НОВОСТИ
Трех надзирателей истринского изолятора, откуда сбежали 5 заключенных, будут судить
sovsekretnoru

Свита делает короля, семья - президента

Автор: Андрей СУХОМЛИНОВ
01.02.2000

 
Константин ГРИШИН

Единообразие необходимо на плацу, во время парада. В реальной жизни оно противопоказано. Последствия сведения политического разнообразия к безальтернативным выборам могут быть весьма плачевными и для всего общества, и, прежде всего, для Владимира Путина.

Сейчас сложилась ситуация, когда мы можем вернуться к однопартийной системе и опять оказаться в рамках режима, который выродится в подобие «брежневского», только намного более быстрыми темпами. Это произойдет в случае, если окружение Владимира Путина добьется ликвидации либеральной оппозиции.

Сначала «король делает свиту», а потом «свита делает короля». Так в принципе произошло и с Ельциным. Уже было неважно, принимал решения Борис Николаевич или это делали за него. Решение принимала Семья.

У Владимира Путина ситуация намного сложнее. Его «сделала Семья» изначально. Борис Ельцин во всеуслышание объявил его своим преемником. Руководитель Фонда эффективной политики Глеб Павловский, которому приписывают разработку стратегии плановой смены власти в России, в интервью газете «Аргументы и факты» говорит, что «сценарий так или иначе обсуждался с лета». Это сказано о добровольной отставке Ельцина. И далее: «Если назначают премьером, то проходит от 7–8 до 12 недель, когда человек, который считался никем, становится человеком с президентским рейтингом». В телевизионных интервью «тайный советник Кремля» бывал порой и более откровенным. Он четко увязывал будущее Владимира Путина с его послушным поведением.

Некоторые эксперты считают, что не последнюю роль в добровольной отставке Ельцина могла сыграть и информация о состоянии его здоровья. Вполне вероятно, в политическом пасьянсе учитывалась и возможность того, что именитый пациент ЦКБ может не дотянуть до лета 2000 года, а также убежденность членов Семьи в том, что Владимир Путин настолько тесно связан с прежними хозяевами Кремля, что не посмеет быть слишком самостоятельным. По-видимому, это стечение обстоятельств и побудило Бориса Николаевича и Семью сделать выбор в пользу Владимира Путина. Первые шаги и.о. главы государства подтверждали такую мотивацию поведения Семьи. Путин утвердил систему гарантий для Бориса Ельцина, фактически провозгласив неподсудность бывшего президента и членов его Семьи.

Вспомним начало боевых действий в Дагестане. Они почти совпали с назначением Владимира Путина на пост премьер-министра. Нападение боевиков сопровождалось (если верить главному редактору газеты «Московский комсомолец») переговорами боевиков с неким оппонентом в России, чей голос был похож на голос Бориса Абрамовича. Тогда Павел Гусев с экрана телевизора заявил, что обладает пленкой, на которой эти переговоры зафиксированы, и передает ее в следственные органы. И тишина. Больше ни Павел Гусев, ни прокуратура, ни кто-либо другой об этой пленке не вспоминали.

Теперь предположим (просто предположим, не утверждая), что Борис Березовский действительно вел переговоры с боевиками. И даже больше. Что нападение боевиков на Дагестан было спровоцировано олигархом. Тогда выстраивается очень красивая многоходовая комбинация, разыгранная как по нотам.

Представим. В преемники намечается руководитель одной из силовых структур. Более того, человек, всю жизнь проработавший в силовых структурах. Для «раскрутки» его имиджа не подходит никакое, даже самое решительное действие в области политики или экономики. Нужна именно силовая акция. Для того чтобы очистить Чечню, то есть один из субъектов РФ, от бандитов, нужен повод в нее войти. Нельзя же просто так, спустя годы после первой чеченской войны, ни с того ни с сего ввести туда войска.

Чеченцы идут на абсолютно проигрышный шаг в атаке на Дагестан. Точнее, их провоцируют на этот шаг. Для отражения агрессии и ликвидации бандитских формирований стране нужен волевой премьер. Разумеется, из силовых структур.

Однако вести победоносную войну в течение года довольно затруднительно. Неизбежно затягивание конфликта и перерастание его в затяжную партизанскую (со стороны боевиков) войну с неизбежными потерями (со стороны федералов). Тогда и созревает план переноса выборов президента на более ранний срок. Вспомните слова Глеба Павловского. Единственным возможным преемником остается Владимир Путин, победоносно завершивший разгром бандитских формирований. Грозный взят. Война превращается в полицейскую акцию по выковыриванию боевиков из нор в горах

Остальные потенциальные кандидаты на должность президента сразу же остаются вне игры. Рейтинг Путина чрезвычайно высок, времени на сборы у остальных претендентов нет. Очень кстати сблизились сроки президентских и думских выборов, лидеров ОВР с их высоким в тот момент рейтингом измордовали до полусмерти. Ни Юрий Лужков, ни Евгений Примаков не рискнули подвергнуться вторично процедуре публичной порки и сняли свои кандидатуры из списка претендентов на Кремль.

Следующими в очереди оказались коммунисты. Им безальтернативно преподнесли должность спикера Думы и организовали помолвку с созданной за пару месяцев до выборов партией власти. Одновременно навсегда отбив у части электората желание голосовать за КПРФ. Геннадию Зюганову теперь отводится роль спарринг-партнера по ходу выборов президента.

Владимир Жириновский быстро присовокупился к этому союзу и может лишь изображать массовость в спринтерском забеге на пути в Кремль. Эта же участь уготована и Константину Титову, которого поддерживает «Союз правых сил».

Остается практически одна политическая фигура, не замешанная в политических интригах, не ангажированная Кремлем. Григорий Явлинский. Он вполне способен объединить вокруг себя силы конструктивной оппозиции, имея в виду не только электорат «Яблока», но и часть избирателей, голосовавших за ОВР и СПС. Интересно, какой ход кремлевские политтехнологи выберут для нейтрализации Явлинского? Впрочем, «черный пи ар» уже начал работать. «Отечность под глазами» трезвенника Явлинского в «Московском комсомольце» интерпретируют как «следствие невоздержанности в употреблении горячительных напитков». И это только начало.

Если какая-то часть общества опасается превращения Владимира Путина в диктатора, то виновата в этом «свита». Скоропалительный союз «Единства» с КПРФ и Жириновским «сработал» именно в этом направлении. Грубейшая акция, спровоцировавшая парламентский кризис в самом начале работы Государственный думы, будет иметь далеко идущие последствия. Решив тактические задачи, имиджмейкеры Кремля допустили стратегическую ошибку, которая еще долго будет негативно влиять на рейтинг кандидата в президенты Владимира Путина.

На образ диктатора «работает» и совершенно невнятная история с Андреем Бабицким. Кроме как желанием наглядно продемонстрировать всесилие силовых структур, объяснить арест журналиста с последующим обменом на солдат затруднительно. Похоже, что, используя корреспондента западной радиостанции, всем российским СМИ показали, «кто в доме хозяин».

«Я считаю свободную прессу одним из важнейших элементов демократического общества», – заявил в сентябре в интервью газете «Время МН» премьер-министр Владимир Путин. Исполняющий обязанности президента Владимир Путин, может быть, так и считает. Но считает ли так его окружение?

История с Бабицким, наезды на оппозиционную прессу различных государственных структур, среди которых замечена и налоговая полиция, настораживают сами по себе. Появление в самый неподходящий момент информации о полутора миллионах долларов, переправленных в Россию из арабских стран для подкупа журналистов на проведение антипутинской кампании, выглядит не только запущенной кем надо «уткой», но и предвестником репрессий. Интересно, кого же решили подкупить арабские страны? Может быть, председателя Еврейского национального конгресса России, владельца холдинга «Медиа-Мост» Владимира Гусинского? Он давно симпатизирует Григорию Явлинскому, а больше «мочить» уже некого.

Образ диктатора был заложен в самой идее выдвижения Владимира Путина в преемники. Сильная рука становится важнее, чем политическое лицо. Успехи в войне перекрывают отсутствие каких-либо программных установок. Жесткий образ создается искусственно и во многом помимо воли Владимира Путина. Если бы у него был характер невинного ангела, то и тогда ему пришлось бы играть отведенную роль

Убрав почти всех соперников, ближайшее окружение, доставшееся Путину в наследство от Бориса Ельцина, практически изолировало его от каких-либо политических сил. Возможное отсутствие оппозиции делает Владимира Путина весьма уязвимым. Если Борис Ельцин всегда имел оправдание в противодействии коммунистов, то Владимир Путин будет лишен такой возможности. Опереться можно только на сподвижников, на создавшую его Семью. И они с удовольствием подставляют свои могучие плечи, давая понять преемнику, что точно так же они могут их убрать.

То, что Ямал голосует за Виктора Черномырдина и проголосует так, как скажет Виктор Степанович, вполне понятно. Роман Абрамович легко покупает Чукотку, Борис Березовский делает то же самое с Карачаево-Черкесией. Анатолий Чубайс, Рем Вяхирев, толпа губернаторов, ожидающих очереди на изъявление верноподданических чувств. Александр Волошин и Глеб Павловский в качестве идеологов.

Из этого круга так просто не вырвешься. Косметические изменения в ближайшем окружении погоды не делают. Павел Бородин, мирно пересевший в кресло исполнительного секретаря союза России и Белоруссии, был слишком одиозной фигурой в связи с делом «Мабетекс», которым озабочена швейцарская прокуратура. Татьяна Дьяченко – имиджмейкер своего отца, естественно, должна была уйти с должности, но не из окружения.

Появились слухи об ослаблении симпатий между исполняющим обязанности и Глебом Павловским. Повторяющиеся намеки на недостаточные сборы РАО «ЕЭС» налогов «живыми» деньгами говорят о том, что и в отношениях кандидата в президенты с Анатолием Чубайсом тоже не все гладко. Наверное, это можно засчитать за попытку, хотя прорывом в плотном окружении назвать трудно.

Таким образом, если Владимир Путин останется в гордом одиночестве на выжженном его окружением политическом поле, то его не поймет никто – ни в стране, ни за рубежом.

Единственный выход для Владимира Путина – построение нормальной двухпартийной системы, где роль оппозиции должны сыграть либеральные социал-демократы. Беречь надо Владимиру Владимировичу хрупкий союз «Яблока», ОВР и СПС. Если его окружение, не дай Бог, разрушит и эту конструктивную оппозицию, то перспективы у исполняющего обязанности будут очень безрадостными.


Авторы:  Андрей СУХОМЛИНОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку