СВЯТО МЕСТО

СВЯТО МЕСТО
Автор: Михаил ВИНОГРАДОВ
12.05.2015
 
СПОСОБНА ЛИ РОССИЯ ЗАМЕНИТЬ США НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ
 
За последние недели на Ближнем Востоке произошел целый ряд политически значимых событий. Помимо войны в Йемене, обозначились четыре страны, претендующие на роль ведущей региональной державы: Саудовская Аравия, Турция, Катар и Иран. Россия, в свою очередь, решившая выступить миротворцем, притормозила уход США с ближневосточной арены обещанием выполнить контракт с Тегераном и поставить иранцам системы противоракетной обороны С-300.
 
Очередной раунд переговоров между «шестеркой» международных посредников и Ираном на уровне политдиректоров должен был состояться в Вене в пятницу 24 апреля. Однако переговоры перенесли в Нью-Йорк и на середину начавшейся недели. Вначале обсуждение проведут эксперты, затем к ним присоединятся политдиректоры. Напомним, «шестерка» международных посредников и Иран в начале апреля нашли компромиссное решение по иранской ядерной проблеме.
 
Стороны договорились, что две трети иранских мощностей по обогащению урана будут приостановлены в течение десяти лет. Кроме того, Иран обязуется поставить все свои программы по обогащению урана под международный контроль на срок 25 лет. Иранская сторона надеется, что в ответ все санкции ООН и другие, односторонние, введенные отдельными странами, постепенно будут отменены. Россия тем временем уже делает свой шаг, который серьезно меняет баланс сил в ближневосточном регионе.
 
С-300 В ИРАНЕ
 
В 2007 году Россия подписала контракт на поставку Ирану пяти дивизионов С-300ПМУ-1 в составе 40 пусковых установок на сумму около 800 млн долларов. В 2010 году Совбез ООН ввел санкции против Ирана, в результате чего исполнение российско-иранского контракта было приостановлено. Иран в ответ подал иск к «Рособоронэкспорту» в третейский суд Женевы (Швейцария). Чем тогда руководствовался президент Дмитрий Медведев, приостанавливая выполнение контракта? Прежде всего, абсолютной неясностью по поводу иранской ядерной программы.
 
Иран в вопросах военного атома оказался в сложном положении. Международное сообщество ясно и многократно указало этой стране на недопустимость работ в направлении создания собственного ядерного оружия. Но рядом с Ираном находится Ирак, который в годы правления Саддама Хусейна не озаботился созданием «атомного щита» и в результате потерял свой суверенитет. С другой стороны, Северная Корея создала и испытала ядерное оружие и тем надолго отодвинула вероятное вторжение проамериканских соседей (хотя и оказалась под режимом санкций).
 
Сам Тегеран на все международные запросы, в том числе и от России, отделывался многозначительными ответами в стиле притч, которые вообще свойственны культуре народов Ближнего Востока. В то же время международное сообщество оказалось, с одной стороны, под давлением США, которые вписали Иран в «ось зла». Настолько, что в 2011–2013 годах эксперты каждый месяц прогнозировали американское вторжение в эту страну.
 
И если бы Россия осуществила поставку С-300 в срок, это стало бы отличным поводом для нанесения американского удара. Причем Иран даже не успел бы осуществить развертывание системы ПРО, подлетное время с кораблей и наземных баз США и Израиля в регионе – пара часов. По сути, то решение Дмитрия Медведева сохранило мир Тегерану, хотя в Иране этого понимать не хотят. Россия (как и в ситуации с Сирией. – Прим. ред.) в Иране противопоставила себя политике США, выступив в роли миротворца.
 
Фактически у США отняли повод для военного вторжения – безусловно, пойдя при этом на определенные уступки. Теперь санкции постепенно снимают, так как Иран наконец-то готов допустить международных инспекторов на ядерные объекты и остановить мощности по обогащению урана.
 
Еще одним важным фактором для России было сохранение экономических позиций в Иране. Того же проекта строительства и запуска АЭС в Бушере, а также всех остальных возможностей, как военно-технических, так и в сфере энергетики. Россия не оставляет попыток подписать с Ираном соглашение, которое определило бы совместный раздел рынков по газу и нефти. Стоит учитывать, что в Иране находятся 10 % мировых запасов нефти и 16 % природного газа, но российские компании в этой сфере никак не представлены.
 
Иранский газ и нефть продаются, преимущественно, на азиатские рынки. Кроме того, Иран нуждается в российском оружии, и ВПК не намерен терять перспективный рынок. Об этом же на прошлой неделе говорил в своем большом интервью глава МИД России Сергей Лавров: «То, что происходит, в том числе в Йемене и в целом в регионе, показывает наличие серьезных рисков, и мы не хотим, чтобы еще и Иран стал объектом применения нелегитимной силы».
 
МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ ИРАКА ИБРАГИМ ДЖААФАРИ И МИНИСТР ИНОСТРАННЫХ ДЕЛ РФ СЕРГЕЙ ЛАВРОВ ВО ВРЕМЯ ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ ПО ИТОГАМ ПЕРЕГОВОРОВ В МОСКВЕ
Фото: Ivan Sekretarev/AP/TASS
 
ПОЛИТИКА ЭКОНОМИЧЕСКОГО ВЫДАВЛИВАНИЯ
 
Что происходит с российскими экономическими интересами в странах, где США проводят военную операцию (с мандатом или без мандата ООН), видно на примере Ирака. К моменту вторжения в 2003 году там работали «ЛУКОЙЛ», «Зарубежнефть» и «Машиноимпорт» (месторождение Западная Курна – 2). По окончании активной фазы войны новые власти Ирака попросту вытеснили российские компании, не разрывая контракта. В результате России пришлось списать Ираку почти 13 млрд долларов долгов в обмен на туманное обещание подписать закон, который поставил бы иностранные нефтяные компании в Ираке в равное положение.
 
Закон был принят, но «Шелл» и «Шеврон» имеют все возможности помешать конкурентам при любом законе: рейдерство, как и силовое выдавливание, существует и применяется не только в регионах России, но и во всем мире. А уж наличие американских частных военных компаний в регионе делает этот рынок для российских нефтяников слишком рискованным.
 
Таким образом, историю с С-300 надо оценивать по ее итогам. А они таковы: предотвращено очередное неправомерное военное вмешательство в дела Ирана; обязательства по военным поставкам зенитных ракетных комплексов будут выполнены; российское сотрудничество с Ираном будет расширяться.
 
Эту заинтересованность в военно-технических контактах подтвердил и министр Лавров: «Конечно, военно-техническое сотрудничество с Ираном мы будем развивать: это и С-300, и ограничения на поставки вооружения Ирану по линии Совета безопасности, которые будут сняты. У нас очень хорошие перспективы открываются».
 
Сергей Лавров добавил, что после поставки Тегерану российских ЗРК С-300 «те, кто хотят ударить по Ирану до сих пор, будут, наверное, дважды, как минимум, думать, прежде чем это сделать».
 
ТРИ МИЛЛИАРДА ДЛЯ СОЮЗНИКА
 
Говоря о тех, кто «хочет ударить по Ирану», глава МИД, скорее всего, имеет в виду Израиль. Действительно, появление у Ирана собственной современной ПРО несомненно добавит Израилю головной боли. Однако премьер Израиля Беньямин Нетаньяху в этой ситуации обрушился с гневными обвинениями не столько на Россию, сколько на Америку. На это обратили внимание авторы британской The Economist, которые пишут, что позиция Израиля «свидетельствует о его тесных связях с Россией».
 
Так, например, Израиль отказался поддержать Запад в его «осуждении войны России на Украине», а в прошлом году эта страна (вместе с Ираном и некоторыми другими государствами) фактически воздержалась на голосовании Генеральной ассамблеи ООН по вопросу об осуждении России за аннексию Крыма. Кроме того, отмечает британское издание, в июле 2013 года «Россия промолчала» после того, как в результате авиаудара Израиля «были уничтожены противокорабельные крылатые ракеты, которые незадолго до этого Россия же и продала Сирии и которые были отправлены боевикам «Хезболлы».
 
В свою очередь, Израиль промолчал в октябре 2014 года, когда «сирийские повстанцы обнародовали видеозапись, доказывающую присутствие офицеров российских спецслужб на посту перехвата сирийских вооруженных сил на Голанских высотах».
 
Указанные британцами факты все же свидетельствуют не столько о сближении России с Израилем, сколько о наличии у Израиля своей собственной политики, хотя до последнего времени априори считалось, что любые действия Тель-Авива направляются из США. Впрочем, все, что перечисляют авторы The Economist, действительно имело место. Как и демонстрация Израилем взвешенной позиции по вопросу Крыма и войны на юго-востоке Украины.
 
Кстати, авторы этой британской газеты уже не впервые, ссылаясь на свои источники в правительственных кругах Англии, делают вывод, что США намерены постепенно изменить формат своего присутствия на Ближнем Востоке. В частности, год от года военное участие американцев в регионе будет уменьшаться, но при сохранении деловых интересов. А проводить американскую политику будут другие – Израиль, Саудовская Аравия и так далее.
 
Как полагает политолог Вячеслав Смирнов, России, чтобы подменить США в качестве двигателя политических процессов на Ближнем Востоке, надо быть сопоставимой с США по численности и мощи военного присутствия, а также по финансовым затратам. И если Россия теоретически может тратиться на поддержание ближневосточного престижа деньгами, то для обеспечения военной (или морской) группировки нужны базы, которых там почти нет.
 
Единственной можно считать базу в Сирии, но она не предназначена для развертывания крупных сил. Помочь с базами мог бы Иран, но для этого России нужно разработать и подписать военный договор с этой страной, чему всячески будут противостоять США и их союзники в регионе.
 
У США вполне достаточно рычагов, чтобы вознаградить своих союзников в регионе или, например, вовремя остановить их переход в стан друзей России. Так, Белый дом довольно быстро нашел решение для Израиля в связи со скорым появлением у Ирана ЗРК С-300. По словам Джо Байдена, которые цитирует Рейтер, США в следующем году поставят Израилю 14 самолетов F-35А. Вице-президент Байден подчеркнул, что F-35А – «лучший самолет», который сделает Израиль единственной страной на Ближнем Востоке, обладающей истребителями пятого поколения. Такая беспрецедентная покупка обойдется Тель-Авиву в три миллиарда долларов.
 
Прогноз британцев об «уходе США из региона (Ближнего Востока. – Прим. ред.)» не оправдывается, что подтверждает и ситуация в Йемене. Богатые саудовские шейхи легко собрали коалицию из девяти стран, не считая Турции, которая противостоит сражающимся племенам хоуситов-шиитов.
 
ГОРЯЧИЙ БАБ-ЭЛЬ-МАНДЕБСКИЙ ПРОЛИВ
 
В конце марта саудовские ВВС при поддержке авиации Бахрейна, Катара, Кувейта и Объединенных Арабских Эмиратов начали операцию под кодовым названием «Буря решимости» против хоуситских формирований «Ансар Алла», установивших контроль над значительной частью территории Йемена. И это при том, что хоуситы правили территорией почти тысячу лет (до 1962 года) и опираются на поддержку 45 % населения страны.
 
Саудовцам удалось не только сколотить коалицию из арабских суннитских государств, но и заручиться поддержкой ведущих стран Запада – США, Великобритании и Франции. Размах операции, а по сути создание суннитской коалиции, свидетельствует о значительных мобилизационных возможностях Саудовской Аравии, считают большинство экспертов.
 
Многие специалисты по региону полагают, что саудиты-сунниты выступают не столько против извечных противников – шиитов, сколько выполняют план США по дальнейшей дестабилизации региона. Собственно, поскольку хоуситы Йемена – естественные союзники шиитского Ирана, то США не слишком и скрывают свою роль в этом очередном кровопролитном конфликте. Как заявил госсекретарь США Керри, «Иран должен знать, что США не будут сидеть сложа руки, в то время как дестабилизируется регион и кое-кто начинает открытую войну, нарушая международно признанные границы других стран».
 
США, по словам Керри, «будут на стороне стран, которым может угрожать Иран». О роли США свидетельствует масса фактов: и дозаправка в воздухе самолетов коалиции американскими заправщиками, и передача саудитам французских разведывательных данных, и даже то, что непосредственное наведение авиации на цели обеспечивают европейские офицеры.
 
Но и роль саудовских шейхов нельзя сбрасывать со счетов: так, Египет принимает массированное участие (40-тысячный сухопутный корпус, военные корабли и авиация) не только потому, что рассчитывает вернуть себе статус региональной державы, но и в качестве благодарности за миллиардные кредиты от Саудовской Аравии, которые дали Каиру возможность скинуть «братьев-мусульман».
 
СПОР ЧЕТВЕРЫХ
 
Естественно, что Йемен сейчас представляет собой не единое государство, а ряд зон, разделенных по племенному и религиозному признаку. Одни контролируются хоуситами, другие – боевиками АКАП (местное название салафитов из ИГ. – Прим. ред.). По мнению экспертов, Йемен на ближайшие годы ввергнут в гражданскую войну, осложненную внешним вторжением, и станет новой «горячей точкой», на этот раз, прямо на южной границе Саудовской Аравии, которая, кстати, длиной 1800 км. Протесты России и Ирана, а также ряда других стран, в Собвезе ООН пока не приносят никаких результатов – саудиты и их коалиция выполняют до 120 налетов ежедневно.
 
Если предположить, что авиация коалиции использует события в Йемене в качестве тренировки для того, чтобы в обозримом будущем преодолевать новую ПРО Ирана, то такое число самолетов и ракетных пусков очень быстро выведет из строя все, что по описанному выше контракту поставляет Россия. По оценкам военного эксперта Александра Храмчихина, полк С-300 можно преодолеть числом порядка 100 самолетов.
 
Либо несколько сотен крылатых ракет. Правда, такой массовый пуск в регионе могут себе позволить только США. У Израиля нет такого числа «Томагавков», а саудиты, видимо, предпочтут наземную операцию. По контракту Иран получит 240 поражающих изделий в полку С-300. И если противники преодолеют эту оборону, то Иран столкнется с тем, что перезарядить комплексы невозможно.
 
Правда, на вооружении Тегерана еще стоят противокорабельные «Москиты», что тоже является довольно серьезным аргументом, по крайней мере для подавления морской мощи противника. По-видимому, намеки Сергея Лаврова на то, что у России с Ираном «большие возможности» для военно-технического сотрудничества, имеют под собой основания. Тегерану для постоянного поддержания статуса региональной державы (которого он и добивается) придется серьезно модернизировать свои вооружения. И здесь обратиться он может только к двум странам – либо к России, либо к Китаю.
 
Похоже, что США если и уходят с Ближнего Востока, то спокойно: американцы убедились, что даже снятие санкций с Ирана можно нивелировать обострением в другой части региона, а вместо своих солдат и здесь использовать чужих. Учитывая, что Саудовское королевство не только богатое, но и с середины прошлого века насыщено американским оружием, США вполне могут рассчитывать на то, что шейхи долгое время будут баламутить весь регион. И не только они.
 
«Да, среди тех, кто мог бы заменить США в этом регионе, называют и Китай, и Россию, и страны Европы, – полагает эксперт «Совершенно секретно», политолог Вячеслав Смирнов. – Но статуса региональной державы там добиваются Турция, Саудовская Аравия, Катар и Иран. И у каждой – свои интересы. Пока наиболее веско выглядят притязания саудитов, что показывают истории в Ливии, где «воевали» их деньги, и в Йемене».
 

Авторы:  Михаил ВИНОГРАДОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку