ТАРАН КАПИТАНА ЕЛИСЕЕВА

ТАРАН КАПИТАНА ЕЛИСЕЕВА
Автор: Владимир ВОРОНОВ
30.11.2015
 
28 ноября 1973 года капитан Геннадий Елисеев, пилотируя истребитель МиГ-21СМ, таранил почти над Тбилиси нарушителя советской границы – самолёт иранских ВВС RF-4C Phantom II. Пилотировавшие «Фантом» майор иранских ВВС Шокухния и полковник ВВС США Джон Саундерс катапультировались, были задержаны пограничниками и спустя 16 дней переданы иранской стороне. Капитан Геннадий Елисеев погиб. Через 12 дней ему посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. (Спустя восемь лет, 27 января 1982 года, в воздушном бою во время Ирано-иракской войны погибнет и иранский пилот).
 
Несмотря на то что с тех пор прошло 42 года, история эта и поныне темна, неясна и снабжена множеством неснятых штампов типа «Совершенно секретно. До прочтения сжечь», а какой-либо внятной официальной её трактовки и вовсе не существует. Разве лишь рассекречены некоторые установочные данные лётчика-героя: Геннадий Николаевич Елисеев родился в Сталинграде 26 декабря 1937 года, в семье рабочего.
 
После окончания в 1955 году средней школы поступил в Батайское военное авиационное училище лётчиков имени А. К. Серова, которое окончил в 1959 году. Последнее место службы – Закавказский военный округ (ЗакВО), гарнизон Вазиани, что примерно в 20 км от Тбилиси. Последняя должность – заместитель командира эскадрильи 982-го истребительного авиационного полка 283-й истребительной авиационной дивизии 34-й воздушной армии.
 
Одна из версий случившегося выглядит так. 28 ноября 1973 года системы ПВО зафиксировали очередное нарушение государственной границы со стороны Ирана, и первый тревожный сигнал поступил на командный пункт 15-го корпуса Бакинского округа ПВО. Как утверждает ряд источников, тогда действовала инструкция, которая предписывала по возможности принуждать к посадке на наши аэродромы транспортные самолёты-нарушители, боевые же сбивать без предупреждения. Цель была идентифицирована как боевой самолёт, сопровождал её радиотехнический батальон, дислоцированный в посёлке Имишлы.
 
Для перехвата цели в воздух оперативно были подняты два самолёта 15-го корпуса ПВО, а для их подстраховки с аэродрома Вазиани был поднят МиГ 21СМ 34-й воздушной армии ЗакВО, пилотируемый капитаном Елисеевым. Пункт наведения, просчитав, что истребитель Елисеева ближе к цели, отдал приказ: «Цель уничтожить!»
 
Это можно было сделать двумя способами: на вооружении МиГ 21СМ были четыре управляемые ракеты класса «воздух–воздух» средней дальности Р 3Р (дальность полёта от 1,5 до 8 км, скорость 550 метров в секунду, время полёта 21 секунда, боевая часть 11,3 кг, неконтактный радиовзрыватель должен обеспечить подрыв, если ракета проходит ближе 30 метров от цели) и встроенная пушка ГШ 23Л – боекомплект 200 снарядов.
 
«Пуск первый!» – доложил Елисеев, сделав первый парный залп. Дальше тишина. Спустя время последовал новый доклад: «Пуск второй!» Пошла вторая пара Р 3Р. И вновь тишина: промах. Существует версия, что ракеты прошли мимо, потому что «Фантом» отстрелил тепловые ловушки, но это сомнительно: отстрел тепловых ловушек обязательно был бы зафиксирован. Скорее проблема в самой ракете и её системе наведения на цель: Р 3 первых модификаций, целиком скопированная с американской ракеты AIM 9 Sidewinder, ввиду специфических особенностей советской электроники, отличалась капризностью, не особой надёжностью, частыми промахами и отказами.
 
Затем капитан получает приказ с земли: идти на таран, хладнокровно ответив «Есть на таран!» После чего с экранов радаров и исчезли отметки обоих самолётов. Почти официально считается, что капитан крылом своего МиГа срубил хвостовое оперение «Фантома», хотя бывшие в тот день на КП офицеры твёрдо уверены: Елисеев ударил нарушителя не крылом, а всем корпусом, после чего МиГ 21 взорвался в воздухе. До сих пор непонятно, почему лётчик не воспользовался пушкой своего самолёта. По одной из версий, он всё же пытался стрелять, но после первой очереди пушку заклинило. За что якобы потом были посажены техники самолёта и эскадрильи, а также все, кто отвечал за вооружение. Однако никаких подтверждений этого нет.
 
Правда, есть версия, что применять пушку было рискованно, поскольку нарушитель был уже совсем рядом с границей, а стрельба, мол, не гарантировала поражение «Фантома». Это явная чушь: ракеты имели много больше шансов залететь на сопредельную территорию, но их всё же применили. Пушку же Елисеев мог не задействовать потому, что её заклинило или она вовсе была без боекомплекта.
 
Впрочем, относительно пушки бытует ещё одна версия. Дело в том, что МиГ 21СМ со встроенной пушкой, производившиеся в 1968–1971 годах, в войсках были ещё относительно редки, поскольку ими оснащали части ВВС в основном на европейском театре военных действий, а не в Закавказье. Потому даже высказывалось предположение, что капитан Елисеев, ранее летавший на других модификациях МиГов, оснащённых лишь ракетами, в горячке стремительного воздушного боя мог вообще забыть о существовании пушки.
 
Но в это тоже не верится: заместитель командира эскадрильи был весьма опытным и хладнокровным пилотом, отслужившим в строевых частях 14 лет, так что вряд ли мог забыть про такое. Да и с земли бы ему напомнили, в конце концов. Значит, с пушкой действительно случилось что-то не то. Оставалось лишь одно, поскольку приказ, не подлежавший обсуждению, звучал однозначно: «Пресечь полёт противника любой ценой!»
 
Позже, когда будет проведено расследование, главком ВВС СССР главный маршал авиации Павел Кутахов своим приказом укажет на недостаточную подготовку офицеров наведения, плохо знавших вооружение самолётов истребительной авиации ВВС. Что весьма красноречиво указывает на главных виновников трагедии, сидевших на командных пунктах и пунктах наведения.
 
В ряде источников смутно говорится, что, когда иранский «Фантом» засекли и подняли в воздух дежурный перехватчик, вдруг якобы обесточилась аппаратура пункта наведения, работу которой восстановить не удалось, хотя, разумеется, в наличии были и резервные источники питания. Якобы именно из-за этого дежурный истребитель, потеряв связь с пунктом наведения, вынужден был вернуться на аэродром базирования.
 
Лишь после этого с большим запозданием с Вазиани и был поднят МиГ 21СМ капитана Елисеева, вынужденный воспользоваться «услугами» уже другого пункта наведения. Оператор которого решил, что наводит на цель не МиГ 21СМ, а Су 15 лишь с ракетным вооружением, без подвешенного контейнера с пушками, что, мол, и послужило причиной, как гласил приказ, «неполного использования боевых возможностей истребителя».
 
Довольно странно и то, что пилоты «Фантома» сумели успешно катапультироваться, невзирая на таран: по всей логике, после такого удара они должны были оказаться на кладбище. Возможно, они успели покинуть свой «Фантом» до тарана, поняв, что им уже не дадут уйти? Так или иначе, это нисколько не умаляет подлинного героизма капитана Геннадия Елисеева, заставляя ещё раз вспомнить непреложную истину: за каждым подвигом всегда стоят чьи-то подлость или разгильдяйство…
 

Авторы:  Владимир ВОРОНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку