевская». Буквально рядом с ним расположился агитационный куб главного конкурента, «самовыдвиженца» из ЕР. Ни оформление кубов, ни предвыборные газеты не вызывали интереса у большинства жителей.
 
Однако было немало и других – тех, кто выражал поддержку оппозиционным агитаторам, активно раздававшим газеты и буклеты. В стане конкурентов царили совсем другие настроения. Тамошние агитаторы – студенты гопнического типажа – большую часть времени благодушно отдыхали, сидя возле куба. Лишь периодически и безразлично они имитировали пропагандистскую активность. Глаза у этих ребят загорелись лишь однажды – когда рядом появился пикет «лимоновцев», призывавших «помогать воюющему Донбассу». В смысле финансово помочь. В палатке стояла стеклянная коробка, куда желающие опускали деньги, хотя и черт его знает, куда их потом потратили «лимоновцы». Впрочем, речь не об этом.
 
Агитаторы за провластного кандидата впервые за долгие недели встрепенулись и стали с жаром шушукаться с «лимоновцем». Мой коллега решил поинтересоваться у них их политической позицией и услышал в ответ на полном серьезе: «Да разбомбить Украину и вообще всю Европу на хрен! Пусть вместо нее будет великая Россия». Вот такие милые ребята работали на партию власти в столичном округе…

Авторы:  Игорь ДМИТРИЕВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку