Светлана Ганнушкина: «Нельзя устраивать охоту на людей»

Светлана Ганнушкина: «Нельзя устраивать охоту на людей»
Автор: Кирилл НОСКОВ
17.08.2013

В Москве продолжаются массовые задержания нелегальных мигрантов, которые начались в конце июля после конфликта между полицейским и торговцами на рынке «Матвеевский».  Рейды на московских и подмосковных рынках проходят почти ежедневно. Тысячи людей задерживаются и сотни отправляются в палаточный лагерь в Гольяново и пункты временного содержания, где ожидают депортации на родину.

Редакция «Совершенно секретно» попросила прокомментировать происходящее известного российского правозащитника, председателя Комитета «Гражданское содействие», члена Совета и руководителя Сети «Миграция и Право» правозащитного центра «Мемориал», а также члена Совета при Президенте Российской Федерации по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека Светлану Ганнушкину.

— С чем связаны продолжающиеся «облавы» на мигрантов?

— Я думаю, отчасти это предвыборная компания. Поводом послужило избиение сотрудника полиции, хотя к мигрантам ситуация отношения не имеет. (Ред. — 27 июля 2013 на Матвеевском рынке в Москве в ходе задержания подозреваемого в изнасиловании 15-ти летней девочки на одного из полицейских было совершенно нападение гражданином РФ, уроженцем Дагестана) Нам показывают, что о нас «заботятся».

Все это совершенно ужасно, а эти облавы – настоящий позор. Людей хватают, не давая возможности забрать свои личные вещи, в том числе и паспорта, отвозят в ОВД, где держат до 14 дней. А ведь по законодательству их можно держать лишь 48 часов. Составляют протоколы неизвестно на кого. Тут же целая фонетическая проблема – очень трудно идентифицировать человека, даже если он честно называет свои имя и фамилию. Потому что это совершенно другой язык.

— А переводчиков приглашают при составлении?

— Да какие переводчики в отделении. Людей отвозят в суд, и судья, на основании протоколов, не зная точно, тот ли перед ним человек, выносит постановление, и сотрудники полиции отвозят человека в лагерь в Гольяново. А в лагере уже целая кипа этих постановлений, и непонятно какое на кого. Но ведь и обустройство лагеря, и содержание в нем мигрантов, и охрана – все  это оплачивается нашими бюджетными деньгами. Деньгами, которые могли бы быть потрачены на медицину или образование.Плохо это или хорошо, но раньше мигранты жили на самообеспечении. Пусть это был часто нелегальный труд, и надо каким-то образом решать эту проблему, решать, как её ввести в легальное русло. Но мигранты сами оплачивали свое проживание. В конце концов, они даже ездили на родину за свой счет. А сейчас будут депортированы за счет государства, то есть за счет наших с вами налогов. Задержав, им даже не дали возможность получить заработанные деньги, которые как раз и могли бы быть потрачены на их отправку домой.

Вот, депутат Исаев, бывший демократ, потом коммунист, а теперь единоросс, предлагает заставить их заработать на свой билет, но разве он не понимает, что организация рабочих мест – это колоссальные финансовые затраты. Фактически, он хочет заставить их заниматься тем, чем они занимались до попадания в лагерь, только теперь уже за счет налогоплательщиков. То есть мы не их наказываем в первую очередь, а самих себя.

— Он еще и ввести ответственность за побег из лагеря предложил.

— Да, за побег – расстрел, тут и говорить нечего.

— А каков правовой статус лагеря?

— Абсолютно никакого! Когда наш адвокат спрашивает:  «Это вообще что? Где я нахожусь, как это называется?», ей говорят: «Никак. Вы что, телевизор не смотрите? Просто лагерь». Когда во Вьетнаме услышали, что их родственников заключили в какой-то лагерь, там началась паника. Даже представитель посольства узнал о происходящем из СМИ, а ведь Вьетнам – дружественная страна. И узнав, они были в полной растерянности: «Мы не понимаем, что происходит, мы ведь стратегические партнеры с Россией».

— То есть никого не информировали?

— Никого. А что, полторы тысячи вьетнамцев – люди что ли? Примерно так они рассуждают. Засадили в лагерь и всё. Забыв, что у нас есть какие-то дипломатические отношения с этой страной. И так не только с ними. На новую начальницу УФМС по Москве Ольгу Кириллову это тоже свалилось внезапно — она мне сказала, что узнала о происходящем чуть ли не из прессы. Я поэтому и написала в Следственный Комитет с просьбой разобраться, в чью дурную голову это пришло, и наказать. Это преступление – организация такого лагеря. Мне пока не ответили, знаю только, что зарегистрировали обращение.

— Комментируя происходящее, руководитель московского главка МВД Анатолий Якунин заявил, что это связано с усилением борьбы с этнической преступностью. Как Вы думаете, может быть все это связано с увеличением количества преступлений, совершаемых иностранными гражданами?

— Я не вижу этого увеличения. Если открыть статистику МВД, из года в год они совершают в районе трех процентов всех преступлений в стране, в Москве от 15 до 17 процентов.

— Мне рассказывали, что на рынках задерживают абсолютно всех, даже людей с российским гражданством и московской пропиской, у кого все в порядке с документами.

— Вообще, когда идут такие безумные компании, под них подпадает кто угодно. Я с этим стакивалась, когда у нас был конфликт с Грузией. Хватали людей, смотрели российский паспорт и рвали его, потому что он там «-швили» или «-дзе». Я посетила тогда центр содержания иностранных граждан, куда их свозили, и там оказались в том числе и российские граждане, которых поместили лишь за то, что они родились в Тбилиси. Доходило до смешного: привлечен к ответственности один человек, а вину признает совсем другой -  с другой фамилией. Спрашиваю – «А вы держите-то кого? Кто задержан?». «А черт его знает», — отвечают.

Причем, в 2008 году такого как сейчас не было. Хотя ситуация была намного серьезнее…

— Как вы считаете, какие сейчас должны быть сделаны шаги со стороны общества и государства, чтобы разрешить эту ситуацию?

— Если говорить о системе, то хватит бороться с проблемами, надо их решать. А то мы все время только и боремся с чем-нибудь, а получается, как в той сказке про Братца Кролика и Смоляное Чучелко, с которым чем больше он боролся, тем больше в него «влипал». Ведь существуют научные методы, анализ, прогноз. Должен быть четкий взвешенный подход. Мы должны понять, чего мы хотим, что нам не нравится, какие есть пути выхода. Если нам не нравится, что у нас «тряпки шьют», то, может, наоборот стоит часть фабрик легализовать, чтобы государство получало налоги с этого? И, конечно, решить проблему нелегального труда иностранных граждан возможно только в процессе решения проблемы с коррупцией  в целом, которая, к сожалению, вросла уже во все поры нашего общества. Без этого все остальное бесполезно, потому что через полгода  на место депортированных придут новые, и все начнется заново. До следующих выборов.

Ну а если говорить об обществе, то оно должно выразить свое к этому отношение. Общество должно выразить свой протест против творящегося безобразия и возмутительного беззакония. Нельзя устраивать охоту на людей. Просто нельзя.

 

Фото: РИА «Новости. Палаточный лагерь в Гольяново


Авторы:  Кирилл НОСКОВ

Комментарии



Оставить комментарий

Войдите через социальную сеть

или заполните следующие поля

 

Возврат к списку