НОВОСТИ
Банкет в день траура. Мэр шахтерского Прокопьевска продержался в своем кресле несколько часов (ВИДЕО)
sovsekretnoru

«Святитель Лука» приходит на помощь

«Святитель Лука» приходит на помощь
Автор: Юрий АКУЛИЧ
08.06.2016

В отдалённых районах Сибири и Дальнего Востока, там, где нет нормальных больниц, людей по-прежнему в лучших традициях фронтовой медицины выручают санитарные поезда

Железнодорожной медицине в России уже больше 172 лет. В новой России работают пять специализированных медицинских поездов: «Хирург Николай Пирогов», «Здоровье», «Терапевт Матвей Мудров», «Войно-Ясенецкий (Святитель Лука)», «Академик Фёдор Углов», которые обслуживают жителей 22 регионов. Они останавливаются на 250 станциях Севера, Сибири и Дальнего Востока. Корреспондент «Совершенно секретно» побывал в командировке вместе с врачами поезда «Войно-Ясенецкий (Святитель Лука)», которые на этот раз отправились на станцию Решоты, что на границе Красноярского края и Иркутской области.

Уже 9 лет по отдалённым и труднодоступным районам Красноярского края ходит медицинский поезд – передвижной консультативно-диагностический центр «Войно-Ясенецкий (Святитель Лука)». Для «полевой работы» «Святитель Лука» обеспечен всем необходимым оборудованием и медицинским персоналом из 40 человек. За год поезд совершает 10 поездок по 14 рабочих дней. Ежегодно для работы медицинского состава Красноярска железная дорога направляет 50 млн рублей.

Ежемесячно через кабинеты врачей поезда «Войно-Ясенецкий» в среднем проходят по полторы тысячи пациентов. Нагрузка на медицинский состав «Святителя Луки» выше, чем в обычных поликлиниках. По установленному плану за рабочий день, который длится с 8 часов утра до 6 вечера, каждый из врачей должен принять не менее 35 пациентов, но иногда приходится осматривать и по 40–50 человек.

Как и в любой поликлинике, к кабинетам врачей здесь выстраивается длинная очередь, но стоять пациентам приходится в узком проходе купейного вагона, где два человека вряд ли смогут взять и просто так разойтись в разные стороны. Разумеется, ни о каких лавочках-стульчиках не может идти и речи – по причине элементарного отсутствия места. Но это и не важно, люди не возмущаются. «Войно-Ясенецкий» – не санаторно-курортный экспресс, это передвижной диагностический центр с массой медицинского оборудования и полным составом врачей (в штате значатся терапевты, хирург, окулист, ЛОР, врачи УЗИ и многие другие). Выбрал из корзины бахилы в тамбуре вагона – и вперёд, по-быстрому, в регистратуру. А потом на приём, сидеть в крохотном кабинете на твёрдой кушетке – обычной купейной койке и отвечать на торопливые вопросы врача, который снова сегодня останется после шести вечера. Но люди заочно прощают поезду и медикам все неудобства и продолжают стоически ждать своей очереди. 

«Мне здесь всё нравится, я сюда постоянно хожу с самого начала запуска поезда. Это удобнее: в больнице нас отправляют или в Ингаш, или вообще в Красноярск проходить обследование, а тут все врачи и оборудование есть, и никуда не надо ехать. В свою поликлинику почти не хожу, потому что жду поезда. В нашей больнице постоянно то врачей не хватает, то ещё какая беда. Оттого на поезд у нас приходит очень много людей», – рассказывает жительница посёлка Нижняя Пойма Нижнеингашского района пенсионерка Татьяна Галиева.

 

Больного вывезли на вертолёте

Решение стоять на станции Решоты, в посёлке Нижняя Пойма, два дня вместо изначально запланированного одного было принято «наверху», кураторами проекта, и в итоге оказалось абсолютно верным. Даже после шести вечера по вагонам то тут, то там снуют запоздалые местные жители, а кое-кто собирается прийти и завтра. Выясняется – за день врачи «Войно-Ясенецкого» обнаружили 5 онкологических больных. А это показатель, тем более с учётом численности населения посёлка в 8 тысяч человек (не все же пришли проверяться). «Район этот какой-то неблагополучный, что ли?» – задаётся вопросом главный врач поезда «Войно-Ясенецкий (Святитель Лука)» Екатерина Самсонюк. 

В маленьком кабинете уролога не развернуться. Екатерина сама же отвечает на поставленный вопрос. В посёлке нет ничего, что могло бы хоть как-то объяснить рост числа онкологических больных. Здесь нет вредных производств, а потому вывод один – район элементарно запущен. Местные жители предпочитают не ходить по больницам. Они ждут поезд, который приезжает в посёлок один раз в год. И осматриваются люди соответственно тоже раз в год. Теорию о «запущенности» косвенно подтверждает и врач-терапевт поезда Людмила Данилова.

«Я писала специальную работу, в которой анализировала заболеваемость по участкам. Северная линия (Новосибирск) – очень много заболеваний органов пищеварения. По моему мнению, это связано с плохим качеством воды. Честно говоря, на остановках они и заправляют нас не очень хорошей водой, ржавой. Более южная линия, в стороне Ужура, – много заболеваний печени, поджелудочной железы. И снова виновата вода. Много желчекаменных больных. Много и урологических. Ветка Карабула – Чунояр – Поканаевка (та, на которой мы сейчас) – в первые годы бросалось в глаза большое количество онкологических больных. За поездку мне пришлось отправить в диспансер двух человек с подозрением на инфильтративный (клинический) туберкулёз», – рассказывает Людмила

По словам терапевта, в посёлках и небольших городах увеличение количества онкобольных часто свидетельствует о негативных тенденциях в социуме. Да, возможно, в посёлке много курящих, имеет место влияние сильного перепада температур, но среди местных жителей врачам «поезда здоровья» уже встречались и больные ВИЧ, и наркоманы – звоночек, к которому стоит прислушаться.

К сожалению, знание подобной специфики конкретного района на практике врачам приносит не так много пользы, как хотелось бы. Работа в пути, как бы банально ни звучало, полна неожиданностей. В сложных случаях врачи иногда объединяются в группы, долго совещаются и, если диагноз неясен, прибегают к помощи коллег из Красноярска. Помогают врачам в этом видеоконференции со специалистами краевой клинической больницы. Но на все конференции не набегаешься и по любому поводу не посоветуешься, а потому главное оружие врача – собственный опыт и знания.

Например, Людмила Данилова – терапевт, которая до работы на поезде 25 лет подряд лечила работников Красноярского комбайнового завода. Когда машиностроительный гигант, обеспечивающий весь край уборочной техникой, начал «хиреть», медсанчасть, в которой работала Людмила Ивановна, сократили. Применить свой опыт врач смогла в полной мере, когда устроилась на «поезд здоровья». Женщина уже девятый год колесит по краю, пропустив лишь три первые поездки.

«Народу вначале было очень много. Первые 3–4 года работы встречалось множество патологий. Туберкулёз, онкология. Но на первом месте всё же стояли заболевания сердечно-сосудистой системы, которые занимают примерно 70–75% от общего числа заболеваний. Затем – органы пищеварения. Особенность работы в поезде в том, что здесь всё непредсказуемо. Один – сердечник, другой – неясный. А с ним надо разобраться за один день, ведь вечером мы уезжаем. И тут подключаются другие врачи, вместе ставим диагноз», – поясняет Людмила Ивановна.

В практике Людмилы Ивановны встречались и по-настоящему экстренные случаи. Одному из пациентов выписали назначение на коронарную ангиографию (диагностическая процедура, позволяющая оценить состояние сосудов. – Ред.) в краевую клиническую больницу, но внезапно больному стало значительно хуже и на обследование он, разумеется, уже не мог приехать.

«Он вернулся на свою станцию. Обратился к нам. Проверили: нарастала сердечная недостаточность, были ухудшения на электрокардиограмме. Мы консультировались с краевой больницей в режиме видеоконференции, рекомендовали срочную госпитализацию. Они тут же подключили свою авиаслужбу и вывезли больного на вертолёте», – вспоминает Людмила Ивановна.

«50% пациентов, которых консультируем, приходят на следующий год, а у них состояние – или без изменений, или ещё хуже. Честно, я уже не могу слышать слово «Андипал» (спазмолитик). Ему уже 30 лет. Им никто не пользуется. Люди используют старые, неэффективные, зато недорогие лекарства, но никак не те, что я указываю в рецептах. Многие из них открыто мне говорят: «Сколько Бог дал, столько и проживём». Так что большинство пациентов предписания врачей благополучно пропускают мимо ушей», – рассказывает Людмила Данилова.

Как ни печально, но такое поведение вполне обычно для жителей села. Тому, кто привык трудиться на земле, некогда обращать внимание на собственное здоровье.

Есть в медицинском поезде «Святитель Лука» и свой вагон-храм – это, наверное, единственное место в поезде, где можно свободно расправить плечи – места хватает. Вагон-храм Красноярской епархии в честь равноапостольной великой княгини Российской Ольги учредили в 2009 году. Люди, отстояв молебен, спешат на приём к врачу. Прихожан в храме бывает не меньше, чем у врачей

Боль с молоком

«В последнее время нам приходится выезжать в детские сады, когда к нам не идут. Там вместе с медсестрой мы осматриваем детей и приглашаем на поезд. Откровенно запущенных района два: Зеледеево и Поканаевка. Там, где социально люди не устроены, где много пьяных, где нет работы – там запущенные дети. Приходят к нам одни и те же семьи, но лишь там, где фельдшер хорошо работает. Иногда фельдшеры сами собирают детей и приводят на поезд, а потом интересуются результатами обследований. Но, к сожалению, таких работников единицы. В таких местах пользы от нас мало», – рассказывает врач-педиатр «Святителя Луки» Нина Шишацкая.

Общий язык с малышами Нина Ивановна находит быстро, ведь свою жизнь она посвятила работе с детьми. После окончания Новосибирского мединститута переехала в Красноярск, где молодому специалисту дали квартиру. Работы по её профилю в городе не было, и потому ей пришлось лечить детей по-иному – заниматься с ними лечебной физкультурой. Затем – работа в Железнодорожной больнице Красноярска на протяжении 32 лет

«У нас железная дорога от детей потихонечку освобождается – закрыли стационар, а потом детские поликлиники и отделения, таким образом, убрали всё «детство»: оно денег не приносит. Детскую поликлинику передали городу. Получилось, что первому детскому объединению отдали все наши кадры, наши здания. А я перешла на поезд и вот уже девятый год катаюсь. Я пришла через три месяца после запуска проекта», – рассказывает свою историю Нина Ивановна.

Первые поездки вызвали лёгкий шок. Очень часто выявляли у ребятишек порок сердца. Скорей всего, это связано с недообследованностью. Хотя, как отмечают врачи, на сегодняшний день в сельских больницах стало больше эхокардиографии, и оттого запущенных случаев, когда ребёнок практически неоперабелен, уже нет. Но на практике случалось и так, что только обследованных крох приходилось спасать на месте. Чего стоит случай с бронхиальной астмой в приступном периоде. Ребёнку установили диагноз на месте, а потом дали сальбутамол, и приступы прекратились. И совсем уж из ряда вон выходящий случай произошёл в Лесосибирске. Девочку двух лет отроду пришлось в срочном порядке госпитализировать в краевую больницу.

«Ей всего два с половиной года, но развиты грудные железы и большой живот. Посмотрели – а там опухоль из яичников занимает всю брюшную полость. В краевой больнице её всё же смогли благополучно прооперировать», – рассказывает истории из своей практики Нина Ивановна.

Многие дети приходят к поезду вместе с родителями из года в год. Врачи констатируют: «Ребята выросли на наших глазах». И ещё хорошо, что папа с мамой их приводят. Однако и дисциплинированные родители не всегда правильно ухаживают за своим дитятей, если он мал. Иными словами, второй бич села, после пьянства и наплевательского отношения к себе, – отсутствие образования, которое особенно заметно среди женской части населения.

«Интересно, что в деревнях молодые мамы сейчас очень редко кормят грудью. Они почти сразу переводят ребёнка на коровье молоко. Программа, пропагандирующая грудное вскармливание, до них не дошла. В городе старались убедить матерей кормить грудью, и это стало нормой. В деревнях же после трёх месяцев часто переходят на кормление коровьим молоком, что совсем недопустимо. Коровье молоко до года мы запрещаем. Оно по своему составу грудничкам совершенно не подходит – там гораздо больше белка, чем в женском молоке (в котором есть все необходимое для роста и полноценного развития чада). На коровье молоко очень много аллергических реакций», – поясняет необходимость грудного вскармливания Нина Ивановна.

По результату у таких детей – целый набор алиментарно-зависимых заболеваний: гипертрофия, паратрофия, рахит. Развивается анемия, как правило, поскольку большое количество белка в коровьем молоке способствует повышенной проницаемости кишечной стенки, и дети теряют эритроциты (начинаются диапедезные кровотечения).

 

Ничего не изменится?

Последний день стоянки «поезда здоровья» в череде беспрерывных двухнедельных обследований можно назвать расслабляющим –  поток пациентов схлынул. Впереди – тонны бумажной работы, отчётность, но это потом…

Согласно графику ровно в 20 часов по местному времени «Святитель Лука» завершит свой маршрут, отправившись в Красноярск. Некоторые врачи стараются «сбежать» с работы на несколько часов пораньше, всё-таки две недели вне дома. Тем более далеко не все медики здесь красноярцы.

А спустя две недели «Войно-Ясенецкий» вновь отправится в путь по местам, где уже бывал не раз. Врачи встретят новых и уже знакомых пациентов, снова будут ставить диагнозы, давать советы, поражаться невниманию людей к своему здоровью…

Ничего не изменится. И в малых и полузабытых деревнях, где нет ни больниц, ни врачей, ни образования, ни работы, всё останется по-прежнему. Да и не воспитывать людей в сёлах каждый год приезжает «поезд здоровья», а всё-таки лечить.

Медики поезда, названного в память выдающегося хирурга и богослова святителя Луки, преследуют ту же цель, что и он: самоотверженно помогать людям в глубинке, и прежде всего тем, кому недоступна систематическая медицинская помощь. За годы своего существования медицинский поезд принял около 400 тысяч пациентов из Красноярского края.

***

Технологию телемедицинских обследований железнодорожники позаимствовали у космонавтов

В новой России первый медицинский поезд появился в 1993 году на Западно-Сибирской дороге и состоял из семи вагонов (переоборудованный вагон-буфет, который в рабочее время выполнял функцию регистратуры, жилой СВ, четыре консультативно-диагностических и флюоровагон). В народе он был назван «поездом здоровья». Сейчас в России, обслуживая сотрудников компании РЖД и жителей 22 регионов, работают пять специализированных медицинских поездов: «Хирург Николай Пирогов», «Здоровье», «Терапевт Матвей Мудров», «Войно-Ясенецкий (Святитель Лука)», «Академик Фёдор Углов». Они останавливаются на 250 станциях Севера, Сибири и Дальнего Востока. Каждый поезд состоит из 8–10 вагонов и выезжает в рейс один раз в месяц. Поездка длится 12–15 дней. За год поезд преодолевает до 20 тысяч километров.

В день врачи могут принять до 150 пациентов, в год – до 20 тысяч человек. Поезда не предназначены для проведения операций и работы в местах аварий и техногенных катастроф – медики проводят первичный осмотр и диспансеризацию населения.

Вызов больных к врачу осуществляется по громкой связи. Рабочие места врачей объединены общей информационно-аналитической системой. А в особо сложных случаях врачи поезда проконсультируются со своими коллегами из дорожных больниц и столичных клиник – все передвижные центры оборудованы спутниковой системой связи. Технологию телемедицинских обследований железнодорожники позаимствовали у космонавтов. Видеоконференцсвязь осуществляется через спутниковые (самонаводящиеся и стационарные) и наземные каналы связи (оптоволоконная связь). В среднем за смену может проводиться четыре-пять видеоконсультаций.

Экономическая эффективность проекта складывается из многих факторов. На создание каждого передвижного консультативно-диагностического центра тратится до 170 миллионов рублей (стоимость реконструкции вагонов и медицинского оборудования). Ежегодное содержание центра обходится в 27 миллионов рублей.  Перенимать опыт работы «поездов здоровья» приезжают в Россию из стран СНГ и Китая, Венесуэлы, Индии и ЮАР.

 

 


Авторы:  Юрий АКУЛИЧ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку