Сядет ли Кирсан?

Автор: Сергей СОКОЛОВ
01.07.1998

 
Алексей ЧЕЛНОКОВ, обозреватель
«Совершенно секретно»

На скамье подсудимых впервые в новейшей истории страны может оказаться действующий руководитель республики. К сожалению, это стало возможным лишь после убийства редактора газеты «Советская Калмыкия сегодня» Ларисы Юдиной. Пусть такой предлог и покажется кому-то кощунственным, но еще более кощунственной, на наш взгляд, является позиция властей, которые в течение нескольких лет закрывали глаза на творившееся в Калмыкии беззаконие и тем самым, по сути, спровоцировали убийство журналистки. Ибо всем понятно: Илюмжинов, не получив покровительства у ряда высокопоставленных лиц в правительстве и Кремле, вряд ли мог бы так долго безнаказанно попирать человеческие и юридические законы.

ЧЕРЕЗ «ЗВЕЗДУ» К ТЕРНИЯМ

Спору нет, Илюмжинов – целеустремленный парень. Окончил среднюю школу на одни пятерки, но продолжить образование отказался. Пошел слесарить на оборонное предприятие «Звезда», откуда через год был призван в ряды Советской Армии. Сознательно сбил темп. Чтобы нюхнуть пороху, закалиться духом? Ничуть не бывало – из сугубо карьерных соображений.

Это расчет на стопроцентный жизненный успех, подсказанный его старшим братом Вячеславом, который также «добровольно» прошел срочную воинскую службу, где вступил в ряды КПСС и получил рекомендацию для поступления в элитарный МГИМО. «Звезда» давала рабочее происхождение, армия – путевку в Москву. (Мать, в ту пору начальник ветеринарной службы элистинского мясокомбината, не могла дать братьям ни первого, ни второго.) А дальше – по накатанному.

Карьера будущего отца степного народа едва не пресеклась, так и не успев начаться. На предпоследнем курсе института он влип в темную историю. Говорили, что калмыцкий студент балуется наркотиками, стал завсегдатаем игорных притонов и вообще ведет образ жизни, недостойный звания коммуниста и будущего дипломата. С позором вымели из института и партии, но, на его счастье, наступили либеральные времена перестройки. Кадровая политика также претерпела резкое потепление. Ему позволяют получить диплом, но двери в дипломатию, очевидно, были перед ним захлопнуты.

Илюмжинов двинул в бизнес. Его, япониста по образованию, приняли управляющим в советско-японское СП «Лико-Радуга». Через два года, в 91-м, он возглавит корпорацию «САН». Дорогие костюмы, шикарные иномарки, элитарные ночные клубы стали привычными для него атрибутами повседневной жизни. Поползли слухи о якобы миллионном (в долларах) состоянии молодого бизнесмена. А он только подогревал их, охотно раздавая интервью, представляясь если не сыном графа Монте-Кристо, то, по крайней мере, гениальным финансистом.

НЕ КОРОЛЬ, А КОРОНОВАННЫЙ

В подтверждение своего немеренного состояния Илюмжинов демонстрировал шахматную корону, завоеванную Гарри Каспаровым на чемпионате мира. «Единственная в мире, – говорил он журналистам, – 1018 черных и белых бриллиантов. Я заплатил за нее Каспарову больше миллиона долларов».

Действительно, 7 июля 1991 года Илюмжинов приобрел у Каспарова, как говорится в заключенном между ними договоре, «ювелирное изделие, изготовленное французской ювелирной фирмой «Карлофф» для вручения в качестве приза победителю матча на первенство мира по шахматам...».

Все остальное сказанное Илюмжиновым – блеф. Не было на счетах президента корпорации «САН» и 10 миллионов рублей, чтобы заплатить за корону. Эти деньги ему дал КБ «Мособлтрансбанк» под символические 15 процентов годовых. Судьба этого кредита (на приобретение, говорится в договоре, основных средств) доподлинно неизвестна, но легко догадаться, что полновесно возвращать его не пришлось. Вскорости в стране разразилась обвальная инфляция, и бриллиантовая корона досталась Илюмжинову, почитай, даром. (Впрочем, в конце 92-го Илюмжинов переведет на счет «САН» в «Мособлтрансбанк» 426 миллионов рублей, изъятых из знаменитого «шерстяного кредита», речь о котором пойдет ниже.)

Итог заключенной сделки примерно таков: деньги ушли на счет благотворительного фонда Каспарова в помощь армянским беженцам из Баку, а сама корона осела в одном из швейцарских банков. Может быть, Илюмжинов рассчитывал преподнести ее победителю 33-й Всемирной шахматной олимпиады, которую собирался провести в Элисте задолго до своего избрания президентом Калмыкии? (Напомним, парень он – целеустремленный.

Отдадим ему должное: он стал президентом Всемирной шахматной федерации ФИДЕ. Кстати, не без помощи «облагодетельствованного» Каспарова – хотя бы потому, что широкий жест Илюмжинова не мог не произвести впечатления на руководство ФИДЕ, организации бедной и в те времена еще наивно доверявшей российским бизнесменам.

Из квадрата в квадрат двигал Илюмжинов свою пешку в ферзи. В 95-м он получил добро у ФИДЕ и Координационного комитета по физической культуре и спорту при президенте РФ на проведение в Элисте шахматной олимпиады. Разумеется, было заявлено, что «за свой счет», «во имя возрождения калмыцкого народа». Тогда на пресс-конференции он говорил: «Мы построим Олимпийскую деревню и первый в мире Шахматный дворец. Это будет стоить 150 тысяч долларов. Но Калмыкия почти ничего не заплатит. Я дарю странам-участницам по гектару земли. Каждая страна на своем кусочке строит коттедж для делегации. В национальном стиле. Ну что им стоит дом построить – на восемь-десять человек-то. Так у нас появится своя ООН. Или лучше».

«Или лучше» не случилось. Получилось гораздо хуже. Никто из зарубежных партнеров не согласился пить кумыс за деньги, вложенные в строительство коттеджей. Тогда «мультимиллионер» Илюмжинов предпринял адекватные шаги. Он потребовал у президента РФ 150 миллионов долларов (!) из бюджета на возведение Олимпийской деревни в Элисте, иначе «пострадает престиж российского государства».

Ельцин отписал премьеру Черномырдину: «Судя по обращению К.Н. Илюмжинова, московские чиновники в очередной раз пытаются сорвать выполнение поручений президента и правительства». Черномырдин переадресовал записку тогдашнему директору спорта Шамилю Тарпищеву. Партнер по теннису президента выложил тому всю правду: «...Основную часть финансирования брало на себя правительство Республики Калмыкия. Однако финансирование предполагается за счет прямого выделения средств из бюджета в размере 150 млн. долларов (и это только на строительство Олимпийского центра). Но пример отстраивания отдельно взятого города под эгидой крупного шахматного предприятия российская литература уже знала» (курсив мой. – А.Ч.).

Тарпищев вполне прагматично предложил Ельцину перенести олимпиаду в Санкт-Петербург, власти которого были готовы организовать проведение игр всего за три миллиона долларов.

Илюмжинову, наверное, так и не перепали вожделенные 150 «лимонов», и он, вспомнив о сталинских облигациях, в добровольно-принудительном порядке обязал своих граждан вносить на счет мэрии Элисты по одной тысяче рублей (деноминированных).

«В связи с избранием Президентом РК К.Илюмжинова на его имя поступают поздравительные телеграммы. В телеграмме председателя Российской палаты личности Ю.Малыхина-Мономаха помимо поздравлений сообщается о том, что К.Илюмжинову присвоен титул Великого князя.

Газета «Известия Калмыкии»

ОЧЕНЬ СВОБОДНАЯ ЗОНА

Еще один миф Илюмжинова – что он привез в Калмыкию свои миллионы долларов. Сведущие люди из предпринимательских кругов в Элисте утверждают, будто Кирсан до своего президентства напоминал им голубя, склевывающего корм с ладони. Не было у него личных средств ни для проведения предвыборной кампании, ни для приема нужных высокопоставленных лиц. В то время (да и поныне) жил он исключительно на спонсорские.

Итак, в 93-м Илюмжинов становится президентом далекой степной республики. И первым делом провозглашает образование на ее территории оффшорной зоны – свободной от налогового контроля. Он рассчитывает, что с этого момента в Калмыкию потекут реки инвестиций. И потекли. Но не инвестиции, а фальшивые авизовки. Калмыкия оказалась для соседней мятежной Чечни Клондайком.

Вспоминает бывший депутат Госдумы от Калмыкии Бембя Хулхачиев:

«Ко мне в номер гостиницы «Россия» вошли несколько крепких кавказцев. «Я Руслан Лабазанов, – представился один. (Ныне покойный Лабазанов, имевший вооруженную группировку, слыл чеченским Робин Гудом. – А.Ч.) И продолжил: – Ты выступаешь против Илюмжинова, но мои люди – с ним. Так что тебе придется сначала переступить через нас».

О тесных и небескорыстных связях Илюмжинова с чеченскими сепаратистами говорит многое. Например, бывший начальник УФСБ по Калмыкии Владимир Тимофеев утверждал: «...наш аэропорт планировался международными наркодельцами для ввоза и вывоза наркотиков из России, как аэропорт по доставке оружия чеченским боевикам»

Кстати, в компетентных органах связывают катастрофическое «падение» овечьих отар (с 3 миллионов до 600 тысяч) с тем, что Калмыкия стала основным поставщиком мяса в Чечню во время боевых действий.

О крупных хищениях в Калмыкии написаны сотни статей. Проведены десятки ревизий, в том числе и Генеральной прокуратурой. Не знаю, насколько силен Илюмжинов в шахматах, но очевидно: он заслуживает звания гроссмейстера в игре с казенными деньгами.

Нити убийства главного редактора Ларисы Юдиной ведут в коридоры власти Калмыкии

Возьмем, например, знаменитое «шерстяное дело», в котором фигурирует государственный 14-миллиардный кредит Калмыкии для закупки шерсти. Чтобы не быть голословным, сошлюсь на письмо прокурора республики Шипиева, адресованное тогдашнему министру ВД Ерину:

«Эти средства поступили в КБ «Степь» на счет ассоциации «Степь» (президент – Илюмжинов), являющейся дилерской организацией концерна «Ростекстиль». Вместо выдачи кредита предприятиям концерна, как это предусматривалось, ассоциация «Степь» 9,4 миллиарда передала под проценты различным коммерческим структурам Москвы, Санкт-Петербурга и Нижнего Тагила. До настоящего времени шерсть не закуплена, а сама ассоциация «Степь» распалась. Фактически кредиты коммерческими структурами присвоены...»

И подобных криминальных эпизодов можно насчитать десятки. Возьмем результаты проверки Контрольного управления президента РФ, проведенной в 1995 году:

«В 1994 году из целевых средств в сумме 10,4 млрд. рублей на реализацию программы «Каспий» руководством республики направлено всего 5,3 млрд. рублей».

«Из поступивших 3,3 млрд. рублей направлено на создание и сохранение рабочих мест лишь 128 млн. рублей, или 3,9 процента. За год им создано только 29 рабочих мест».

«С нарушением установленного порядка был зарегистрирован проспект эмиссии второго выпуска ценных бумаг на сумму 270 млрд. рублей шести акционерных обществ компании «Хопер».

«Документальной ревизией Департамента налоговой полиции Республики Калмыкия установлено, что за 1992–1993 годы в НГДУ «Калмнефть» похищено 1,8 млн. долларов».

И так далее – на многих страницах отчета.

«Выражаем сердечную благодарность коллективу Республиканского наркологического диспансера, который в период нынешней избирательной кампании в знак поддержки реформ Президента К.Н.Илюмжинова, не считаясь со временем, безвозмездно провел лечение по методу Довженко больных алкоголизмом».

Газета «Известия Калмыкии»

РУКА МОСКВЫ – ВЛАДЫКА

Несмотря на зубодробительные результаты ревизий, все уголовные дела благополучно закрывались «за отсутствием состава преступления». В чем причина?

«Полагаю, что министерство внутренних дел Калмыкии, – писал Ерину прокурор Шипиев, – не в состоянии провести требуемое расследование, так как одной из ключевых фигур в злоупотреблениях с кредитами являлся нынешний президент Калмыкии Илюмжинов К.Н. Нашему министерству не под силу провести должное расследование по делу также и вследствие причастности к злоупотреблениям с кредитами должностных лиц «Ростекстиль», коммерческих структур других регионов страны и зарубежных организаций».

В конце концов руководство избрало межеумочный вариант: следственные материалы на «Степь» передали Астраханской областной прокуратуре. Конечно, волынка с закрытием и возобновлением этого дела продолжалась и в Астрахани. «Никак не удается допросить Илюмжинова, – говорит прокурор области Виктор Орехов. – Мы неоднократно обращались в Генеральную прокуратуру с просьбой принять дело». Орехов совершенно справедлив в своих сетованиях: все законные требования местных следователей попросту игнорируются Илюмжиновым и его подельниками. И если где и искать управу на растратчиков, то делать это надо в Москве, там, «откуда ноги растут».

До последнего времени голос прокурора не доходил до ушей первых лиц государства. Диагноз перемежающейся глухоты Москвы можно отчасти поставить благодаря другому документу. Один из руководителей администрации президента РФ говорит в конфиденциальной записке на имя премьера Черномырдина: «Обратите внимание руководителя аппарата правительства РФ Бабичева и его пяти заместителей на неудовлетворительную проработку работниками аппарата поручений президента РФ, примером чего является поручение по Калмыкии».

Конечно, Илюмжинов чувствовал себя за всесильным аппаратчиком Бабичевым как за каменной стеной. Бабичев в прошлом – зампред Совмина Калмыкии. Но их дружеские отношения не есть понятная симпатия двух земляков. Фундамент под их дружбу подвел Илюмжинов, и опять же за государственный счет

Например, как был вставлен еще один бриллиант в корону «шерстяного гроссмейстера». После очередной ревизии в Калмыкии, принесшей печальный результат, Илюмжинов отправляется в Москву, где с ходу выбивает... очередной кредит в 495 миллиардов рублей (!). Вернувшись в Элисту, ловкий Кирсан не удержался и похвастался, что получить кредит помог ему Бабичев, а за помощь он «оставил в Москве 10 процентов отката».

Что и требовалось доказать.

И если высшие государственные чиновники покупались миллиардными «откатами», в самой республике широко распространена незамысловатая система взяток. Возьмем еще один конфиденциальный документ, отправленный офицером калмыцкой налоговой полиции в адрес заместителя Генерального прокурора Катышева, в котором, в частности, говорится: «В 1995 г. за прекращение уголовного дела № 535015 в отношении руководителей корпорации «Калмыкия» налоговой полицией была получена от корпорации автомашина ВАЗ-21503. В мае 1996 г. Неберикутину А.И. (начальнику управления налоговой полиции. – А.Ч.) пригнали из Бельгии автомобиль «опель-сенатор». Чтобы не производить растаможивание, он приобрел в Хасавюрте фальшивый технический паспорт».

Думаете, Неберикутина тотчас с позором изгнали из органов? Такое и вообразить невозможно, ведь он друг Илюмжинова еще со школьной парты и попал в кресло начальника полиции благодаря личной протекции президента Калмыкии. А далее потянулась цепочка родственных связей: зампрокурора РК А.В.Корниенко – близкий родственник Неберикутина и так далее. Схожая ситуация наблюдается и в рядах местного МВД.

Лариса Юдина о многом знала, о многом догадывалась и смело писала о коррупции и беззаконии, царящих в Калмыкии. По сути, она оказалась наедине с построенной Илюмжиновым машиной «откатов» и взяток.

Илюмжинов покупал не только сановников и офицеров правоохранительных органов. Он успешно прикармливал и нашего брата-журналиста. Помню журналистские караваны в Калмыкию, организованные два года назад одним из известных в Москве рекламных агентств. Конечно, на деньги степного президента, и немалые. Презентации несуществующих заводов, победные тосты за отца калмыков, утреннее дегустирование кумыса.

А затем – многочисленные «проплаченные» интервью (одно из них вышло под заголовком «Кирсан Илюмжинов: «Самая большая хитрость – честность»). Журнал «Люди» с пожизненной арендой десятка страниц, славословящих достижения «честнейшего» Кирсана.

Всеобщая продажность взлелеяла в Илюмжинове и его близком окружении комфортное чувство своей стопроцентной защищенности. Не это ли стало главной причиной гибели Ларисы Юдиной?


Авторы:  Сергей СОКОЛОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку